Выступление на VIII региональной молодежной научной конференции


Скачать 146.88 Kb.
НазваниеВыступление на VIII региональной молодежной научной конференции
Дата публикации20.04.2013
Размер146.88 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
Левая идея в ХХI веке

Выступление на VIII региональной молодежной научной конференции

«Российская цивилизация: история, проблемы, перспективы»
I.

ХХ век прошёл под флагом борьбы различных идеологий. На рубеже тысячелетий в стремительно меняющемся мире приходится сталкиваться с новыми неожиданными угрозами информационной эпохи. Политика, какой мы её знали в ХХ веке, закончилась. На смену ей пришли многочисленные рукотворные технологии, моделирующие виртуальную реальность, никак не связанную ни с масштабными идеологиями (как рациональным объяснением процесса истории), ни с человеком (носителем идеологии) как таковым. Глобальных проектов, способных мобилизовать массы, осознавшие себя в пространстве и времени, больше нет. Коммунизм (со всеми разновидностями социализма), как субъект мирового процесса, после поражения СССР в «холодной войне» перестал быть альтернативой западному либерализму. Планетарный баланс сил был подорван, пришло время говорить об однополярном мире и Новом мировом порядке. Победив соперника, либерализм и сам перестал быть политической теорией, за которую нужно биться, чтобы отстоять, но стал потребительской данностью. Сегодня эта данность стремится к безграничному контролю над умами людей посредствам информационных технологий, подчас полностью подменяющих собой социальную реальность. Но если торжество Нового мирового порядка – есть отказ от права на бытие всех народов, для которых неприемлем путь абсолютного доминирования англо-саксонской цивилизации, то необходимо поставить вопрос о глобальной альтернативе. Старые идеологии критиковали либерализм в ХХ веке, но теперь либерализма именно как идеологии нет, а значит, старые схемы больше не сработают. Своевременно предложенные доктором политических наук профессором МГУ Александром Дугиным разговор о новой Четвёртой политической теории (4ПТ) может быть начат только на основе системного анализа и осмысления истории ХХ века вне привычных идеологических клише. Деконструкция постмодерна – это серьёзная идеологическая задача. Историософия, добрый инструмент прошлого, тут бессилен, т.к. с концом парадигмы модерна (Нового времени) линейный ход истории смело может быть поставлен под сомнение. Западная цивилизация всё это время была в авангарде прогресса (модерна), в основе которого лежало материальное производство. Но разве мировой финансовый кризис перепроизводства, экологические катастрофы и исчерпаемость ресурсов в местах концентрации не говорят о системном кризисе модерна, о его скором конце? Общество производства товаров всё больше становится обществом производства информации. Мы убеждены в том, что Россия обязана дать достойный и ответ на вызов времени. Интеграция в глобальный мир оборачивается для нас потерей национальной идентичности, экономическим крахом и моральной деградацией. Либерализм в 90-е не прижился, а пост-либерализм грозит окончательным погружением нашей страны в бездну небытия.

II.

Левая политическая философия создавалась как антитеза либерал-капитализму, как попытка преодолеть этот исторический этап. При этом на самой ранней стадии развития коммунистического движения в нём выделилось два параллельных направления: первое – это утопический коммунизм, рассматривающий капитализм как абсолютное онтологическое зло, извращение бытия и настаивающее на тотальной альтернативе, а второе – эволюционистское направление, которое определяло капитализм как естественный и даже предпочтительный (по отношению к предыдущему) этап развития общества, но впоследствии настаивало на его преодолении при переходе на следующий уровень развития производственных сил. Именно это второе направление было развито в марксизме, а первое откликнулось в русском народничестве и скифстве, которые пытались концептуально осмыслить особенности русского социализма в духе самобытного исторического пути России. Отвергая закон линейного времени (поступательного развития в парадигме модерна), как нами уже было заявлено выше, можно рассмотреть коммунистическую утопию вне исторического контекста (как вещь-в-себе). Традиционное общество жёстко стратировало социум, пока модерн не принялся в революционном порядке всё и вся освобождать во имя нечеловеческой эксплуатации на материальном производстве, но это не означало кастового антагонизма, напротив, современным исследователям хорошо известны гармоничные общества примордиального коммунизма. Игорь Шафаревич в своей книге «Социализм как явление мировой истории» разглядел истоки левой идеи в первобытных обществах Востока, Египта и Месопотамии, а также в средневековых сектах. Именно этот эсхатологический миф, разоблачающий демиургический механизм отчуждения человеческого Труда от бездушного Капитала мог бы быть взят на вооружение Четвёртой политической теорией. «Капитал – буржуазия, либеральная демократия – олицетворил собой мировое зло, эксплуатацию, отчуждение, ложь и насилие. Труд – воплотил великую мечту и древнюю память об «общем благе», присвоение которого («прибавочная стоимость») злым меньшинством порождает все проблемы жизни. Труд (пролетариат) должен осознать парадоксы такого положения дел и восстать на своих господ, чтобы построить новое общество – рай на земле, коммунизм. Только это будет не «естественный начальный коммунизм», но искусственный, научный, где накопленный веками и тысячелетиями отчуждения дифференциал будет служить «коммуне», «общине». Мечта будет воплощена в жизнь» - объясняет А.Г. Дугин в своей статье «Этапы и проблемы в разработке Четвёртой Политической Теории» на сайте издательства «Арктогея».

С одной стороны, явными недостатками классического марксизма являются классовый подход, неспособный осмыслить бесклассовое информационное общество постмодерна, и вульгарный материализм, - так называемый «герменевтический круг» марксизма. Эти пункты 4ПТ отбрасывает. С другой стороны коммунистические тезисы обязаны быть использованы в новых условиях: ведь мы всё ещё находимся в условиях капитализма, а значит его социалистическая критика по-прежнему на повестке дня. Крупный европейский мыслитель, идеолог «новых правых» Ален де Бенуа в своей книге «Vu de droite» («Взгляд справа») предложил актуальную внеклассовую трактовку классического марксизма как периферийной антилиберальной идеологии.

III.

Сегодняшняя левая мысль развивается по трём основным направлениям: старые левые (марксисты-ортодоксы), новые левые (появились в 50-60-х г.г. ХХ века) и национал-большевики (левые националисты). К старым правым также нужно отнести социал-демократов и так называемых сторонников «третьего пути». Социал-демократов в нашем сообщении трогать не будем, они не представляют для существующего миропорядка серьёзной угрозы и по-большей части просто развлекают публику небольшим набором чисто экономических требований, серьезных теоретических разработок относительно новых условий постиндустриального общества не ведут. Социалисты «третьего пути» — это такое направление социал-демократов, которое перед лицом явного подъема либеральных идей в 1990–2000 годы решило пойти на компромисс с либерализмом. Теоретики этого направления (в частности, англичанин Энтони Гидденс) назвали его «третьим путем» — чем-то средним между классической европейской социал-демократией и американским (шире англосаксонским) либерализмом. Сторонники «третьего пути» предлагают идти на ещё более всеобъемлющий, компромисс с либерал-капитализмом. Наряду с троцкистами, такие «социалисты» являются настоящими ренегатами от левого движения. Подобную позицию разделяют и, так называемые, неомарксисты (один из самых ярких теоретиков - Иммануил Валлерстайн). Критикуя опыт СССР, они убеждены в том, что построение социализма в одной стране невозможно, а если нечто подобное произойдет в реальности, то это будет не социализм, но нечто совершенно иное. Чтобы пролетарская революция смогла победить, должен прежде осуществиться этап реальной глобализации, и при этом все страны должны стать частью единой капиталистической системы, – считают неомарксисты. Только после того, как буржуазная глобализация полностью реализуется и мир под управлением буржуазного интернационального мирового правительства станет единым, придет время мировой пролетарской революции. А любые попытки провести эту революцию в национальном масштабе, не дожидаясь полной глобализации, приведут к повторению советского опыта, а значит, к сталинизму и национал-большевизму. Это, в свою очередь, только отдалит перспективу «настоящей» пролетарской революции, а не приблизит ее. Поэтому неомарксисты и антиглобалисты, костяк которых состоит в большинстве своем именно из таких леваков, ориентированных в значительной мере на идеи Валлерстайна, критикуя глобализацию, вместе с тем убеждены, что она неизбежна и даже полезна как необходимое предварительное условие для осуществления революции. Отсюда все более частое употребление термина «альтерглобализм» (альтернативный глобализм) вместо «антиглобализм». Именно такая идеологическая конструкция теоретически обосновывает тактический альянс неомарксистов с либералами в тех случаях, когда речь идет о демонтаже суверенных национальных государств в либеральном ключе.

Новых левых – напротив, можно с уверенностью назвать одним из самых ярких и интеллектуально весомых течений современности.

IV.

«Новые левые» появились в 1950–1960-е годы в Европе на периферии левого фланга марксистов, троцкистов и анархистов. Наряду с трудами Маркса они активно пользовались и иными теоретическими и философскими источниками, в отличие от «старых левых» без колебаний вводя заимствованные элементы в собственные теории. Поэтому марксизм в этом направлении активно расширялся, постоянно сопоставлялся с иными философскими концепциями, развивался, переосмыслялся, подвергался критике — одним словом, стал объектом сконцентрированной рефлексии. На философию «новых левых» оказала влияние целая плеяда выдающихся философов современности – от Фрейда и Ницше, через Ж.П. Сартра (классика «новых левых»), в левое движение проникли глубокое влияние Мартина Хайдеггера и экзистенциалистская проблематика. Колоссальное значение оказал структурализм — от главного теоретика структурной лингвистики Фердинанда де Соссюра до Леви-Стросса. В философском смысле «новые левые» и были структуралистами, а со второй половины 1980-х, развивая этот философский импульс дальше, они перешли к «постструктурализму», переосмысляя свои былые взгляды. Таким образом, «новые левые» в отличие от старых левых начали системное критическое наступление на капиталистическое общество сразу по всем направлениям — от политики (события мая 1968 г. в европейских столицах) до культуры, философии, искусства, самого представления о человеке, рассудке, науке, реальности. В ходе этой огромной интеллектуальной работы «новые левые» пришли к выводу, что капитализм не только «социально-политическое зло», но фундаментальное выражение глобальной лжи относительно человека, реальности, разума, общества, и, следовательно, в капиталистическом обществе как в результирующем моменте концентрируется вся история отчуждения. «Новые левые» реанимировали идеи Руссо относительно «доброго дикаря» и предложили развернутую панораму того идеального общества, где нет места ни эксплуатации, ни отчуждению, ни лжи, ни подавлению, ни вытеснению, по аналогии с архаическими группами, которым свойственна «экономика дара». Анализ «новых левых» показал, что новое время не только не реализовало на практике свои «освободительные» лозунги, но сделало диктатуру отчуждения еще более жесткой и отвратительной, хотя и скрытой за «демократическим» и «либеральным» фасадом. Так сложилась теория Постмодерна, основанная на том, что в самой основе картины мира, науки, философии и политических идеологий, сложившихся еще на заре эпохи Модерна или по ходу ее развития, лежат натяжки, погрешности, заблуждения и «расистские» предрассудки. Это привело к пересмотру философской традиции Нового времени с «разоблачением» тех механизмов, которые концентрируют в себе узлы отчуждения. Подобная практика получила название «деконструкции», что предполагает внимательный и тщательный структурный анализ контекста, откуда произошла та или иная идея, с подробным вычленением содержательного ядра из пласта пафоса, морализаторства, риторических фигур и сознательных передергиваний. М.Фуко в «Истории безумия» и «Рождении клиники» показал, что современное отношение к психическим расстройствам и, шире, к болезни как таковой носит все признаки интеллектуального «расизма», «апартеида» и иных тоталитарных предрассудков, что становится очевидным в приравнивании больных к преступникам и структурном тождестве пенитенциарных и терапевтических учреждений, на первых этапах Нового времени бывших одним и тем же. Буржуазное общество, несмотря на его мимикрию и «демократический» фасад, оказывается обществом «тоталитарным» и «дисциплинарным». Причем центром этой либеральной диктатуры «новые левые» признают глубинные и почти никогда не ставящиеся под сомнения нормативные представления о рассудке, науке, реальности, обществе и т.д., а не только те или иные политические и экономические механизмы, которые есть далекое следствие более глубоких механизмов отчуждения. В этом состоит главное отличие «новых левых» от «старых левых»: «новые левые» ставят под сомнение структуры рассудка, оспаривают основательность концепции реальности, разоблачают позитивную науку как мистификацию и диктатуру «академических кругов», резко критикуют концепцию «человека» как «тоталитарную абстракцию». Они не верят, что можно что-то изменить путем эволюции в левом ключе существующей системы, но также оспаривают эффективность радикального марксизма, замечая: там, где он должен был победить, такого не происходит, а там, где побеждает, это не ортодоксальный марксизм (от Троцкого они заимствуют критику сталинизма и советского опыта). В поисках субъекта Четвертой Политической Теории (а им, - как утверждал Дугин в своей лекции о русском национал-хайдеггерянстве, вполне мог бы быть хайдеггеровский Dasein (Вот-Бытие) как комплекс экзистенциалов, или разработанный Жильбером Дюраном концепт «воображения» (l'imaginaire)), - мы должны смело заходить на новый «герменевтический круг», что неизбежно заставит нас обратиться к философии «новых левых». Итак, «новые левые» формулируют обширный проект будущего, в котором центральное место занимают: отказ от рассудка (призыв к сознательному выбору шизофрении у Делёза и Гваттари); отмена человека как меры вещей («смерть человека» у А.-Б. Леви, «смерть автора» у Р. Барта); переход к новым формам спонтанного и спорадического бытия («ризома» Делёза); а также ряд близких к либертарианству тезисов в духе легалайза наркотиков и преодоления сексуальных табу. Обобщающим манифестом для «новых левых» можно считать книгу А.Негри и М.Хардта «Империя», полную упрощённых тезисов. Глобальную капиталистическую систему Негри и Хардт называют «Империей» и отождествляют с глобализмом и американским мировым господством, на смену которому, - по их мнению, грядёт победоносная революция фриков, трансвеститов и интернет-пользователей (креативных множеств). Эта тема неоднократно обыгрывалась в кинематографе в популярных фильмах «Матрица», «Бойцовский клуб» и т.д. Либерализм «новые левые», подобно марксистам, оценивают более положительно, чем предшествующие ему формы. «Новые левые» оказали сильнейшее влияние на движение антиглобалистов, либертарианцев, городских автономов, субкультуры сквоттеров и флэш-мобберов, а постмодернизм как художественный стиль, стал мейнстримом современного западного искусства.

V.

Классический национал-большевизм – это теория и политическая практика русских патриотов и консерваторов, принявших и признавших Советское государство в качестве исторической формы России и правопреемницы Российской Империи. Национал-большевики не принимали коммунистическую идеологию, но признавали историческую заслугу большевиков в восстановлении сильной государственности, защите целостности и независимости России, пресечении сепаратизма окраин и поползновений внешних агрессоров (национальный неевропейский проект). Термин введен немецким консервативным революционером Эрнстом Никишем, а в русские условия адаптирован бывшим патриотом-белогвардейцем Николаем Устряловым. В отличие от марксистской ортодоксии и вариаций социал-демократии, это сложное идеологическое направление пока исследовано слабо. Большинство национал-коммунистических движений, партий или режимов, которые, по сути, исповедуют и реализуют именно эту идеологическую модель, чаще всего не декларируют этого напрямую, и считают себя «просто коммунистами», «марксистами-ортодоксами», строго следующими учению коммунистических классиков. Парадокс в том, что ортодоксальный марксизм допускал успех пролетарских революций только в развитой индустриальной стране. Россия в начале ХХ века была страной неразвитой и аграрной. Ленин и Троцкий, волюнтаристски опираясь на фанатичную группу пассионариев, настояли на том, что пролетарская революция возможна и в России. Кроме того, по Марксу, пролетарская революция не могла произойти только в отдельно взятой стране. Ленин и Троцкий настаивали на том, что могла. Таким образом, русский большевизм с самого начала отклонился от канона весьма существенно. Этот факт в советском руководстве тщательно старались скрыть и никогда не подвергали концептуальному анализу, самовольно подгоняя реальность под умозрительные догмы. Еще более радикальным был подход Иосифа Сталина, который не просто провозгласил осуществление пролетарской революции в отдельно взятой стране, но и принялся настаивать на том, что в этой отдельно взятой стране, не дожидаясь Мировой Революции, можно построить социализм. В этом он натолкнулся на критику со стороны Троцкого и прочих «ортодоксальных марксистов». Национал-большевизм существовал в СССР, коммунистических Китае, Корее, Вьетнаме, Албании, Кампучии, а также во многих коммунистических движениях третьего мира — от мексиканских «чиапос» и перуанской «Камино луминосо» до Курдской рабочей партии и исламского социализма. Левые — социалистические — элементы присутствовали во многих маргинальных политических явлениях (левый итальянский фашизм в его ранней футуристской фазе и Итальянская социальная республика, левый антигитлеровский национал-социализм братьев Штрассеров или антигитлеровское подполье национал-большевиков Никиша и Шульце-Бойсена и т.д.). До сих пор многие политические движения, например в Латинской Америке, вдохновляются именно этим комплексом идей, а политические режимы Кубы, Венесуэлы или Боливии (Эво Моралес — первый правитель Южной Америки, имеющий индейское происхождение) или Ольянта Умала, сторонники которого близки к захвату власти в Перу, и иные национал-коммунистические движения являются полноценными политическими реалиями. «Везде, где у коммунизма есть реальный шанс, там мы имеем дело с левыми идеями, помноженными на национальные (этнические, архаические) энергии и осуществляющимися в условиях традиционного общества» - считает один из идеологов русского национал-большевизма А.Г. Дугин.

Смысл левого национализма, по Дугину, состоит в мобилизации локального архаического начала на то, чтобы вырваться на поверхность и проявить себя в социально-политическом творчестве. Социалистическая теория при этом служит своего рода «интерфейсом» для этих энергий, которые без него вынуждены были бы остаться строго локальным явлением, а благодаря марксизму — пусть своеобразно понятому и проинтерпретированному — эти национальные энергии получают возможность сообщаться с иными аналогичными по природе, но иными по структуре явлениями и даже претендовать на универсальность и планетарный размах, преобразуя благодаря социалистической рациональности разогретый национализм в мессианский проект. С теоретической точки зрения в явлении национал-большевизма мы имеем дело с коммунизмом, перетолкованным в духе архаических эсхатологических ожиданий, глубинной национальной мифологии, связанной с ожиданием «конца времен» и возвращения «золотого века» (карго-культы, хилиазм). Тезис о справедливости и «государстве правды», на которых построена социалистическая утопия, осознается религиозно, что пробуждает фундаментальные тектонические энергии этноса. История СССР показывает, насколько грандиозной может быть реализация этого проекта, а Китай и сегодня в изменившихся условиях — всё больше акцентируя именно национальную составляющую своей версии социализма — доказывает свою невероятную эффективность.

VI.

В заключение поговорим о левом движении в современной России. Если в нашей стране когда-нибудь и существовали старые левые, то никакой теоретической школой они точно не представлены. А вот неомарксизм, ориентированный больше на западных леваков - как марксистов-ортодоксов, так и анархо-коммунистов и левых либералов, чем на советское прошлое, к сожалению, в последнее время можно кое-где разглядеть. Окончательного оформления это движение пока не получило, но уже успело проявить себя в акциях антиглобалистского и экологического толка. А также в среде объединённой либеральной оппозиции. В этом движении наряду с коммунистической риторикой, акцент ставился не столько на борьбе с капитализмом, сколько на требовании гражданских прав и свобод, на разнообразных экологических и демократических лозунгах.

Национал-коммунисты в России представляют собой в электоральном плане огромное социально-политическое течение, флагманом которого неизменно выступает КПРФ. Национал-большевистский компонент в теоретическом плане не в полной мере осмыслен их руководством, но на уровне риторики российские коммунисты во всех смыслах предстают как националисты-консерваторы. По словам Г. А. Зюганова, КПРФ выступает за сотрудничество с православной церковью и провозглашает в качестве высших ценностей Государственность, державность, верность нравственным устоям, национальным корням и геополитическим приоритетам. Подобные заявления, согласитесь, трудно вписать в левый дискурс.

Однако, уже всем, как нам, кажется, сегодня ясно, что России надо идти своим собственным путём, ведь мировой экономический кризис – это только начало. Сменить глобальную рыночную парадигму развития не так просто, и двигаясь от кризиса к кризису, от одной финансовой пирамиды к другой, глобалистская экономика и структуры постиндустриального общества лишь усугубляют ситуацию. Уклониться от постмодерна в оной «отдельно взятой стане» у России тоже вряд ли получится. Ведь с распадом СССР, как уже говорилось выше, стратегический баланс сил на планете сместился на Запад. Та же участь постигла и идеологии прошлого. В такой ситуации будущее России напрямую зависит от наших усилий по выработке Четвертой политической теории – идеологии возможного будущего Глобального революционного альянса несогласных с концом истории, пост-либерализмом и диктатурой однополярной гегемонии США. Чтобы решить насущные проблемы - глобального экономического кризиса, противодействия однополярному миру, сохранения и укрепления суверенитета и т. д., - необходимо обратиться к философским основаниям истории, совершить метафизическое усилие. Потому, что постмодерн – это не только и не столько экономический тупик, постмодерн коренится в логике забвения, в отступлении современного человека от своих отологических бытийных и экзистенциальных основ. На духовный вызов нельзя ответить ни хитростью, ни инновациями, ни ростом доходов от продажи сырья. Нам не дано предсказывать будущее и знать как будет проходить процесс создания новой идеологии революции, но определённо можно сказать, что это общее, а не индивидуальное дело. И в этом вопросе нам очень могут помочь интеллектуалы разных политических партий и движений, которые столь же остро осознают напряжение нынешнего момента и так же отчаянно ищут выхода из мирового идеологического тупика. И левые интеллектуалы будут в авангарде этого процесса.

__________________________________________________________________________________________

Источники:

1. Александр Дугин «Четвертая политическая теория» (Амфора, 2009 г.), глава 4. Трансформации левых идеологий в XXI веке;

2. Александр Дугин «Этапы и проблемы в разработке Четвёртой Политической Теории. Часть II»;

3. Александр Дугин «Левое движение России: закономерный тупик» («Однако» # 6 (115), 10.03.2012)

4. С.Г. Кара-Мурза «Русский коммунизм» ("Наше время", 1-10-2006);

5. Сергей Строев «Национальный коммунизм»

Михаил Учитель

Похожие:

Выступление на VIII региональной молодежной научной конференции iconУчастников международной научной конференции: «Кавказ: проблемы реинтеграции...
«Кавказ: проблемы реинтеграции социокультурного пространства и вызовы региональной безопасности» к научной общественности и молодежи...
Выступление на VIII региональной молодежной научной конференции iconЗаявка на участие в VIII международной научной конференции «менталитет славян»

Выступление на VIII региональной молодежной научной конференции iconМатериалы и доклады IV молодежной научной конференции по проблем...

Выступление на VIII региональной молодежной научной конференции iconКонкурс проводится Региональной молодежной общественной организацией...
Президент Региональной молодежной общественной организации «Лига студентов Республики Татарстан»
Выступление на VIII региональной молодежной научной конференции iconПрограмма Всероссийской научной конференции Череповец 25 26 октября...
Доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории Гуманитарного института чгу
Выступление на VIII региональной молодежной научной конференции iconИнформационное письмо
Вас принять участие в работе Всероссийской научной конференции с международным участием для студентов и молодых ученых (магистрантов,...
Выступление на VIII региональной молодежной научной конференции iconПрограмма и пригласительный билет научной конференции студентов технологического
Управление научных исследований Самарской государственной сельскохозяйственной академии приглашает Вас принять участие в работе научной...
Выступление на VIII региональной молодежной научной конференции iconКраткое содержание предстоящей конференции
«ПолитИст» (г. Екатеринбург) приглашает вас принять участие в работе в viii-й заочной научно-практической конференции по теме «проблемы...
Выступление на VIII региональной молодежной научной конференции iconПрограмма II всероссийской научной конференции 29 сентября 1 октября...
Регламент II всероссийской научной конференции «Психология сознания: современное состояние и перспективы»
Выступление на VIII региональной молодежной научной конференции iconОргкомитет конференции
На участие во Всероссийской научной конференции с международным участием «Россия и Болгария: история и современность». 23-24 марта...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница