Институт российской истории в. В. Трепавлов


Скачать 13.12 Mb.
НазваниеИнститут российской истории в. В. Трепавлов
страница7/122
Дата публикации17.03.2013
Размер13.12 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   122
Раздел I

Образование
и распад
ногайской
державы


Глава 1

^ Мангуты и кипчаки

Один из главных и самых запутанных вопросов в ногайской истории — проблема исторической связи между монголами-мангутами и позднейшими тюрками-мангытами. Слово «мангыт» (тюркизирован- ное «мангут») часто использовалось на Востоке в XV-XVII вв. как синоним ногаев, поскольку правящий клан Ногайской Орды происходил из племени мангытов. Посмотрим, какие сведения можно извлечь из средневековых источников для того, чтобы узнать, каким образом изначально монгольский этноним «мангут» проник в Дешт-и Кипчак, а также определить, почему он был там заимствован местными кочевниками.

В XII в. монгольское племя мангутов расселялось между борджи- гинами, кочевавшими по Онону, и тунгусскими племенами среднего Амура, близко соседствовало с забайкальскими монголами-баргутами (Викторова 1980, с. 162; Рашид ад-Дин 1952а, с. 184), т.е. занимало территорию, приблизительно соответствующую нынешней китайской провинции Хэйлунцзян. По «Тайной истории монголов», мангуты происходили от Начин-бахадура — потомка монгольской праматери Алан-гоа в пятом поколении (Сокровенное 1990, с. 18; History 1990, р. 9); по хронике «Алтан тобчи» Лубсан Данзана — от Мангхудая из шестого колена потомства Алан-гоа (Лубсан 1973, с. 60; Erten-u 1937, р. 18); Рашид ад-Дин называл предком мангутов Джаксу (Яхши), седьмого потомка Алан-гоа (Рашид ад-Дин 1952а, с. 184; Рашид ад-Дин 19526, с. 29). Мангуты состояли в той же фратрии нирун, что и Чинги- сиды-борджигины (Рашид ад-Дин 1952а, с. 78, 79), следовательно, находились в довольно близком генеалогическом родстве с ними.

Это племя входило в улус Бартан-бахадура и Есугэй-бахадура, деда и отца Чингисхана. По смерти Есугэя половина их оставила семью своего покойного правителя и откочевала. Оставшихся мангутов возглавил нойон Куилдар. Вовремя борьбы Чингисхана за всемонголь- ский трон они верно служили ему. Куилдар не раз проявлял героизм в сражениях, хан очень ценил его и даже побратался с ним. Глава мангутов просил Чингисхана, чтобы тот позаботился о его детях в случае

51


его гибели. Когда нойон действительно погиб, Чингисхан выполнил просьбу побратима и назначил особый «сиротский налог» в пользу потомков Куилдара (Лубсан 1973, с. 104, 143, 150, 154; Рашид ад-Дин 1952а, с. 184, 185; Рашид ад-Дин 19526, с. 125; 272; Erten-U 1937, р. 76, 130, 139, 146). Впоследствии сын Куилдара возглавил «тысячу» мангутов во время войны в Северном Китае (Рашид ад-Дин 19526, с. 179, 272).

Другой мангут, Дохолху, занял при Чингисхане и позднее при Угэдэе придворный пост чэрби и командовал тысячей гвардейцев- тургаутов (Лубсан 1973, с. 159; Erten-u 1937, р 153). Мангута Джэдай- нойона Чингисхан числил среди своих самых верных сподвижников, «слуг усердных, даровитых, ловких стрелков, заводных коней, ловчих птиц на руке и охотничьих псов, притороченных к седлу». После смерти основателя Монгольской империи Джэдай постоянно находился в Монголии, при ставке младшего сына Чингиса — Толуя (Рашид ад-Дин 1952а, с. 185; Рашид ад-Дин 19526, с. 264, 278).

Отколовшиеся же мангуты были разгромлены Чингисханом, а оставшиеся отданы в подчинение роду Джэдая.

^ Первые мангыты в Дешт-и Кипчаке. Названные выше официальные хроники не отразили переселения мангутов в Дешт-и Кипчак, где позднее сформировался Мангытский юрт. В перечнях племен, выделенных Чингисханом в удел (улус) старшим сыновьям — Джучи и Чагатаю, а также тех, что позднее распределялись между уделами Джучидов и Чагатаидов, мангуты не упоминались (см., например: Кляшторный, Султанов 2000, с. 207, 208; Рашид ад-Дин 19526, с. 274, 275). Поэтому рискованно утверждать, подобно Л.Н.Гумилеву и В.Л.Егорову, будто они изначально были включены в Улус Джучи (Гумилев 1989, с. 535, 586; Егоров 1993, с. 535). Равным образом не вызывают доверия и догадки о переселении Чингисханом этого племени как своих «наследственных подданных», да еще за поддержку враждебных ханов, то ли к Каспию, то ли в Мавераннахр (Вамбери 1873, с. 116; Поноженко 1987, с. 33, 34; Фишер 1774, с. 192). Топонимы, связанные с мангытами, действительно встречаются в Средней Азии (см.: Мурзаев 1996, с. 184), но это скорее можно объяснить участием тюрок-мангытов в узбекских миграциях рубежа XV-XVI вв. Однако мангыты — это не монголы-мангуты, хотя какая-то связь между ними в общем просматривается: в позднем средневековье монгольские народы называли ногаев мангутами (Батур-Убуши-Тюмен 1969, с. 37; Габан-Шараб 1969, с. 57; Златкин 1983, с. 229).

Основная масса мангутов оставалась в Монголии или воевала в Китае. Мангуты относились к левому крылу империи и не имели формального основания двигаться в Дешт-и Кипчак. Вместе с тем наличие этнонима «мангыт» в среде тюркоязычного населения Джучие- ва улуса говорит о том, что отдельные группы монгольского племени

52


мангутов все-таки перекочевали из Монголии, Забайкалья и Маньчжурии на запад. Именно в XIII-XV вв. население Казахстана приобретает монголоидный облик, характерный для «монголоидно-евро- пеоидной расы», с признаками южносибирского антропологического типа (Исмагулов 1970, с. 88, 89).

Повальная тюркизация завоевателей в Золотой Орде (Улусе Джу- чи) и Чагатайском улусе1 давно установлена историками. Не стала исключением и горстка мангутов. Они восприняли язык и культуру восточных кипчаков и растворились среди них. Те кипчакские кочевые общины, что расселились на территории, отведенной в юрт (пространство для кочевания) мангутам, приняли по степному обычаю (История 1974, с. 93) их этническое имя. Так, судя по всему, в течение первой половины XIV в. и появились тюрки-мангыты. Подобная же трансформация произошла с кипчаками, оказавшимися в юрте монго- лов-хонкиратов: «получились» тюрки-кунграты; то же с кереями (от монголов-кереитов), найманами и т.п.2.

В различных источниках разбросаны свидетельства о первоначальном местопребывании предков ногаев, т.е. до их появления на Яике, в будущей Ногайской Орде. Сами ногай представляли свою древнейшую историю следующим образом. Караногайское (северодагестанское) предание, опубликованное в 1863 г. А.О.Рудановским, гласит, будто их «народ кочевал несколько лет возле городов Бухары, Хивы и Оркаи (вероятно, Ургенч. — В.Т.) под предводительством Чингисхана». Затем ими стали управлять два калмыцких хана, Бодролтой и Бурголтей, которые принялись притеснять подданных. По этой причине ногай, дескать, перекочевали в урочище «Алатавлы-Киргз» под начало Узбек-хана. Оттуда они вскоре переместились со всеми стадами и кибитками «к озеру Ака-Оку под покровительство тамошнего бия Мусы» (Рудановский 1863, № 48, с. 301).

Как видим, данная версия, во-первых, позволяет судить о времени миграции — период от Чингисхана (первая четверть XIII в.) до Мусы

' Удел, выделенный Чингисханом Чагатаю, включал Мавераннахр, Семиречье и Кашгар. Насколько мне известно, полной и подробной истории этого государства пока не написано. О чагатайских элях см.: Manz 1989, р. 154-165.

2 А.Ю.Якубовский, напротив, считал, что мангуты (как и хонкираты) сохранили свою племенную идентичность, не утратили единства и впоследствии превратились в значительные народности. Правда, при этом «не удержали своего монгольского языка и отюречились» (Греков, Якубовский 1950, с. 298). Я не вижу признаков сохранения монгольской племенной структуры в западных Улусах Монгольской империи. Мангы- ты, кунграты и множество им подобных являлись все же скорее кипчакскими элями, разверстанными по юртам (или монг. нутагам) соответствующих монгольских племен — численно мизерных по сравнению с местными тюрками. Хотя в Улусах Джучи и Чагатая проживало несколько тюркских народов (огузы, карлуки, алтайцы, киргизы и др.), главным «инструментом» тюркизации монголов в степях выступили все-таки кипчаки как самый многочисленный народ. Принадлежность ногайского языка именно к кипчакской группе тоже приводит к такому заключению.

53








(вторая половина XV в.); во-вторых, она очерчивает ее маршрут: Мавераннахр и Хорезм — горы Алатау (Юго-Восточный Казахстан и Кыргызстан) — озеро Ак-Куль3. Отголосок пребывания мангытов в Средней Азии можно усматривать также в киргизском эпосе «Ма- нас», где «ногоям» отводится значительная роль. И вообще древность, «золотой век» в киргизских преданиях иногда обозначается как «ногайские времена» (Валиханов 1961а, с. 388). Кроме того, указанная Муин ад-Дином Натанзи область правления потомков Ногая — Улуг- Таг, Сенгир-Ягач, Каратал, Дженд, Барчкент4 (Натанзи 1957, с. 81) — соответствует примерно тому же региону.

Более спрямленный путь переселения отображен в ногайском предании, зафиксированном в «Описании Калауско-Саблинского и Беш- тово-Кумского народов» 1837 г.: «Предки ногайцев обитали прежде в Бухарин и были тогда идолопоклонниками». Приняв ислам от «султана Бабатукла», они «перешли из Бухарин на реку Волгу, в нынешнюю Астраханскую губернию» (РГВИА, ф. 405, оп. 6, д. 3076, л. 30, 30 об.). Здесь миграция изображена уже как переход из Мавераннахра непосредственно к Волге, хотя и без уточнения периода. Впрочем, ясно, что произошло это после миссии проповедника Ходжа-Ахмеда Баба-Туклеса, который жил в Улусе Джучи во времена хана Узбека (правил в 1312-1342 гг.) (Утемиш-Хаджи 1992, с. 106, 107). Передвижение предков под влиянием миссионера твердо держалось в памяти народа. В 1907 г. ногайский старик сообщил русскому исследователю,

3 Затрудняюсь определить местоположение этого озера. Его название весьма распространено в Дешт-и Кипчаке. По Утемиш-Хаджи, на Ак-Куле располагался родовой улус Хызра б. Мангутая (по Натанзи — Хызра б. Сасы-Буги), который занимал золо- тоордынский трон в 1360—1361 гг. (Утемиш-Хаджи 1992, с. 109, 113). Маловероятна идентификация с тем Ак-Кулем, что находится в Ташаузской области Туркменистана (см.: Утемиш-Хаджи 1992, с. 156 — примеч. М.Х.Абусеитовой). Озеро с искаженным названием («Анколь») фиксируется в «Книге Большому чертежу» как место «кочевья Казацкия орды» в районе «города Сунака» (Книга 1950, с. 95; см. также: Маргулан 1950, с. 84, 85), т.е. Сыгнака, в окрестностях современного поселка Тюмень-Арык Кзыл-Ординской области Казахстана. Показательно, что именно свержение Хызра в Сарае вызвало дальнейшую миграцию мангытов от Волги на запад (см. ниже); получается, что они концентрировались вокруг этого хана и, возможно, служили ему опорой; следовательно, мангыты действительно когда-то пересекли ак-кульские кочевья и вместе с тамошними кипчаками и с Хызром (а частично, возможно, и с Мамаем) мигрировали в правое крыло.

* Улуг-Таг — это горы Улутау в Центральном Казахстане, на западе Карагандинской области. Дженд и Барчкент — города на нижней Сырдарье. Каратал — название нескольких рек в Центральной Азии; здесь речь идет, может быть, о пересыхающей реке у восточного края пустыни Бетпак-Дала в Джамбульской области Казахстана. В XIII-XIV вв. там находилась юго-восточная окраина Улуса Джучи. Сенгир(Секиз)- Ягач — местность, очевидно, где-то в западном Семиречье. Направляясь в нее, армия Тимура во время войн с моголистанскими эмирами в 1375 г. прошла через города Сайрам (на Арыси, притоке Сырдарьи) и Талас (на одноименной реке), а через два года — через тянь-шаньские города Узгенд и Атбаш (см.: Материалы 1973, с. 130, 153, 154).

56


что ногайцы в прошлом «вышли из Индии. Некоторое время жили
с монголами, но появившийся святой (имя не называется. — В.Т.)
велел им уйти от неверных» (Пашин 1912, с. 39) — здесь уже не
от калмыков, как в публикации А.О.Рудановского, а от монголов.
Думается, эти разновременные записи, называющие после Монголии
или «Индии» местом первого поселения «Бухарию», достоверно отра-
зили один из этапов передвижений мангытов по Евразии.

Абу-л-Гази Бахадур-хан в «Шаджара-йи таракима» рассказывает,
что после того как Джучи обосновался в Дешт-и Кипчаке, «он пересе-
лил сюда свою семью и все или, которые дал ему отец. Из каждого
уруга узбеков были переселенцы в Кипчакский юрт... Потом этот юрт
достался мангытам» (Кононов 1958, с. 20, 21, 44). Хотя автор и не
приводит названий элей (илей), резонно предположить, что среди
них оказались и мангыты. Вo-первых, они тоже проживали в Улусе
Джучи, поскольку тот в конце концов «достался» им. Во-вторых,
мангыты могли относиться не к племенам, выделенным Чингисханом
сыну, а к тем «уругам узбеков», что переселились в «Кипчакский юрт»
после того5.

Кроме того, если учесть фольклорные сведения о среднеазиатской
«прародине» ногаев, то получается, что первоначально их предки жи-
ли в Чагатайском улусе, а не в Золотой Орде. Поэтому искать их среди
изначальных джучидских подданных XIII — первой половины XIV в.
бессмысленно. Однако, придя из Мавераннахра в казахстанские степи,
кипчаки-мангыты оказались на землях, принадлежащих Джучидам —
тем их династическим ветвям, которые происходили от сыновей

и-хана, Орду-Ичена и Шибана.

ногайском, казахском и башкирском фольклоре есть упоминания об Азиз-Джанибеке, возглавившем ногаев при переходе их из «Великой Татарии» или «Бухарин» на Волгу (Корнис 1836, с. 5; Нестеров 1900, с. 103; Филоненко 1915, с. 12). Монеты с именем этого правителя чеканились в золотоордынском городе Гюлистане в 767/1365- 66 г.6. Можно предположить, что заметное переселение целого ман- гытского массива с юго-востока произошло в 1350-1360-х годах. До того времени какие-либо крупные перемещения населения в Золотой Орде неизвестны, да и едва ли были возможны. В первой половине XIV в. она находилась в зените могущества, и ордынское правитель

5 В приведенном выше «Описании» 1837 г. говорится, будто «многочисленные их (ногаев. — В.Т.) роды некогда составляли один народ, известный под названием узбеков» (РГВИА, ф. 405, оп. 6, д. 3076, л. 30). Здесь можно, пожалуй, видеть воспоминание о ханстве коневых узбеков XV в., но никак не об эпохе Чингисхана и Джучи.

6 Обычно считается, что «Азиз Джанибек» на монетах — композиция имен двух ханов, из которых второй — это Джанибек II (см.: Григорьев В. 1850, с. 42-51; Савельев П. 1858, с. 290-293). А.П.Григорьев предположил, что азиз (араб, «дорогой, великий») здесь — эпитет покойного к тому времени Джанибека б. Узбека (Григорьев А. 1983, с. 40).



57


ство не допускало перехода племен (элей) из одного крыла или улуса в другой, чтобы не нарушать стройного деления населения и территории, не запутывать системы налогообложения и мобилизации ополчения. А вот в ходе смут, начавшихся после смерти хана Джанибека б. Узбека (1357 г.), в Дешт-и Кипчаке в самом деле начались масштабные миграции.

Причина их может быть определена только гипотетически. О внутренней истории левого крыла известно очень мало. Во всяком случае, нет никаких оснований считать массовые передвижения населения бегством от каких-то соперников или врагов. Резонно допустить вслед за В.Л.Егоровым, что кок-ордынская аристократия решила воспользоваться династическими распрями вокруг Сарая и захватить главный престол Улуса (Егоров 1980, с. 183). Однако должен был найтись весомый стимул для фактической узурпации ею власти над Золотой Ордой. Можно предположить, что таким стимулом для вос- точноджучидских царевичей послужило массовое переселение кипчакских племен (в том числе мангытов) из ослабевшего и распадавшегося Чагатайского улуса. Приток кочевников поставил местную знать перед необходимостью не только подыскать им место для проживания, но и увлечь энергию этой буйной стихии на внешние предприятия, за пределы Кок-Орды. Вот почему племена левого крыла двинулись к Волге в 1360-х годах.

Пришедший из восточных степей Хызр, царствуя в Сарае, возглавлял ханство правого крыла в Улусе Джучи, что располагалось к западу от Яика. Одновременно с ним в левом крыле, т.е. к востоку от Яика, ханствовал его брат (?) Кара-Ногай, имевший резиденцию на Сыр- дарье7 (Утемиш-Хаджи 1992, с. 112). Ни того ни другого правителя, не связывают в хрониках с мангытами. Но именно данный период обозначен в некоторых источниках как время переселения их к Волге. И.Л.Щеглов в начале XX в. слышал версию основания Ногайской Орды, по которой Эдиге собрал «заяицкие орды» в ходе смуты, разразившейся после ханов Амурата и Озиза (Щеглов 1910, с. 66). Последний персонаж — это, конечно, упоминавшийся выше Азиз-Джанибек; Амурат — скорее всего противник Мамая, Мюрид, сарайский хан в 1361-1364 гг., брат или сын Хызра (Григорьев А. 1983, с. 32, 54)8.

^Утемиш-Хаджи в своем «Тарих-и Дост-султан» передает, что во время разгоравшейся междоусобицы «кыйят Мамай забрал правое
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   122

Похожие:

Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут военной истории министерства обороны российской федерации...
Редакционная коллегия серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941 —1945 гг.»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут истории Отделение исторического образования Кафедра всеобщей...
Рекомендовано к печати кафедрой всеобщей истории и методики преподавания Института истории кфу
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Уральский юридический институт
Актуальные проблемы истории, политики и права: Межвузовский сборник научных статей. Часть II – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconЦелью и задачами курса «Отечественная история» в вузе являются
России с древнейших времен и до наших дней. Показать на примерах из различных эпох органическую взаимосвязь российской и мировой...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию институт...
На смену «прекрасному» приходят «шок-ценности»2: новизна, необычность, абсурд, жестокость. Это привело к расширению предмета эстетики,...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconВысшего профессионального образования центросоюза российской федерации...
Сарчин Р. Ш. Философия: Планы практических занятий. – Казань: Казанский кооперативный институт, 2012. – с
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРеспублики Татарстан Институт истории им. Ш. Марджани Садри Максуди...
Монография рекомендована к печати ученым советом Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПриглашают на дискуссию Историческая память и борьба за идентичность современных россиян
Государственная историческая политика: символизация событий и героев. Год российской истории. Школьные и вузовские учебники истории:...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconНовосибирская региональная общественная организация общества «знание»...
Филиал ноу впо «санкт-петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПермский государственный гуманитарно-педагогический университет Кафедра...
Приглашаем Вас принять участие во всероссийской научной конференции «Повседневность российской провинции. XIX-XX вв.»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница