Александр Петрович Никонов Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект


НазваниеАлександр Петрович Никонов Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект
страница12/18
Дата публикации29.06.2013
Размер3.59 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   18
§ 3. Христос Воскрес!<br /> Живой труп
И все-таки Пилату не по себе. Не хочет он смерти Христа! Мертвый Христос Пилату не нужен. Мертвый Христос нужен Каиафе. Не часто так случается, что события идут против воли прокуратора. Пилат зол. Он велит проделать злую шутку: к кресту Иисуса приколотить табличку «Царь Иудейский», прекрасно зная, что это оскорбительно для иудеев. Левиты просят убрать унижающую табличку, но Пилат краток и резок: нет! Как написано, так написано!

К месту казни зелоты Гестас и Дисмас несут кресты сами. Христос свой крест не несет. Римские солдаты, у которых, видимо, в отношении Христа особые инструкции, ловят какого-то мужика по имени Симон. Этот Симон и тащит вместо Иисуса его крест. Более того, когда, уже на кресте, Христос просит пить, римский солдат протягивает ему губку, смоченную «поской» из солдатской фляги. В разных Евангелиях этот напиток описан по-разному — где-то он назван вином, где-то уксусом. (Интересно, кто бы и зачем принес на место казни уксус? Только еще перца, гвоздики и кардамона тут не хватает!) На самом деле «поска» — солдатский напиток со специально подобранным солевым составом — чтобы в походах утолять жажду, приводя в норму солевой баланс организма… Какая забота о приговоренном преступнике! Неужели Пилат что-то затеял?..

Время сыграло с Синедрионом злую шутку. Сейчас вторая половина дня. Завтра — суббота. В субботу ничего делать нельзя. Оставлять преступников на крестах тоже нельзя. Значит, кровь из носу, их надо похоронить до 24.00. Но они просто не успеют умереть до этого времени! Смерть на кресте — процесс долгий. В этом весь смысл — человек должен кончиться в мучениях от жажды. На кресте человек умирает трое суток, а если погода нежаркая, если дожди, то нужно пять-семь дней ждать. Специальная подставочка даже предусмотрена для ног распятого, на которой он стоит, либо специальный колышек под пах, на коем распятый как бы сидит — и все для того, чтобы подольше помучился, чтобы, обвиснув на руках всей тяжестью тела, не задохнулся бы раньше времени (дышать-то, повиснув без опоры, трудно!). Кстати, эта форма орудия древнеримской казни до сих пор точно прослеживается в православии. На могильных, например, крестах: верхняя перекладинка — это как бы табличка «Царь Иудейский», средняя — собственно крестовина, а нижняя косая палочка — подставка для ног или шесток для «сидения». Потому она и косой делается, что направлена как бы на зрителя, перпендикулярно плоскости креста. На картинах направление на зрителя изображается «в перспективе», «в изометрии», то есть «косо» — прямой угол ломается.

…Короче, преступникам грозит долгая смерть «на шестке». Правда, есть способы смерть ускорить. Например, прибить руки гвоздями. «Гвоздили» ведь не для того, чтобы усилить страдания, напротив — чтобы облегчить и ускорить смерть. У пригвожденных от грязных гвоздей и жаркого солнца уже через несколько часов начинался сепсис, человек впадал в горячечный бред и быстро отходил. Христа гвоздями не прибивали.

Был и еще один способ ускорить кончину. В истории он остался почему-то под названием «перебивание голеней». На самом деле голени не перебивали (зачем кости-то перебивать?), а просто перерезали артерии на ногах. Вся кровь из висящего человека быстро вытекала, и он умирал. Гестасу и Дисмасу артерии перерезали. Христу — нет. Интересна мотивировка: а он уже и так умер!

С чего бы это он умер? Римский солдат ткнул Христа снизу вверх острием копья. Пошла кровь. И на этом основании солдат объявил, что «пациент» мертв. Странно. Уж кто-кто, а солдат должен знать, что у мертвых кровь не течет!

Итак, разбойники мертвы. Их трупы по старой доброй традиции сбрасывают в долину Еннома. А тело Иисуса отдают… мы уже знаем, кому его отдают: сторонникам Иисусовым — Никодиму и Иосифу Аримофейскому. Членам Синедриона, между прочим. Тело они переносят в сад к Иосифу, оборачивают тканью, пропитанной алоэ и смирной. Это может быть процессом бальзамирования. Но это может быть и обычной перевязкой: алоэ — известный антисептик. Перевязанное тело Христа кладут в склеп. А куда еще положить «мертвого»?

Каиафа понимает, что его обвели вокруг пальца. Он мчится к Пилату: как же так? Деньги взял, а преступник жив! Пилат пожимает плечами, делает круглые глаза: ничего не знаю, но моим данным преступник мертв, я и сам удивился, что гак быстро… Даже, понимаешь, не успели вены перерезать. Впрочем, дорогой Каиафа, если не верите, сами поставьте стражу у склепа. («Имеете стражу — идите и охраняйте, как знаете» — Матф., 27:65.)

Пилат явно издевается: какая стража! ведь суббота, правоверные сидят по домам и ничего делать не имеют права! Левиты по этому поводу с тем же Христом сколько спорили! «Нарушение субботы» — один из пунктов обвинений, предъявленных Христу… Тогда Каиафа решается: просит Пилата поставить у склепа римскую охрану. Это уже шаг отчаяния.

А Пилату только того и надо. Стража выставлена. А тело пропадает. На вопрос левитов «Где тело?» легионеры, цинично усмехаясь, говорят, что не знают: уснули-де и ничего не видели. Может, унесли. А может, сам ушел…

Вы верите, что римский солдат уснул на посту? Вы верите, что римский легионер, уснувший на посту, так легко в этом признается? Я не верю. За сон на посту вообще-то смертная казнь положена. Но Пилат на этот раз удивительно милостив к соням…

И все-таки, где же Христос?
Бей жидов, спасай Рим!
Скорее всего, Иисус во дворце у Ирода. Или в резиденции самого Пилата. Агенты Синедриона могли проникнуть всюду, могли перерыть весь Иерусалим с подвалов до крыш, посетить Галилею, Назарет… Только три места были им недоступны — дворец Ирода и резиденции Пилата в Иерусалиме и Кесарии.

Во дворце Ирода Иисус прожил почти год. Странный это был год в жизни Христа — в его распоряжении великолепный дворец, общение с умным, веротерпимым Иродом, возможность общаться с друзьями (Капернаум, где находятся апостолы, всего в десяти километрах). И вместе с тем — полная организационная и творческая бездеятельность.

Впрочем, прежде чем поселиться на положении добровольного арестанта у Ирода, Христос некоторое время, похоже, пользовался свободой передвижения. Он встречался с апостолами, говорил с ними. Зная, что его ищут, он, возможно, перемещался «в неузнаваемом виде». Во всяком случае, Евангелия донесли до нас свидетельства того, что даже те, кто давно знал Иисуса, сразу его не узнавали. В доказательство ему даже приходилось показывать раны от копья («Вложи, Фома, персты в раны мои»).

Дело в том, что Пилат еще не определился, что же ему делать с Христом. Он не знает, когда ему выступать со своим легионом на поддержку Сеяна: со сроками заговора пока полная неясность. И вообще в метрополии творится что-то непонятное…

…Обычно антиеврейские настроения в Риме совпадали с обострениями финансовых кризисов. Тиберий, кстати, не очень поддавался настроениям толпы. Напротив, наиболее талантливых, молодых и зажиточных иудеев он спасал, прятал от расправ, отсылая их на службу в провинцию. Но его борьба с роскошью и экономикой проедания результатов не давала. Тогда Тиберий сменил курс, отказался от директивной экономики и начал проводить радикальные экономические реформы. Он решился на передел собственности.

Сенат издал, а Тиберий утвердил два эдикта о реструктуризации долгов. Первый эдикт гласил, что все должники обязаны немедленно вернуть заимодавцам (иудейским ростовщикам, игравшим роль банков) две трети всех долгов. Второй эдикт велел немедленно обратить две трети имущества всех ростовщиков в недвижимость. Это был не просто взаимозачет, не просто конфискация имущества знати за долги. Это была самая настоящая, продуманная реформа. Тиберий убивал сразу двух зайцев: самые задолжавшие римляне больше не смогут роскошествовать, «проедая империю», и отправятся в провинцию заниматься своими латифундиями. А иудеи, лишившись свободных средств, уже не смогут заниматься ростовщичеством, но будут вынуждены тратить средства на обслуживание своей вновь приобретенной собственности: не в характере иудеев запускать земли и проматывать состояния.

Вместе с этой из Рима приходит еще одна нехорошая новость: заговор Сеяна раскрыт. И как глупо все получилось! Внучатый племянник Тиберия Гай Калигула — молодой, честолюбивый и умный — назначен Верховным Понтификом, то есть главным жрецом, человеком, который может манипулировать предсказаниями авгуров, гаруспиков и их заклинаниями посылать в бой легионы. Гай — противник Сеяна. До выяснения отношений с Калигулой Сеян мятеж откладывает. А отложенный мятеж — неудавшийся мятеж. В таких делах мямлить нельзя…

В общем, пока Сеян раздумывал, контрразведка не дремала. Сеяна взяли, взяли и его подельников. Всех, кроме хитрого Пилата. Пилат отделался выговором: его участие в заговоре доказать не удалось. Пилата наказали только за недонесение о каких-то там письмах Сеяна… На том все и заглохло.

Крах заговора все поменял в жизни Пилата. Получилось, что он никуда со своими солдатами не едет. Вот теперь-то этот парень из Назарета, которого Пилат спас на всякий случай, ему и пригодится. Ах, как чуяло сердце-вещун, что заговор Сеяна провалится! И как здорово, как предусмотрительно, что он напрямую в письмах ничего такого не написал Сеяну! Обходился лишь намеками, экивоками да устными заверениями через гонцов. А то бы сейчас размотали ему кишки в пыточных подвалах Рима… Ладно, займемся домашними делами. Пока в столицах разбираются, можно потрясти иудеев. То-то они примолкли.

Не только Пасха празднуется в Иудее. Есть праздник Пятидесятницы. Есть праздник Опресноков. И каждый раз на бирже возле Храма ажиотаж. Пилат может немного пошантажировать левитов Иисусом, который теперь действительно страшен для фарисеев, ведь он — Воскресший! Воскресший Живой Бог — да он может просто повыгонять всех этих старперов из кормушки! Воскресший Живой Бог — на службе Пилата! Да теперь он вообще сможет взять под свой контроль всю валютную биржу!
«МММ» начала эры
Чтобы взять под контроль финансовые потоки Храма, Пилату нужна христианская партия. И в 31 году к празднику Пятидесятницы апостолы во главе с Петром прибывают в Иерусалим, что называется, с первым дилижансом.

Петр и Иоанн выходят на площадь Храма и делают ряд программных заявлений. Петр — «заместитель» Христа, Иоанн — юное дарование, будущий создатель бестселлера «Апокалипсис». Фарисеи тут же вызывают апостолов в Синедрион. Все их вопросы — только об Иисусе. Апостолы отвечают уклончиво. Затем они снова выходят на площадь и продолжают выступление. К чему же они призывают? Они призывают строить пирамиду! Они призывают сограждан продавать дома, земли, мастерские — и вкладывать деньги и апостолов». Что происходит?

Ничего особенного — Пилату нужен оборотный капитал для финансовых спекуляций на меняльных столах. Понимая, что Пилат вскоре отнимет у Синедриона валютно-спекулятивный бизнес и пользуясь эдиктами Тиберия, левиты начинают лихорадочно вкладывать деньги в недвижимость — покупают у граждан мастерские, дома, виноградники. Апостолам это на руку: вырученные деньги горожане несут под большие проценты апостолам.

Причем разборки идут уже на чисто мафиозном уровне.

Некая супружеская чета — Ананий и Сапфира — продали спою землю и принесли деньги в свою новую христианскую «семью». Но часть денег от Петра супруги все же утаили. узнав об этом, апостол Петр убивает супружескую чету прямо у Храма! Мотивировка: утаили деньги от Семьи.

Даже для потрясаемого переменами Иерусалима это — вопиющее преступление. Ай да иисусовцы! Начали с погромов в Храме и закончили убийствами! Убийство совершено Петром прилюдно, видимо, в назидание остальным членам общины — чтоб больше деньги не утаивали. Возмущение горожан столь велико, что Иоанна и Петра тут же арестовывают и бросают за решетку: «И наложили руки свои на апостолов и заключили их в народную темницу». Народная темница — это общеуголовная тюрьма.

Но сидят апостолы недолго. Как скромно рассказывает об этом Писание, ночью пришел ангел и освободил апостолов. Видимо, ангел носил римские «погоны». Кстати, слово «ангел» в переводе означает «вестник», «посыльный», «вестовой». В общем, пришел вестовой и освободил убийц. Да еще отматерил местных как следует: какое вы имели право хватать римского гражданина Петра, совсем страх потеряли?!. И вообще, не вашего ума это дело, это дело — государственной важности!

Между прочим, фарисеи пытались выяснить, «какой властью» все это творится. «Деяния» рассказывают нам об этих нервных переговорах. Нам ясно одно: апостолы проводят в жизнь новую экономическую политику Пилата, а Пилат обеспечивает их безопасность.

Далее все идет по плану: Петр, как об этом откровенно сказано в Писании, назначает нескольких честных провинциалов из своей партии «пещись о столах». То есть отвечать за меняльные столы. Этих столов пока семь. Некоторые богословы полагают, будто речь идет о неких столах, где раздавался бесплатный суп малоимущим. Полнейшая глупость! За похлебку людей не убивают. Да и зачем было самому Петру лично возиться с какими-то «благотворительными учреждениями», если с полученных капиталов он мог просто назначить малоимущим пенсии? Нет, речь идет явно о тех самых столах, с которых вся эта история и начиналась…

План Иисуса начал воплощаться в жизнь. Петру удалось «оторвать» пока что семь мест на бирже и набрать первичный капитал под обещание больших процентов.

А что же Христос?
Эпилог
По приказу Пилата Иисус наверняка отправился из Галилеи в Иерусалим вместе с апостолами. Но вопрос, зачем он туда идет, не переставал беспокоить Иисуса. За время вынужденного безделья в Иродовом дворце Иисус не мог не видеть, что реальным руководителем его партии (общины, церкви) стал Петр. А уж Петр-то знал, зачем он отправляется в Иерусалим — для того, о чем было сказано выше.

Но все это не соответствовало целям Иисуса. Целью Иисуса была социальная, правовая, экономическая реформа, реформа отношений между Иудеей и Римом. А вовсе не передел собственности между фарисеями и Пилатом. Не продолжение тех же спекуляций новыми руками в новый карман.

Естественно, Иисус спорил с Петром. Отголоски этого спора сохранили Евангелия. Даже по тем скудным словам, которые до нас дошли, видно, что спор этот нервный и эмоциональный. Речь идет о старой дружбе и идеалах: «Любишь ли ты меня?» О преемственности: «Паси моих овец…» Общий смысл их разговора на повышенных тонах: «Что тебе дороже, Петр, — наши мечты, наши идеи или соблазн денег и власти?» Тем паче что бывший наемник соблазну денег и власти очень и очень подвержен. Не зря же он порывается немедленно отослать юношу Иоанна прочь от разговора «первых лиц». Это продолжение их старого спора. Помните? «Отойди от меня, сатана, ты мне соблазн, потому что думаешь не о том, что Божие, а о том, что человеческое».

Мы не знаем, чем кончился тот разговор. Мы знаем лишь, что Иисус в Иерусалим не вернулся. Мы знаем, что Петр был человек невоздержанный и честолюбивый.

Пилату пришлось иметь дело с Петром… Возможно, прокуратор был даже рад этому обстоятельству: Петр был более предсказуем. А Воскресший Иисус был опасен не только для фарисеев, но и отчасти для Пилата. Мало ли что выкинет…

Неизвестно, Петр ли убил Христа, Пилат ли… А может быть, разочарованный в людях Иисус, забрав мать, уехал в Индию, где в Гималаях туристам до сих пор показывают могилу Девы Марии, утверждая, что в ней покоится мать Иисуса? Скорее, справедлив первый вывод — Христа втайне убрали. Это больше соответствует духу и нравам того времени…

Царь Ирод не дожил до Иудейской войны — скончался от кожной болезни через несколько лет после описанных событий.

Император-реформатор Тиберий также умер своей смертью. Пришедший ему на смену Гай Калигула отправил Пилата в отставку. Пилат вернулся в Европу, купил в Галлии (кантон Веве нынешней Швейцарии) большое поместье, где и прожил остаток дней.

Каиафа был Первосвященником еще четыре года, потом оставил пост, и дальше след его теряется.

А Иисус…

Иисус был умен, смел и свободен, пока не заключил договор с Дьяволом, именуемым Властью. Купив у Пилата жизнь ценой обещаний политического сотрудничества, он превратился в марионетку Пилата. Уже на кресте, опекаемый легионерами, он перестал быть свободным. Дальше жил уже не Христос. Спаситель умер на кресте. А тело его жило еще примерно год и, скорее всего, было выброшено в пустыню на съедение шакалам.

А история покатилась дальше…
<br />Часть IV<br /><br />Эталоны доброты и нравственности<br />
<br />§ 1. Христианский фашизм<br />
Без базара, Иисус Яхвович был большой гуманист (если, конечно, не считать его недвусмысленных угроз про меч, который он принес, чтобы резать, и про разделенные семьи, в которых брат пойдет на брата). Но суть в том, что религиозная доктрина — даже выдуманная самым великим гуманистом из самых лучших побуждений — все равно работает, как топор. Просто по самой своей природе. (Помните советский анекдот: «Как ни собираю, все равно пулемет получается»?)

Христа распяли. Его фанатичных поклонников, проповедующих всепрощение, преследовали и гоняли. Умучивали почем зря. И что в результате?.. Когда иисусовцы пришли к власти, началось тотальное всепрощение?

Едва став господствующей религией, всепрощенцы начали с того, от чего недавно так страдали сами — с требования тотальных репрессий и зачисток. Христианский мыслитель Фирмик Матерн призывал власть: «Отныне Божьим законом заповедано вам преследовать преступление идолослужения всевозможным образом. Бог предписывает вам не щадить ни сына, ни брата и разрушать целые города, если они предаются этому пороку».

И преследовали целыми столетиями. В XIII веке германский император Фридрих II Гогенштауфен объяснял: «Еретики — это хищные волки, сыны погибели, ангелы смерти, посланные демоном для погубления простых душ. Это ехидны, это змеи! И, само собой разумеется, смертная казнь является единственно достойным наказанием этих оскорбителей Божьего величества, бунтовщиков против церкви. Сам Бог повелевает убивать еретиков; это — члены сатаны, они должны погибнуть все до единого».

Неправильно понимающих Единственно Верное Учение физически уничтожали. А вместе с ними, до кучи, и простых обывателей, на которых сограждане накатали донос. Собственно говоря, иного и быть не могло: чем «истиннее», то есть абсолютнее идеология, тем большей кровью она насаждается.

Целью арестов и пыток арестованных по подозрению в ереси и колдовстве было не только вырвать изо рта жертвы признание, но и имена «соучастников». Таким образом, аресты ширились, как круги по воде. За время своего существования христианское гестапо именем кротчайшего Иисуса сожгло заживо сотни тысяч людей, а репрессированы были миллионы. Инквизиция официально придерживалась формулы: «лучше отправить на тот свет десять добрых католиков, чем дать уйти от правосудия хоть одному еретику». Это был самый настоящий христианский сталинизм. Или фашизм, разница не велика, все тотальные идеологии одинаковы…

При этом церковь самым парадоксальным образом запрещала христианам читать Библию. Что понятно: чему может научить книга, насквозь противоречивая и вызывающая массу вопросов, на которые нет ответов. Почитав Библию, можно и в вере разочароваться! Поэтому в 1229 году церковный съезд (Тулузский собор) вынес следующее постановление: «Мы запрещаем мирянам читать книги Старого и Нового Заветов, за исключением Псалтири». За ослушание — пытки и костер.

«Опять вы про эту инквизицию! А вот в России ее не было!» — вскрикнут отечественные боговеры.

Православные очень любят гордиться тем, что они убили во имя Господа меньше людей, чем католики со своей инквизицией. Принцип прост: кто пролил меньше крови — тот святее!.. В среде наиболее отъявленных боговерующих православного розлива можно даже встретить мнение, будто никакого насилия при крещении Руси почти и не было!

И что русский люд с большим энтузиазмом и огромным удовольствием отрекался от веры предков… Ага, точно! Удовольствие было таким, что еще почти тысячу лет после официального введения христианства на Руси — вплоть до середины XVIII века! — попы спрашивали крестьян на исповеди, не посещают ли они волхвов и не поклоняются ли идолам…

Критике неадекватных апологетов православия я времени уделять не буду — то, что на Руси христианство внедрялось «огнем и мечом», широко известно и публике, и историкам. Про уничтожение при этом десятков городов и сел, про сожжение половины Новгорода тоже промолчу. Разоблачу лишь один весьма устойчивый православный миф — о том, что на Руси якобы людей не сжигали. Так многие думают…

Действительно, размах инквизиции в России европейского масштаба не достигал, русские монахи и попы были заняты иным (об этом в следующем параграфе), но сказать, что святые костры у нас не пылали, нельзя. А народу меньше русские попы наваляли только потому, что в России церковь подчинялась светской власти. Которая, будучи властью прагматичной, все же менее жестока, чем власть догматическая.

Тем не менее даже один заживо сожженный человек — несмываемое пятно на облике православия. А таких пятен на нем сотни…

Пробежимся по эпохам. Посмотрим…

В XI веке русская «Повесть временных лет» буквально повторяет идеологическую песню, которая легла в основу европейского христианского террора — «Молот ведьм». Точнее, наоборот, «Молот ведьм» перепевает русский источник, поскольку европейский трактат был написан почти через пять веков после того, как на Руси появились подобного рода человеконенавистнические идеи.

Европейский трактат считал главными колдуньями и извращенками женщин: «Если бы не женская извращенность, мир был бы свободен от множества опасностей». А вот что по этому поводу думает русский источник: «Больше же всего через жен бесовские волхвования бывают, ибо искони бес женщину прельстил, она же — мужчину, потому и в наши дни много волхвуют женщины чародейством, и отравою, и иными бесовскими кознями». С этого и началось.

В 1204 году в Суздале сожгли «лихих баб», которые наколдовали неурожай.

В 1227 году сожгли четверых человек в Новгороде.

В 1411 году в городе Пскове сожгли 12 женщин за то, что эти «ведьмы» наслали на город чуму… Заметьте, российские костры начали разгораться за сотни лет до начала европейских! Не знаю, как насчет лозунга «Россия — родина слонов», но то, что наша страна первой в Европе начала устраивать аутодафе, — исторический факт.

1575 год. В Новгороде сожжено 15 женщин.

1591 год. Царь Федор Иоаннович приговаривает к казни несколько колдунов за насылание порчи.

1647 год. Царь Алексей Михайлович приказывает «на площади в струбе, облокши соломою, сжечь женку Агафью и мужика Терешку Ивлева». За колдовство.

1653 год. Борьба против колдунов начинает приобретать признаки кампании: по городам и весям разлетаются столичные указы, требующие усилить борьбу с врагами народа. За хранение запретных книг и подозрительных предметов можно было угодить на костер. Подозрительными предметами объявлялись даже коренья, которые народной медициной традиционно использовались для врачевания. За хранение нелегальщины «преступников» сжигали прямо в их собственных домах.

1666 год. На берегу Днепра сожжены шесть ведьм.

1671 год. По подозрению в колдовстве сожжена монахиня Олена. Она под пытками не призналась в колдовстве, что было оценено инквизиторами как отягчающее вину обстоятельство. Вместе с ней на костер отправили человека, у которого нашли тетрадку с какими-то рецептами.

1674 год. В Тотьме по обвинению в порче попала на костер «женка Федосья».

1676 год. По царскому указу сожжено двое лекарей села Сокольское, у которых дома нашли коренья и травы.

1682 год. Сожжена Марфушка Яковлева за наведение порчи.

1687 год. Документ об учреждении Славяно-греко-латинской академии требует: «Всякого чина духовным и мирским людям, волшебных, и чародейных, и гадательных, и всяких от церкви возбраняемых и богохульных и богоненавистных книг и писаний у себя никому весьма не держати и по оным не действовати, и иных тому не учити… таковый человек за достоверным свидетельством без всякого милосердия да сожжется».

…И книг Троцкого не держать, ибо — контрреволюция!..

1689 год. В деревянном срубе на Красной площади сожжен протестантский пастор Квирин Кульман.

1689 год. Казнен русский поэт, историк и просветитель Сильвестр Медведев. За чтение «неправильных» книг и мелкие теоретические разногласия с генеральной линией.

1714 год. В срубе на Красной площади сожжен Фома Иванов, отрицавший Божьи чудеса и почитание икон.

1731 год. Выходит императорский указ о сожжении не только деревенских лекарей-колдунов, но и всех, кто обращался к ним за помощью.

1738 год. Поручик Александр Возницын перешел в иудаизм и даже сделал себе обрезание. Об этом знали только три человека — сам Возницын, еврей Борух Лейбов, который убедил поручика сменить веру, и жена самого поручика. Она-то, в интимный момент обнаружив произошедшие с мужем метаморфозы, и донесла куда надо… Преступники Лейбов и Возницын были полностью изобличены и сожжены заживо. А доносчица получила в награду землю с крестьянами (сто душ) — «за правый донос». Стучали друг на друга в органы, как видите, даже члены одной семьи. («И враги человеку — домашние его». И. Христос)

1743 год. Мордвин Несмеянко сожжен за то, что отрекся от православия.

…Это всего лишь случаи, ставшие известными. В отличие от Европы, в России архивное дело было поставлено хуже, поэтому сведений о зверствах русской православной церкви сохранилось меньше. Но посетившие Московию иностранцы свидетельствуют о том же. Швед Петрей сообщает нам из далекого XVII века, что на Руси еретиков сажают на кол, а трупы сжигают. Англичанин Флэтчер был свидетелем того, как в Москве в специально построенном срубе сожгли двух еретиков — мужа и жену. Это было сделано в полном соответствии с церковным Соборным уложением 1649 года, которое прямо требовало сжигать колдунов и еретиков заживо.

Но несколькими столетиями раньше русская православная церковь и сама едва не зарулила в «испанский вариант». Известный борец с инакомыслием (ересью) митрополит Новгородский Геннадий Гонозов требовал от московских властей массовых казней и ссылался в качестве примера на Испанию: «Как нам тогда свести срам со всей земли? Вон фряги какую крепость держат по своей вере: сказывал мне цезарский посол про шпанского короля, как он свою землю-то очистил!»

Аналогичные предложения Гонозов рассылал и своим коллегам в разных городах: «Еретиков казнить, жечь и вешать… пытать их накрепко, чтобы дознаться, кого они прельстили, чтобы искоренить их совсем и отрасли их не оставить».

А кого, кстати, считали тогда еретиками, врагами веры? Ну, например, того, кто говорил, что икона — точно так же, как и идол языческий, — дело рук человеческих и поклоняться ей поэтому глупо. Тех, кто говорил, что в момент причастия прихожанам дают не кровь и не тело Христово, а простое вино и хлеб… Короче, кто правду говорит, тот и враг, с точки зрения православия…

Вот еще чудный пример ереси. В 1554 году московский дворянин Башкин решил на досуге почитать Новый Завет и обнаружил там тезис о том, что все люди равны перед Господом. А значит, никаким монахам и попам они поклоняться не должны — только Богу. Вот не зря говорят, что многие знания порождают многие печали! Не зря европейская церковь запрещала христианам читать Библию вообще и Новый Завет в частности! Ибо ересь там и глупость! Что официальные церковные иерархи немедленно Башкину и объяснили. За свои еретические воззрения дворянин был приговорен к пожизненному заключению. Хотя многие иерархи настаивали на казни.

Было дело, Русская православная церковь даже объявила джихад иноверцам! Во время взятия литовского города Полоцка русскими войсками там была учинена форменная религиозная резня — всех иудеев утопили, а католикам отрубили головы. И это произошло потому, что московский митрополит объявил целью военной кампании священную борьбу православия против иноверцев. Религия — это оружие…

Наибольшего размаха православный террор достиг во времена церковного раскола, когда церковь развалилась на две части — никониан и старообрядцев. Основное отличие между ними состояло в том, что первые крестились тремя пальцами, а вторые — двумя. Естественно, обе фракции тут же объявили друг друга оппортунистами… простите, еретиками.

Это вполне обычное дело. То же самое было, когда из-за сущей ерунды христианство в XI веке раскололось на православие и католичество. Обе стороны тут же объявили друг друга еретиками, прокляли друг друга самыми страшными проклятиями и стали врагами… Малейшее нарушение в толковании догматов Единственно Верного Учения приводит его адептов к взаимным проклятиям и крови. Это мы знаем и из истории коммунистической веры, и из истории фашистской, и из истории Великой Французской революции, и из истории религий. Якобинцы режут жирондистов, католики — гугенотов, сунниты — шиитов…

В нашем случае никонианцы тут же начали гасить старообрядцев, поскольку никониан поддерживала власть. Гасилово было жестким, ибо «не мир пришел Я принести, но меч».

Конвейер уничтожения работал без перебоев. «В Казани никонияне тридцать человек сожгли, в Сибири столько же, во Владимире — шестерых, в Боровске — четырнадцать человек», — фиксирует документ той эпохи… Как христианство внедрялось на Руси «огнем и мечом», точно так же внедрялось и обновленное, модернизированное патриархом Никоном православие. И ведь модернизация-то была копеечной, а сколько крови пролили!.. Монахи Соловецкого монастыря не согласились с некоторыми теоретическими построениями никонианцев. Например, им очень не нравилось креститься тремя перстами. Они привыкли креститься двумя пальцами! И поэтому возмущению их не было предела, дело дошло до восстания.

Столкновение тупоконечников с остроконечниками было жестким. Вместо того чтобы оставить монахов в покое — да креститесь вы хоть пяткой! — никонианцы подтянули войска. Восемь лет (!) продолжалась осада монастыря. После чего он был взят, а все монахи казнены. Кое-кого изрубили в куски, многих повесили, причем некоторых — с помощью железных крюков за ребра. Христиане, которые любили креститься тремя пальцами, зверски убивали христиан, которые предпочитали креститься двумя…

После этого на волне энтузиазма никонианцами был заживо сожжен (вместе со своими ближайшими сподвижниками) предводитель старообрядцев Аввакум, к тому времени давно сидевший в тюрьме. Это был просто позыв души.

Но в 1685 году вышел уже официальный указ о сожжении заживо за старообрядчество. Христианское гестапо выискивало по всей стране тайных поклонников староверов. По всей стране полыхали костры. Многие старообрядцы, не дожидаясь арестов, сами сжигали себя в своих скитах.

Однако глупо было бы думать, что никонианцы были «фашистами», а староверы — невинными жертвенными овечками. Если бы власть поддержала последних, в стране творилось бы то же самое. И вот вам доказательство…

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   18

Похожие:

Александр Петрович Никонов Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект iconНиконов А. П. Н63 Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект / Александр
...
Александр Петрович Никонов Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект iconАлександр Петрович Никонов Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека
Феминизм – главная причина самых неотложных проблем, стоящих перед западными обществами
Александр Петрович Никонов Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект iconС 1 Философия «Религия — это опиум для народа» (с) Карл Маркс
Карл Генрих Маркс, основное влияние на которого оказал Людвиг Фейербах, являлся материалистом (от лат. Materialis вещественный)....
Александр Петрович Никонов Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект icon10 «Опиум для народа»: псевдорелигии против истинной религиозности1
Как было отмечено ранее (в разделе 7), атеизм может существовать в двух разновидностях
Александр Петрович Никонов Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект iconАлександр Петрович Никонов Здравствуй, оружие! Презумпция здравого смысла
Благодарю за помощь в написании этой книги Дмитрия Удраса, Ивара Сидоровича, Влада Васильева, Виктора Фридмана, Геннадия Мадана,...
Александр Петрович Никонов Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект iconАпгрейд обезьяны. Большая история маленькой сингулярности Происхождение...
Александр Петрович Никонов Апгрейд обезьяны. Большая история маленькой сингулярности
Александр Петрович Никонов Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект iconМолодежный Форум «Молодежная волна 2012»
О том, как заработать в интернете, как отличаться от конкурентов и какой рынок выбрать, как презентовать проект, чтобы получить инвестиции,...
Александр Петрович Никонов Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект iconАлександр Александрович Зиновьев Глобальный человейник Зиновьев Александр глобальный человейник
Это был, может быть, последний человеческий век. На смену ему надвигается громада веков сверхчеловеческой или постчеловеческой истории,...
Александр Петрович Никонов Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект iconАлександр Петрович Никонов Апгрейд обезьяны. Большая история маленькой сингулярности
Ты пришел узнать: во что верить? Ты правильно догадался: у верующих душа не болит. Но во что верить? Верь в Жизнь. Чем все это кончится,...
Александр Петрович Никонов Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект iconАлександр Петрович Никонов Апгрейд обезьяны. Большая история маленькой сингулярности
Ты пришел узнать: во что верить? Ты правильно догадался: у верующих душа не болит. Но во что верить? Верь в Жизнь. Чем все это кончится,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница