Игорь Ермолов Русское государство в немецком тылу Центрполиграф; 2009 isbn 978-5-9524-4487-6


НазваниеИгорь Ермолов Русское государство в немецком тылу Центрполиграф; 2009 isbn 978-5-9524-4487-6
страница6/24
Дата публикации14.03.2013
Размер2.63 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Смерть немецким оккупантам!

^ Прочитай и передай товарищу!

Дорогие товарищи, братья и сестры!

19 месяцев вы испытываете на себе страшное, кровавое иго фашистской оккупации. Коварный и жестокий враг, вероломно напавший на нашу счастливую и дорогую Родину, принес вам, советским гражданам, неисчислимые страдания и унижения.

Произвол и насилие, бесчисленные казни, мучительные пытки, непосильное бремя налогов, тифозные и венерические заболевания, беспощадное истребление всего передового и здравомыслящего населения — вот что дали вам, советским гражданам, проклятые фашистские звери.

Прекрасный и цветущий поселок Локоть с его учебными заведениями, где учились ваши же дети, ныне осквернен и загажен вшивыми фрицами и их наемными собаками вроде Каминского, Мосина, Васюкова, Вашило120, Працук и др.

Гитлеровские палачи превратили Локоть в место пыток и издевательства над русским народом, что ни дом, то тюрьма, застенок; что ни аллея, то виселица. Ежедневно из застенков Локотской тюрьмы доносятся до вас стоны и ужасные крики умирающих от рук палачей ваших родных и знакомых. Они зовут вас к мести, к беспощадной мести фашистским мерзавцам.

Чувствуя свою гибель, враг все более и более звереет. В смертельной злобе он стремится нанести больше горя и несчастья нашему народу.

Не от больших успехов немцы состряпали из отбросов — уголовников и изменников — так называемый «русский комитет»121 и от его имени стали фабриковать лживые листовки, обращения к народам нашей страны. Не от успехов гитлеровцы проводят мобилизацию всего мужского населения и насильно гонят его на фронт для борьбы с Красной армией и нашими союзниками — Англией и Америкой, обрекая все это население на верную и неминуемую гибель. Разве мало убито полицейских и солдат «народной армии» под Комаричами и Севском, их немцы заставили воевать с Красной армией и трупы не убирают, говорят — это убиты партизаны.

Не от хорошей жизни гитлеровское командование за последнее время все чаще стало прибегать к распространению лживых сообщений о положении дел на советско-германском фронте.

Не верьте гитлеровской брехне! В их газетах и листовках нет ни одного слова правды...

С каждым днем все шире разгорается пламя партизанской борьбы в тылу противника. Враг уже не раз изведал силу ударов партизан. Народные мстители — партизаны и партизанки не дают врагу покоя ни днем ни ночью.

Дорогие братья и сестры! Близок час освобождения нашего района. Так помогайте же Красной армии. Смелее крушите врага. Ускоряйте приближение славной победы! Помогайте славным партизанам бить фашистское зверье с тыла, бросайте службу в полиции и переходите к партизанам для борьбы с нашим общим врагом — немецкими захватчиками. Всеми средствами уничтожайте немецких палачей, рвите телефонную и телеграфную связь противника, жгите мосты на большаках, уничтожайте немецкие обозы, устраивайте крушения поездов, не давайте подвозить им к фронту боеприпасы и вывозить в Германию награбленное добро. Взрывайте и сжигайте склады боеприпасов и горючего. Собирайте и передавайте партизанам сведения о противнике. Прячьте от фашистских собак хлеб, скот, не платите налогов, беспощадно уничтожайте изменников и предателей Родины, ставших на службу к фашистам.

Смерть немецким оккупантам!

Да здравствует свобода и независимость нашей славной Советской Родины!

Да здравствует Героическая Красная Армия и славные партизаны и партизанки!

Брасовский РК ВКП(б) и исполком райсовета депутатов трудящихся» 122.
Как видим, советская контрпропаганда на территории Локотского округа не отличалась оригинальностью. Как и во всех случаях, касающихся критики советской стороной участников русского освободительного движения, советские партизаны ни разу не вступили в полемику по поводу идейных установок НСПР, в частности манифеста партии и его двенадцати пунктов. Ими применялись лишь обтекаемые ярлыки, что это «брехня» и что «в их газетах и листовках нет ни одного слова правды». В этом прослеживается бессилие партизан что-либо противопоставить идеям НСПР, хотя обычно пропагандистский аппарат ЦШПД вступал в полемику по поводу ряда тезисов немецкой и коллаборационистской пропаганды. При этом живущему под оккупацией населению было принято указывать на слабые стороны враждебных агиток, разбивая врага идейно. Ведь именно от качества советской пропаганды зависело, насколько успешной будет работа по разложению изменнических воинских формирований, количество колеблющихся каминцев, переходящих в ряды партизан. Вместо этого советская сторона в своих листовках и воззваниях критиковала лишь сам факт службы локотян на стороне Германии. О причинах их вступления в РОНА говорится, что это произошло вследствие их «политической близорукости», что их «обманули», заставили «силой оружия», «насильно гонят на фронт» и т. д.

О целях партизан и РККА советская пропаганда говорит исключительно с точки зрения защиты Родины, взывая к национальным чувствам безо всякого упоминания о коммунизме и Сталине. Понятно, что подобная пропаганда едва ли могла оказать сколько-нибудь весомое воздействие на личный состав РОНА, не говоря уже о сотрудниках аппарата самоуправления. Во всяком случае, Каминскому было что противопоставить «творчеству» советских агитаторов. Так, на территории округа широко распространялась довольно выразительная брошюра редактора орловской газеты «Речь» М. Октана «Является ли эта война отечественной для народов России?», ставшая для каминцев своеобразным катехизисом. Относительно измены в ней, в частности, говорилось: «Истинный патриот своей родины должен бороться за свержение большевизма, за поражение большевизма в этой войне, а значит, и за возрождение России, за жизнь без страха и насилий, за обеспеченное будущее своих детей... Большевики называют это «изменой родине»! Однако, стоит вспомнить, что во время мировой войны, когда большевики сами хотели дорваться до власти, они проводили политику поражения России в войне, говоря, что это является истинным патриотизмом. Следовательно, когда поражение России было выгодно большевикам, это не было изменой родине, когда же это грозит им полным поражением, это измена родине! Старая, давно надоевшая уловка! Кто, как не большевики, каждый день и каждый час изменяли родине... превратив Россию в страну нищих, уничтожив лучших сынов русского народа»123.

Усилиями отдела агитации и пропаганды и лично С.В. Мосина была создана широкая сеть культурно-просветительных учреждений. Так, в Локте 15 ноября 1942 года состоялось открытие городского (в середине 1942 года Локоть получил статус города) художественно-драматического театра имени К.П. Воскобойника. Театр включал солидную актерскую труппу, в которую входили даже актеры из Брянска. На август 1943 года штат театра насчитывал 105 человек, в том числе 21 актера и 4 акробата. Кроме того, театр имел оркестр в составе 22 музыкантов, балетную и физкультурную группы, численностью по 15 человек в каждой. Выгодно выделял театр в лучшую сторону его дорогостоящий реквизит и богатый репертуар. В программе были эстрадные концерты, включая сценические, музыкальные и танцевальные номера, постановки по произведениям классиков. Например, пьесы «Не все коту масленица», «Праздничный сон до обеда» А.Н. Островского, «Привидение» Г. Ибсена. Некоторые из них, будучи отточены до блеска, повторялись периодически, с интервалом в несколько месяцев, и полюбились локотянам настолько, что поток зрителей на них раз от раза увеличивался. К таковым относится, например, драма Островского «Гроза», с которой театр даже выезжал на гастроли в другие города. Всего же театр давал до 60 спектаклей в месяц.

Война с партизанами породила и ряд местных, сочиненных, как видно, на скорую руку драматургических произведений. Освещая в основном одну и ту же тему — борьбу с партизанами, они тем не менее способствовали раскрытию местных талантов. Исполняя идеологический заказ, эти произведения воспроизводили крестьянский быт, освещали сложность человеческих взаимоотношений, любовь и проч. Ярким примером такого творчества является пьеса в двух действиях «Волк», написанная смоленским журналистом С.С. Широковым и попавшая в Локоть в порядке «культурного обмена». Она была поставлена на сцене Локотского театра в июне 1943 года. В центре пьесы — судьба молодого красноармейца Бывалова (его роль сыграл артист Кислицкий), волею судьбы попавшего в лес и ставшего бойцом партизанского отряда. Будучи влюблен в девушку Надю (артистка Фирсова), он решает бежать из отряда, однако на его пути встает другой партизан — бывший секретарь райкома партии Ползунов, в образе которого автор соединил все негативное, что, по его мнению, было присуще партизанам и коммунистам. Счастливый конец пьесы, наступивший неожиданно, ее содержательность, насыщенность деревенским юмором — все это привлекало внимание местных критиков, несколько дней спустя обсуждавших пьесу на страницах газеты «Голос народа».

Насколько театр был вообще любим и посещаем локотянами, свидетельствуют большие кассовые сборы, вытекавшие из количества проданных билетов. Так, 1 августа 1943 года (постановка драмы «Гроза») театр посетило 300 человек, 116 из которых приобрели самые дорогие билеты — по 20 рублей, 120 — по 15 рублей, и лишь 64 — по 10 рублей. Даже в период наступления Красной армии в августе 1943 года количество зрителей редко составляло менее 200 человек2.

Первым директором театра стал Григорий Андреевич Капуста, режиссером — Дмитрий Александрович Нетесин.

По распространившимся слухам, Капуста в августе 1943 года покончил жизнь самоубийством в своей квартире в Брянске в присутствии режиссера Д.А. Нетесина.

После смерти Г.А. Капусты директором театра стал Д.А. Нетесин, режиссером — Волонцевич.

Театры были открыты и в других райцентрах округа, их репертуары были подобны локотскому. Так, в программе Дмитровского городского театра были даже балетные номера. Помимо театров открылись и другие очаги культуры. В частности, в том же Дмитровске в июне 1942 года открылся Народный дом, где работали хоровой, музыкальный, драматический и балетный кружки. Тут же для населения устраивались концерты, ставились пьесы Чехова, Островского, Каратыгина.

В театрах и клубах проводились благотворительные концерты в фонд «зимней помощи» (так назывались кампании по сбору средств в помощь населению, пострадавшему от действий советской власти, войны и партизан) и рождественские елки для детей, сопровождавшиеся раздачей подарков. В ряде городов и поселков заработали кинотеатры, причем их открытие становилось для жителей настоящим праздником, как, например, 21 августа 1942 года в Дмитровске, когда в только что открытом кинотеатре демонстрировался немецкий фильм «Веселые бродяги». Несмотря на высокие цены билетов, зрительный зал был заполнен до отказа. Интересно, что просмотр кинофильмов был основным видом досуга горожан. Так, фильмы, помимо кинотеатра, демонстрировались также в помещении Дмитровского театра, толпы посетителей собирались заранее, ожидая вывешивания очередной афиши, после чего за билетами выстраивалась длинная очередь. Как правило, билеты на сеансы распродавались без остатка, причем приобретали их не только дмитровцы, но и немецкие военнослужащие. Последние, кстати сказать, были вынуждены занимать в зрительном зале места рядом со «славянами-недочеловеками», что на других оккупированных территориях СССР вряд ли было возможно.

Большое значение придавалось работе сельских клубов, при которых часто создавались кружки художественной самодеятельности. Проводились инсценировки — в основном произведений русских классиков. Зачастую клубы становились местами, где по вечерам собиралась молодежь, проводя время в танцах под гармошку, играх и пении народных песен. В некоторых деревнях, где клубов не было при советской власти, они были открыты впервые. В селе Глоднево Брасовского района торжественное открытие клуба в конце октября 1942 года сопровождалось чтением доклада на тему «Искусство русского народа», инсценировкой поэмы Пушкина «Цыганы» и другими художественными номерами, а также массовыми танцами. Спустя короткое время при клубе были организованы драматический, струнный и хоровой кружки.

Осуществление принципа свободы вероисповедания приобрело в округе характер государственной политики. 28 сентября 1942 года обер-бургомистром был издан на этот счет приказ № 71, согласно которому на всех старост и старшин возлагалась обязанность проведения за счет добровольных пожертвований верующих ремонта церквей.

По сути, приказ лишь юридически закреплял шедшее полным ходом чуть ли не с первых дней существования самоуправления повсеместное открытие и освящение сохранившихся православных храмов. Каждое такое событие становилось всенародным праздником для жителей данного населенного пункта, как, например, открытие и освящение 10 августа 1942 года в Дмитровске протоиереем Александром Кутеповым престола в храме в честь святых равноапостольных Константина и Елены (так называемый Старый собор)1. Эта церковь была построена еще Дмитрием Кантемиром на высоком берегу реки Общерицы. Однако с приходом советской власти собор разграбили, живопись и фрески XVII века уничтожили, а в самом храме, единственном сохранившемся в городе, разместилась бондарная мастерская.

После изгнания большевиков дмитровцы решили вернуть храм к жизни. Многие граждане города в свободное от работы время работали по ремонту, оборудованию и украшению церкви под руководством церковного старосты П.Г. Королькова.

Таким же праздником, вылившимся в народное гуляние, стало водружение 29 августа креста на одной из глав этого храма. Столь же активно участвовало население и в проводимых по праздникам крестных ходах и иных церковных мероприятиях. Ярким примером проявления религиозной активности населения явился прошедший 2 сентября 1942 года в Севске торжественный крестный ход с иконой Божией Матери. Храм, в котором накануне проводилось всенощное богослужение, не мог вместить всех верующих, многие стояли снаружи. Когда, наконец, многотысячная процессия двинулась по улицам города, ей приходилось замедлять ход, ибо вдоль всего ее маршрута были установлены столы для освящения воды.

Что касается управления православными приходами, большинство из них не подпадало под юрисдикцию местоблюстителя патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского), жившего на советской территории в Москве. Очевидно, по этой же причине священнослужители округа отказались подчиняться митрополиту Вильнюсскому и Литовскому Сергию (Воскресенскому), заявившему о своем подчинении патриаршему местоблюстителю Сергию. По данным И.В. Грибкова, православное священство Локотского округа заявляло о своей принадлежности к Истинно-православной (катакомбной) церкви. Данное утверждение можно принять с большой вероятностью, принимая во внимание, что в довоенные годы в этих местах нелегально действовала большая община катакомбников. Юридически же православные церкви ЛАО входили в состав Смоленской и Брянской епархии, возглавляемой епископом Стефаном (Севбо).

Наряду с православными христианами на территории Локотского округа активизировали свою деятельность и христиане протестантских конфессий, в основном баптисты и евангелисты. Хотя деятельность инославных христиан и не была закреплена какими-либо специальными распоряжениями обер-бургомистра, никаких препятствий со стороны властей они не встречали, развив бурную деятельность по части миссионерства и открытия новых молитвенных домов. В округе действовала также большая община древлеправославных христиан (старообрядцев), руководимая, по всей вероятности, старообрядческим духовным центром в г. Новозыбкове.

По-иному оценивают религиозную активность населения Локотского округа советские источники. Партизанские разведывательные сводки о положении на оккупированной территории Орловской области информировали ЦШПД о том, что, несмотря на повсеместное открытие храмов и молитвенных домов, в религию было вовлечено меньшинство населения, преимущественно люди старшего возраста, в то время как молодежь, так же как и при советской власти, оставалась далека от религии. Однако в свете фактов, указывающих на массовое открытие церквей и молитвенных домов, их хорошую посещаемость, к партизанским сообщениям следует отнестись критически.
С целью формирования у населения русского национального мышления была проведена кампания по переименованию улиц, площадей, населенных пунктов, носивших явно советские названия, что закреплялось приказом Каминского № 29 от 27 августа 1942 года:

«В целях полного искоренения из памяти населения нашего Округа бывшего жидо-большевистского владычества, приказываю:

§1

Все бывшие советские названия населенных пунктов в сельских местностях, а также установленные при советской власти названия улиц в городах, поселках городского типа и крупных селах, анулировать, восстановив по таким населенным пунктам и улицам их прежние названия дореволюционного времени или присвоив им новые наименования в русском национальном духе, а еще лучше, установив эти названия по фамилиям местных жителей, павших смертью храбрых за укрепление Новой Власти.

§2.

Осуществление указанного выше мероприятия в части городов и поселков городского типа возложить на городских Бургомистров и поселковых старост, а по населенным пунктам в сельских местностях — на волостных старшин»124.
Важно выделить несколько специфических особенностей формирования и развития идеологической сферы Локотского округа. Несмотря на то что распространение идей и деятельности НСПР не пошло дальше границ округа, в его пределах русские национал-социалисты пользовались полной самостоятельностью. Это коренным образом отличало Воскобойника и Каминского от других коллаборационистских идеологов, деятельность и идейные разработки которых были полностью подчинены нацистам, а их действия носили вторичный характер. Достаточно вспомнить, что власовское движение вплоть до ноября 1944 года было вообще лишено права проявлять хотя бы малейшую инициативу и самостоятельность в политических вопросах, а сам генерал-лейтенант А.А. Власов был лишь пропагандной фигурой, используемой по усмотрению немцев. В Локотском округе, напротив, вся инициатива исходила от организаторов самоуправления. Полное отсутствие какой бы то ни было цензуры, идеологического давления в сфере духовной жизни объясняется прежде всего совпадением интересов самоуправления и командования 2-й танковой армии на рассматриваемом этапе войны. Так, немцы в лице командования 2-й танковой армии представляли собой трезво мыслящий срез офицерского корпуса Германии, правильно оценивший перспективы взаимовыгодного сотрудничества с местным населением. Последнее же в результате такого обращения увидело далеко не все, а именно позитивные стороны национал-социализма, пытаясь, насколько это было возможно, копировать его основные положения.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Похожие:

Игорь Ермолов Русское государство в немецком тылу Центрполиграф; 2009 isbn 978-5-9524-4487-6 icon«Кермит Маккензи. Коминтерн и мировая революция. 1919 1943»: Центрполиграф;...
«Кермит Маккензи. Коминтерн и мировая революция. 1919 – 1943»: Центрполиграф; Москва; 2008
Игорь Ермолов Русское государство в немецком тылу Центрполиграф; 2009 isbn 978-5-9524-4487-6 iconСписок новинок
Т, 2009; Санкт-Петербург : Астрель-спб, 2009 (Минск). 411, [2] с.; 20 см. Первая книга цикла "Воздаяние храбрости" "Черный гусар"....
Игорь Ермолов Русское государство в немецком тылу Центрполиграф; 2009 isbn 978-5-9524-4487-6 iconПеревод, зао «Центрполиграф», 2009 © Художественное оформление, зао...
И. Е. Полоцк home pets Vicki Myron Bret Witter dewey. The Small-Town Library Cat Who Touched World en TaKir
Игорь Ермолов Русское государство в немецком тылу Центрполиграф; 2009 isbn 978-5-9524-4487-6 iconПеревод, зао «Центрполиграф», 2009 © Художественное оформление, зао...
Об этом и многом другом в потрясающей книге Вики Майрон, которая сумела тронуть душу миллионов читателей во всех уголках планеты
Игорь Ермолов Русское государство в немецком тылу Центрполиграф; 2009 isbn 978-5-9524-4487-6 iconИгорь Геннадьевич Ермолов Три года без Сталина. Оккупация: советские...
«Ермолов И. Три года без Сталина. Оккупация: советские граждане между нацистами и большевиками. 1941–1944. (На линии фронта. Правда...
Игорь Ермолов Русское государство в немецком тылу Центрполиграф; 2009 isbn 978-5-9524-4487-6 iconСписок новинок абонемента
Рон Ле Мастер; [перевод с английского М. В. Ивановой]. Москва : аст : Астрель : Полиграфиздат, 2010. 159, [1] с ил.; 21 см. Об авторе:...
Игорь Ермолов Русское государство в немецком тылу Центрполиграф; 2009 isbn 978-5-9524-4487-6 icon«Тайная капитуляция / Пер с англ. В. В. Шарапова.»: Центрполиграф;...
Уникальная книга, написанная Алленом Даллесом – американским суперагентом, легендарным шефом цру. Автор раскрывает малоизвестные...
Игорь Ермолов Русское государство в немецком тылу Центрполиграф; 2009 isbn 978-5-9524-4487-6 iconВозвращение в Арканар: Антология Издательская Группа «Азбука-классика»...
Андрей Чертков Игорь Минаков Михаил Савеличев Карен Налбандян Евгений Шкабарня-Богославский Миры Стругацких: Время учеников, XXI...
Игорь Ермолов Русское государство в немецком тылу Центрполиграф; 2009 isbn 978-5-9524-4487-6 iconДуглас Коупленд Похитители жвачки «Коупленд Д. «Похитители жвачки»»
Аст, аст москва; М.; 2009; isbn 978-5-17-060629-0, 978-5-403-01631-5, 978-5-17-053717-4, 978-5-403-01630-8
Игорь Ермолов Русское государство в немецком тылу Центрполиграф; 2009 isbn 978-5-9524-4487-6 icon«Путь к богатству, или Где зарыты сокровища»: Центрполиграф; М.;...
То есть после того, как сам воплощу в реальность те мысли и идеи, которые в ней изложены. Поэтому я дал себе еще время. И выпустил...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница