О начале человеческой истории


НазваниеО начале человеческой истории
страница19/57
Дата публикации19.03.2013
Размер7.73 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   57

животных, в частности зрительном: у животных налицо только адекватное

практически-действенное поведение по отношению к объектам .
Чтобы пояснить эту противоположность, обратимся к мозгу человека и

животного. Пассивные, т. е. рефлекторные движения глаз и у человека, и у

животных управляются задним глазодвигательным центром, лежащим на границах

затылочной (зрительной) и теменной (кинестетически-двигательной) областей

коры. Иную роль играет развитый преимущественно у человека и тесно

связанный со специфически человеческими долями коры второй, передний

глазодвигательный центр, который находится в лобной области мозга (в ее

задних отделах). Больные с поражением этих отделов мозга сохраняют

пассивные (рефлекторные), вызванные зрительным раздражением, движения

глаза. Этим больным недостает обратного: они не могут произвольно

затормозить примитивного рефлекторного движения взора, оторваться от

зрительно воспринимаемого объекта, активно перевести взор с одного объекта

на другой. Этот факт, ранее полученный лишь при клинических наблюдениях, в

последнее время был изучен в лаборатории А. Р. Лурия с помощью специальной

аппаратуры. Роль переднего глазодвигательного центра мозга человека в

активном перемещении взора была, таким образом, прочно установлена.
Дальнейшие нейропсихологические исследования, говорит А. Р. Лурия,

позволили уточнить способы работы этого переднего глазодвигательного

центра. Оказалось, что если задний глазодвигательный центр стоит под прямым

влиянием затылочной (зрительной) коры, к которой он непосредственно

примыкает, то передний глазодвигательный центр находится под влиянием

лобных долей мозга. Эти последние, как показано в исследованиях А. Р. Лурия

и его сотрудников , являются сложнейшим мозговым аппаратом, позволяющим

сохранять намерения, программировать действия и изменять их соответственно

намерению, контролируя их протекание. Поражение лобных долей мозга (которые

получили мощное развитие только у человека и занимают у него, а именно у

вида Homo sapiens, до 1/3 всей массы больших полушарий) приводит к

нарушению сложной и целенаправленной деятельности, резкому падению всех

форм активного поведения, невозможности создавать сложные программы и

регулировать ими деятельность.
Но лобные доли человека в свою очередь -- слуга речи. Если некоторые

участки коры мозга ведают принятием, слушанием или моторикой речеговорения,

то не в этом только специфика наших больших полушарий, а и в посредничающей

роли лобных долей между этими речевыми пунктами и всей остальной работой

нервной системы, в том числе активным зрительным восприятием: слова,

инструкции преобразуются лобными долями в нервнопсихические возбуждения и

торможения, программы и задачи. Человеческое зрение в конечном счете и

управляется преимущественно не движением объекта (или перемещением

организма), а поиском и извлечением информации с помощью переднего

глазодвигательного центра, находящегося под влиянием лобных долей, которые

сами находятся под влиянием речи. "Мы воспринимаем не геометрические формы,

а образы вещей, известных нам из нашего прошлого опыта. Это значит, что из

всей массы раздражителей, действующих на нас, мы отбираем те признаки,

которые играют ведущую роль в выделении функции вещей, а эти признаки

иногда носят не зрительный характер, мы обозначаем вещи названиями, и это

участие речи в восприятии придает ему обобщенный, категориальный характер".

К последним словам необходимо добавить только ту поправку, что в восприятии

принимают участие не только слова обобщающего, категориального характера,

но и обратные, индивидуализирующие объект слова, в частности имена

собственные и их замены.
Выше говорилось о зрительном восприятии, но ту же тенденцию развития науки

можно было бы показать, скажем, на исследованиях слухового восприятия.

Опять-таки именно для советской школы (работы А. Н. Леонтьева и других)

характерно все более полное раскрытие в экспериментах и обобщениях

подчиненности механизмов человеческого слуха задачам, которые к нему

предъявляет данная человеческая среда, а тем самым руководящей роли речи в

его формировании, воспитании, ориентировании. То же вскрывается шаг за

шагом и в исследовании всех других сфер восприятия. Это -- генеральная

линия развития психологии восприятия. Всякое восприятие оказывается

проверкой на "узнавание", т. е. на включение объекта в наличную систему

названий, наименований, слов, понятий. Так, при зрительном восприятии

движения глаз ограничиваются минимумом, подчас одной "информативной

точкой", одним признаком, если предмет знаком, но, если он не знаком,

рассматривание носит более развернутый характер. У маленького ребенка с его

ограниченным развитием речи нащупывающие движения руки при восприятии

предмета на ощупь или движения глаз при зрительном восприятии носят

длительный характер, тогда как у ребенка старшего возраста движения органов

чувств сокращаются вместе с обогащением второй сигнальной системы.
Зрительное восприятие, как и любой вид восприятии вообще, у человека

управляется с помощью тех вполне определенных областей коры мозга, которые

в филогенезе возникли только у человека и которые в самостоятельно

сформированном виде не присущи даже и ближайшим эволюционным предкам Homo

sapiens, т. е. всем представителям семейства Troglodytidae. Эти области

коры, преимущественно верхнепередние лобные формации, следует считать

составной, и притом первостепенной анатомо-функциональной, частью аппарата

второй сигнальной системы -- они служат посредствующим звеном между

корковыми очагами собственно приемно-передающей речевой системы и всеми

прочими отделами коры головного мозга, ведающими и восприятием (опросом

среды), и ответной активностью -- действиями. Эти зоны лобной коры,

повторим, выделившиеся как самостоятельное образование в филогенезе только

у человека, в онтогенезе созревают у ребенка позднее всех остальных зон

коры. Больные с очаговыми поражениями в нижнетеменной области испытывают

затруднения не только в восприятии пространственных отношений предметов, но

и в операциях с системой чисел или сложных логико-грамматических категорий,

-- как легко видеть, локализация восприятия физических явлений и речевых

действий в этом случае частично взаимосвязаны . Но еще значительнее роль

фронтальной области, т. е. лобных долей, в осуществлении доминирования

второсигнальных импульсов над восприятием. В случае поражений этих мозговых

структур, например массивных опухолей в лобных долях, человек утрачивает

способность следовать словесной инструкции экспериментатора, а это

означает, как мы уже знаем, большие или меньшие разрушения механизма

второсигнального управления восприятием.
IV. Речь и деятельность
От психологического "входа", т. е. рецепции и перцепции, как и высших

психических функций, перейдем к "выходу" -- действию, деятельности. И в

этой сфере психологические исследования, в частности в советской школе,

далеко продвинули экспериментальное обоснование тезиса, что активные

произвольные действия человека отличаются от двигательных рефлексов

животного второсигнальным регулированием.
Чтобы не ходить за новыми примерами, возьмем другие главы цитированной

книги Н. И. Чуприковой. Были проведены серии экспериментов по воздействию

словесных инструкций на протекание произвольных двигательных реакций

человека. Анализ полученных данных привел исследовательницу к заключению,

что благодаря второсигнальным управляющим импульсам в непосредственных

корковых проекциях двигательных органов вперед заготавливаются сдвиги

возбудимости, предшествующие действию непосредственных пусковых сигналов.

Эти "заранее заготовленные сдвиги" возбудимости создаются в соответствии с

требованиями словесных инструкций (или в соответствии с аутоинструкциями) и

создают систему, в которой одни эфферентные пути находятся уже до

поступления в мозг положительного раздражения в состоянии повышенной

возбудимости, другие же, напротив, не пропускают тормозных сигналов,

которые могли бы противодействовать данному двигательному акту. Эти

подготовительные сдвиги возбудимости должны рассматриваться как тот

реальный физиологический механизм, посредством которого словесные отделы

коры управляют течением возбуждений по сенсомоторным нервным путям и могут

увеличивать скорость и точность произвольных двигательных реакций .
Однако от частных экспериментальных методик и результатов перешагнем здесь

сразу к общей теоретической постановке вопроса об отличии психических

механизмов деятельности человека от механизмов действий животного. Ведь

многим авторам, как мы уже отмечали, кажется подлинно материалистической

только такая психология или антропология, которая начинает с девиза "в

начале было дело". Однако эта формула зачастую берет за исходный пункт

деятельность отдельного, изолированного первобытного человека. Отсюда

анализу никогда не перейти к специфике человеческого "дела" -- его

социальной детерминированности, не совершая сальто-мортале, не допуская

втихомолку, что это было уже одухотворенное, небывалое в природе "дело".
Нет, единственно материалистическим и будет объяснение того, что же такое

"слово", т. е. специфическое общение людей, определяющее их "дела". Только

на этом пути возможен прогресс того направления в психологии, которое

устремлено к выяснению социальной детерминированности человеческой психики.

В статье К. А. Абульхановой-Славской находим зрелые, продуманные

формулировки этой магистральной задачи марксистской психологической науки.

Да простит мне читатель несколько выписок из этой статьи, так как я не

сумел бы сказать лучше.
Прежде всего -- критика мнений, ходячих в антропологии и в старомодной

психологии. Сущность их в общих чертах определяется тем, что индивиду

"единолично" приписывается то, что на самом деле возникает только во

взаимодействии людей. "Известно, что один из больших разделов психологии

составляет сопоставительный анализ развития психики животных и человека.

Чрезвычайно существенные и необходимые в плане этого анализа особенности

рода "человек" проецируются на отдельно взятого индивида, который, таким

образом, в своей единичности выступает как субъект целесообразной

деятельности, творец, преобразователь природы и т. д. Именно потому, что

все эти определения приписываются индивиду как некоей всеобщности, он

оказывается единичным, изолированным существом, один на один противостоящим

миру, несмотря на все словесные утверждения его социальности... Речь идет

не о том, что психология должна сосредоточиться на исследовании

общественных связей между людьми, а о том, что общественную природу

индивида нельзя искать в нем самом, вне его связи с другими людьми..."
Автор возражает против подмены реального индивида, определенным образом

включенного в общественные отношения, абстрактным общественным человеком

вообще, всеобщим родовым существом. "Такой способ анализа вырывает этого

гипотетического индивида из общественной связи с другими людьми и тем самым

отрезает пути для выявления социальной обусловленности психического.

Психическая деятельность как предмет психологии так же неотрывна от

индивида, как его физиологическая деятельность... Но эта особенность

предмета психологии незаметно и неправомерно проецируется на способ решения

вопроса о социальной обусловленности психического. Все психологи сходятся

на утверждении общественной сущности психического, но она оказывается затем

внутренне присущей отдельному индивиду. Поскольку же общественные

определения оказываются уже изнутри присущими свойствами сознания, психики,

деятельности и т. д. индивида, то нет необходимости в постоянном учете его

общественной связи с другими людьми. Возникает иллюзия, что индивид, как

таковой, является исходной точкой различных определений, что и отношение к

миру, и отношение к общественному богатству и т. д. могут осуществляться

изолированным индивидом.
Именно поэтому... познанию индивида приписываются особенности познания,

присущие всему человечеству в целом, а деятельности отдельно взятого

индивида -- признаки деятельности, присущие только человеку вообще: ее

целесообразный, творческий, продуктивный характер и т. д. Отдельный индивид

ни в плане познания, ни в плане действия не противостоит один на один

бытию, а выступает лишь участником общественно организованного целого".
"Прежде всего сама психическая деятельность не была определена как

коммуникативная связь с другими людьми. Связь психической деятельности

индивида с другим индивидом не вошла в определение психической

деятельности, которое фиксирует связь психического с миром и с мозгом...

Раскрытие социальности в психологии пошло скорее по пути упоминания

безличных обстоятельств, "ситуаций", "условий", "задач" и т. д., под

которыми не в первую очередь и не всегда подразумевался другой человек.

Социальные условия в силу законного стремления сохранить психологическую

специфику рассматривались как внешние". Между тем "психическая деятельность

по самому смыслу своей основной функции является деятельностью, включающей

индивида в общество ... обеспечивающей общение с другими людьми... Будучи

по способу своего существования привязанной к индивиду, психическая

деятельность принципиально не может рассматриваться как направленная на

регуляцию деятельности индивида в его отдельности и изолированности. ..

Если с самого начала не признать за психическим общественной функции

коммуникации, общения, отношения и т. д., то станет практически невозможным

понимание того, каким образом общественные отношения, не зависящие от

индивидов, существующие вне их, приводят их в действие как реальные живые

существа".
Абульханова-Славская заканчивает словами: "Проведенное разграничение

психического и деятельности (как деятельности индивида самого по себе. --

Б. П.) направлено лишь против плоского понимания психического как некоего

механизма, непосредственно обеспечивающего приспособление к условиям, к

объекту. Отношение психического к миру, к объекту опосредствовано

отношением к человеку" .
В этих высказываниях сильна критическая сторона, остро разящая ту часть

психологов, которые склонны фетишизировать "деятельность" субъекта как

первичное звено в построении системы психологии и попадают в плен философии

"обособленного одиночки" (Маркс), как и археологов и антропологов, склонных

в том же духе упрощенно разговаривать о психологии. Но к сожалению, в ней

почти нет конструктивной, позитивной стороны: кроме ко многому обязывающих
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   57

Похожие:

О начале человеческой истории iconБ. Ф. Поршнев о начале человеческой истории
О начале человеческой истории // Философские проблемы исторической науки. М., 1969. Стр. 80—112.]
О начале человеческой истории iconО начале человеческой истории (проблемы палеопсихологии)
В монографии предлагается новая постановка вопроса о возникновении человека, человеческой речи. При этом понятие начала истории оказывается...
О начале человеческой истории iconКалендарно-тематическое планирование по истории 11 класс
Социально-экономическое развитие России в конце 19- начале 20века. Кубань: край в начале 20 в
О начале человеческой истории iconИстоки истории и ее цель. 1948
К. Ясперса (1883-1969), включены три книги, объединенные темой судеб духовности в кризисную эпоху, противостояния человека и безличной...
О начале человеческой истории iconЦивилизационные кризисы в контексте универсальной истории (Синергетика...
Читатель может на конкретных примерах убедиться, какие последствия влекли за собой разрывы между технической и гуманитарной культурой...
О начале человеческой истории iconВ предыдущем разделе делались ссылки на ряд вопросов, относящихся...
Именно проблемный анализ позволит подойти к истории философии как к актуальному собранию человеческой мысли
О начале человеческой истории iconВ предыдущем разделе делались ссылки на ряд вопросов, относящихся...
Именно проблемный анализ позволит подойти к истории философии как к актуальному собранию человеческой мысли
О начале человеческой истории iconФилософия давида юма издательство московского университета 1967 оглавление
Юность и зрелость философа. Юм — автор «Трактата о человеческой природе» и «Истории Великобритании»
О начале человеческой истории iconБернард Вербер Мы, Боги
А что если не самые утонченные, а самые жестокие цивилизации оставили свой след в человеческой истории?
О начале человеческой истории iconВопросы по истории раннего нового времени. 3 курс д/о, специальность
Социально-экономическое и политическое развитие Германии в конце xv-начале XVI в
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница