Михаил Михайлович Сперанский (1772-1839) Биографический очерк


НазваниеМихаил Михайлович Сперанский (1772-1839) Биографический очерк
страница21/40
Дата публикации12.03.2013
Размер6.46 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   40
Часть I
1) из каких существенных частей слагается государственное управление вообще;

2) показать пространство и предметы каждой из сих частей.

Раздробив сим образом существенные части государственного управления, должно было показать, в каком естественном порядке слагаются они в истинном монархическом правлении, дабы через то иметь идеальный образец управления, с коим бы можно было соображаться в приложении его к России. Отсюда рассуждения:
Часть II
1) о составе монархического правления вообще;

2) о главных началах монархической организации;

3) об ответственности.

Составив себе сей отвлеченный образец монархического управления, надлежало определить, можно ли ввести его в России; для сего должно было исследовать:
^ Часть III
1) настоящий образ правления в России и ее конституцию;

2) показать несходство ее с образом правления монархическим и невозможность его ввести;

3) установить свойства, какие должно иметь управление в России, чтобы оно было сколь можно близко к монархическому и не разрушало бы, однако же, настоящего порядка;

4) составить план сего управления;

5) показать его преимущества;

6) основать на сем плане губернское устройство;

7) показать его выгоды.

В продолжение всего сочинения особенное внимание обращено было, чтобы к одним словам привязывать всегда одно и то же понятие. Так, напр.:

Государственный закон принято вместо слова конституция и всегда означает закон, определяющий первоначальные права и отношения всех классов государственных между собою.

Уложение означает закон гражданский и уголовный (code civil et criminel).

Управление (administration).

Правление, правительство (gouvernement).

Устройство, состав (organisation).

Економия - все, что относится к управлению государственного богатства, к финансам и счетам.
^ Предварительные понятия о разделении частей управления
Начало и конец общественного бытия есть взаимная безопасность соединившихся лиц и их имуществ.

Безопасность общественная не что другое есть, как сохранение вещей в том порядке, в каком они поставлены законом.

Две силы могут разрушить сей порядок: внутренняя и внешняя.

Внутренняя: 1) когда насилием один будет похищать права другого; 2) когда посредством неправых исков один будет присвоять права другого.

Внешняя: 1) когда открытым действием силы неприятельской государство будет облежимо; 2) когда союзами, торговлею или другим образом будут искать его обессилить.

Внутреннее насилие, или самоуправство (voies de fait) отвращается полицией. Притязание разрешается судом. Внешнее нападение отражается воинскою силою. Внешний ущерб преграждается политическими сношениями.

Отсюда происходят четыре главных предмета всякого правительства: 1) полиция, 2) суд, 3) войско, 4) внешние сношения.

Содержание и управление всех сих предметов предполагает издержки; издержки предполагают доходы, доходы предполагают хозяйство.

Отсюда рождается новый предмет правительства - государственное хозяйство*(207).

Из сего следует, что пять только главных частей быть может во всяком государственном управлении (администрации).

Рассмотрим каждую из сих частей, чтоб познать елементы, их составляющие, и видеть, каким образом соединяются в них все ветви государственного устройства. Две из них: военные силы и политические сношения, не относятся к нашему предмету.
^ Часть первая. О составе частей государственного управления
I. О полиции
Полиция есть слово греческое и собственно значит градское устройство. Греки все части гражданского устройства разумели под сим имянованием.

В Риме полиция состояла в доставлении народу хлеба, в устройстве дорог и зрелищ, кои были там важным предметом правительства.

Впоследствии слово сие различным образом было принимаемо. Есть писатели, кои дают ему расширение, объемлющее весь состав государственного благоустройства; другие стесняют его в пределы благочиния; некоторые, разделяя полицию на государственную (высшую) и гражданскую (низшую), первой приписывают соблюдение государственной тишины от тайных замыслов, второй подчиняют маловажные отступления от закона и порядка. Но все сии понятия о полиции произвольны и основаны не на общем рассуждении о составе государственном, а единственно на случайном государств положении.

Чтоб иметь точное понятие о полиции, надобно взойти к первому началу закона и образу его действия.
^ Определение полиции
Закон не что другое есть, как ограничение натуральной свободы человека известными правилами*(208).

Сколько бы люди ни были уверяемы в спасительном действии закона и в необходимости ему покоряться, но бывают минуты, где натуральная свобода человека восстает против сего уверения и отрицается делать ему жертвы. С тех пор как учредились человеческие общества, существует в них беспрерывное борение между силами личного самолюбия, все, к себе влекущего, и силами закона, все относящего к общему благу*(209).

Состояние равновесия между сими двумя силами есть то, что мы называем общественною тишиною.

Чтоб удержать сие равновесие, действие закона одно к сему не довлеет, ибо самолюбие действует в человеке непрерывно: оно есть то же, что сила тяготения в телах. Закон не может иметь сей непрерывности; он не иначе может действовать, как посредством суда и, следовательно, ограничивается местом, времянем, формою и множеством других обстоятельств.

Естьли бы все насилия, к коим человек непрестанно порывается, укрощались только судом, покой общественный подвергался бы каждую минуту разрушению и к восстановлению его должно бы было почти для каждых двух человек учредить судебное место, которое бы за ними во всех путях жизни их следовало и разбирало бы взаимные их друг к другу притязания. Невозможность сего предположения и необходимость сохранить общественный покой заставили законодателей ввести в состав политических обществ особенную силу, которая бы, окружая, так сказать, собою все публичные деяния людей, удерживала их в том порядке, в каком законом они поставлены, и, сообщая таким образом действию закона непрерывность, тем самым ставила бы его в меру противоположения с непрерывным действием самолюбия.

Сила сия собственно есть полиция.

По сему понятию полиция не что другое есть, как средство, избранное правительством к сохранению действия закона в его непрерывности, способ удерживать деяния людей к порядке и пресекать всякое насилие.

Она существенно различается от суда тем, что не входит в разбор прав, но приводит только вещи в тот порядок, в коем они до насилия были. Суд, разбирая права, может обвинить насилие и вместе с тем найти причины его правыми; но полиция наблюдает только, чтоб нигде насилия не было, и поелику действием своим удерживает она силу закона в равновесии с силою частного интереса, то общее выражение ее есть хранение общественной тишины. Словом, суд есть единовремянное действие закона, назначающее известный вещей порядок; полиция есть непрерывное действие закона, удерживающее сей назначенный порядок.
^ Разделение полиции на разные роды
Есть три разные образа удержать закон в непрерывном его действии: 1) восстановлением его, когда он нарушен, - сие составляет предмет полиции исполнительной (police executive); 2) пресечением насилия на месте, - отсюда полиция смирительная (police coercitive ou repressive); 3) предупреждением насилия разными, предохранительными средствами, - отсюда полиция предохранительная (police administrative, preservative).
^ О полиции исполнительной
1) Поелику полиция есть непрерывное действие закона, удерживающее назначенный оным порядок, то следует из сего, что всякий закон, касающийся до лиц и имуществ, должен обращаем быть к исполнению через полицию; естьли дозволить приводить закон в исполнение силе посторонней, полиция не может тогда ответствовать за продолжение сего исполнения, и даже может случиться, что знать о законе она не будет.

Посему все уставы и учреждения, до лиц и имуществ касающиеся, от какой бы то части государственного правительства они ни происходили, должны быть в полицию сообщаемы.

2) Полиции нужно иметь силу заставить исполнять закон.

3) Полиции принадлежит право и обязанность обнародовать законы.

4) Полиция не может приводить в исполнение законы, ежели не будут в точном ее ведении и зависимости все те, кои исполнять их обязаны.

Итак, полиция исполнительная имеет четыре предмета:

1) Обнародовать все законы, к общему исполнению принадлежащие.

2) Приводить их в исполнение.

3) Иметь в расположении своем силу понудительную.

4) Иметь в точном ведении и подчинении себе всех граждан, яко обывателей известного места.
^ О полиции смирительной (coercitive)
Все притязания людей к правам общественным и частным в благоустроенном обществе должны быть разбираемы и определяемы законом; даже защищать себя от обид, кроме нападения на жизнь, собственными силами своими не должно. Самовольное защищение прав своих собственно называется самоуправством (voies de fait). Посему всякое присвоение прав чуждых мимо суда есть насилие.

Действие насилия слагается из двух обстоятельств: 1) что один присвояет принадлежащее другому и вместе с тем 2) наводит другим опасность подобного присвоения.

Первое обстоятельство не подлежит никакому разбору. Вместе с пресечением насилия возвращается присвоенное тому, кому оно принадлежит.

Второе обстоятельство может быть весьма различно. Мера опасности может быть велика и мала; она может простираться до всех или немногих; она может быть и не быть в намерении. Все сие делает исследование второго обстоятельства весьма сложным, и поелику полиция есть место, охраняющее только закон от насилия, то и не может она собственно входить в разбор; ее дело есть пресечь только насилие и возвратить присвоенное.

Есть, однако же, случаи, в коих опасность примера и вторичного покушения так мала, что закон предоставляет самой полиции определить меру наказания; для сего при самой полиции составляется суд, коего определениям дается большее или меньшее пространство с точным означением рода преступлений, ему подлежащих. Суд сей называется полиция судебная (police judiciaire), а исполнение определения сего суда есть полиция исправления (police correctionnelle).

Из сего происходят следующие предметы полиции смирительной:

1) Пресекать всякое присвоение, мимо суда, прав чуждых в лице и имуществе.

2) Возвращать присвоенное.

3) Иметь в расположении своем силу понудительную.

4) Отсылать виновных к суду гражданскому или к суду полиции исправления (police correctionnelle), где по данному уставу судятся те преступления, кои от полиции смирительной оглашены будут, определяя соразмерное им наказание. Сия полиция имеет в ведомстве своем смирительные и рабочие домы и прочие тому подобные меры исправления. Она отсылает к гражданскому суду тех, коих преступления превышают меру данной ей власти*(210).
^ О полиции предохранительной или благочиния
Все то, что может, так сказать, осветить публичное поведение граждан, что может отвлечь их от заблуждения, пресечь первые покушения к насилию и раздорам, ободрять и покровительствовать невинные удовольствия, назидать нравы или, по крайней мере, остерегать их от разврата, - все сие есть предмет предохранительной полиции*(211).

Общее означение сих предметов может быть следующее:

1) Нравы. В Риме был ценсор нравов; хотя в настоящем положении обществ должность сия не существует, тем не менее везде в благоустроенных государствах наблюдаются правила, ее составляющие. Сюда принадлежат:

a) цензура книг и журналов;

b) пресечение и опровержение вредных правительству слухов и толкований;

c) охранение обрядов религии и обуздание расколов;

d) нравственность публичных зрелищ и благочиния игр.

2) Продовольствие и народное здравие. Нужда часто рождает преступление, и потому, чтоб предупредить преступление, должно прежде всего предупредить нужду. Хотя полиция не имеет в своем расположении источников продовольствия, но ее дело есть наблюдать за состоянием его, извещать правительство и требовать пособия. Сюда принадлежит:

a) сведения о состоянии всякого рода запасов;

b) умеренность торговых цен на предметы первой необходимости;

c) призрение нищих и удаление бродяг;

d) верность весов и мер;

e) народное здравие, медицинские установления.

3) Удобность сообщения. Удобность путей сухопутных и водяных могут быть столько же в видах доброй полиции, как и в видах коммерческих; но как из двух сих частей полиция, имея непосредственно дело с обывателями, имеет и более способов как наблюдать за исправностию сообщений, так и требовать их устроения, то и должно по необходимости отнести к ней сию обязанность.

Сюда принадлежит:

a) устроение и содержание дорог и мостов, освещение в городах;

b) водяных коммуникаций.

4) Гражданская стража. Как средство предупреждения насилия, гражданская стража принадлежит к полиции. Сюда принадлежит:

a) ночная стража в городах и селах;

b) стража казны;

c) стража преступников, содержание тюрем и острогов;

d) стража от пожаров и пожарные учреждения;

e) содержание войск в земле.

В сем состоят предметы полиции. Каждый из них требует особенного учреждения; собрание сих учреждений есть устав или закон полицейский. Места и лица, по сему уставу распоряжающие сими предметами, суть места полицейские.
II. О суде
Сколько бы полиция в государстве ни была благоустроена, но не может она пресечь все беспорядки в самом их начале.

Беспорядки сии могут быть двух родов: одни, при вреде частном, несут еще с собою опасность и пример вреда общего; другие наносят только вред частный, не угрожая ничем обществу.

Беспорядок первого рода не только должен быть по открытии ею пресечен, но в отвращение вредного примера должен быть наказан.

Беспорядок второго рода должен быть только пресечен, и каждому должно быть возвращено свое.

В первом случае мера наказания не может быть всегда равна: она должна быть соразмерена опасности примера и вреду, от него произойти могущему. Кто определит в каждом случае степень вреда и найдет в законе соответствующее ему наказание? - Суд.

Во втором случае, естьли бы беспорядок был объят на месте в самом своем начале, тогда пресечение его и возвращение похищенного права было бы естественным действием полиции; но как невозможно полагать, чтоб полиция была везде присущею, то ясно, что должны быть беспорядки, так сказать, застаревшиеся, коих исправить полиции невозможно потому, что следы действия уже простыли.

Посему должно быть особенной власти, которая бы по жалобам частных людей разбирала сии застаревшиеся частные беспорядки и возвращала бы каждому свое.

Сия власть есть суд.

Отсюда происходят два предмета суда: беспорядки, угрожающие вредом общим (materia criminalis), и беспорядки без опасности вреда общего (materia civilis); а следовательно, и самый суд есть двоякого рода: уголовный и гражданский (actio justitiae publica, actio justitiae privata).

Из сего следует:

1) Что суд уголовный слагается из двух действий из коих первое определяет степень вреда и подводит преступление под общую его категорию; второе прилагает его к закону. В первом вопрошается: должно ли такое-то действие считать воровством или только татьбою; во втором решится, какое наказание за воровство закон определяет;

2) Суд гражданский слагается также из двух действий. В первом спрашивается: действительно ли право отыскиваемое или защищаемое имеет все признаки собственности. Во втором прилагается к нему закон и решится его принадлежность;

3) Тот и другой род суда имеют общую им часть - следствие.

Итак, в суде должно принимать три главные части: следствие (enquete, informativo), суждение (judicium), приговор (sentence, arret, decision).
^ О следствии
Естьли бы действие полиции могло быть вездесущим, тогда не было бы другого следствия, как только ее показания. Каждое нарушение порядка было бы объято на месте и пресечено, а нарушение, со вредом общим сопряженное, было бы отослано к суду с показанием обстоятельств*(212).

Невозможность такового устроения была причиною установления особенной времянной и частной полиции, которой предметом суть происшествия прошедшие, которая, обращаясь на следы, часто изгладившиеся, минувшего обстоятельства, оживляет его, так сказать, и приводит в такую же известность, как бы теперь оно совершилось.

Действие сей полиции бывает двояко:

1) когда обиженный сам представляет в суд документы, равносильные тем, какие бы могла представить полиция, как-то:

свидетелей, крепости, акты правительства и тому подобное;

в сем случае следствие называется просто доказательством (actio privata), и сей обряд доказывать свое право называется порядком формальным или формою суда (выражение весьма неправильное и дающее повод к смешению). Суд, на таковом следствии основанный, называется судом формальным, тяжебным и апелляционным;

2) когда обиженный вместе с жалобою на вред, ему причиненный, доносит, что тут же допущен и вред общий. Тогда суд составляет особую времянную полицию, наряжает ее на место и велит сделать изыскание. В сем случае исследование называется собственно следствием (enquete), обряд его имянуется порядком следственным, а суд, на нем основанный, есть суд уголовный (actio publica). Частный иск заключается уже тогда в иске общественном, и поелику сей последний не может быть правым, не оправив первого, то частный иск ожидает только решения, не вмешиваясь сам в дело*(213).

Но часто суд, произведя следствие, по рассмотрению его, не находит в деле ничего, интересующего покой общественный, а потому и приказывает просителю производить дело порядком формальным, что называется отослать иск к форме суда.

Могут быть случаи, в коих или происшествие, открытое полицией, указывает на происшествие минувшее, или частный человек, не имеющий в деле собственного участия, доносит о вреде общем. В обоих сих случаях производится следствие, но надлежит, чтоб во втором из них извет был подкреплен доказательствами: иначе правительство было бы занимаемо непрестанно и суетным исследованием возмущало бы покой общественный. Итак, пять могут быть начал следствий:

1) частный иск без иска общего;

2) частный иск с иском общим;

3) показание полиции присущей;

4) показание полиции, на минувшее обращенной;

5) донос частного человека.

Есть правительства, кои к сим пяти началам присовокупляют шестое под именем стряпчих, прокуроров или публичных истцов (accusateurs publics), кои посему называются возбудителями безгласных дел. Но должности сии входят совершенно в разряд полицейской, и когда от него отделяются, то превращаются в частных доносителей.

Первый род следствий бывает основанием всех тяжебных дел и называется, как выше сказано, формою суда. Их надлежало бы назвать частным иском (actio privata), ибо форма равно принадлежит и ко всем другим следствиям.

Второй род следствия дает начало суду смешанному (actio mixta), где истец частный ищет себе удовлетворения, а правительство наказания преступлению.

Третий и четвертый род следствия в существе своем одинаковы и называются вообще следствием (actio publica). Их бы должно было назвать иском общественным.

Все сии четыре рода следствия составляют основание дел уголовных.

Каким образом должны быть производимы следствия?

Тот и другой род следствий имеют свою форму.

Выше сказано, что следствие не что другое есть, как взор полиции или на настоящее или на минувшее происшествие. Верность сего взора требует особенного его направления на предметы. Сие направление есть форма следствия.

Форма имеет предметом удостоверить сколь можно более все части, следствие составляющие:

по искам частным: свидетели, крепости, сроки, выписи и проч. и проч.;

по искам общим: свидетели, допросы, повальные обыски, присяга и проч. и проч.

Посему должен быть образ спрашивать свидетелей, представлять крепости, делать допросы, давать присягу и проч.

Кому принадлежит производить следствие: полиции или суду?

Следствие не есть суд, но основание его. Оно есть действие полиции, или частной или общей. А посему и производить следствие принадлежит полиции; но рассматривать его принадлежит суду.

По гражданским или тяжебным делам истец сам должен производить следствие; по искам общественным суд должен требовать следствия от полиции.
^ О суждении
Когда следствие сделано и в суд представлено, должно:

1) определить по данным обстоятельствам количество причиненного частного вреда; 2) назначить по закону средство удовлетворения; 3) определить количество вреда общего; 4) назначить меру наказания по закону.

В делах гражданских суд совершается двумя первыми актами; в делах уголовных все четыре по необходимости должны иметь место, и хотя часто два первые безгласны, но тем не менее они в двух последних подразумеваются, ибо где есть общий вред, там необходимо должен быть вред частный.

Первый и третий из сих актов - определение частного и общего вреда - принадлежит собственно к части суда, называемой суждением.
^ О решении
Второй и четвертый из актов выше приведенных, то есть назначить обиженному удовлетворение в делах гражданских и назначить меру наказания в делах уголовных, есть то, что называется решением.

Из сего разделения частей, суд составляющих, видно:

1) что суд уголовный слагается собственно из трех частей:

из следствия, из суждения и приговора;

2) что суд гражданский составляется из частей того же имянования;

3) что во всяком суде уголовном всегда подразумевается, а часто и открыто производится иск частный;

4) что в суде гражданском и уголовном действие последнего только акта, т.е. приговора, может быть с точностью и прямо определено законом, ибо закон в порядке уголовном может только то прямо определить, какое, напр., за воровство полагается наказание, но он не может предписать и с точностью исчислить все обстоятельства, в коих действие должно считать воровством. Закон в делах гражданских может с точностью определить, какие документы или крепости принимать или не принимать за основательные, но он не может указать, что крепость, писанная в таком-то году, в таком-то именно месте, на такое то владение, есть крепость основательная.

Какое же правило можно положить на сии, законом неопределенные, обстоятельства? Должно ли оставить их на произвол судьи? Сие было бы великое злоупотребление.

Невозможность положить на сие прямые правила заставила законодателей прибегнуть к установлениям побочным, чтоб по крайней мере несколько оградить сии части от действия пристрастия или неразумия.

Для сего законодатели, исчислив все вероятности, могут заменить достоверность в следствии и правильность в суждении, на исчисление сих вероятностей постановили:

для следствия: какие документы, в каких случаях с какими условиями, в каком продолжении времяни и от кого принимать к делу;

для суждения: каким порядком, о каких материях с какою апелляцией, с каким сроком принимать апелляции, производить суждение.

Сии правила суть то, что называется формою, или обрядом судопроизводства (procedure, modus procedendi).

Из сего видно, что форма, или обряд судопроизводства может относиться или к следствию или к суждению, а посему и жалобы могут быть приносимы или на нарушение обрядов в следствии, или на нарушение обрядов в суждении, или наконец на неправильность самого суждения.

Жалобы первого рода суть жалобы на форму или течение дела; жалобы второго рода суть жалобы на существо дела.

С изданием Уложения необходимо сопрягается издание формы.

Поелику форма есть вне суждения и учреждается для того, чтобы оберегать его, то во многих случаях она совершенно от него отделяется.

Форма основана на вычислении вероятностей, и, следовательно, она может перемениться без перемены закона уголовного и гражданского.

Из всего здесь сказанного видно, что суд имеет следующие существенные части:

1) следствие,

2) суждение,

3) приговор,

4) форму.
^ III. О государственной економии
Все, что составляет народное богатство, есть предмет економии государственной.

Источники народного богатства вообще можно разделить на два рода: 1) обилие естественных способов, 2) приложение труда.

Способы естественные суть:

земли,

леса,

воды, или:

царство ископаемых,

царство растений,

царство животных.

Приложение труда, или промышленность:

земледелие,

мануфактуры,

коммерция,

промыслы,

заводы.

Богатство государственное есть всегда в сложном содержании способов естественных и труда, на них употребленного. Поелику доходы не что другое суть, как часть государственного богатства, уделяемая на содержание управления, то из сего следует, что государственная економия имеет два главные предмета:

1) приумножить вообще массу государственного богатства;

2) извлекать из нее доходы образом наименее отяготительным и распределять их на содержание управления без недостатку и излишества.

Посему два главных отделения должно себе представлять в управлении економическом.

В одном ведаются источники народного богатства в отношении к их приумножению.

Сюда принадлежат разные способы к ободрению земледелия, к управлению мануфактур, коммерции, промыслов и заводов.

В другом ведаются доходы, из сих общих источников извлекаемые, распределяемые и сохраняемые.

Сюда принадлежат подати, таможни, оброчные и откупные статьи и проч.

Первое отделение имеет столько частей, сколько есть в государстве значащих ветвей промышленности. Отделение сие можно назвать государственным хозяйством.

Второе отделение имеет две главные части: 1) извлечение доходов и распределение их по частям, требующим содержания;

2) счет и хранение остатков. Отделение сие можно назвать отделением финансов.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   40

Похожие:

Михаил Михайлович Сперанский (1772-1839) Биографический очерк iconФедор Васильевич Тарановский (1875-1936) Биографический очерк
Тарановский Ф. В. История русского права (под редакцией и с предисловием В. А. Томсинова). "Зерцало", 2004 г
Михаил Михайлович Сперанский (1772-1839) Биографический очерк iconМихаил Михайлович Жванецкий Мой портфель Михаил Жванецкий Мой портфель
Очень приятно поблагодарить моего давнего товарища Виктора Михайловича Пинчука за издание в Украине этой книги
Михаил Михайлович Сперанский (1772-1839) Биографический очерк iconФедор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк
Императорских театров в Москве, в 1827-1830 годах являлся председателем Московского общества любителей российской словесности. Он...
Михаил Михайлович Сперанский (1772-1839) Биографический очерк iconБиографический очерк
В конце двадцать восьмого года, когда ему было двадцать лет, он женился на Берте, своей двоюродной сестре, за которой долго ухаживал....
Михаил Михайлович Сперанский (1772-1839) Биографический очерк iconКраткий биографический очерк для системы партийной учебы издание...
Маркса и Энгельса, организатор Ком­мунистической партии Советского Союза, ге­ний социалистической революции, основатель Советского...
Михаил Михайлович Сперанский (1772-1839) Биографический очерк iconЛитература Абрахам Маслоу: биографический очерк
В конце двадцать восьмого года, когда ему было двадцать лет, он женился на Берте, своей двоюродной сестре, за которой долго ухаживал....
Михаил Михайлович Сперанский (1772-1839) Биографический очерк iconЛитература Абрахам Маслоу: биографический очерк
В конце двадцать восьмого года, когда ему было двадцать лет, он женился на Берте, своей двоюродной сестре, за которой долго ухаживал....
Михаил Михайлович Сперанский (1772-1839) Биографический очерк iconГеоргий Владимирович Вернадский, Михаил Михайлович Карпович
Книга предназначена для широкого круга читателей. На русском языке издается впервые
Михаил Михайлович Сперанский (1772-1839) Биографический очерк iconДомашнее задание §4 Пересказ: весь параграф Заполнить таблицу (пишется...
Имена для занесения в графу «Современники»: Алексей Михайлович Тишайший, Михаил Фёдорович, Виниус
Михаил Михайлович Сперанский (1772-1839) Биографический очерк iconАлексей Дмитреевич Сперанский родился 12 января 1888 г в городе Уржуме...
М. Д. Сперанская много лет проработала бок о бок с Алексеем Дмитриевичем и бы­ла его близким помощником и другом. Среднее образо­вание...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница