Книга издана при финансовой поддержке российского гуманитарного


НазваниеКнига издана при финансовой поддержке российского гуманитарного
страница13/41
Дата публикации12.06.2013
Размер4.01 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   41

языка и конструирования субъекта в дискурсе. Индивидуальный

субъект был пустой сущностью, пересечением дискурсов. В

более поздних работах Фуко перешел с позиции лингвистиче-

ской детерминированности на ту точку зрения, что индивиды

конституируются властными отношениями" (350, с. 81).
Насколько взгляды Фуко изменились в этом плане на ру-

беже 70-х -- 80-х гг., свидетельствует два его интервью. В

интервью 70-х гг. на вопрос: "если существуют отношения сил и

борьбы, то неизбежно возникает вопрос, кто борется и против

кого?", он не смог назвать конкретных участников постулируе-

мой им "борьбы": "Эта проблема занимает меня, но я не уверен,

что на это есть ответ". Интервьюер, исходя из сложившейся

традиции воспринимать Фуко как "политизированного пост-

структуралиста", продолжал настаивать на своем: "Так кто же в

конце концов является теми субъектами, что противостоят друг
^ 74 ГЛАВА I

другу?" В то время у Фуко был на это лишь

"предположительный" ответ: "Это только гипотеза, но я бы

сказал, что зто все против всех. Нет непосредственно данных

субъектов борьбы: с одной стороны -- пролетариат, с другой

буржуазия. Кто против кого борется? Мы все сражаемся

друг с другом. И всегда внутри нас есть нечто, что борется с

чем-то другим" (197, с. 207-208).
В последней фразе, на мой взгляд, и заключается ответ:

фактически понятие "власти" у Фуко несовместимо с понятием

"социальной власти"; это действительно "метафизический прин-

цип", о котором с недоумением пишет Саруп, и, будучи амбива-

лентным по своей природе и, самое главное, стихийно неупоря-

доченным и сознательно неуправляемым, он, по мысли Фуко,

тем самым "объективно" направлен на подрыв, дезорганизацию

всякой "социальной власти".
В послесловии к сборнику своих статей 1982 г. Фуко под-

вел итоги своей двадцатилетней работы, что в общей перспекти-

ве его творчества выглядит скорее как глобальный пересмотр

прежних позиций: "Прежде всего я хотел бы сказать о том, что

было целью моей работы на протяжении последних двадцати

лет. Она заключается не в том, чтобы анализировать феномены

власти или чтобы создать основу для подобного анализа.
Напротив, моя задача состояла в том, чтобы создать исто-

рию различных модусов, посредством которых человеческие

существа становились в нашей культуре субъектами. Моя работа

касалась трех видов модусов, трансформирующих человеческие

существа в субъекты.
Первый представляет собой те модусы исследования, кото-

рые пытаются придать себе статус наук; например, объективи-

зация говорящего субъекта в grammaire generale, филологии и

лингвистике. Или еще, в этом же модусе, объективизация про-

изводительного субъекта, субъекта, который трудится, при ана-

лизе материальных ценностей и экономики.
Или, третий пример, объективизации простого факта физи-

ческого существования в естественной истории или биологии.
Во второй части моей работы я исследовал процесс объек-

тивизации субъекта в том, что я называю "разделяющими прак-

тиками". Субъект или разделен внутри себя, или отделен от

других. Этот процесс объективизирует его. Примерами являются

безумные и нормальные, больные и здоровые, преступники и

"добропорядочные".
Наконец, я пытался исследовать -- это то, чем я занима-

юсь сейчас, -- как человек сам превращает себя в субъект.
ПОСТСТРУКТУРАЛИЗМ "Смерть" субъекта и его "воскрешение" 75
Например, я выбрал сферу сексуальности -- как люди приходят

к признанию себя субъектами "сексуальности".
Следовательно не власть, а субъект является главной темой

моего изучения" (167, с. 203-209).
Это очень любопытное заявление, заслуживающее то-

го, чтобы на нем отдельно остановиться. Его можно рассматри-

вать в нескольких аспектах, на двух из которых стоит особо

задержаться. Во-первых, это эссе относится к позднему периоду

деятельности французского ученого, к его завершающему этапу,

когда происходила определенная ревизия предшествующего пути

развития его идей. Здесь очень важно не впасть в грех телео-

логичности, рассматривая его творческий путь с позиции

"естественной итоговости" эволюции его идей, сложившейся к

тому времени, которую он как бы осознавал и поэтому счел

необходимым "навести порядок" в своих делах. Проблема со-

всем в другом. Если что и сложилось к началу 80-х гг., то это

вполне определенная традиция восприятия и толкования концеп-

ций Фуко. Идеи, как известно, имеют тенденцию к саморазви-

тию, далеко не всегда совпадающую с первоначальными интен-

циями их автора. И в этом заключается вторая и, очевидно,

самая важная причина того, почему Фуко счел необходимым

выступить с уточнением своей позиции.

"Смерть" субъекта и его "воскрешение"
И это подводит нас к

весьма существенному раз-

мышлению о сложной и

противоречивой природе

"теоретического антигума-

низма" постструктурализма

с его постулатом (или, вер-

нее будет сказать, с посто-

янными утверждениями) о "смерти субъекта". Фактически заяв-

ление Фуко нельзя рассматривать иначе, как довольно сущест-

венное ограничение более или менее буквального истолкования

данного понятия. Это еще раз нужно подчеркнуть, поскольку

некритическое понимание концепции смерти субъекта значитель-

но обедняет, если вообще не исключает, тот "теоретический

позитив", то рациональное зерно, что в ней содержится. Не

следует забывать, что она была полемически направлена против

представления о своевольном, "своевластном" индивиде

"буржуазного сознания" -- просветительской, романтической и

позитивистской иллюзии, игнорировавшей реальную зависимость

человека от социальных -- материальных и духовных -- усло-

вий его существования и от той суммы представлений -- т. е. от

идеологии, -- в которые эти условия жизни облекались, созда-
^ 76 ГЛАВА I

вая более или менее реальную или совершенно мистифицирован-

ную картину. Теория "смерти субъекта" была прежде всего

направлена против этих представлений, другое дело, какую

конкретную форму она принимала у различных исследователей и

насколько рационально (или "иррационально") она ее объясня-

ла. Но как бы то ни было, постструктуралистские теории субъ-

екта несомненно претендуют на более сложное понимание при-

роды человека, на более глубокий анализ его сознания. Их

смысл заключается в том, что они пытаются обосновать соци-

ально-духовную зависимость субъекта прежде всего на уровне

его мышления, причем последнее в первую очередь обуславлива-

ется действием "коллективного бессознательного". Это, разуме-

ется, лишь общая тенденция: и степень этой зависимости, и

природа этого бессознательного различными исследователями

определяются по-разному.
Но есть, очевидно, и неизбежная закономерность в том,

что всякие рассуждения о "смерти субъекта" имеют свой

"теоретический предел", за которыми они становятся бессмыс-

ленными. Иначе говоря, для Фуко с течением времени стало все

более очевидным, что чрезмерный акцент на сверхдетерминиро-

ванности человека и его сознания фактически снимает и сам

вопрос о человеке. Собственно поиски теоретического простран-

ства для "свободной" деятельности субъекта, всегда присутство-

вавшие в аргументации постструктуралистов, но оттеснявшиеся

на задний план задачами нигилистически деструктивного харак-

тера, воспринимавшимися как первоочередные, и стали основ-

ным содержанием последнего периода творчества Фуко, реали-

зованным в его книгах "Пользование наслаждением" (1984)

(204) и "Забота о себе" (1984) (201).
В данном случае для Фуко было важно еще раз продемон-

стрировать свою "теоретическую дистанцию" по отношению к

доктрине сверхдетерминированности субъекта, наиболее яркими

выразителями которой были Альтюссер и группа "Тель Кель" и

в утверждении которой, как уже говорилось, в свое время сыг-

рал немалую роль и сам Фуко. Разумеется, можно и, очевидно,

следует говорить и о смене идеологического климата, который

был одним в период формирования постструктурализма и стал

совершенно другим во второй половине 70-х- начале 80-х гг.,

но тот факт, что еще в 1982 г. Фуко вынужден был еще ра

подчеркнуть свое "идейное размежевание" с данной позицией,

свидетельствует о многом. Поэтому Фуко и не соглашается с

утверждением, "что существует первичный и фундаментальный

принцип власти, которая господствует над обществом вплоть до

мельчайшей детали" (167, с. 234).
ПОСТСТРУКТУРАЛИЗМ Человек безумный и проблема инаковости 77

Человек безумный и проблема инаковости
Однако прежде чем пе-

рейти к анализу столь важ-

ного для теории постструкту-

рализма комплекса представ-

лений Фуко о субъекте (и

связанной с этим несомненной

эволюции его взглядов), не-

обходимо остановиться еще на одной теме -- в принципе сквоз-

ной для всего его творчества, теме, которой он посвятил одну из

первых своих книг -- докторскую диссертацию "Безумие и

неразумие: История безумия в классический век" (1961), закон-

ченную еще в начале 1960 г. (183).
Без преувеличения можно сказать, что проблема безумия

является кардинальной для всей системы мышления и доказа-

тельств Фуко, поскольку как раз отношением к безумию он

проверяет смысл человеческого существования, уровень его ци-

вилизованности, способность его к самопознанию и, тем самым,

к самосознанию н пониманию своего места в культуре, к гос-

подствующим структурам языка и, соответственно, власти. Ина-

че говоря, отношение человека к "безумцу" вне и внутри себя

служит для Фуко показателем, мерой человеческой гуманности

и уровнем его зрелости. И в этом плане вся история человечест-

ва выглядит у него как история безумия.
Как теоретика Фуко всегда интересовало то, что исключает

разум: безумие, случайность, феномен исторической непоследо-

вательности -- прерывности, дисконтинуитета -- все то, что, по

его определению, выявляет "инаковость", "другость" в человеке

и его истории. Как все философы-постструктуралисты, он видел

в литературе наиболее яркое и последовательное проявление

этой "инаковости", которой по своей природе лишены тексты

философского и юридического характера. Разумеется, особое

внимание он уделял литературе, "нарушающей" ("подры-

вающей") узаконенные формы дискурса своим "маркированным"

от них отличием, т.е. ту литературную традицию, которая была

представлена для него именами де Сада, Нерваля, Арто и,

естественно, Ницше. "Фактически, -- пишет Лейч, -- внима-

ние Фуко всегда привлекали слабые и угнетаемые, социальные

изгои -- безумец, пациент, преступник, извращенец, -- кото-

рые систематически подвергались исключению из общества. Не

удивительно, что Фуко испытывал особое пристрастие к Саду,

Гельдерлину, Ницше, Арто, Батаю и Русселю" (294, с. 154).
В определенном смысле обостренное внимание Фуко к

проблеме безумия, чтобы не сказать болезненного пристрастия к

этой теме, не является исключительной чертой лишь только его
^ 78 ГЛАВА I

мышления -- это скорее общее место всего современного за-
падного "философствования о человеке", хотя и получившего

особое распространение в рамках постструктуралистских теоре-

тических представлений. Практически для всех постструктурали-

стов было важно понятие "Другого" в человеке, или его собст-

венной но отношению к себе "инаковости" -- того, не раскры-

того в себе "другого", присутствие которого в человеке, в его

бессознательном, и делает человека нетождественным самому

себе. Часто тайный, бессознательный характер этого "другого"

ставит его на грань или, чаще всего, за пределы "нормы" --

психической, социальной, нравственной, и тем самым дает осно-

вания рассматривать его как "безумного", как "сумасшедшего".

В любом случае, при общей "теоретической подозрительно-

сти" но отношению к "норме", официально закрепленной в об-

ществе либо государственными законами, либо неофициальными

"правилами нравственности", санкционируемые безумием

"отклонения" от "нормы" часто воспринимаются как "гарант"

свободы человека от его "детерминизации" господствующими

структурами властных отношений. Так, Лакан утверждал, что

бытие человека невозможно понять без его соотнесения с безу-

мием, как и не может быть человека без элемента безумия

внутри себя. Еще дальше тему "неизбежности безумия" развили

Делез и Гваттари с их дифирамбами в честь "шизофрении" и

"шизофреника", "привилегированное" положение которого якобы

ему обеспечивает доступ к "фрагментарным истинам" (более

подробно об этом см. в разделе "Жиль Делез и проблематика

бесструктурности желания").
Точно так же и с точки зрения Фуко "нормальный чело-

век" -- такой же продукт развития общества, конечный резуль-

тат его "научных представлений" и соответствующих этим пред-

ставлениям юридически оформленных законов, что и "человек

безумный": "Психопатология ХIХ в. (а вероятно, даже и наша)

верила, что она принимает меры и самоопределяется, беря в

качестве точки отсчета свое отношение к homo natura, или к

нормальному человеку. Фактически же, этот нормальный чело-

век является спекулятивным конструктом; если этот человек и

должен быть помещен, то не в естественном пространстве, а

внутри системы, отождествляющей socius с субъектом закона"

(183, с. 162).
Иными словами, грань между нормальным и сумасшедшим,

утверждает Фуко, исторически подвижна и зависит от стерео-

типных представлений. Более того, в безумии он видит проблеск

"истины", недоступной разуму, и не устает повторять: мы --

"нормальные люди" -- должны примириться с тем фактором,
ПОСТСТРУКТУРАЛИЗМ 79

что "человек и безумный связаны в современном мире, возмож-

но, даже прочнее, чем в ярких зооморфных метаморфозах, не-

когда иллюстрираванных горящими мельницами Босха: человек

и безумный объединены связью неуловимой и взаимной истины;

они говорят друг другу эту истину о своей сущности, которая

исчезает, когда один говорит о ней другому" (там же, с. 633).

Пред лицом рационализма, считает ученый, "реальность неразу-

мия" представляет собой "элемент, внутри которого мир восхо-

дит к своей собственной истине, сферу, где разум получает для

себя ответ" (там же, с. 175).
В связи с подобной постановкой вопроса сама проблема бе-

зумия как расстройство психики, как "душевная болезнь" пред-
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   41

Похожие:

Книга издана при финансовой поддержке российского гуманитарного iconКонференция будет проходить 24-27 сентября 2012 г в г. Мурманске...
...
Книга издана при финансовой поддержке российского гуманитарного iconКнига издана при финансовой поддержке
Л 86 Семинары, Книга I: Работы Фрейда по технике психоанализа (1953/54). Пер с фр. / Перевод М. Титовой, А. Черноглазова (Приложения)....
Книга издана при финансовой поддержке российского гуманитарного iconКнига издана при финансовой поддержке благодарных учеников
Биск И. Я. Методология истории: курс лекций / И. Я. Биск. Иваново: Иван гос ун-т, 2007. 236 с
Книга издана при финансовой поддержке российского гуманитарного iconКнига издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального...
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги
Книга издана при финансовой поддержке российского гуманитарного iconКнига издана при финансовой поддержке министерства иностранных дел...
...
Книга издана при финансовой поддержке российского гуманитарного iconПрограмма научной конференции «ананьевские чтения 2012» «психология...
Конференция «Ананьевские чтения – 2012» проводится при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект №12-06-14114)...
Книга издана при финансовой поддержке российского гуманитарного iconЗачем нужен полис омс
СПббоо «Ночлежка», при финансовой поддержке Министерства экономического развития Российской Федерации, при информационной поддержке...
Книга издана при финансовой поддержке российского гуманитарного iconПрограмма V всероссийского с международным участием медико-биологического...
Проведение Конгресса осуществляется при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований по проекту
Книга издана при финансовой поддержке российского гуманитарного iconКнига издана при поддержке Национального центра книги Министерства...
Дочки-матери. Третий лишний?— Перевод с французского О. Бессоновой под редакцией Н. Поповой. М.: Наталья Попова
Книга издана при финансовой поддержке российского гуманитарного icon28 апреля 2 мая 2012 года учебно-научный Центр типологии и семиотики...
Центр типологии и семиотики фольклора и Лаборатория фольклористики Российского государственного гуманитарного университета (Москва)...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница