Руководство по транслитерации санскритские слова, которые имеются в английских словарях, обычно приводятся без диакритических знаков и курсива (на­пример: карма, мантра, йоги, йогини).


НазваниеРуководство по транслитерации санскритские слова, которые имеются в английских словарях, обычно приводятся без диакритических знаков и курсива (на­пример: карма, мантра, йоги, йогини).
страница1/21
Дата публикации07.04.2013
Размер3.02 Mb.
ТипРуководство
userdocs.ru > История > Руководство
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
РУКОВОДСТВО ПО ТРАНСЛИТЕРАЦИИ -
Санскритские слова, которые имеются в английских словарях, обычно приводятся без диакритических знаков и курсива (на­пример: карма, мантра, йоги, йогини). Для удобства читателей книги я старалась везде, где это возможно, использовать анг­лийские слова. В индийском контексте я обычно привожу в самом тексте или в примечании санскритский термин. Когда же контекст тибетский или гималайский, даются санскритский и (или) тибетский термины.

Тибетские слова даны в транслитерации по системе Уайли. Те немногие тибетские имена, которые встречаются в тек­сте, пишутся без дефисов и в соответствии с широко распрост­раненным и узнаваемым употреблением (например: Цонгкапа, Миларэпа, Речунгпа). В случае иных тибетских имен собствен­ных, таких как названия текстов, школ и менее известных лич­ных имен, тибетские слова пишутся в транслитерации и через дефис.

Последователи Тантры имеют множество имен, что порож­дает трудности в их идентификации, и особенно это касается обычая именовать людей в честь великих учителей прошлого. Эта трудность осложняется многообразием написаний, встреча­ющихся в санскритских и тибетских источниках. Поэтому было необходимо унифицировать имена при отсутствии уверенности в том, как они звучали первоначально.

Обычно тибетцы добавляют к санскритским именам суф­фикс -па, который помогает различать среди слов имена. Иногда я сохраняю этот суффикс, когда он стал частью общепринятой формы имени и читатели находят его именно в таком виде в других произведениях и указателях (например: Наропа, Луи-па, Тилопа), но в случае менее известных лиц и там, где это возможно, я этот суффикс опускаю.

Ссылки на издания санскритских и тибетских текстов, на которые опирается перевод, приводятся в концевых примеча­ниях. В большинстве случаев я обращалась ко многим вариантам, но в примечании указан только один, поскольку это облегчит задачу для любого исследователя, который пожелает проследить за ходом моей работы. Что касается тибетских ка­нонических текстов, мое первое предпочтение было отдано из­данию Деге (sDe-dge); однако в некоторых случаях по причи­нам доступности, удобочитаемости или значительных отклонений я делала перевод по другому изданию и указывала его в концевых примечаниях и в библиографии. Номера по изданию Деге, использованные в примечаниях и библиографии, соответ­ствуют каталогу Тохоку издания Деге, в то время как номера Пекинского издания и указания на листы соответствуют изда­нию Отани. Все переводы выполнены мной, за исключением тех, где имеются соответствующие сноски.
^ СТРАСТНОЕ ПРОСВЕТЛЕНИЕ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Поиски следов небесных танцовщиц

Всякий, кто станет читать тантрический текст или зайдет в тантрический храм, сразу же столкнется с ошеломляющим сон­мом поразительных женских образов. Он откроет для себя пан­теон женских будд и целое воинство просветленных существ женского пола, называемых дакини (dakinl). Дакини взмывают ввысь и летают, не стесняемые одеждами, с развевающимися волосами. Их тела изгибаются в танце, глаза сверкают страс­тью, восторгом и яростной силой. Почти слышишь мягкое по­стукивание их замысловатых костяных украшений и ощуща­ешь ветерок, поднимаемый их радужными шарфами, когда они парят над ландшафтом, приметы которого характерны для буд­дийской Тантры. Эти безудержные создания наслаждаются все­ми видами свободы. В тантрической литературе предстает об­раз йогини, наделенной магическими силами, всемогущей волшебницы, способной принимать какой ей вздумается облик, и просветленной женщины, которая одним лишь точным сло­ном или жестом может помочь человеку пережить проблеск пря­мого переживания реальности.

Эти женские образы с их духом свободы и кипучей страсти внушают ощущение совершенного владения духовной силой. Они пробудили мой первоначальный интерес к традиции Тан­тры и были путеводной звездой на протяжении всех моих ис­следований. Мне кажется, что йогини, — украшение тантри­ческой литературы, посылающие нам свои неотразимые взоры с образцов тантрической живописи и скульптуры, могут быть свидетельством роли женщин в буддийской Тантре — их исто­рического существования, духовного освобождения и мистичес­кой проницательности. Данное исследование явилось плодом моих поисков женщин, вдохновлявших и помогавших созда­вать эти влекущие женские образы.

Многие толкователи тантрического искусства и литературы утверждали, что положительные женские образы не отражают жизни или достижений реальных женщин. Историкам скорее представлялось, что тантрический буддизм был жестким направлением, в котором женщинам в лучшем случае отводилась маргинальная я подчиненная роль, а в худшем — роль су-пи, in униженных и эксплуатируемых. Преобладающая точка зрения заключается в том, что роскошным йогиням тантрической иконографии на человеческом уровне соответствовали пре­зренные проститутки и женщины низких каст, использовавши­еся в ритуальных целях. Такое мнение неудивительно, поскольку утверждения, недооценивающие духовную жизнь женщин, встречались во всех областях исторической науки, пока не были предприняты обширные исследования на эту тему. Например, похожие утверждения о низком статусе женщин в средневековой христианской Европе существовали до тех пор, пока несколько десятилетий назад первая струйка интереса к истории не превратилась в бурный поток всё более специализи­рованных и методологически разработанных исследований. По­добные утверждения напоминают мнение, сложившееся о жен­щинах австралийских аборигенов, которое было развеяно, когда этнографы открыли богатый мир женских мифов и ритуалов, где мужчинам не уделяется никакого места. Поэтому исходные предположения о маргинальном положении женщин в тантри­ческих сообществах не должны мешать более глубоким иссле­дованиям: они лишь подчеркивают необходимость дальнейше­го изучения этого вопроса. Данная книга бросает вызов преобладающей точке зрения о месте женщин в буддийской Тантре, выдвигая новые исторические и текстуальные свиде­тельства и приводя новые толкования центральных тем и поня­тий в свете этих доказательств. Существуют многочисленные свидетельства о том, что женщины принимали активное учас­тие в развитии Тантры. В тантрических жизнеописаниях мы видим портреты смелых, прямых, независимых женщин. Тантрические тексты предписывают уважать женщин, служить им и почитать в ритуалах. Литература Тантры знакомит нас и такими практиками, которые выполняют исключительно жен­щины, и с такими, в которых мужчины и женщины участвуют совестно. В теории Тантры выдвигается идеал сотрудничества, таких отношений между мужчинами и женщинами, которые направлены на освобождение. Там, где существовавшие Прежде оценки практик, учений, взаимоотношения полов и со­циальных групп были сочтены неадекватными, они были подвергнуты критике и либо изменены, либо отвергнуты, дабы пронести последующий анализ.

^ НАУЧНЫЙ КОНТЕКСТ

Буддийские исследования отстают от исследований в других областях в плане изучения проблем пола. Мужское доминирова­ние очень долго считалось постоянным и неизменным принци­пом в буддийской истории. Поскольку женщины присутствовали во все эпохи буддийской истории на протяжении двух с половиной тысячелетий и их присутствие неизбежно оказало влияние на становление этой традиции, вряд ли стоит пренебрегать этой гранью буддийской истории. Если речь идет об индо-тибетском буддизме, то некоторый прогресс в женском вопросе был достигнут в раннем буддизме, монашестве, и буддизме Махаяны. Следует также указать две статьи, в которых была начата серьезная дискуссия на тему положения женщин в индийской буддийской Тантре, а также работы, уделившие внимание тибетс­ким монахиням и йогиням-мирянкам.

Сосредоточиваясь на теме места женщин в буддийской Тант­ре в Индии, данная работа закладывает основу для проведения различия между отношениями полов на индийском этапе разви­тия этого учения и теми, что имели место в тибетской истории. Появление могущественных буддийских династий, консолида­ция жреческой иерархии, господствовавшей в экономической и политической жизни страны, введение системы перерожденцев, позволившей иерархам мужского пола воспроизводить себя без нужды в браке, и расцвет субкультуры затворничества — всё то так или иначе повлияло на роль женщин, но как именно, предстоит еще изучить. Более радикальные тантрические учения такие как те, которые включают в себя сексуальные прак­тики, встречали в Тибете сопротивление официальных кругов, что вылилось в наложение ограничений на перевод смущаю­щих текстов. Тем не менее, в Стране Снегов сохранился и расцвел весь спектр тантрических учений. Тантрический идеал объединения со всем и утопическое видение мужчин и женщин как спутников в духовных поисках — словно тлеющие угли, способные вспыхнуть, лишь только учитель или культурное окружение между сторонниками и противниками целибата, духовными властями и харизматическими лидерами, а также иерархические и эгалитарные тенденции весьма способствовали жизнеспособности тибетской традиции. В данной книге рассмат­ривается и то, насколько в Тибете помнят женщин-первооткрывательниц тантрического движения их духовные наследники и верят в их начинания.

Эта книга, стоя в ряду всё более расширяющейся литерату­ры о женщинах и религии, дает материал, необходимый для межкультурного исследования в таких областях, как объясне­ния пола, индивидуальности, тела, сексуальности и ритуала. В области феминистской теологии некоторые ученые выдвига­ют буддийские принципы, которые могут дополнять, обмени­ваться информацией с западным феминизмом, и главное, пред­лагать альтернативные модели личности и силы. Эти ученые — главным образом, Анна Кляйн и Рита Гросс — сосредоточива­ются на основных понятиях буддийской философии и психоло­гических откровений, таких как буддийское понимание отсут­ствия «я», взаимозависимость и опыт созерцания. Этот диалог может быть обогащен тантрическим пониманием воплощения, экстаза, а также трансформации страсти и интимной близости.

Одна из главных целей данной книги заключается в том, чтобы дополнить религиозную историю индийских женщин гла­вой о буддийской Тантре. В изучении женщин и религии в Индии, как и в других странах, прежние мнения пересматри­ваются и опровергаются благодаря пристальному вниманию к жизни женщин и к способам их самовыражения в религиозной сфере. Индологи прошлого были склонны рассматривать как нормативную и типичную лишь мужскую религиозность. Мно­гие факторы способствовали тому, что эти ученые не имели никакого представления о существовании религиозной деятель­ности женщин. Среди таких факторов — некритическое при­нятие сообщений информаторов при сборе материала, невольное участие в полемике, отсутствие доступа на собрания и религиозные практики женщин (особенно в таком весьма дифференцированном по признаку пола обществе, как индийское), а так же предпочтение письменных источников в ущерб изуче­нию ритуалов и устных традиций. Ученые начали документировать существование в Индии религиозных традиций, где роль хранительниц сокровищ культурного знания, ритуалов и ме­дитации, устных и местных традиций принадлежит женщи­нам. Впечатляющие результаты таких новейших изысканий показывают, что духовная история индийских женщин только начинает раскрываться.

Тантра как в индуистской, так и в буддийской ее разновид­ности представляется полем деятельности, где индийские жен­щины могли участвовать в религиозных занятиях свободно, се­рьезно и по собственной инициативе. Таково убеждение в первую очередь индийских ученых и таких представителей западной науки, как сэр Джон Вудроф и Лилиан Силберн, которые провели много времени в Индии в качестве тантрических уче­ников. Эти местные и западные ученые сообщают, что женщи­ны в тантрических традициях могут быть учителями (гуру) и исполнять ритуалы посвящения, а в некоторых тантрических линиях передачи, полученные от женщин-гуру, считаются даже более ценными. Кроме того, утверждают, что от тантристов-мужчин требуется уважать, почитать женщин и ритуально им поклоняться. Принимая во внимание обычно высокий статус женщин в тантрических сообществах, некоторые индийские уче­ные предполагают, что Тантра (как индуистская, так и буд­дийская) происходит от жриц и шаманок матриархальных ро­довых и деревенских общин.

Редкие сообщения из первых рук дают интригующие наме­ки на то, что женская традиция в Тантре жива. Например, свирепые тантристки традиции Шакта (sakta) и Вайшнава (vaisnava), отвечая на вопросы антрополога Бхоланатха Бхатта-чарьи, выказали полное отсутствие раболепства перед своими спутниками-мужчинами и развеяли все предположения, будто они практикуют Тантру ради кого-то иного, кроме самих себя.17 (Обирая антропологический материал о женщинах-аскетах в Бенаресе, Линн Дентон обнаружила, что тантристки не подчи­няются никаким социальным условностям и вольны откровен­но выбирать себе партнеров и образ жизни. Браджамадхава Гжаттачарья в духовной автобиографии описывает наставления и посвящения, которые он получил от своего тантрического Гуру — Женщины в Шафранном, торговки кокосами в его род­ном селе, которая давала ученикам посвящения и учила без помощи какого-либо авторитетного мужчины. Научные опи­сания сексуальной йоги в кашмирском шиваизме, выполнены индологомЛилиан Силберн, обогащенные учениями, которые она получила при посвящении, показывают полную равноценность посвященных мужчин и женщин в выполнении высоких практик кундалини (kundalinl), в которых оба партнера должны обладать достаточным мастерством и от которых они получают равное благо. Эти исследования, хотя и не напря­мую отвечают на вопрос о месте женщин в буддийской Тантре к средневековой Индии, подтверждают, что женщины могут быть активными, самостоятельными участницами тантрическо­го учения.

Эти положительные утверждения местных и других заинте­ресованных ученых не находят никакого отклика в западной науке, освещающей буддийскую Тантру. Описывая реформист­скую направленность этого движения, ученые подчеркивают его радикальные и уравнительные тенденции, однако, когда речь идет о женщинах, они говорят об их угнетении и эксплуа­тации, никак не объясняя такой вопиющей непоследовательности. Большинство западных исследователей убеждены, что подлин­ными, глубокими практиками Тантры были мужчины, а жен­щины лишь допускались к ритуалам, когда мужчинам требо­вались их «услуги». Эти авторы отзываются о тантрических йогинях уничижительно, даже презрительно:

^ Партнерша... в сущности, использовалась как средство дос­тижения результатов, которые обретал сам йогин.

Складывается впечатление, что они [мужчины] — главные действующие лица, а их спутницы — пассивные участницы, нужные только для того, чтобы способствовать возникнове­нию духовного прозрения со стороны [sic] йогинов.

^ В...Тантре ...женщина — орудие, чужеродный объект, не имеющий возможности взаимного или реального общения.

Цель садханы (sadhana) Сахаджаяны (Sahajayana)... уничто­жить женское.

^ Предполагается...что женщин привлекают для каждого отдельного случая и делают их участницами собрания.25

«Потаскушка», или долби (dombl), — женщина презираемой, шшкой касты дом, представительницы которой зарабатыва­ли на жизнь стиркой, торговлей и проституцией... Тантри­ческие йогины использовали их для выполнения сексуаль­ных ритуалов.

Роль, исполняемая в тантрических «оргиях» (чакра: cakra; тантрическое «колесо») девушками низкой касты и курти­занками, хорошо известна. Чем более порочна и развратна женщина, тем больше она подходит для этого ритуала. Их присутствие было необходимым для проведения психо­сексуальных ритуалов, а их поведение обычно было столь разнузданным и непристойным, что они по праву именова­лись ведьмами.

Подобные же заявления делались по адресу женщин и Тантры в целом:

Их отношение к женщине: ...ее следует использовать как ритуальный предмет, а потом отбросить. Главная роль женщин в тантрическом культе Шакта заклю­чается в том, чтобы служить партнершами (шакти: sakti; души: duti) мужчин-посвященных.

Все эти голословные заявления приводятся как нечто очевидное, без документальных подтверждений или анализа. Сценарий, предлагаемый этими учеными, всегда одинаков. Мужчины — это те, кто занимается духовными поисками, а женщины — «пас­сивные дополнения», которых «применяют», «используют» и «употребляют» как «ритуальный предмет» или «чужеродное тело». Разумеется, мужчины имеют духовные помыслы, а жен­щины — нет. Что касается поведения женщин, то их награжда­ют такими эпитетами, как «потаскушки», «распутницы», «по­рочные и развратные», «разнузданные и непристойные». Хотя этот сценарий, по-видимому, был придуман, чтобы возвысить мужчин как истинных практиков традиции, его непредусмот­ренным результатом стало создание образа жестоких, эгоистич­ных йогинов-тантристов, которые в погоне за своим духовным совершенством используют что угодно — даже тела других людей.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Похожие:

Руководство по транслитерации санскритские слова, которые имеются в английских словарях, обычно приводятся без диакритических знаков и курсива (на­пример: карма, мантра, йоги, йогини). iconШри Ауробиндо – Синтез Йоги
Знания мог в дальнейшем приступить к практике Карма и Бхакти- йоги и так со всеми путями. Предполагалось, что когда самосовершенствование...
Руководство по транслитерации санскритские слова, которые имеются в английских словарях, обычно приводятся без диакритических знаков и курсива (на­пример: карма, мантра, йоги, йогини). icon’книга’, как в слове
Порядок букв в целом совпадает с английским алфавитом. Три специфически шведские буквы – å, ä и ö стоят в конце алфавита. Буквы w...
Руководство по транслитерации санскритские слова, которые имеются в английских словарях, обычно приводятся без диакритических знаков и курсива (на­пример: карма, мантра, йоги, йогини). iconР. А. Сабиров Татарские слова, которые в Татарстане понимают без перевода
Сюда не включены такие лексические единицы, как «аллах», «мечеть», «падишах», «сабантуй», «хан», «шах», так как толкование их можно...
Руководство по транслитерации санскритские слова, которые имеются в английских словарях, обычно приводятся без диакритических знаков и курсива (на­пример: карма, мантра, йоги, йогини). iconКонтрольная работа по курсу «Русский язык и культура речи»
На примере 2-3 юридических терминов объясните разницу в толковании значения термина в толковых словарях русского языка и специальных...
Руководство по транслитерации санскритские слова, которые имеются в английских словарях, обычно приводятся без диакритических знаков и курсива (на­пример: карма, мантра, йоги, йогини). iconСтруктура рабочего времени в человеко-днях (часах) Пример 1
Пример Имеются следующие данные за апрель (в человеко-днях): работниками предприятия отработано 2884; целодневные простои 100; неявки...
Руководство по транслитерации санскритские слова, которые имеются в английских словарях, обычно приводятся без диакритических знаков и курсива (на­пример: карма, мантра, йоги, йогини). iconПранаяма Путь к тайнам Йоги Андрэ ван Лисбет
Книгу «Пранаяма. Путь к тайнам йоги» Андрэ ван Лисбета, по мнению Андрея Сидерского, можно смело отнести к последней категории. Многие...
Руководство по транслитерации санскритские слова, которые имеются в английских словарях, обычно приводятся без диакритических знаков и курсива (на­пример: карма, мантра, йоги, йогини). iconДень вторник. Мантра «ом намо бхагаватэ нарасимхадевайя». Это защитная...
...
Руководство по транслитерации санскритские слова, которые имеются в английских словарях, обычно приводятся без диакритических знаков и курсива (на­пример: карма, мантра, йоги, йогини). iconВ сетях Агни-Йоги
Как и многие из моих соотечественников, испытывая духовный голод после многих лет воинствующего атеизма, я бросился в пучину духовных...
Руководство по транслитерации санскритские слова, которые имеются в английских словарях, обычно приводятся без диакритических знаков и курсива (на­пример: карма, мантра, йоги, йогини). iconБез названия, но про йогу…
Йога, великое множество. Не могу не согласится, что человек имеет право на собственное мнение. Но многие, те, которые считают себя...
Руководство по транслитерации санскритские слова, которые имеются в английских словарях, обычно приводятся без диакритических знаков и курсива (на­пример: карма, мантра, йоги, йогини). iconСвами Шивананда Йога и Сила Мысли тройственная йога посвящается всем...
Многие работы Шри Свами Шивананды по различным системам йоги уже известны широкой публике. Настоящее издание содержит в себе анализ...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница