Сказка о милостивой судьбе


НазваниеСказка о милостивой судьбе
страница8/16
Дата публикации11.03.2013
Размер1.87 Mb.
ТипСказка
userdocs.ru > История > Сказка
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16

Автор. То, что смещение внимания мож­но использовать для снятия боли, — это му­ра. У меня часто появляется ощущение, что подобное смещение вообще является осно­вой психотерапии. Во всяком случае, часто я ничем другим не могу объяснить наступ­ление улучшения, кроме как тем, что просто фокус внимания смещается с одной пробле­мы на другую. Первоначальная проблема при этом может тихо исчезнуть...

^ Настоящий мужик. А может и остаться?

Автор. А может и остаться, но меняется отношение к ней.

Настоящий мужик. «Теперь я этим гор­жусь»?

Автор. Именно. Нет, действительно, час­то то, с чем к тебе пришли, исчезает начис­то, причем неизвестно, почему, будто бы только из-за того, что внимание перешло на другое. Но это другое — оно неостановимо, оно уходит вдаль. Решишь одно — появляет­ся третье... И у меня возникает чувство, что я работаю каким-то Коньком-горбунком. Вот приходит ко мне человек, рассказывает о проблеме, а я: «Это службишка, не служ­ба!», потом опять: «Это цветочки», а уж ко­гда он доходит до чего-то настоящего, гово­рю: «Теперь ты сам»'. И дальше помогаю, ко­нечно, но идет он сам, потому что он идет туда не знаю куда и ищет то не знаю что, и ответов на эти вопросы я уже сам не знаю, то есть знаю — для себя... И помогаю я в ос­новном просто верой: это можно сделать, другие сделали, и ты можешь, иди, иди...

^ Настоящий мужик. И он доходит?

Автор. Да, обычно да. Или исчезает — на год, на два, на пять. Потому что это путеше­ствие, которое нужно совершить. Не в этой жизни- — так в следующей.

^ Настоящий мужик. Вы верите в следую­щие жизни?

Автор. Нет; но в этом смысле— да.

Дух Востока (витая вокруг).. Нельзя ос­таться на обочине Пути.

^ Идут домой: вчетвером.

Розовая девушка. Знаете, мне так понра­вилось... Они втроем, или даже их четверо, и это так здорово... А я вот одна, одна. Иду осенью в лес собирать листья — ну сколько

я соберу? Десять или сто, все равно, очень мало. На каждом листе свой рисунок, а я од­на, и я увижу их так мало, а рассмотрю не­сколько, а запомню один. И вот эти ли­стья — они как-то все вместе, они одно и то же, а я...

^ Пофи. И тебе от этого грустно?

Розовая девушка. Грустно и жалко, и мне кажется, что я чего-то не замечаю... что я искусственно отрезаю себя... И мне поэтому нравится сказка: там меня несколько, ну не меня, но все равно, и мы как-то вместе боль­ше можем: один пилу тащит, другой бутер­броды...

^ Пофи. Как говорит дедушка Фрейд, на­ше нынешнее чувство «я» — лишь съежив­шийся остаток какого-то широкого, всеобъ­емлющего чувства.

Дух Востока (витая вокруг). Ничего себе съежившийся остаток!

Психолог-милашка. Но ведь мы на самом деле одиноки. Я думаю, что большинство психологических проблем порождаются тем, что мы не хотим принять самых основ­ных условий нашего существования — ну, как бы таких экзистенциальных постулатов. Их несколько. И первый — это то, что мы в конечном итоге одиноки. Никто не разде­лит наших последних тайн, и смерти в кон­це концов не разделит. Во-вторых, мы смерт­ны. Еще мы свободны. А это значит, что мы ответственны за собственную жизнь. И, на­верное, то, что у нашей жизни нет единого доказуемого смысла. И все это просто нуж­но принять, как закон тяготения. А жалко — конечно, жалко. Хотя мне, например, не очень.

^ Розовая девушка. А я хочу летать.

Пофи. Кто не обломался, тому предсто­ит. (После паузы). Хотя я тоже хочу летать. И мне иногда кажется, что у меня получает­ся. Эти законы — они хороши, но уж больно звучат по-школьному. Как-то слишком пра­вильно. Правильно — значит просто, а про­сто — значит, можно придумать что-то дру­гое. Мы и одиноки, и нет... Вообще эти ва­ши экзистенциальные законы — они где-то далеко живут, я тоже там бываю, но не очень часто. А часто я бываю совсем в других мес­тах, и там совсем другие законы. (Пауза.) Я бы не читала сказок, если бы их не было.

^ Строгая учительница. Да, сказки все вре­мя вмешиваются в реальность, как ты их ни гонишь: уж вроде все вокруг тебя реально, сплошные кастрюли, сковородки, пеленки, конспекты, но вдруг раз — оказываешься в сказке. Почему?

^ Дух Востока (витая вокруг). Сказки-ме-тастазки...

Пофи. Вот и выходит, что этих истин больше: и еще одна, наверное, это то, что мы нуждаемся в сказке.

Психолог-милашка. В иллюзии?

Пофи. Нет. В сказке, которая жива не потому, что напоминает реальность или как-то ей служит, а просто сама по себе. Как осенние листья.

^ Розовая девушка (улыбается). Спасибо тебе.



Ящер

1

Это был не дракон, а ящер. | В образе человека, покрытый тяжелой зеленой чешуей. Странно сплюснутая голова совсем как тыква кверху сужа­лась, как луковица, и на самом верху из нее высовывались какие-то нити, как бубенцы на шляпе. Сам ящер говорил, что это зубцы врожденной короны, а люди шептались, что это антенны для связи с бесовской силой.

Ящер был жестоким правителем города Чанъ, где судьба человека была подобна судь­бе мухи. Нищета и безразличие владели го­родом; каждый день на площади кого-то казнили. Ящер, блестя чешуей, как кольчу­гой, гулял по своим владениям и играл чело­веческими жизнями.

^ Каждый год ящер женился на новой де­вушке, устраивая для этого специальный праздник на той же городской площади.

2

Хитрый механик Ю Ченъ прибыл в город как раз накануне такого праздника. Двести дворников отмывали до блеска городскую площадь. В темном городе горело лишь не­сколько окон; одно из них, конечно, принад­лежало невесте.

^ Ю Ченя схватили и доставили к ящеру почти мгновенно. «Кто ты и откуда?» облизнулось жестокое чудовище. «Я меха­ник Ю Чень, объяснил пришелец. Я поднимаю слабых и успокаиваю сильных». Ящеру понравился ответ, и он стал по обыкновению играть с тем, кого прочил себе на ужин. «Удиви меня своим искусством, мастер, и я подарю тебе бесценный пода­роктвою собственную жизнь!»

«Хорошо», сказал мастер и скинул ме­шок. В мгновение ока он выстроил на полу макет города Чаня. «Ухты! заволновался ящер. Но для меня самое главное это люди!»

«Держи!» —- крикнул мастер и бросил в город пригоршню солдатиков. Они быстро разбежались по улицам и подворотням. «Ой, кто это?» удивился ящер. «Это твои но­вые подданные, объяснил Ю Чень. По­пробуй поиграть с ними, и ты поймешь, что они лучше старых».

Ящер, никогда не-игравший в солдати­ков, опустился на пол и самозабвенно погру­зился в игру. Она и вправду нравилась ему больше старой: солдатики были послушнее людей, и убивать их можно было без счета.

^ Утро застало ящера на полу, в пылу оче­редной баталии, и когда за ним явились сва­дебные генералы, он прогнал их, а затем приказал запереть все двери своего дворца.

3

С того дня жители города Чаня уже не видели ящера. Они долго не верили своей рух­нувшей с неба свободе, но наконец собрали

свои пожитки и покинули город своего дет­ства. Самые смелые перед тем карабкались на стены дворца, чтобы через окно увидеть ящера, игравшего в солдатики.

Давно исчез хитрый механик Ю Чень; давно обезлюдел город Чанъ. Но вот во дво­рец к ящеру явилась молодая девушка. Ящер, уставший от игр, открыл ей дверь; он улы­бался. Пришедшая девушка была его послед­ней невестой, но он неузнал ее.

«Я пришла отомстить тебе за оскорбле­ние, сказала девушка. Ты променял нас и меня! на солдатиков». Она вы­тащила нож и ударила ящера в сердце.

Это было время линьки, когда чешуя бы­ла мягкой. Нож вошел будто в масло, и пре­жде бесчувственное сердце стало кровото­чить. Девушка бросила нож и убежала.

4

Ящер пошел вслед за ней. Из приоткры­того сердца Kanaka кровь, и там, где она по­падала на землю, вырастали цветы и тра­ва. Он долго шел, покинув родной город; кровь капала реже, но из многих капель вы-расталуже не один цветок, а целая поляна.

Так прошел он по земле, удивленный тем, что ему открылось. На­конец кровь перестала капать. Как в тумане, он принялся строить мост над глубокой про­пастью, смутно думая, что взорвет его, как только на нем соберут-



сялюди. Но вбт он закончил мост, помосту пошли пешеходы, а он сидел в стороне, безу­частно на них глядя, а потом встал и ушел. Он вскоре одумался и принялся копать коло­дец, чтобы отравить его. Но опять он по­тратил слишком много сил на подготовку; и когда колодец был готов, он так устал, что ушел и уснул, а потом уже не стал ис­кать свое творение.

^ Слишком велика была охватившая его тоска; он должен бът с кем-то поделиться. Он отправился в горный монастырь. «Что мне делать, на мне столько грехов и кро­ви?» спросил он у монаха. «Не вижу», отвечал тот. «О, на мне много, много крови людей. Я весь в грехах». «Я не вижу, по­вторил монах, ни крови, ни грехов».

5

Ящер вышел. Вокруг был голод. Он почти обрадовался этому, так как знал, что де­лать.-Он стал рыскать по округе, отыски­вая пищу и раздавая ее голодавшим живот­ным. Но пищи с каждым днем становилось все меньше. Ящер бродил по округе, голодный и грязный; те, кому он не приносил пищи, боялись его и прятали детей.

Однажды он лег спать под деревом, не зная, день был или ночь. Он проснулся от того, что на него что-то упало. Как собака, он бросился на этот предмет и сомкнул че­люсти. Вдруг рот наполнился сладким со­ком.-Это был плод раскинувшегося над ним дерева ящер посмотрел вверх и этот плод нес жизнь ему и многим лесным обита­телям.

Месяц ящер разносил плоды по норам и дуплам. Каждый день плоды появлялись за­ново. Дерево цвело без устали. Ящер носил и носил. Через месяц голод кончился. Лес на­полнился ягодами и грибами. Ящер подошел к любимому дереву, и последний плод упал к его ногам. Больше на дереве их не было; оно отдыхало. Ящер не знал, как отблагода­рить прекрасное дерево. Он повязал вокруг ствола красную ленточку, принес и вылил под него ведро воды, но больше ничего не придумал.

6

Еще неделю он прожил в этом лесу, и ко­гда лес оделся красками и перестал блестеть голодными глазами, он опять оказался один. Ничто ему не угрожало, он бродил по лесу вдоль и поперек и от нечего делать научился слушать. Тогда он понял, что шептали ему цветы, когда он просыпался на поляне или под деревом. «Вернись!» «Вернись домой, ящер!» «Где тепло и дом, где все тебя ждут вер­нись, любимый!» Теперь он слышал это со всех сторон, он тряс головой, но звуки на­полняли воздух вокруг и сердце.

^ Он пошел к своему любимому дереву просто так, там он чувствовал себя спо­койно и спросил: «Они все просят меня вернуться. Скажи мне, куда?» И дерево про­шелестело: «Глупенький, ведь дом стоит над домом. Выбери один и ступай». И еще оно добавило: «Прости меня, но сними, по­жалуйста, свою ленточку. Она мешает мне расти». Ящер присмотрелся: быстро потол­стевшая кора была уже шире ленточки, и та врезалась в затекшую древесную кожу.

Со стыдом он сорвал свой подарок, поце­ловал след на коре и опять ушел. Он навсегда ушел из тех мест, где его окольцевала юность.

А куда он ушел?



7

Он ушел домой. Он спокойно прошел по месту, где когда-то правил: города не было. Все искусственное распалось. Он стал еди­ным комочком жизни; мир признал его за своего.

Кто ты?

Ящер.

— Где ты живешь? —. Здесь.

Маленькая калитка; львенок, играющий у дверей дома. Прощай, хитрый механик Ю Чень. Прощай, бывшая невеста. Кормящее дерево, нежная трава прощайте! .

Остаются трава, дерево, ящер.



Маленькая теоретическая глава №10 ^ СКАЗКИ ПРО СЕБЯ

Когда мы работаем с ребенком, мы знаем или делаем вид, что знаем, куда мы хотим его привести. Простой пример — боязнь темноты: нам известно начальное состоя­ние — страх, и конечное — страха нет; таин­ственен лишь путь перехода. В случае себя самих картина обычно другая. Большинство сказок, которые сочиняют про себя взрос­лые люди, имеют начало и середину, но не имеют конца.

Это значимое различие.

Давайте посмотрим, что придумывают те самые взрослые, когда их просят рассказать сказку про себя.

«Жил да был маленький паровозик. Его сделали, чтобы он приносил пользу людям. Па­ровозик это знал и очень гордился собой, когда возил вагоны из одного пункта в другой. Но когда он прибывал на станцию назначения, люди занимались вагонами, а его отводили на запасной путь, где он оставался в одиночест­ве иногда по многу дней. От этого паровозику становилось грустно. Однажды он взял от­пуск и решил покататься по свету. Но скоро обнаружил, что может ездить только по

тем же рельсам, где ездил всегда. И вот он едет, едет...» .

«Одна маленькая девочка умела говорить на языке листьев', трав, птиц и зверей. Она только не умела говорить на языке звезд, а именно со звездами ей хотелось общаться больше всего. Она росла, но почему-то звезды становились все дальше от нее, хотя она тя­нулась к ним изо всех сил. А с листьями разго­варивать было уже не так интересно».

<<В маленьком озере жил крокодил, очень красивый, приятный такой... Очень он там хорошо жил, кушал вкусно, на прогулки ходил, к знакомым, в гости... Так продолжалось мно­го лет. А потом пруд высох и крокодил ис­чез. Никто не знает, куда он делся».

Каждая из таких сказок содержит очень много информации об ее авторе. Давайте приведем пример, как можно проанализи­ровать такую сказку, то есть перевести эту информацию на язык психологического устройства личности: ценностей, убежде­ний человека, его стратегий действия и в ко­нечном итоге жизненной программы, сце­нария (об этом сказка часто говорит в пер­вую очередь). Заметим, что такая работа вовсе не направлена на излюбленное в пси­хотерапии изменение, вмешательство, ин­тервенцию. Просто два человека — автор и помощник — или, как мы привыкаем иг­рать, клиент и терапевт — аккуратно обсуж­дают друг с другом, какие возможные объяс­нения могут иметь те или иные сказочные ходы и персонажи. Присутствие помощни-

ка терапевта полезно не столько потому, что он что-то такое специальное знает, но про­сто потому, что он другой и, соответствен­но, может замечать скрытые пресуппозиции (неявные убеждения, принципы и т.п.), ко­торые самому человеку кажутся самооче­видными («А как может быть иначе?»). Кри­терием правильности анализа служит мнение самого человека. Терапевт лишь предлагает, обсуждает, рассказывает о возможных вари­антах.

Думая о том, какой пример анализа сказ­ки был бы самым ярким, я копался в запи­сях, воспоминаниях; все реальные сеансы, самые яркие для участников, на бумаге бледнеют и съеживаются. В конце концов я решил провести такой сеанс с самим собой. Многие из сказок этой книги безусловно являются сказками про меня. В качестве те­рапевта я выбрал дедушку Фрейда. Ну и пусть он говорил моими словами. Пусть это был совсем не тот дедушка Фрейд, — не их дедушка, а мой!

г Дедушка Фрейд. Какую сказку вы хоти-

| те выбрать?

Автор. Конечно, можно какую-нибудь старую, с которой уже более-менее все по­нятно и говорить не страшно. Но мне было бы интереснее взять новую. Если честно, я уже выбрал. Это сказка про ящера. В ней есть вещи... которые я не совсем понимаю. И к тому же меня тревожит ее конец.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16

Похожие:

Сказка о милостивой судьбе iconСказки
Нравственный урок. Воспитание добрых чувств. Речевая зарядка. Развитие мышления и воображения. Сказка и математика. Сказка и экология....
Сказка о милостивой судьбе iconВладимир Пропп. Исторические корни Волшебной Сказки
Прямое соответствие между сказкой и обрядом. 120 • Переосмысление обряда сказкой. 120 • Обращение обряда. 121 • 10. Сказка и миф....
Сказка о милостивой судьбе iconКнига первая далекая и близкая сказка На задворках нашего села среди...
В очередной том серии «Проза века» вошла лирическая повесть в рассказах известного российского писателя В. Астафьева «Последний поклон»....
Сказка о милостивой судьбе iconСказка о царе Салтане и др. 4 смена 2 отряд
Эпизодические роли в клипе «Монстр в Париже» и пьесе «Сказка о царе Салтане и др.»
Сказка о милостивой судьбе icon-
Правдой. Т. о., можно сказать, что Сказка — это все-таки Быль, но для определенного Мира, для определенной Реальности. Если Сказка...
Сказка о милостивой судьбе iconОн рассматривался преимущественно как микрокосм, в своих человеческих...
В античной философии он рассматривался преимущественно как микрокосм, в своих человеческих проявлениях подчиненный высшему началу...
Сказка о милостивой судьбе iconКультурная программа XIII выставки-ярмарки народных художественных...
Знакомство с Центральной экспозицией выставки – лучшие изделия из коллекции Ассоциации и вновь разработанные изделия промыслов, представленные...
Сказка о милостивой судьбе iconПо делу разрешены вопросы о судьбе вещественных доказательств
Судья                                                              Дело №22-1406/12
Сказка о милостивой судьбе iconНе сказка, верьте

Сказка о милостивой судьбе iconГарольд Шерман Сила внутри нас!
Перестаньте сокрушаться о своей судьбе — призовите на помощь собственную мудрость!
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница