Сказка о милостивой судьбе


НазваниеСказка о милостивой судьбе
страница9/16
Дата публикации11.03.2013
Размер1.87 Mb.
ТипСказка
userdocs.ru > История > Сказка
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   16

^ Д. Фрейд. Расскажите ее.

(Автор рассказывает сказку очень близко к тексту, только в конце мнется. Завитушки сглатывает. Короче, концовка выглядит так: «Он пришел домой. Там больше не было ни... На самом деле, я не знаю, как это выра­зить. Там остались очень простые вещи. Вот и все».)

^ Д. Фрейд. Вы идентифицируете себя с главным героем?

Автор. Да, конечно.

Д. Фрейд. И основные события в сказке соответствуют событиям в вашей жизни?

Автор. А вот и нет.'Я никогда не был пра­вителем города... вроде бы... но, с другой стороны, да, под многими событиями пря­чутся вполне реальные.

Д. ^ Фрейд. Хорошо, давайте поговорим про ящера. Какой он?

Автор. Он сильный... Он... Ну, я не знаю... Он похож на человека, но еще он по­хож на животное.

Д. Фрейд. Его антенны представляют со­бой какой-нибудь символ?

Автор. Антенны... Ну, это некое отличие, знак; в сущности, это знак какого-то талан­та, он сам не знает, какого, но он гордится

этим отличием. Он сам думает, что это знак вообще таланта к жизни.

^ Д. Фрейд. А талант является безусловной ценностью в жизни. Ведь быть талантли­вым — это важно?

Автор. О да.

Д. Фрейд. Быть талантливым — это быть непохожим на других?

Автор. Ап, схвачено. Да, быть талантли­вым — это быть непохожим на других. Факт. И если вы меня хотите спросить, важно ли быть непохожим на других, я скажу — да, очень важно.

Д. Фрейд. В сказке вообще мало других. Те, с кем ящер большую часть времени кон­тактирует, даже не имеют имен. Жители го­рода — это некая серая масса: те животные, которых он кормил в лесу, — опять непо­нятно кто. А те, кто имеют имена и кто ва­жен в его судьбе, появляются буквально на мгновения.

^ Автор. Так и есть.

Д. Фрейд. Так происходит в жизни?

Автор. Я думаю, что да. Настоящие встречи происходят быстро.

Д. Фрейд. И эти люди быстро исчезают?

Автор. Ну, как бы получается, что да.

^ Д. Фрейд. Так устроен мир?

Автор. «Каждый год ящер женился на новой девушке»... Скорее так устроен ящер.

Д. Фрейд. Все время нужно что-то но­вое?

Автор. Обязательно.

^ Д. Фрейд. Хорошо. Значит, вначале ящер был устроен для того, чтобы делать зло, — так?

Автор. М-м-м... Мне было бы странно

ответить «да»". Я так не думаю. Он как бы был игроком, а люди зазвали его в свою иг­ру. Он был наивным и подумал: ну почему бы не побыть правителем; кто ж знал, что это за игры во власть. А уже когда он оказал­ся во дворце... Он далеко не сразу заметил. А потом — жители города ведь были слаба­ками, им нужен был правитель.

^ Д. Фрейд. То есть бедный мальчик не ви­новат?

Автор. Ой, блин. Нуда, это смешно. Да, бедный мальчик не виноват. Его заманили и обманули.

Д. Фрейд. Так что потом на нем не оста­лось ни грехов, ни крови?

Айтор. Я думаю, их вообще не остается. Мы их придумываем гораздо больше. Если бы монах не разубедил его, он бы мог про­вести много лет в осознавании своих ужас­ных грехов и ничего не сделать, придавив себя этой мурой. Такие вещи просто отмы­ваются. Сейчас... Вот как бы побыл хищни­ком, покушал других^ значит, пришла пора побыть автотрофом, деревом, тем, кто про­изводит и отдает.

Д. ^ Фрейд. Дерево — это идеал?

Автор. Причем недостижимый. Тут все довольно хитро устроено: ведь к недости­жимому идеалу и не стремишься. Вообще очень удобно поместить свой идеал там, где ты никогда.не будешь. Это освобождает от ответственности за то, что ты его до сих пор не достиг, и, в общем-то, даже туда и не дви­жешься. Нет, мне кажется, дерево — это все-таки бывший идеал. Ящер хотел стать как дерево, но потом он как бы отбыл этот период... побыл деревом — хватит. Потом он понял, что надо вернуться домой. Ящер

есть ящер, он не дерево, и быть им не может. Дерево осталось идеалом в том смысле, что оно — дома. Но ящер знает, что ему нужен свой дом.

Д. Фрейд. Причем «дом стоит над до­мом» — то есть их много? То есть ящер не знает, какой именно этот дом, где он, и так далее?

Автор. Он только подозревает, что в этом доме многое попроще, чем вся та путаница, которую он накрутил за жизнь.

Д. Фрейд. А простота лучше сложности?

^ Автор. Пока сложность была лучше про­стоты.

Д. Фрейд. И раз все искусственное рас­падается, то в этом доме он больше живот­ное, чем человек?

Автор. Ого, вот это вы здорово подмети­ли. Возможно. Смотрите: не было ничего особенно плохого в том, что он делал в сво­ем городе. Но это было игрой, раз эти отно­шения можно было заменить солдатиками. То, что можно подменить таким образом, — ненастоящее и может спокойно идти к чер­товой матери.

Д. Фрейд. Может спокойно жить и без участия такого талантливого человека...

^ Автор. Опять ваша правда. Да, в таких иг­рах участвовать можно, но не очень инте­ресно.

Д. Фрейд. А жизнь должна быть интерес­ной.

Автор. Да.

^ Д. Фрейд. Интерес — это главная цен­ность?

Автор. А это очень плохо, если да? Знае­те, мне кажется, мы очень растянули этот диалог. Он ведь нужен был для иллюстра-

ции подхода,- как анализировать скрытые пресуппозиции, ну и мы, в общем, вполне... Если можно, давайте прервем запись.

Д. ^ Фрейд. Вам интересно было бы про­суммировать то, к чему мы пришли?

Автор. Да, отлично, что вы вспомнили.

Д. Фрейд. Итак, ваш главный герой, или, проще говоря, вы — это существо, отличаю­щееся от других. Вам важно быть непохо­жим на остальных. Остальные большей ча­стью представляют собой серую, довольно неинтересную массу, но иногда встречаются очень важные и интересные люди. Эти люди быстро исчезают. Вы не виноваты в этом. Другие стараются затянуть вас в свои игры, но вам хочется все меньше в них участво­вать, потому что они слишком обыкновен­ные.

Автор. И предсказуемые.

Д. Фрейд. Кормить других — это лучше, чем когда кормят вас; но в основе все равно вас кто-то кормит, и возместить это невоз­можно. Можно лишь передавать это другим, слабейшим. Те, кто кормит, живут на своих местах, и вам хочется стать похожим на них, хотя и это вы считаете лишь стадией, кото­рую, вероятно, пройдете. Это может стать, собственно, следующей стадией.

Автор. Да, мне сейчас кажется, что это и есть продолжение.

Д. Фрейд. Эту стадию отличает опреде­ленная простота, естественность отноше­ний, возможно, пониженная эмоциональ­ность...

Автор. Почему?

Д. Фрейд. Уходят эпитеты, остаются простые существительные.

В этом коротком анализе нет многих ве­щей, на которые стоит обращать внимание. Здесь нет сценарного анализа, почти нет расширения пространственной и времен­ной рамок («А что было раньше? позже? справа? слева?» и так далее). Но видно, что даже короткая беседа позволяет войти в об­ласть ценностей и убеждений человека, почти сразу выявляя вещи, достаточно не­ожиданные для него самого. Это скорее пе­ревод или разведка, чем терапия, однако очень часто один только подобный анализ запускает достаточно значимую цепь изме­нений.

Талант

^ Слонялся по дорогам парень, отдавал

своп талант.

Слышь, дед, возьми мой талант.

Зачем он мне нужен свой некуда де­вать:

Слышь, принц, возьми мой талант. Получил плетью.

Красавица, возьми мой талант.

Заходи.

Зашел, так и жить остался. Талант-то девка в сундук заперла, к своему поближе. Парень ниче, работает. Через год родился у них сын, потом дочь обосновалась. Как вы­росли никто не заметил. Вот исполни­лось сыну семнадцать лет, стал он в путь собираться. Наготовила ему мать суму еды и браги, а как ночью все легли спать, отец прокрался и в тот сыновний мешок тихонь­ко талант засунул.

^ Утром распрощались, сын уехал.

Сладко вольной птице петь, да не долго. Едет сын сквозь дремучие леса, широкие сте­пи, кристальные горы. Любо-дорого смот­реть на молодца. А у него самого мешок все тяжелее делается. Растет талант на сво­бодном воздухе.

^ Устал он не в меру, загрустил, слез с коня в поле. «Дай, думает, посмотрю, что в мешке поселилось. Открывает а там та-лантище! Здоровущий, аж из мешка прет. Парень быстро смекнул, что к чему. Прямо там, где был, не сходя с дороги, выстроил корчму, кузницу, магазин. Талант все по­кроет!

Дела его пошли успешно. Завел семью, выросли дети. Когда старшему сыну испол­нилось семнадцать, от таланта оставался уже маленький кусочек. Отец и сам от него устал, и когда сын в дорогу собрался, отдал ему весь талант, сколько ни было. «В твоих годах у меня самого еще и меньше было».

^ Вот выехал парень на вольные просто­ры. Талант свое дело знает; вотужелошадъ под мешком приседать стала. «Ух, дума­ет сын, что ж это мне родители туда наложили?» Открыл мешок а там та­лант размером с теленка. «О господи, по­думал сын, мне ведь так много и не надо. Что ж мне с ним делать?» Оглянулся вокруг: трава, кусты жухлые. Лето, жара. Он взял и недолго думая порастряс талант над лу­гом. Пролился тот на зелень дождем, вся по­ляна распустилась цветами. «Иладно», решил молодец. Вскочил на коня теперь легко! да и поехал дальше.

Так и стал он ездить по белу свету, та­лант нарастал, а он его раскидывал. От та­ланта всегда оставалась малая толика. Много лет прошло или мало, да только и у него подрос сын. Ясное дело, в семнадцатиле­тие досталась ему та толика вместе с меш­ком да с запасом провизии. Вот и он выехал на вольную ширь. Едет, едет, талант рас-

тет. Вот уже целый мешок им наполнился. «Уж я его не растрачу, как отец», думает сын. Глянул вокруг: ничего нет, трава, кус­ты. Жаворонки поют. Течет река. Хочется сыну найти что-то поважнее. Он присло­нил мешок у дороги, q. сам к реке. «Что у тебя, река, под водою?» Река журчит: ничего нет, песок да камни, дно. Он к траве, стал перед ней на колени: «Скажи, трава, что больше тебя, что дальше тебя, что важнее?» Трава мягко вяжет свои слова: нет ничего. Он побежал, к дереву... Л пока бегал, талант его с дороги и украли. На том и сказка кончилась.

С той поры гуляет талант по свету. К тебе попадет ой, к тебе попадет! что будешь делать?

Маленькая теоретическая глава №11

^ СКАЗКИ ПРО СЕБЯ: ПРОДОЛЖЕНИЕ

Зачем продолжать свои сказки? Они про­должаются сами. В сущности, это жизнь продолжается сама собою, а сказки пред­ставляют собой каши попытки понять дви­жущие силы, повлиять на происходящее и заглянуть хоть чуть-чуть дальше. Что, кста­ти говоря, нетрудно. Жизни у нас с вами, дорогие товарищи, мягко говоря, предска­зуемые. Что уж такого мы можем отчебу­чить? И если более-менее знать продолже­ние, можно хотя бы спокойно через все это проходить, как говорит Братец Вайнер, по­лучая удовольствие по ходу дела. А отдель­ные энтузиасты, те, кто верит в сказку про самостоятельность, поняв ход своей судьбы, могут захотеть изменить его или, испив ча­шу сию до дна, начать что-нибудь новень­кое.

Как мы говорили в прошлой главе, сказ­ки про себя обычно не закончены. Тем не менее часто концовка почти что есть, она естественно напрашивается, нет только духу ее принять. Часто есть сильное желание продолжить свою сказку, но непонятно, как. Присутствие другого человека может многое дать, как и в случае анализа — про-

сто то, что он есть, что кто-то рядом, что он другой, что помогает сопоставить беспоря­дочно мечущиеся мысли. Этот самый дру­гой, играющий роль терапевта, может толь­ко то и делать, что, подобно Доктору сказок, спрашивать: «А что дальше?» И если клиент позволяет своей фантазии и внутренней ло­гике сказки свободно развиваться, уже са­мые первые «дальше» часто радикально ме­няют картину. Это мы уже проходили.

Достаточно часто, конечно, человек ни­чего, такого на это «что дальше?» не скажет. Туман, тупик, беспросветица. Да знай он, что дальше, — не нужно было этим зани­маться. Резон.

Далыпеможно сделать многое. Один из самых простых вариантов — попросить че­ловека рассказать другую сказку про то же самое. Здорово, если при этом он сможет спуститься на более глубокий символиче­ский уровень, то есть будет рассказывать сказку, менее похожую на жизнь. Но эта но­вая сказка — она будет и такая, и не такая. Может быть, в ней отыщутся новые ресурсы и решения, может быть, найдется «что даль­ше», может быть, проявится более важная тема... Но даже если ничего такого не бу­дет — что-то всегда можно сделать.

— Расскажи свою сказку. — Жил один такой крот, который боялся всех других зверей, жил в своей маленькой темной норе... и был совершенно одинок. Днем он боялся и прятался, ночью немного выходил на добычу пищи. Иногда ему нра­вилось смотреть на луну, но обычно он бы-

стро пугался, и опять прятался в свою но­ру... Вот, все.

— Можешь продолжить эту сказку?

— Нет, я уже пробовал, но с ним ничего не происходит. Его никак из норы не выве­дешь.

— Понятно. Хорошо, давай ты попробу­ешь рассказать другую сказку про себя, с ка­ким-то другим героем.

— Ну... Жил-был сверчок. Он жил за печкой, в темном углу... У него не было дру­зей... Он пел красиво... Ну, я не знаю, что еще... Это все.

— Хорошо. А«теперь давай ты сочинишь еще одну сказку — другой герой, та же тема.

— Жил-был... М-м-м... Жил-был паро­возик. Вполне такой работящий паровоз, но он не очень был нагружен работой, а все больше стоял в депо. Был довольно гордый, ни с кем особенно не дружил, да и не с кем там было в депо... Жил там, жил... Свистел громко.

— На луну?

— Нет, просто так, когда один в депо ос­тавался.

— Отлично. А теперь давай соединим эти три сказки в одну. Они ведь очень похо­жи. Попробуешь?

— Давайте. Однажды крот, паровозик и сверчок оказались вместе на необитаемом острове. Трудно сказать, почему они там оказались. Ну, они решили отправиться в путешествие, и вот попали на остров. Там они долго жили... (Длинная пауза.)

— Ага...

— Они построили себе каждый по доми­ку. На острове. Они хотели уехать оттуда, но

не знали, как это сделать. Паровозик пробо­вал построить корабль... Но у него ничего не вышло.

— Остальные ему помогали?

— Не очень. Сверчку там вообще нрави­лось, он песни пел. Но потом пошли дожди и стало холодно. И вообще им надоело. Они решили все-таки выбраться с этого необи­таемого острова. Они установили дежурст­ва, чтобы не пропустить какой-нибудь ко­рабль. И однажды они увидели корабль, за­палили огромный костер, их заметили и взяли на борт. Так они уплыли с этого ост­рова...

— И поплыли по домам?

— Нет, они... им понравилось путешест­вовать вместе, и они отправились дальше... (Улыбается.). Хм-м-м...

— Знаешь, я тоже хочу рассказать тебе быстро одну сказку. Однажды клевер, оду­ванчик и ромашка, каждый как-то по-сво­ему, узнали, что есть такая замечательная вещь, которая называется травой, и решили отправиться ее искать. По дороге они встре­тились, и когда узнали, что ищут одно и то же, решили двигаться вместе. Они долго пу­тешествовали и бродили, везде искали тра­ву, но нигде не смогли ее найти. Так и не на­шли. Осели где-то, домой стыдно было воз­вращаться. Так и живут...

— Я понял, понял!.. (Смеется.)

Canzona Therapeutica

Erne далекие времена, когда ангелы и чер­ти служили в общем братстве, про­изошла такая история. Увидел господь бедного горюющего юношу, который целыми днями лишь плакал и молился. Посмотрел он на него раз плачет, взглянул второй плачет, в третий раз рыдает, сердеч­ный. Нахмурился господь и приказал двум небесным служителям спуститься и помочь бедняге. Отправились двое, один был анге­лом, другой ■чертом.

Спустились они на землю, да неудачно: до дома бедного юноши им оставалось не меньше мили. Пошли по дороге: ангел ступа­ет важно, чтобы не запачкать белых одежд, а черт балуется. С чьего-то огорода ста­щил луковицу, наломал тростника. Подо­шли они к дому, ангел и говорит: «Ты, черт, подожди меня здесь, не то еще напугаешь не­винного».

^ Черт остался, ангел вошел в горницу. Встретил его юноша горючими слезами. «Что ты плачешь?» спросил добрый ан­гел. «Как же мне не плакать, ответил юноша, когда на обед у меня ни мяса, ни супа, одна черствая горбушка». «Это легко

исправить»,:сказал ангел. Хлопнул в ла­доши, и на столе появились самые изыскан­ные блюда.

Юноша стал плакать горше прежнего. «Ах, бедный я, бедный, '• причитал он, нет у меня ни брата,, ни свата, чтобы со мной обед разделить!»

«И эта беда не беда», сказал ангел. Хлопнул он два раза в ладоши, появились на порогелюди. Они стали подходить к юноше, обнимать, целовать и за стол садиться. «Вот добрая твояхемъя», сказал ангел. Смотрит а юноша рыдает, аж заходит­ся. «Ах, когда бы я сам был достоин сих яств и люд.ей! Поломанная моя жизнь!»

^ Ангел нахмурился. «Жизнь твоя зрею­щий ц веток, сказал он. И никто не ло­мал его, смотри!» Он трижды хлопнул, и юноша увидел, как его жизнь распускается цветком в саду господнем.

«Может, и так, молвил плачущий юноша, но не дано ни мне, ни тебе по­знать глубину моей печали. Иди, добрый че­ловек, спасибо, что пытался помочь мне. Прощай и забери свои подарки», и бедняк зарыдал пуще прежнего.

^ Ангел, опечаленный, вышел на улицу. «Пойдем, сказал он черту, видно, есть границы и у добродетели». «Э-э-э нет, сказал черт, теперь чур я попробую». «Куда тебе, возмутился ангел, кого ты своим грязным видом можешь успокоить? Ну-ка, иди за мной!»

Но черт, не слушая его, забежал за дом и вскарабкался на подоконник. Юноша по-прежнему плакал, склонившись над столом. «Слабо плачешь, сказал, понаблюдав,

черт, Это не плач, а колыбельная, меня от нее в сон клонит. Сейчас тебе, пацан, подкрепление придет!» Он вытащил из кар­мана луковицу, разрезал и сунул половинку парню под нос. Потом пошарил по полкам (и краюху хлеба у бедняка стянул!), нашел уксус и прыснул его юноше в лицо.

«Добрый человек! закричал юноша, отчаянно стирая брызнувшие слезы с ли­ца. — Что вы делаете? Мне не нужны все эти ваши... подкрепления! Мне не нужна ва­ша помощь! Оставьте меня в покое!»

«В полном покое?» уточнил черт.

«Да, в полном, в полном покое, чтобы мог я остаться один со своим горем!»

«Срадостью, сказал черт, а ты го­ворил, помощь не нужна». С этими словами он хлопнул два раза в ладоши и оказался вдруг с юношей в чистом небе. Ни ярко там было, ни темно; не слышно там было ничего и не видно. «Вот теперь полный покой, удовлетворенно сказал черт. Сиди те­перь, отдыхай. Плакать-то здесь приволь­ней!»

Но юноша уже не плакал, он гневно смотрел на черта. «Кем бы ни был ты, та­инственный пришелец, воскликнул он, знай: твоя помощь неуместна!»

«Да ты расслабься, сказал черт, и поплачь. Ты так это сладко делаешь. Да­же, и он зевнул, спать хочется. Вперед, малыш, пробуй силы на чистом воздухе». И черт приготовился слушать.

«Злые люди, сказал юноша, что ж вы со мной делаете?» Его губы затряслись, а в глазах показались слезы. «Такие, как ты, и сломали цветок моей жизни».

«А-а, цветок, протянул черт. А что, это идея». Откуда-то вдруг он вы­хватил цветок и стал рассматривать его. «Нет, знаешь, сказал черт, пока он не сломан. Но это всегда легко сделать». И он стал крутить стебель и листья да так, что у юноши искры из глаз посыпались.

«Вот теперь это похоже, приговари­вал черт, на истинные страдания. Зна­чит, сломанный, говоришь, цветок? Так это он еще не сломан, погоди, парень...»

«Эй, завопил бедняк, что ты дела­ешь? Перестань немедленно! Отдай! Отдай 'мнемой цветок!»

«У-тю-тю, вот уж нет! засмеялся черт: Лучше пойду, скормлю его корове!» И он помчался по воздуху куда-то вдаль, а за ним бросился с горящими глазами юноша, и разорванная одежда развевалась на его то­щей груди.

Знаете, сколько они бежали? Бедный юноша не видел ничего, кроме цветка в чер­товых руках, а черт выбирал путь похит­рее, и они бежали то по пустыне, одетые как купец и паломник, то по невиданному базару, и были тогда точь-в-точь вор и по­лицейский. Ух! И до деревни наконец добе­жали. Там юноша изловчился, прыгнул на похитителя и вырвал у него цветок. Черт повернулся и выпустил когти. «Не подхо­ди, закричал юноша, изыди, нечистая сила!» Он вбежал в свой дом, поставил цве­ток на подоконник ах, каким чудесным светом озарилась комната! Бедняк подошел к окну, распахнул его и откинул глупые пыльные занавески. Взял ведро, наполнил его водой и окатил пол своей лачуги. Посры-

вал со стен тряпки, собрал свои платки и в помойку!

Черт подошел к ангелу, одиноко стояще­му возле дома. Из окна мимо него то проле­тала какая-то утварь, то клубами вырыва­лась пыль. «Пойдем, дружище, сказал черт. Мы ему больше не нужны».

И вот за эту-то маленькую комедию, го­ворят, чертей и выгнали из небесного воин­ства. Это, конечно, странно. Но сами чер­ти не удивились. Всему свое место, решили они, ангелам молиться, нам играть и чудесить. А тот ангел, что с чертом на спасение юноши ходил, подарил все-таки своему напарнику лавровый венок и сказал при этом: «Всяк путь ведет к господу». «Я тоже так думаю, согласился черт. У всякого урода своя метода».



Маленькая теоретическая глава №12

^ В ПРОТИВОПОЛОЖНУЮ СТОРОНУ

Универсальнымпринципом построения сказки — особенно личностно-ориентиро-ванной...

Вдруг заваливает вся толпа.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   16

Похожие:

Сказка о милостивой судьбе iconСказки
Нравственный урок. Воспитание добрых чувств. Речевая зарядка. Развитие мышления и воображения. Сказка и математика. Сказка и экология....
Сказка о милостивой судьбе iconВладимир Пропп. Исторические корни Волшебной Сказки
Прямое соответствие между сказкой и обрядом. 120 • Переосмысление обряда сказкой. 120 • Обращение обряда. 121 • 10. Сказка и миф....
Сказка о милостивой судьбе iconКнига первая далекая и близкая сказка На задворках нашего села среди...
В очередной том серии «Проза века» вошла лирическая повесть в рассказах известного российского писателя В. Астафьева «Последний поклон»....
Сказка о милостивой судьбе iconСказка о царе Салтане и др. 4 смена 2 отряд
Эпизодические роли в клипе «Монстр в Париже» и пьесе «Сказка о царе Салтане и др.»
Сказка о милостивой судьбе icon-
Правдой. Т. о., можно сказать, что Сказка — это все-таки Быль, но для определенного Мира, для определенной Реальности. Если Сказка...
Сказка о милостивой судьбе iconОн рассматривался преимущественно как микрокосм, в своих человеческих...
В античной философии он рассматривался преимущественно как микрокосм, в своих человеческих проявлениях подчиненный высшему началу...
Сказка о милостивой судьбе iconКультурная программа XIII выставки-ярмарки народных художественных...
Знакомство с Центральной экспозицией выставки – лучшие изделия из коллекции Ассоциации и вновь разработанные изделия промыслов, представленные...
Сказка о милостивой судьбе iconПо делу разрешены вопросы о судьбе вещественных доказательств
Судья                                                              Дело №22-1406/12
Сказка о милостивой судьбе iconНе сказка, верьте

Сказка о милостивой судьбе iconГарольд Шерман Сила внутри нас!
Перестаньте сокрушаться о своей судьбе — призовите на помощь собственную мудрость!
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница