Институт российской истории в. В. Трепавлов


Скачать 13.12 Mb.
НазваниеИнститут российской истории в. В. Трепавлов
страница8/122
Дата публикации17.03.2013
Размер13.12 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > История > Книга
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   122

7 Это, однако, не дает оснований приписывать Кара-Ногаю лидерство при рассматриваемой перекочевке народа на запад (см.: Поляков 1980, с. 146), если только не допустить, что «Ногай» было прозвищем Мамая. Родословная Кара-Ногая: Кара-Ногай б. Мангутай б. Тула-Буга б. Кадак б. Шибан б. Джучи (Рашид ад-Дин 1960, с. 74; Утемиш-Хаджи 1992, с. 150 (примеч. М.Х.Абусеитовой)).

8 Имя этого хана в форме «Амурат» присутствует также в русских летописях (Патриаршая 1885, с. 233; Симеоновская 1913, с. 101; Софийская 1851, с. 229).

58


крыло и ушел с племенами в Крым». После убийства хана Хызра и разорения его противниками стольного Сарая большая часть Хызрова эля тоже подалась в Крымский вилайет к Мамаю (Утемиш-Хаджи 1992, с. 108, 113; об обстоятельствах переворота см.: Григорьев А. 1983, с. 28, 29). Данная информация полностью соответствует сообщению Симеоновской летописи об убийстве Мамаем хана Тимур- Ходжи, сына и преемника Хызра, переправе Мамая через Волгу и его откочевке в Крым. Летопись датирует эти события 1361 г. (Симеонов- ская 1913, с. 101).

Крымский вилайет включал не только сам полуостров, но и степи от нижнего Днепра до нижнего Дона. Есть некоторые фольклорные данные об участии в этой миграции мангытов. В одном из башкирских сказаний Крым предстает как прародина ногаев (Рычков 1896, с. 69). В Крыму действуют и многие богатыри-герои ногайского эпического цикла (хотя последнее может быть связано и с расселением ногаев в крымских владениях в XVII-XVIII вв.). Подобные передвижения отражены в казахском эпосе «Эр-Таргыл», где главный персонаж является выходцем из киргизов, бежавшим к народу «кырк сан крым» (Молдобаев 1995, с. 60) (ср. легендарный маршрут из ногайских сказаний: Мавераннахр — Киргизский Алатау, а также информацию Утемиш-Хаджи об уходе народа с территории Казахстана в Крым).

Таким образом, кажется вероятным форсирование Волги значительной частью эля мангытов в числе прочих племен в середине XIV в. Но Крым тоже находится довольно далеко от Яика, будущего центра Ногайской Орды! Следует продолжить поиски следов мангыт- ских передвижений.

Разгром ханом Тохтамышем Мамая в 1380 г. привел к рассеянию его, Мамаевых, элей. Те мангыты, которые когда-то явились в Крым с Мамаем, вынуждены были искать пристанище в дальних краях. Смутные воспоминания об этом расселении сохранились в различных регионах Восточной Европы. Предание, сообщенное башкирским старшиной П.И.Рычкову в XVIII в., гласит, будто «ногайский хан Басман», спасаясь от «морового поветрия», с семнадцатью тысячами кибиток перебрался из «Малой Татарии», что находилась «близ Крыма», к Яику и к устью Сакмары, где основал свою ставку Актюба (Рычков 1896, с. 69).

Из некоторых источников явствует, что первая и временная остановка после исхода из Крыма имела место на берегах Кубани. В частности, в мордовском фольклоре слово губан (кубанец) обозначает ногайца (см.: Устно-поэтическое 1982, с. 87, 104); башкирские народные генеалогии свидетельствуют, что после русского завоевания Казани в середине XVI в. большинство ногаев, живших в Башкирии, откочевали на Кубань — прежнее место жительства их отцов, откуда те

59


некогда бежали «от жару» (Башкирские 1960, с. 32: Соколов 1898, с. 51 )9.

К этим сюжетам примыкает донская казачья легенда о начальнике Донского войска Адиге или Атике, который из города Черкассы, называвшегося тогда Орн, «перешел на восточную сторону Азовского моря и между двумя рукавами Кубани построил замок своего имени Ада» (ПоповА. 1814, с. 116). Черкассы с середины XVII в. действительно были административным центром Донского войска и в этом повествовании являются анахронизмом. Но район Черкасс (степное нижнее Поднепровье) в начале XVI в. служил кочевьем тех мангытов, которые предпочли остаться в Крымском вилайете на территории Большой Орды и позднее закрепились в Крымском ханстве (ПДК, т. 1, с. 119; Сыроечковский 1940, с. 44; Bennigsen, Lemercier-Quelquejay 1972, p. 330). Еще в 1546 г. ногайские мирзы заявляли крымскому хану: «Буди тебе ведомо: Днепр деи нашь коч, твои татаровы по Непру не кочевали» (КК, д. 9, л. 53). Адиг/Атик напоминает имя родоначальника мангыто-ногайских биев Эдиге, хотя он погиб в 1419 г., а во время предполагаемого переселения мангытов из Крымского улуса на Кубань (1380-е годы) находился при дворах Тохтамыша и затем Тимура. Тем не менее какие-то отголоски мангытской миграции могли проявиться в этом фольклорном рассказе, и события реконструируются таким образом, что некоторая часть мангытов осталась в Северном Причерноморье, а другая часть переместилась к востоку, на Кубань. <

Следующим пунктом миграции оказалась долина Терека. В марте 1524 г. участник русского посольства в Турцию М.Тверитинов доложил в Москву, что «пошел Мамай мырза от Асторохани кочевать на старое ногайское кочевище на Терк реку под Тюмень, подалось к Хвалынскому (Каспийскому. — В.Т.) морю» (ТД, д. 1, л. 269 об.; здесь и далее в цитатах выделено мною. — В.Т.). Расселение ногаев на этой реке за столетие до цитированного донесения отразилось в ногайском эпосе. После перемирия хана Кадыр-Берди б. Тохтамыша с Нурадилем (Hyp ад-Дином) б. Эдиге последний признал в первом «единственного хана Золотой Орды и навсегда отказался от своей независимости». За это хан передал ему «в полную собственность степь, орошаемую Тереком и Сулаком» (Семенов Н. 1895, с. 454). В 1880-х годах у чеченцев сохранялось предание о столкновении их предков с ногаями в «Малой Чечне» около пятисот лет назад, т.е. в конце XIV в.; в бою на реке Аргун ногаи были разбиты (Семенов Н. 1895, с. 394).

' Историческим курьезом выглядит казахское предание о происхождении Старшего, Среднего и Младшего жузов от трех братьев, которые в старину «вышли от турков из Кубанской степи... за поиском лошадей и, заблудясь, размножились» (Андреев 1998, с. 32).

60


Свидетельством пребывания предков ногаев на Тереке служит и легенда крымских ногайцев, приведенная В.Д.Смирновым. У предка ногайцев Байраса, сына Улуса, от трех жен было шестнадцать сыновей, которых называли общим именем Татар-Тоб. Уже сам публикатор связал это наименование с местностью Татар-Топа на Тереке (Смирнов В. 1887, с. 77, 78). Действительно, на левом берегу Терека, напротив осетинского селения Эльхотово, располагалась средневековая крепость Татартуп («Стоянка татар»). От нее уцелел знаменитый минарет XIV в., рухнувший в 1981 г. Жителями этой крепости, по мнению М.М.Базоркина, были крымцы, которых Мамай переселил на Кавказ (Базоркин 1961, с. XIX в. в эту местность съезжа

лись на празднование по случаю мусульманского Нового года пятигорские ногайцы. Правда, Татартуп, видимо, не считался святыней именно ногайцев, и почитание его объясняли заимствованием от сосе- дей^^ардинцев (Волкова 1974, с. 94).

ГСпереселениями ногаев Е.И.Нарожный и Л.П.Семенов связывают оседание в этих местах таинственных борганов и основание ими мавзолея Борга-Каш в ингушском селе Плиево (Нарожный 1988, с. 129, 130; Семенов Л. 1928, с. 217 и сл.; описание мавзолея см.: Месхидзе 1998). Вопрос о времени и об этнической принадлежности строителей] мавзолея, как и об идентичности ногаев с борганами, очень слож£Щ Самое раннее известие о борганах (боргунцах) датируется 1598 г. (Эпиграфические 1966, с. 201). Их происхождение и этноплеменные связи неизвестны. Однако, кажется, нет никаких документальных оснований связывать их с мангытами или в целом с ногаями. Уподобление борганов тем ногаям, которых эпический Мамай якобы переселил из Крыма «к подошве Кавказских гор» (Нарожный 1988, с. 129, 130), не основано на данных надежных источников10. Ингушская легенда о том, что в Борга-Каше погребен золотоордынский государь Татартупа Борга-хан, глава ногаев, которые, дескать, при Мамае перекочевали в Чечню (Виноградов 1980, с. 11), может служить иллюстрацией народной памяти о давних миграциях, но тоже не позволяет считать борганов ногаями. Да и народные сказания в этом отношении не единодушны. Л.П.Семенов собрал множество историй о мавзолее, и в итоге оказалось, что его сооружение приписывалось по меньшей мере^есятку различных народов (Семенов Л. 1928, с. 217 и сл.).

^Слабым доводом в пользу сближения ногаев с борганами могут служить еще разве что традиционные связи монголов-мангутов и мон- голов-буркутов (ср.: борганы) в период их обитания по соседству друг с другом в Северной Монголии в XII в. В то время между ними практиковался брачный обмен (Рашид ад-Дин 1952а, с. 185). Но это еще

10 В недавней работе Е.И.Нарожный высказал осторожное предположение о тождестве борганов с «черными клобуками», которые, возможно, состояли в войске беклер- бека Ногая во второй половине XIII в. (Нарожный 2000, с. 146).

61


более далекие и опосредованные данные, к тому же прямой этнической связи между теми мангутами и дештикипчакскими мангытами, как уже говорилось, в общем не заметно.

Присутствие в Предкавказье на рубеже XIV-XV вв. будущих основателей Мангытского юрта доказывается аналогиями в кочевнических погребальных комплексах этого региона и Заволжья и Приуралья (Виноградов, Нарожный 1991, с. 18)М

Как бы там ни было, в письмеЯТшх источниках почти нет определенной информации о проживании предков ногаев на Северном Кавказе в XV — первой половине XVI в.11. Тем не менее память об их кочевании на Кубани и Тереке, как и сохранение там каких-то групп кочевников-кипчаков, могла стать одним из стимулов активной откочевки жителей Ногайской Орды на эти земли во второй половине XVI и в XVII в.12. Ареалу кавказского расселения мангытского эля в эпоху поздней Золотой Орды приблизительно соответствовала впоследствии Малая Ногайская Орда (Казыев улус), которая сложилась на Северо- Западном Кавказе к 1560-м годам.

\Конец XIV в. в истории Улуса Джучи отмечен нашествиями Тимура. В походе 1391 г. он прошел через Центральный и Западный Казахстан, пересек Яик и разорил левобережье Волги. В 1395 г. его армия из Азербайджана вторглась на Северный Кавказ. В битве на берегах Терека ордынский хан Тохтамыш потерпел полное поражение. После этого Тимур опустошил Волго-Донское междуречье и Нижнее Поволжье. В промежутке между этими двумя кампаниями произошли события, которые многими историками трактуются как основание Ногайской Орды. Связаны они с предводителем мангытов Эдиге.

^ Начало карьеры Эдиге. Переселение мангытов на Яик. Подробности происхождения этого исторического персонажа окутаны

1 Остается неясной этническая принадлежность населения Тюменского улуса в устье Терека. Некоторые исследователи склонны считать его ногайским (см., например: История 1967, с. 248; Мутенин 1948, с. 130), но никаких документальных данных в пользу такого утверждения не приводят. Кажется маловероятным привязывание тюменцев к ногаям, поскольку в событиях ногайской истории XV-XVI вв. терская Тюмень, насколько мне известно, почти не фигурирует. Данный улус мог быть кипчакским (но при этом не ногайским!) анклавом, территориально и этнически близким скорее к кумыкам.

12 Эта гипотеза уже высказывалась В.Б.Виноградовым (Виноградов 1980, с. 11). В целом же я разделяю осторожный подход к определению времени финального прихода ногайцев в степи Северного Кавказа (см., например: Магомедов 1990, с. 52, 53). Крупные массивы ногайского населения появились здесь не ранее конца XVI в. Во множестве исследований в качестве доказательства присутствия ногаев на Северном Кавказе еще в конце XV в. приводятся фразы из русских посольских донесений того периода: «Орда... перекочевала к Пятма горам под Черкасы» и «Орда пашню пахала на Куме» (ПДК, т. 1, с. 167). Это очевидное недоразумение, так как в обоих случаях речь велась не о Ногайской, а о Большой Орде (Улуг улус). Ногаи же в то время обитали далеко на востоке, изредка приближаясь к Волге (см. ниже, главу 3), и не имели ни интереса, ни возможностей кочевать и тем более «пашню пахать» на Северном Кавказе.

62


тайной. Даже его имя [в «каноническом» варианте тюрки — «Эдюгю» (Радлов 1888, с. 4)] не имеет бесспорной этимологии. Народные предания (дастан «Эдиге») возводят его к слову «сапог» (идуг, итук): в сапоге якобы приемный отец принес младенца, будущего беклербе- ка, домой (Диваев 1896, с. 12; Потанин 1897, с. 315). А.Х.Маргулан считал, что имя Эдиге произошло от словосочетания етек-бий — мудрец из черни, как будто бы звали эмира в народе (Маргулан 1940, с. 93); А.Н.Самойлович полагал, что имя восходит к восточнотюрк- скому (караханидско-кашгарскому) эдгю, идгю (добрый, хороший) (Самойлович 1973, с. 188).

Источники по-разному трактуют и племенную принадлежность Эдиге. Ибн Арабшах, автор одного из подробных изложений его биографии, писал, что «его племя именовалось кунграт» (Ибн Арабшах 1887, с. 54). Дженнаби утверждал, будто Эдиге был «по происхождению узбек» (Прошлое 1935, с. 86), что может объясняться расширительным толкованием понятия «узбеки» в Дешт-и Кипчаке XV в. Наиболее твердой и общепринятой ныне версией считается мангыт- ское происхождение Эдиге. О нем сообщают и ногайские родословные (см., например: PC, on. 1, д. 84, л. 52; Родословная 1851, с. 130), и средневековые восточные хроники (Йазди 1972, с. 335; Кононов 1958, с. 44; Sami 1937, р. 75), и дастан «Эдиге». В его татарском варианте хан Тохтамыш говорит Идегею: «Гай, татарин ты! От мангыта рожденный на свет нечистый нагульный татарин» (Идегей 1990, с. 15). Абу-л-Гази уточняет в «Шаджара-йи тюрк»: бек происходил из племени (кабиле) ак-мангыт (Aboul-Ghazi 1871, р. 162). Хотя среди подразделений ногайского эля мангыт не отмечена группа «ак» (см. ниже, очерк «Население»), сообщение хивинского историка соответствует признанной точке зрения на племенную принадлежность Эдиге.

Вопрос о происхождении Эдиге чрезвычайно сложен. В 1927 г. В.В.Бартольд посвятил анализу сведений по этой проблеме специальную статью (Бартольд 19636). С тех пор новых источников и трактовок практически не прибавилось, и вывод В.В.Бартольда о том, что среди различных версий наиболее вероятной следует считать отцовство Балтычака, не вызывает возражений. По персидским источникам XV в., Балтычак (Балынчак, Балынмак) состоял беклербеком (амир-ал умара) при хане левого крыла Тимур-Мелике б. Урусе. Последний был разбит Тохтамышем в 1378 г. (Бартольд 19636, с. 799). Хан-победитель предложил Балтычаку перейти к нему на службу, но встретил гордый отказ и казнил главного бека (Натанзи 1957, с. 95; Самарканди 1969, с. 25; СМИЗО, т. 2, с. 191, 251). Натанзи прямо называет Эдиге сыном Балтычака. Османский историк XVII в. Мунаджжим- баши передает имя отца Эдиге как Аланджак или Алдыжак (Сафаргалиев 1938, с. 31), что является очевидной трансформацией одного из вариантов имени «Балтычак».

63


Эпическая традиция и следовавшие ей Абу-л-Гази, Йазди и Кадыр Али-бек рисуют происхождение Эдиге совсем по-другому. Его родословная через отца, некоего Кутлу(г)-Кыя, возводилась к святому мусульманскому проповеднику Баба-Туклесу по линии его сына Терме. Баба-Туклес же, в свою очередь, происходил якобы от праведного халифа Абу Бекра, тестя Пророка.

Легенды о Баба-Туклесе, в том числе в ногайской среде, проанализированы в обстоятельной монографии Д.Девиза. В бытовании этих легенд выделяются три стадии: повествование о выдающейся роли проповедника в обращении золотоордынского хана Узбека в ислам; «татарская историографическая традиция» — придание исторического облика полумифической фигуре Баба-Туклеса; устная традиция, содержащая генеалогию Эдиге (DeWeese 1994, р. 13, 14). Американский исследователь сопоставил практически все версии подобных сказаний в фольклорных и документальных вариантах [DeWeese 1994, р. 386- 387 (table 5.1)]. Все они единодушны в причислении Эдиге через Баба- Туклеса к потомству первого халифа. Причем отдельные хронисты шли еще дальше и доводили это родословие через Абу Бекра до праотца рода человеческого Ибрагима, сына Адама (Нурулла Хорезми) (DeWeese 1994, р. 381), что лишь подчеркивает искусственность данной генеалогической конструкции.

Помимо подобных легендарных построений, нет никаких данных для причисления Эдиге к аристократическому сословию. Отсутствие же рядом с его именем каких бы то ни было династических титулов во всех источниках, пожалуй, может свидетельствовать о его незнатном происхождении (см. также: Жирмунский 1974, с. 376; Измайлов 1992, с. 55). Башкирское предание прямо утверждает, будто он «был выходцем из простого (черного) люда» (Башкирские 1985, с. 112)13.

Впервые Эдиге упоминается в источниках под 1376 г., когда Тохтамыш в борьбе за власть над Золотой Ордой призвал к себе на помощь Тимура (Бартольд 19636, с. 800). До того времени Эдиге находился при дворе хана левого крыла (Кок-Орды) Уруса, а от него переметнулся к Тохтамышу. Нет сведений о каких-либо подробностях его тогдашней жизни в восточных степях. Но можно предположить, что между ним и ханом произошел какой-то серьезный конфликт. Во всяком случае, ногаи через двести лет вспоминали: «С Урусом царем наш прадед Идигии князь... в недружбе великои были» (НКС, д. 8, л. 231 об.). При подобном конфликте силы были явно неравны, и Эдиге был вынужден оставить сюзерена. Он явился к Тохтамышу, который обретался тогда у Тимура в Бухаре, и поведал о зловещих военных планах Уруса (Йазди 1972, с. 335; Aboul-Ghazi 1871, р. 142; Sami 1937, р. 75).
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   122

Похожие:

Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут военной истории министерства обороны российской федерации...
Редакционная коллегия серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941 —1945 гг.»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconИнститут истории Отделение исторического образования Кафедра всеобщей...
Рекомендовано к печати кафедрой всеобщей истории и методики преподавания Института истории кфу
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Уральский юридический институт
Актуальные проблемы истории, политики и права: Межвузовский сборник научных статей. Часть II – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconЦелью и задачами курса «Отечественная история» в вузе являются
России с древнейших времен и до наших дней. Показать на примерах из различных эпох органическую взаимосвязь российской и мировой...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию институт...
На смену «прекрасному» приходят «шок-ценности»2: новизна, необычность, абсурд, жестокость. Это привело к расширению предмета эстетики,...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconВысшего профессионального образования центросоюза российской федерации...
Сарчин Р. Ш. Философия: Планы практических занятий. – Казань: Казанский кооперативный институт, 2012. – с
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconРеспублики Татарстан Институт истории им. Ш. Марджани Садри Максуди...
Монография рекомендована к печати ученым советом Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПриглашают на дискуссию Историческая память и борьба за идентичность современных россиян
Государственная историческая политика: символизация событий и героев. Год российской истории. Школьные и вузовские учебники истории:...
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconНовосибирская региональная общественная организация общества «знание»...
Филиал ноу впо «санкт-петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права»
Институт российской истории в. В. Трепавлов iconПермский государственный гуманитарно-педагогический университет Кафедра...
Приглашаем Вас принять участие во всероссийской научной конференции «Повседневность российской провинции. XIX-XX вв.»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница