Универсальные ценности и многообразие исторического опыта


Скачать 393.43 Kb.
НазваниеУниверсальные ценности и многообразие исторического опыта
страница1/4
Дата публикации26.07.2013
Размер393.43 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > История > Документы
  1   2   3   4
Демократия:
универсальные ценности и многообразие исторического опыта

Материалы совместного круглого стола ИФ РАН,
журналов "Полис" и "Политический класс"

От редакции. Круглый стол под таким названием прошел 16 мая 2008 г. в Институте философии Российской Академии наук. Его организаторами выступили Институт философии РАН, а также журналы "Полис" и "Политический класс". В дискуссии приняли участие директор ИФ РАН, академик А.А.Гусейнов, политический директор журнала "Полис", главный научный сотрудник ИФ РАН, профессор И.К.Пантин, профессор Свободного Университета Западного Берлина Э.Альтфатер , главный редактор журнала "Политический класс" В.Т.Третьяков, зам. директора Института глобализации и социальных движений, старший научный сотрудник ИФ РАН А.Г.Глинчикова, зав. отделом ИФ РАН, профессор А.А.Кара-Мурза, зав. сектором ИФ РАН, д.полит.н. М.М.Федорова, зав. кафедрой политической теории МГИМО(У) МИД РФ, профессор Т.А.Алексеева, руководитель Центра истории России, Украины и Белоруссии Института всеобщей истории РАН А.В.Шубин, директор Института глобализации и социальных движений Б.Ю.Кагарлицкий, научный сотрудник ИФ РАН С.Л.Чижков, доцент ГУ ВШЭ П.М.Кудюкин, главный научный сотрудник Института экономики РАН, профессор И.М.Клямкин, старший научный сотрудник ИФ РАН, к.филол.н. В.Л.Цымбурский, профессор МГУ А.Г.Сытин, профессор МГИМО(У) МИД РФ В.И.Пантин, профессор МГИМО(У) МИД РФ Г.Г.Водолазов.
На обсуждение участников круглого стола были вынесены следующие вопросы:
1. Что мы понимаем под демократией и как соотносится "понятие" демократии, ее "модель" и реальность?
2. В какой мере мы можем говорить о совпадении "западной модели демократии" с понятием демократии, с демократией, как таковой?
3. Соответствует ли наше представление о "западной модели демократии" реальным процессам, протекающим в современном западном обществе и как влияет глобализация на кризис демократических институтов и ценностей?
4. В чем специфика России по сравнению с Западом в плане развития демократических институтов?
5. Каковы перспективы демократического процесса в современной России?
Вниманию читателей журнала предлагается сокращенный вариант выступлений и резюме обсуждения.

Организаторы выражают благодарность Фонду Розы Люксембург, обеспечившему участие профессора Эльмара Альтфатера в дискуссии.

А.А.Гусейнов. Разрешите приветствовать всех гостей, которые откликнулись и пришли на заседание нашего круглого стола, выразить благодарность журналам "Политический класс" и "Полис", главному редактору В.Т.Третьякову, главному редактору С.В.Чугрову и его коллегам, которые здесь присутствуют, за сотрудничество и участие. Разрешите приветствовать нашего гостя из Берлина профессора Э.Альтфатера, всех присутствующих здесь коллег. Этот круглый стол - часть большого научно-поискового проекта Института философии РАН, название которого "Проблема суверенитета в условиях демократии".

Идея проекта состоит в том, чтобы подключить нашу политическую теорию, и, прежде всего, философию политики, к осмыслению реальных процессов демократического развития в России и мире. Существуют разные, порой полярные подходы к этой большой проблеме. В рамках одних -высокая теория в ее наиболее известных вариантах прилагается к реальности и последняя оценивается с точки зрения того, насколько она соответствует предлагаемым теорией образцам и моделям. В других случаях - сами реальные практические процессы переводятся на язык науки с целью поднять тем самым их осмысление на теоретическую высоту. Мне кажется, и в одном, и в другом случае подходы к проблеме являются контрпродуктивными. Мы исходим из другого - оставаясь в пределах теории, развивать ее, находить такие решения, которые были бы наиболее адекватны реальным процессам, происходящим в нашей стране и в современном мире. Именно такой подход, по нашему мнению, дает возможность увидеть действительность в ее глубинных тенденциях и перспективах, увидеть то, что ускользает при политтехнологическом, эмпирическом взгляде. Речь идет об исследовательском поиске, который нацелен на понимание, теоретическое осмысление происходящих в стране общественно-политических процессов. Под этим углом зрения и была задана тема настоящей дискуссии. Название ее обобщенно, но речь идет о том, чтобы, прежде всего, рассмотреть своеобразие, уроки, ценность именно российского опыта, понять существо нашей российской демократии.

И.К.Пантин. Если в Западной Европе в свое время задачей нарождающейся демократии было освобождение нового общества от пут устаревших юридических и политических институтов "старого режима", то в России с самого начала процесса демократизации речь шла о большем - о создании с помощью демократии общих условий (экономических, социальных, политических, культурных), которые позволили бы народам нашей страны развиваться по типу передовых государств мира. На этом пути российская демократия столкнулась с проблемами, которые при "правильном" ходе дел должны были бы предшествовать политическим переменам. В российском обществе 1990-х годов практически не было ни экономических (развитый конкурентный рынок), ни социальных (влиятельная группа, способная выступить в роли "среднего класса"), ни историко-психологических (соответствующий тип личности) предпосылок перехода к демократии в западном ее понимании. И если в классическом образце буржуазного развития различие капитала как "экономического производственного отношения" и капитала как "всеобщего общественного производственного отношения" (К.Маркс) едва угадывалось, то в российском варианте буржуазного развития это различие оказалось весьма глубоким.

Историческая потребность в демократическом переустройстве общества в России возникала существенно иначе, чем в большинстве стран Западной Европы. Появление демократических идей, а затем переход к демократии связан здесь с разрешением системного противоречия догоняющего развития - между образованным слоем, необходимым для ликвидации военно-технического отставания России от Запада, и самодержавной системой правления (в т.ч. и коммунистического периода). Будучи приобщенным к европейскому образованию, этот новый слой стал развиваться по своей логике, чуждой духу самодержавия. Именно это противоречие между развивающейся в верхних слоях общества культурой западного типа и коммунистическим способом реализации власти (плюс системный кризис, охвативший в конце 80-х годов XX в. экономику и советское общество) стало предпосылкой горбачевской перестройки и последующих радикальных перемен. Характерно, что переворот августа 1991 г., ознаменовавший конец коммунистического режима и начало демократического строительства в России, прошел в отсутствии массового движения за демократию. В стране не оказалось политической силы, которая была бы в состоянии интегрировать устремления разнородных социальных групп, выступавших под знаменем антикоммунизма, ввести их порыв в рамки нормальной политической практики.

Со времен Петра I начинается специфический российский способ "европеизации" страны, получивший наименование догоняющего развития, когда под воздействием сил европейского, шире, мирового масштаба государственная власть ломает прежний уклад жизни населения, искусственно насаждая новые, сообразующиеся с западными формы отношений в обществе и экономике. Интересы развития страны при этом изымаются из сферы компетенции общества и навязываются ему в качестве продукта деятельности правящих кругов. Так формируется крупная индустрия в предреволюционные десятилетия и в сталинский период, так осуществляются и либеральные экономические реформы 1990-х годов. Всякий раз государство выполняет роль главного двигателя реформ, в т.ч. и перехода к демократии, обусловливая неизбежные ограничения и противоречия, присущие такому способу демократизации.

Историческое прошлое народов Западной Европы сформировало современный тип гражданина, человека из народа, который сам к себе относится с уважением, и которого вследствие этого вынуждены были уважать власти предержащие. В России же самодержавие, а затем и тоталитарный режим осуществили многовековую работу по искоренению всяких следов внутренней демократии в народе, сформировали менталитет простолюдина, чьими характерными чертами стали внутреннее ожесточение, слепая ненависть к богатым и культурно развитым людям, к закону и представителям власти. Привычка к произволу, неверие в силу права буквально проросли в душу россиянина. Вспомним горькое признание Чернышевского: "Основное наше понятие, упорнейшее наше предание - то, что мы во все вносим идею произвола. Юридическое формы и личные усилия для нас кажутся бессильны и даже смешны, …мы хотим все сделать силою прихоти, бесконтрольного решения…" (П.с.с., т. 7, с. 616). Поэтому демократизация (как сверху, так и снизу) всякий раз ведет к правовому беспределу в стране, причем главным нарушителем закона оказывается чиновничество (что царистское, что коммунистическое, что либеральное, что патриотическое). Практика подкупа судей, чинов из правоохранительных органов, избирательное правосудие, рейдерство, постоянное изменение подзаконных актов и т.п. привели к тому, что средний россиянин сегодня не чувствует себя защищенным законом и стремится действовать в обход него.

Падение коммунистического режима в 1991 г., освобождение от принудительной унификации обусловили возврат масс людей к глубинам собственного самосознания, обнаживший пропасть между императивами современной цивилизации и полутрадиционалистской ментальностью. В этих условиях требуется не просто "учет" региональной или национальной специфики, а управление процессами развития, ведущими к демократии, но демократизацией в собственном смысле не являющимися. Такое управление является самостоятельной политической проблемой со своей логикой и поэтапной последовательностью. Страна стран (а именно такова Россия) состоит из ряда образований, которые различаются не только культурой, традициями, конфессиональным составом, но и климатом, ресурсами, отношением к труду, к собственности, к власти. Она не может нестесненно развиваться по единому, единственному образцу, устраивая все на один манер. Ей требуется модель интегрального развития, которая была бы ориентирована на различия, на разные подходы, на местные условия - без этого невозможно снизить уровень социальной напряженности и избежать социальных потерь в ходе строительства российской демократии. Необходимы основы для новой общероссийской интеграции, подобной европейской интеграции, в ходе которой сегодня формируется цивилизация Большой Европы. В новом единстве заключается ключевой ресурс прогресса нашей страны.

Э.Альтфатер. Когда мы говорим о демократии в 2008 г., мы не можем не говорить о глобализации. Глобализация привела к кризису института национального государства, в рамках которого, собственно, и развивалась демократия и кризис которого, в свою очередь, приводит к эрозии демократического процесса. Хотя экономическая глобализация и способствовала глобализации формальных политических стандартов в мире, но она же подрывает материальную, сущностную, социальную сторону демократии. Социальная демократия и социальное государство, которые позволяют гражданам участвовать в перераспределении общественного богатства, стоят больших денег и в условиях растущей конкуренции все более сокращаются. Остается формальная, процедурная демократия. Это немало, потому что она создает рамки для индивидуальной свободы, но она не дает социального равенства и социального перераспределения, поэтому сама формальная демократия постоянно находится в опасности. Нарастает противоречие между формальной и материальной сторонами демократии.

Процедурная демократия очень похожа на механизм рынка, поэтому многие представители неолиберальной школы полагают, что демократический процесс следует организовать по форме рынка. Эту позицию в 1940-х годах высказывал еще Й.Шумпетер в своей книге "Капитализм, социализм и демократия": в демократии потребители "голосуют" на рынке долларами. "Политический рынок", считал он, также можно организовать похожим образом, - в форме голосования за партии, их программы и кандидатов. Но в демократии, где голосуют долларами, право голоса есть только у тех, у кого есть доллары (или евро). У тех же, у кого нет валюты, права ограничены. Если же исходить из того, что в демократии у всех граждан должны быть равные права, право голосовать не должно зависеть от богатства. Современные социальные государства были учреждены благодаря именно этому убеждению о необходимости равенства в правах. Только участие всех членов общества в перераспределении произведенного социального продукта позволяет им участвовать в принятии решений о социальном обустройстве. Поэтому демократия не может существовать без социального государства.

Однако глобализация рынков, давление конкуренции и потребность повышения конкурентоспособности ведут к сокращению социальных расходов, к уменьшению финансирования и приватизации общественных благ (здравоохранения, образования, транспорта и т.д.), что можно наблюдать почти во всех странах - т.е. к урезанию социального государства и социального измерения современной демократии. Глобализация ставит демократию перед дилеммой. С одной стороны, благодаря экономической глобализации, в мире распространяется формальная демократия. А с другой - глобализация все более ослабляет социальную демократию и сокращает реальное участие людей в пользовании общественными благами.
Глобализация уменьшает роль национальных социальных моделей, существующих в Западной Европе, разлагает их, пропагандируя вместо этого модели более глобальные, но гораздо менее социальные. Сегодня, в 2008 г., можно сказать, что цели, поставленные ЕС в 2000 г. в так наз. Лиссабонской стратегии развития - стать до 2010 г. самым конкурентоспособным регионом мира и разработать принципиально новую европейскую социальную модель, - не были достигнуты. Высокая конкуренция со стороны других регионов мира, высокая безработица, нелегальная трудовая миграция и т.п. сводят на нет усилия ЕС.

Противоречия между стратегиями глобализации и демократии этим не исчерпываются. К примеру, есть товары, которые тем более теряют свою потребительскую ценность, чем больше ими пользуются. Уже в 1950-х годах экономист Хэррод (Harrod) назвал такие товары "олигархическими благами", а в 1970-х годах социолог Фред Хирш - "позиционными благами", т.е. такими, которыми невозможно в равной степени пользоваться всем. Например, невозможно, чтобы все население земли пользовалось автомобилями в той же мере, как это делают жители США и Западной Европы. В такого рода вопросах проблемы демократии вплотную соприкасаются с проблемами окружающей среды, экологии и природных ресурсов. Западная модель демократии не в последнюю очередь основывалась на неограниченном использовании природных ресурсов и постоянном росте их потребления. Но потребительское отношение к природе имеет свои границы: "американский стиль жизни", суть которого - неограниченное потребление, - нельзя сделать глобальным. Богатые страны успели очень сильно разрушить природу, не заботясь о последующих поколениях: пришла пора учиться демократически регулировать использование ресурсов Земли. Но как можно расширить рамки формальной и материальной демократии, если возможности принятия альтернативных решений ограничиваются природными возможностями обеспечивать запросы человечества?

Еще одна проблема - утрата современными государствами в процессе глобализации существенной части своего национального суверенитета. Глобальные финансовые рынки оказывают огромное влияние на политику, их власть становится понятной, если взглянуть на последствия финансового кризиса, который, исходя из США, распространился сегодня по всему миру. Это - наиболее тяжелый финансовый кризис, начиная с 1930-х годов, и, судя по тому, как на него реагирует политическая власть, становится очевидно, что политического суверенитета власти от финансовых рынков не существует. Экономическая политика ЕС сегодня осуществляется не правительствами и не парламентами стран-членов ЕС, а ЕЦБ (Европейским центральным банком), который ориентируется на потребности финансовых рынков, а не на потребности людей. Много десятилетий тому назад анализировавший последствия глобального экономического кризиса 1930-х годов Карл Поланьи отмечал нечто подобное: рынки выходят из границ общества, становятся самостоятельными, независящими от общества и от государственно-политической сферы. А когда глобальные финансовые рынки стоят над демократией, когда они, как сказал однажды глава правления "Дойче Банк" Бройнер, берут демократические учреждения "на буксир", - это означает конец формальной демократии. Поэтому, вслед за Поланьи, - завершающий вывод моего выступления - регулирование рынков есть необходимое условие для истинной социальной демократии.

  1   2   3   4

Похожие:

Универсальные ценности и многообразие исторического опыта iconI. Пояснительная записка. «История» является дисциплиной гуманитарного,...
Ми мирового и отечественного исторического опыта, в формировании у них исторического мышления, цельного представления об историческом...
Универсальные ценности и многообразие исторического опыта iconВ мире действуют универсальные законы, соблюдение которых так же...
Эти фундаментальные принципы1 определяют уровень нашей жизни, поэтому наши ценности и призвание должны находиться в согласии с ними....
Универсальные ценности и многообразие исторического опыта icon→ собственные нормы и ценности усвоение социального опыта
Социализация усвоение личностью социального опыта путём вхождения в социальную среду. Процесс активного воспроизведения системы социальных...
Универсальные ценности и многообразие исторического опыта iconРешение проблем национального возрождения Украины, ее становление...
При этом кардинальное обновление и развитие экономической теории и практики хозяйствования во многом зависят от знания исторического...
Универсальные ценности и многообразие исторического опыта iconРешение проблем национального возрождения Украины, ее становление...
При этом кардинальное обновление и развитие экономической теории и практики хозяйствования во многом зависят от знания исторического...
Универсальные ценности и многообразие исторического опыта iconТесты Как называется функция исторической науки, которая позволяет...
Как называется функция исторической науки, которая позволяет выработать на основе исторического опыта научно обоснованный курс?
Универсальные ценности и многообразие исторического опыта iconТемы рефератов для студентов 2 курса исторического факультета 2012-2013 гг
Ценности германского общества в эпоху Великого переселения народов (по «Деяниям готов» Иордана)
Универсальные ценности и многообразие исторического опыта icon1. политические учения в западной европе в первой половине xixв
Д. Юма, состоящая в отстаивании традиции и опыта в человеческом познании и понимании исторического процесса
Универсальные ценности и многообразие исторического опыта iconОстеохондроз позвоночника
Но многообразие клинических форм остеохондроза влечет за собой и многообразие способов лечения, которое складывается в основном из...
Универсальные ценности и многообразие исторического опыта iconПлан Периоды детского возраста и их характеристика. Универсальные потребности ребенка
Периоды детского возраста. Универсальные проблемы ребенка и способы их удовлетворения. Факторы, оказывающие воздействия на рост и...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница