Теоретически существует полнейшая возможность счастья: верить в нечто


Скачать 133.59 Kb.
НазваниеТеоретически существует полнейшая возможность счастья: верить в нечто
Дата публикации26.04.2013
Размер133.59 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы


Теоретически существует полнейшая возможность счастья: верить в нечто

нерушимое в себе и не стремиться к нему.

- Франц Кафка.

Основано, на реальных событиях.

герои:

Урсула - Катя Л.

Начальник стройки Данко - Денис Г.

Арно - Андрей П.

Мотя - Матвей З.

Адольф - Артём С.

Лествичка - Полина Я.

Вади - Дима В.

Глава I

[Июль 2010 года.

Кому-то очень одиноко.

И сердце крошится до жути.

И как нужны друг другу люди.]

Жизнь. Разговоры о жизни обычно заходят в тупик или никогда не кончаются. Да, но мы всё же поговорим о моей жизни. Она в принципе ничем не отличается от жизни любой другой девочки, если не учитывать то, что я Мэри. Я - истинная Мэри. Как понять эту фразу? Да никак. Если вы со мной не знакомы и не общались хотя бы часа, то думаю, вам будет очень тяжело усваивать реальность этого текста. Каждый мой день начинается с подъёма и осознания того, что: "Детка, этот мир очень жесток и если ты не встанешь сейчас, то тебе будет только хуже."

Несмотря на лето, я вставала в полдевятого и погружалась в соц. сети. Я там ничего и не делала, кроме того, как смотрела фильмы. О да, за то лето я очень обогатила свой список под названием "просмотренные фильмы". Но, к сожалению, все эти фильмы были хоть маленьким предложением связаны с любовью. Возможно после того как стало киноманкой или просто пошёл дождь, мне стало одиноко. Одиноко не физически, а в душе. Больно, противно до ужаса, что я одна. Я одинока в этом мире и никому не нужна кроме своей матери. Но мама это конечно хорошо, но немного не то. В моей жизни чего-то не хватало. Денег? Возможно, но не то. Дружбы? Нет, она у меня есть, Урсула. Здоровья? Чего - чего, а здоровье у меня точно хватает. Любви? Нет, нет... хотя. Нет, знаете, вот любви-то и не хватает. Той девственно - чистой платонической любви.

Глава II

[Любовь-это наркотик.

Любимый человек-это доза.

Когда нет рядом любимого человека, наступает ломка ...]

А начиналась всё очень хорошо. Я его любила, как-то по-особенному, это было нельзя назвать любовью. Я просто дружила его. Мы встречались и поначалу наши встречи проходили, как у застенчивых пятиклассников. Вначале он боялся прикоснуться ко мне, а я боялась задержать свой взгляд на нём. У нас не было общих интересов и мы просто не знали о чём поговорить и несли всякий бред. Не думаю, что я тогда была влюблена, но почему-то меня к нему тянуло. Я чувствовала, что в нём что-то есть, хотя в тот же момент не понимала, зачем мне он. Мы продолжали, как бы дружить друг друга. Его частые и долгие взоры я начала признавать, как за обычно и важные ритуалы. Но однажды я поняла, что слишком увлеклась его вниманием, а взамен ничего не делаю. А точнее сказать не догадалась, а он мне сообщил об этом. В своём письме он утверждал, что устал от моего безразличия и не хочет такой жизни. После этого письма, он перестал совершать свои ритуалы, и только тогда я поняла, что не замечала всего того, что он для меня делал. И вот тогда мне стало очень плохо. Я не находила себе места, я всё думала и думала, как же мне вернуть его любовь. Только после нескольких бессонных ночей, и только тогда, я ощутила страх, боль и в тоже время страсть. Вот тогда я поняла, что люблю. Возможно, я влюбилась в человека, а в отношение этого человека ко мне. Но он сам был виноват, да и я не была безгрешна, я пользовалась его любовью. Спустя некоторое время от него пришло сообщение, и он писал, что не может без меня, что я ему очень сильно нужна, что любит и всё! Я же, не помню, обрадовалась ли я этому сообщению или нет, но оно сильно задело моё сердце, ведь он недавно утверждал, что не уверен в своей любви, а сейчас уже пишет, что нужна. Меня как-то пугала, скорость решений которых он принимал. Я думала, что он это не серьёзно, но тогда в голове всплывала мысль: "Зачем любить если не навсегда?" Но я пыталась откинуть все те нехорошие мысли и побуждения, и у меня это получилось. Вскоре он написал, что хочет начать "роман" и утвердился, серьёзны ли мои намерения. Я же ответила положительно. Господи, какое же счастье я ощущала в тот момент, ну почти счастье. Меня беспокоило несколько мелочей, во-первых, как сообщить об этом родным и, во-вторых, как, как, как пойдут отношения. О, как прошла наша первая встреча, это было странно, он пригласил меня на киносеанс, а я пришла прямо на последнем звонке. Он весь сеанс пытался прикоснуться ко мне, но поскольку я очень "недоступная" я пыталась укрощать его желания. Если вспоминать про первый поцелуй, то он случился довольно поздно и как-то "невзначай". Но про него нельзя сказать, что этот поцелуй был не сладок. Просто он был обыкновенным и не совсем выражением чувств. Всё началось с того, что мы погрузились в большое, мягчайшее, цвета ванильного мороженного кресло, позже наши руки сплелись в нежный узел, и мы наслаждались друг другом. Когда же мы остались один да один со своими желаниями, то кажется, мы превратились в неописуемых извращенцев. Он склонился надо мной, не спросив разрешения на поцелуй... И вот это произошло, это было, как мягкий щипок, как пудрой по щекам. Что было дальше я уже и не припомню, ибо я уже не ведала, что творю. Дальше наша судьба поднималась по лестницы счастья, но почему-то конца не было видно. Наши отношения взбирались по лестнице судьбы, но тут лестница стала ломаться. И с каждым разломом ступеньки ломалась не только новые, но и всё старые ступеньки пред ними. Восстанавливать этот путь было ужасно трудно. В один момент мне показалось, что я совсем не смогу восстановить лестницу, но ремонт удалось завершить.

Я была ужасно изнурена, оставалось починить лишь одну подпорку, но я решила сделать перерыв, ибо мои силы были нещадно малы. Я повесила табличку, что в отпуске, но о-о-очень маленьким шрифтом. Естественно её никто и не заметил, почти никто. Но он, он не признал мой отпуск. Я карала себя за то, что не достроила лестницу до конца... После. Я лежала на кровати, руки были раскинуты и тело готовое взлететь на небеса, слёзы текли по моим щекам, увлажняя подушку, а давно остывший чай, жаждал попасть хоть куда-нибудь лишь бы не находиться на этом паршивом полу. Всё казалось мне болью. Болью из ничего. В моём подсознание не было другого варианта, как не вернуться обратно на стройку отношений. Я закончила свой отпуск досрочно звонком начальнику. Он поднял трубку и услышал мой слабый, слегка нервный голос. Сказал, что не желает меня больше видеть и твердил, чтобы я забрала своё сердце и уходила. А я? Нет, я упорно сопротивлялась. Я боялась думать о другом, т.к. это могло бы сбить меня с толку. Когда я увидела его в последний раз, то ко мне подступили слёзы, которые никого не потрясли и ма-а-аленькая бумажечка с надписью "реквием..." перешла из моих рук в его. Не знаю, может он её сжёг, но я бы хотела, что бы он её сохранил и так обо мне вспоминал. Этим аккуратно завёрнутым листочком, я как бы подписала себе приговор.

Глава III

[все эти ваши "умру-без-его-ресниц" -

элементарны, Ватсон, как дважды два.

чувство не измеряют ни в "падать ниц",

ни в мастерстве из букв составлять слова.

это не то, когда в трубке - голос родной,

а оглушительный страх потери сети.

это - открыл в человеке второе дно,

и не просто открыл, а смог его посетить. – Стэф.]

22 июня 2012 гада. За окном не известно, какая погода, потому что моя жизнь заморожена. Я не чувствую ничего кроме боли, почти ничего. Но до сих пор во мне живёт маленький уголёк любви и не затухает. Мои друзья старались мне помочь разгореться пламени моей души, но у них плохо получалось. Я не могла не о чём думать. Но теперь я вспомнила про него. Про того загадочного одноклассника, который поразил меня только, как я услышала его фамилию. Я дала волю чувствам, ибо не могла больше терпеть пожирание самой себя. Я набрала номер, покрывшийся лёгкой пыльной плёнкой и... и этого я не ожидала. К телефону никто не подошёл. Это был ещё один удар, по уже заживающей ране. Тогда я решила, что должна выдержать до завтра, должна перетерпеть. Дальше я ничего не помню, ибо чувств было взахлёб. Помню лишь, что звоню ему с вокзала и говорю, что благополучно села в поезд. Он ждёт меня на пироне, а я глазами пожираю часы, высчитывая секунды. Я даже подсчитала, что когда ты дозваниваешься до кого-то телефонный звонок длиться чуть больше минуты, а гудки раздаются ровно через каждые пять секунд. И вот, я выхожу с поезда, с мыслями главное не броситься на него. Глазами пытаюсь его найти, но с ужасом понимаю, что его нет. Но понимаю, что ничего страшного, если человек опаздывает, у него есть на это веские причины и я стала смиренно ждать. К моменту его появления я продрогла до ниточки. И наконец, он тут и мы пошли прогуляться, мне сразу же стало тепло. Это так банально, но это правда. И действительно стало тепло. И тут я поняла, что ему ничего не должна, он не будет меня ревновать к каждому, нам есть о чём поговорить и пускай он не прикасался ко мне, но я это чувствовала. Но тут подступил такой момент, который не должен был проявляться. Он заговорил о своих чувствах, а точнее об их отсутствии. И дальше не трудно догадать, у меня вырвалось море из глаз. От него последовал односложный вопрос: «Ты что, плачешь?» Обычно меня это успокаивало, но на этот раз только добавило мне эмоций. До этого вопроса я могла бы внятно что-то сказать, но после... я даже... я... Он крепко прижал к себе, и я ощутила тепло его плоти. О боже, какое тело, на нём наверно нет, не единого изъяна. В такие моменты и вправду хочется сказать, что оно девственно чисто, но это было не так. Мы стояли посреди дороги, перекрывая обычное движение пешеходов. Теперь я поняла, что меня уважают. Дальше мы продолжали путь, и я не замечала все этих прикрас архитектуры. По пути домой я думала о его обещании. Думала, что бы ни обманул меня. Всё это время я жила в ожидании звонка, но в итоге я получила жалкую смс-ку и то, гласившую о том, что мы не сможем встретиться в намеченное время. Наверное, вы понимаете, что чувствует человек, которому вскрывают рану уже не первый, и не второй раз. Я была зла на него, но тут меня начали давить чувство боли и любви. Я превратилась в костёр, который затухает без дров.

Но вскоре это прошло, точнее в костёр подлили жидкости для розжига, и он снова начал полыхать. Мы снова встретились с начальником стройки. И странно, но я подумала хорошо, что он больше не претендует на мою вечность. Я уже больше не чувствовала той тяги, не была такой милой и им увлечённой девочкой. Но что-то осталось, и это была страсть. Точно, и я не шучу. Меня поначалу это испугала, и я старалась её подавить. И если бы я уничтожила страсть, до последней капельки крови, то не случилось бы того, что случилось. Я вела себя как обычно, но в моё поведение были ниточки похоти, эти ниточки, как на потёртых джинсах, вылезали отовсюду. И в силу своей тоски он поддался. Он легко сдался, очень легко. Он деликатно подвёл разговор к концу и спросил:

- Мы всё обсудили, и могу ли я идти?

- Мы всё обсудили, но я хочу, чтобы ты остался.

- Нет, мне нужно идти.

- Я прошу тебя...

- Так останови.

- А ты уверен, что ты не будешь жалеть об этом.

- Нет, не буду.

- Точно?

- Так ты хочешь или нет?

И я как можно сильнее впилась в его сладкие и манящие губы. Этот поцелуй, о он был, как множественный оргазм. Он был чертовским. Я не могла остановиться, а лишь изредка прерывалась, чтобы захватить свежего воздуха. Не знаю, он, наверное, длился несколько часов. Вначале мы просто сидели на ступеньках парка и баловались друг другом. Выкурив, одну он предложил встать. Прижатая к лестнице, я целовала его так страстно, как никогда ещё не целовала. Я чувствовала, что это мой последний поцелуй. И тогда я решила позволить себе всё. Мне было плевать, что скажут прохожие или бы вдруг появившиеся друзья. Я стала пускать в ход руки и тогда не удержалась, и они соскользнули вниз. Они уже были на нижней части торса, а он подтолкнул. И тогда я прикоснулась к его члену. Мои шаловливые пальчики и при поцелуе он даже забылся и возможно прибывал в каком-то другом мире счастья и наслаждения. Но мои часы прервали нас. Мне нужно было идти, ждала подруга. Чёрт я бежала к Лествичке со всех ног и вспоминала каждую секунду того момента.

Глава IV

[Ты – черное ухо у белого Бима,

твой мир по краям опалён...

...Мне нравится быть не взаимно любимым -

Я сам не взаимно влюблён!.. – Стэф.]

Я знала, что это был один лишь миг, мгновение страсти, секунда исполнения желаний. Но не хотела это осознавать. Я каждое утро просыпалась с надеждой, что он позвонит. И с каждым утром понимала, что любя одного я причиняла боль другому. И...я не знала, что делать. Я люблю их обоих. Я боялась пойти к Арно. Думала, что если ему расскажу, он подумает, что я шлюха. Что я такая продажная. Но я люблю Арно и я бы приняла его мнение, какое бы оно не было. Я позвонила. Долго ждала. Ещё ждала. И ещё. А потом встретилась и я этого ожидала, но не желала.

Я приехала, но его не было. Когда я присела на скамью, то разные мысли стали меня охватывать, я бросилась на поиски успокоительного, но с ужасом поняла, что забыла его дома. Но потом я судорожно начала разглядывать прохожих. Их было не много и я даже начала складывать истории. Но меня всё же прервали. Раздался звонок и это был он. Не мог меня найти. Я стала оглядываться и увидела знакомое лицо. Я не могу описать эмоции, потому что у меня их не было. Дальше мы долго гуляли, он как бы устроил мне экскурсию. Не могу сказать, что я его внимательно слушала, но мне было приятно его слушать. Я всё больше и больше убеждалась в том, что люблю его. Но по дороге обратно, я поняла, что он нет. Он меня не любит. Я для него лишь друг, разбивший ему когда-то сердце. Я умоляла его хотя бы об одном шансе. А он сказал самую жестокую фразу в моей жизни: «Тебе просто нужно пережить любовь ко мне». Я больше не могла сдерживать слёз. Как он может такое говорить. Как?! Как он смеет. Он же знает, как мне больно. А может он этого и добивается? Но я не желала это слышать. А он продолжал утешать и говорить, что я сильная и что я буду счастлива. Но нет. Мне было так больно, больнее, чем было тогда, 22 июня 2012 года.

Дальше всё продолжалось довольно беспристрастно. Всё было не насыщено любовью. Всё было, как-то наиграно. Он часами дискутировал со мной, избегая малейших моментов сближения. Он не был похотлив, он не был влюблён, он не был зажат и не был раскован. Всё было слишком просто. Первый поцелуй произошёл довольно просто и так же мы расстались. Когда я была дома, его роза уже завяла. Не чувствовала я его не чувствовала. Всё закончилось сообщение, как собственно и началось.

Глава V

[Мир помешался на сексе и омномном,

мол, всё равно мы все в декабре

помрём. - Стэф]

На дворе стояла солнечная погода, но ветер мешал вспоминать о лете. Я вышла из дома с опозданием, но не опоздала в кое-то веки. Пришлось ждать Мотю. Адольф сказал, что он сменил свой стиль и причёску, но это было не сильно заметно. Мотя приехал в почти, что зимней куртке и весь его вид говорил: «Привет всем, я только что с Северного полюса!» Несмотря на отдельные моменты, встреча прошла хорошо, хотя нет, если вы хотите узнать про эту встречу спросить кого угодно, но только не меня. Я просто углубилась в изучение Мотинского плеера и ушла в какой-то мир, мир, где нет людей и нет мыслей, только чувства и моё сердце. Как же мне было хорошо, и я даже не замечала, как Мотя проявляет нежность. «Мы лежим на траве у прозрачной воды, высоко в синеве проплывают киты, задевая космический невод. Позабудь хоть на миг, кто есть я, а кто есть ты. Пусть два лёгких облака станут одним где-то на краешке неба» - Флёр. Так всё и было. Мы лежали на траве и наслаждались. Но это завершилось раньше, чем я думала. Он сказал, что это лишь миг, который останется им и ничем более. Прости...

Да что же все хотят меня разбить. Я что ваза вам какая-то. Нет. Меня невозможно разбить, не посмеете. И с этого момента я решила, что не буду больше отвергнутой, никогда. Я буду молчать о том, что люблю, пока не пойму, что это от меня не хотят. Я буду жить любя в тайну. Что буду жить для кого-то, кто даже не будет этого знать. Буду существовать, чтобы помогать людям со счастьем. Да простят меня все любящие, аминь.

Глава VI

[давай будем

порознь.

на разных концах одной ветки прокуренных буден,

но все-таки

будем. - Стеф]

Да третьего сентября 2012 года я существовала по какому-то алгоритму, то есть вообще не жила. Всё было таким монотонным и механическим, что на счастье не оставалось времени. Но после, мне поступил зов о помощи. Это был Данко. Его затянуло в омут печали и ненависти. Он был так окован цепями, что самостоятельно ему было уже не выбраться. Я с радостью вызвалась ему помочь, но только меня беспокоило, беспокоит, и будет беспокоить, то, что у него я не единственный человек и далеко не первый. Почему именно я? Но мои сомнения рухнули или притихли под давлением пут, обвивавших Данко. Что бы ему помочь, нужно было хорошо подумать, ибо путы эти не материальны, а духовны. И тогда я начала усердно размышлять и в голове даже появилось пару идей, но это были малейшие попытки и ничего более. И тут я вспомнила, что пообещала себе об отвергнутости. После мы сговорились. Он меня уже ждал. Он ждал всеми клеточками его тела, в принципе, как и я. И всё повторилось, как раньше. Парк. Скамейка. Тропинка. И сигаретный привкус. Но меня кое-что насторожило. Он сказал, что хочу ли я с ним ещё встречаться. И добавил, что это не серьёзно, а просто так, для размышления. Я ответила, «нет», но вскоре меня всё больше и больше волновал этот вопрос, чем ближе я была к своему дому, тем больше сомневалась в правильности своего ответа. Да и в конце концов, когда я приехала домой я совершила глупость, я сказала ему об этом, сказала, что снова влюбилась. Да и на этот раз я не могла ошибаться, нет, не могла. Всё говорило об этом. Но я нарушила своё обещание, сказав ему это. Я не хотела говорить, ибо не должна была этого делать. Я сказал лишь потому, что не хотела его обманывать. После, я пообещала, что беду молчать о любви и может она пройдёт.

Наутро девятого, я поняла, что это не любовь, это просто страх потери. Я испугалась, что не смогу его больше просто обнять. Что не будет больше таких встреч, как бы с нежностью, пускай фальшивой, но нежностью. Страх, как-то начал усиливаться и нарастать с каждым часом. Ещё утром я была уверенна в том, что ничего не чувствую, а к вечеру следующего дня поняла, что это не страх. Я не знаю, что это было, а могу лишь сказать... Всё началось со случайно брошенной фразы и даже не им, а человеком, который не имеет к этому никакого отношения. И когда я услышала эти слова, меня начало бросать из крайности в крайность. Я не хотела осознавать, что они реальны, а старалась превратить их в сказку. Я как можно сильнее углубилась в дела, друзей, плеер, себя, но ничего, абсолютно ничего не заглушало этих слов. Они были, как капли красного вина на платье и чем дольше я с ними существовала, тем сложнее их было вывести. Как-то я попыталась их выкинуть из головы, и на какое-то время у меня это получилось, но вскоре они вернулись ко мне. И всё повторилось. Я не знаю, не могу предположить, почему я так страдала. Всё было как тогда, 22 июня 2012 года. Все те ножи, как будто вернулись на круги своя, то есть в меня. И Данко опять сделал мне больно. Да он этого не хотел, он искал счастье. Я сама виновата в этой боли. Сама себя подтолкнула, но он... как я могу терпеть. Я решила, что, не смотря ни на что нужно ему сказать о себе, что со мной и попросить помощи. Я взяла бумагу и ручку, слова трудно шли, но они были точными. Я не сказала, что люблю, ибо не ведала что это за сила. Я заклеила конверт, положила в сумку. В школе, я не старалась его найти, напротив избегала. Я так и не решилась отдать письмо, а последней ступенькой к этому послужило одно обстоятельство. Прозвенел звонок с урока, и я пошла, встречать подругу. Тихонько села на скамейку и принялась создавать эскиз открытки. Из группы вышли мальчики и одним из них был Данко и Вади. И Данко спросил:

- Что ты делаешь?

- Да так ничего.

- А это что?

- Дали задание нарисовать открытку.

- А ясно. А подожди, а что ты тут делаешь?

- Урсулу жду.

- Нет, не может быть. Вас не могли отпустить раньше.

- Значит, могли, если я здесь.

- Нет, тебя выгнали с урока! Что ты натворила?

- Да ничего.

- Давай признавайся!

- Ничего я не делала!

- Ты мне не веришь? - Посмотрела на него и засмеялась.

- Да мне нельзя верить.

- А то! Так что ты натворила?

- ...

А дальше я побежала за подругой, показывать ей своё творение. И тогда, я увидела его честные глаза, которые были счастливы, они переполнялись радостью, как и его голос, улыбка и душа. Да, как ни странно, я чувствовала и, к сожалению, понимала это. Но я не могла ответить тем же. Тоска переполняла меня изнутри и лилась через край, сердце щемило, а слова довались плохо. Всё с чем я соприкасалась, окутывалось печалью. Теперь моя жизнь была от выходных до выходных. И тогда я попросила Данко о помощи, но сделала огромнейшую ошибку, сказав, что мне не нужна скорая помощь. Сказала, только что хочу иметь надежду, но одной надеждой я не могла быть сыта, но должна.

(не закончено)


Похожие:

Теоретически существует полнейшая возможность счастья: верить в нечто iconМазурка
Никому не секрет, что в мире существует множество видов танца. Если верить подсчетам специалистов, их на настоящий момент времени...
Теоретически существует полнейшая возможность счастья: верить в нечто iconШамбала Чогьям Трунгпа Священный Путь Воина
Учение Шамбалы по названию легендарного гималайского царства счастья и справедливости открывает возможность просветленной жизни каждому...
Теоретически существует полнейшая возможность счастья: верить в нечто iconШамбала Чогьям Трунгпа Священный Путь Воина
Учение Шамбалы по названию легендарного гималайского царства счастья и справедливости открывает возможность просветленной жизни каждому...
Теоретически существует полнейшая возможность счастья: верить в нечто iconГуманистическое направление в теории личности
Гуманистическая психология направление в психологии, признающее своим главным предметом личность как уникальную целостную систему,...
Теоретически существует полнейшая возможность счастья: верить в нечто iconХазрат Инайят Хан Алхимия счастья Алхимия счастья Цель жизни Назначение жизни Искусство личности
Каждое удовольствие, которое кажется счастьем, сулит счастье с внешней стороны, поскольку является тенью счастья, но так же, как...
Теоретически существует полнейшая возможность счастья: верить в нечто iconНасчёт, верить мне, или нет?
Насчёт, верить мне, или нет? Так это личное дело каждого. Хотя я мошенником, вроде бы по суду признан. И, тем не менее, верят…
Теоретически существует полнейшая возможность счастья: верить в нечто iconРуководство по обретению счастья
Не оста­навливайтесь! Эта книга, написанная участницей и соавтором фильма «Секрет», станет вашим надежным проводником к собственному...
Теоретически существует полнейшая возможность счастья: верить в нечто iconСемь советов Пабло Пикассо, как сделать жизнь увлекательнее и интереснее
Это прекрасная цитата, потому что она не просто велит вам "верить в себя". Она объясняет, почему, чтобы действительно что-то сделать,...
Теоретически существует полнейшая возможность счастья: верить в нечто iconМайкл Аргайл психология счастья 2-е издание Москва • Санкт-Петербург...
А79 Психология счастья / М. Аргайл. — 2-е изд. — Спб.: Питер, 2003. — 271 с: ил. — (Серия «Мастера психологии»)
Теоретически существует полнейшая возможность счастья: верить в нечто iconМайкл Аргайл психология счастья 2-е издание Москва • Санкт-Петербург...
А79 Психология счастья / М. Аргайл. — 2-е изд. — Спб.: Питер, 2003. — 271 с: ил. — (Серия «Мастера психологии»)
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница