Александр Белов Поцелуй Фемиды Бригада 13 Александр Белов Бригада. Книга 13. Поцелуй Фемиды пролог


НазваниеАлександр Белов Поцелуй Фемиды Бригада 13 Александр Белов Бригада. Книга 13. Поцелуй Фемиды пролог
страница1/27
Дата публикации09.04.2013
Размер3.67 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Журналистика > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
Александр Белов

Поцелуй Фемиды
Бригада – 13

Александр Белов

Бригада. Книга 13. Поцелуй Фемиды
ПРОЛОГ
Финал беседы получился не таким, как было задумано. Вообще то журналист – на то он и акула пера – был блестящим стратегом и всегда имел про запас два, а то и три варианта завершения важных переговоров. Допустим, имеется предпочтительный вариант «А». Если он не проходит, то разыгрывается вариант «В», который тоже по своему хорош и позволяет обернуть ситуацию в свою пользу. Но сегодня не сработал ни тот, ни другой…

Если уж на то пошло, журналист предпочел бы, чтобы его обложили трехэтажным матом. Это, по крайней мере, было бы эффектно и правдоподобно: изолгавшийся капиталист, враг демократии и свободы слова, теряет человеческий облик, топает ногами, брызжет слюной и швыряет графин в представителя независимой прессы. Да хоть бы и в морду дал! Это можно было бы красиво обыграть на страницах «Колокола». Но в том то и дело, что человеческого облика олигарх не терял, и графины по кабинету не летали…

Выслушав доводы журналиста, Белов помолчал, посмотрел в темноту ночи за окном, устало потер переносицу и… совершенно спокойно сказал то, что сказал. Поднялся из за стола, распахнул дверь в приемную и еще раз отчетливо повторил:

– Пошел в жопу! – а потом, обращаясь уже к секретарше, вежливо добавил: – Люба, проводите, пожалуйста, Леонида Сергеевича.

Все это походило на анекдот, если вдуматься, куда именно должна была проводить гостя эта Дюймовочка, сидевшая, как дворняжка, под дверью хозяина столько времени после окончания рабочего дня…

Да уж, эффектного финала не получилось. Тем более что жирный посетитель, покидая приемную, споткнулся о край паласа и едва не упал. Секретарша Любочка бросилась к нему и с готовностью подставила плечо, словно ее тщедушное тельце было в состоянии удержать от падения «Шварценеггера» без малого, в центнер весом.

Я сам найду дорогу, – с раздражением отстранил ее журналист, шагнул за порог, и ему почудилось, что за его спиной раздался сдержанный смешок.

Он впервые в жизни почувствовал по настоящему, что такое душевная боль. Никто не любит быть смешным, настоящий мужчина тем паче. А настоящий мужчина и к тому же представитель творческой профессии – вдвойне.

Люди, не знакомые с журналистской кухней, наивно полагают, что в жизни бывают только правда и неправда. Хороший журналист пишет правду, плохой врет, а третьего, вроде бы, и не дано. На самом деле настоящий мастер тот, кто свободно владеет невиданным по остроте и действенности оружием под названием интерпретация. С помощью этой волшебной штуки можно, «не повредив» ни единого факта, изменять общую картину столько раз и в ту сторону, сколько и куда потребуется. Высоким искусством интерпретации журналист владел в полной мере, иначе не видать бы ему, как своих ушей, того высокого общественного положения, которого он добился в свои тридцать с небольшим лет. Так что все еще впереди, в смысле – ответный удар с его стороны последует. Непременно!

«Ладно, проигран бой, а не кампания, – постарался успокоить сам себя посетитель. – Хорошо смеется тот, кто смеется без последствий».

Журналист покинул офис заводоуправления. Он шел по совершенно пустому коридору под гулкий звук собственных шагов. При повороте на черную лестницу, также пустую, он качнулся, потерял равновесие и пребольно ударился об угол плечом. Вот черт! Похоже, он сегодня не в форме. Несколько рюмок «Абсолюта», пропущенные одна за другой в кабинете генерального директора, не должны были повлиять на координацию движений. Журналист гордился своим умением пить водку. Он вообще гордился собой, а умение пить водку по праву считал одним из своих достоинств. Он пил ее на равных с буровиками и металлургами, летчиками и оленеводами. А главное, с руководителями любого уровня, начиная с мастера цеха и кончая представителями высшего эшелона власти. И всегда при этом. помнил, зачем приходил и чего хотел добиться, и всегда возвращался домой своими ногами.

Однако на этот раз не заладилось – ни с разговором, ни с выпивкой. Его сегодняшний собеседник, Белов, во время беседы практически не пил: едва обозначил намерение и тут же отставил свою рюмку в сторону, как будто брезговал компанией.

Журналист снова почувствовал сильное желание поквитаться. В его воображении возник эскиз газетного разворота. Слева, допустим, можно поместить фотографию нищего поживописнее… Даже лучше, если это будет старуха. Беззубая. На паперти, с протянутой рукой. А справа – симметрично – олигарх будет, допустим, жрать икру ложкой. Если же не удастся раздобыть снимок олигарха с икрой, то на крайний случай можно заснять его шикарный автомобиль. И крупно дать на разворот какую нибудь фразу типа «День рождения буржуя»!

Встреча с олигархом была запланирована на этот день еще неделю назад. Но на транспортной проходной, куда гость подъехал на своем джипе в назначенное время, его никто не встретил. Престарелая вахтерша, кряхтя, вылезла из будочки, и долго таращилась на золотые корочки с надписью «Пресса». Потом снова полезла в будку, вернулась и протянула ему ключ от гаража.

– Сейчас там открыто, а когда будете уезжать, закроете и вернете ключ мне. – Увидев, что посетитель направляется в другую сторону, она забеспокоилась: – Да не туда, мужчина! Вам нужно направо, где заместители машины ставят.

Он не без труда отыскал бокс для автомобилей замов, и поставил джип рядом с чьей то потрепанной БМВ. Избалованного славой журналиста слегка задело, что никто не суетится и не проворкует его до приемной. Он успел привыкнуть к поклонению: ведь пресса – это зеркало, а глядя в зеркало, каждый стремится сделать соответствующее выражение лица… Куда теперь? Наконец он догадался: задняя дверь из гаража ведет прямиком на черную лестницу, и уже оттуда – в здание заводоуправления…

В гулкой тишине коридора раздался звук, похожий на лязг затвора «Калашникова»… Посетитель вдруг услышал не только шаги, свои и, может быть, чужие, но и собственное хриплое дыхание. Показалось? Да, чувствует он себя неважно: взгляд не удается сфокусировать, как будто кто то специально сбивает резкость. Видимо, сказывается усталость.

От этого Белова с его уголовным прошлым всего можно ждать. Говорят, он лично грохнул в лесу какого то стукача неудачника. Журналисту стало страшно, липкая струйка пота проложила себе дорогу между лопаток.

Когда же, к едрене фене, закончатся эти бесконечные повороты! Ему показалось, что он попал в лабиринт, сто раз прошел один и тот же отрезок пути, и ему суждено погибнуть здесь, среди этих кирпичных стен, выкрашенных охрой. В какой то момент он запаниковал, ускорил шаг и даже побежал, потом остановился… Надо взять себя в руки и сориентироваться…

Да вот же выход в гараж! Журналист с облегчением толкнул небольшую оцинкованную дверь и шагнул в темный бетонный бокс. Дверь за его спиной с тяжелым вздохом захлопнулась. Он принялся шарить по стенам в поисках выключателя. Ему снова стало страшно… Уф, слава богу, тухлая лампа загорелась под потолком. Кроме его джипа, в гараже не было ни одного автомобиля.

Превозмогая слабость, он открыл замок ключом, полученным на вахте, и по очереди оттянул в стороны тяжелые створки ворот. Хлынувший осенний воздух придал ему сил. Черт бы побрал этого Белова с его бытовым аскетизмом! Неужели у комбината нет возможности по человечески оборудовать гараж хотя бы для руководства! Могли бы не жмотиться и поставить нормальные ворота с дистанционным управлением, как это принято в цивилизованных странах. Зафиксировав створки, журналист вернулся к джипу и запустил движок… Мотор заработал практически бесшумно: вот за что следует любить новые иномарки… Что за черт! Одна из створок ворот сама собой медленно закрылась… Странно!

Матерясь на чем свет стоит, журналист с трудом вылез из машины и снова открыл вороти  ну – на этот раз наверняка, подперев ее черенком подвернувшейся под руку лопаты. И, едва передвигая нош, потащился назад, в кабину…

Но то, что он увидел прямо по курсу, в свете зажженных фар, было еще более странным. Обе створки, ворот на этот раз оказались плотно закрытыми… Собственные ладони, лежавшие на руле, показались ему чужими: и кисти рук, и сам руль выглядели очень маленькими, как будто он смотрел на них в перевернутый бинокль…

В таком же положении, с выражением удивления на лице, он был обнаружен три часа спустя. Мертвым… Уже после того, как ушла секретарь Любочка, и последним покинул территорию комбината генеральный директор, вахтерша вспомнила о визитере, приехавшем на джипе. И о том, что ключ от гаража ей так и не вернули. Заподозрив неладное, старая женщина вызвала дежурного охранника, и они вместе двинулись на поиски.

Ворота гаража оказались закрытыми на ключ, который впоследствии обнаружили в кармане погибшего. Двигатель джипа работал на холостых оборотах. Журналист сидел в кабине, навалившись грудью на руль. Прибывший вслед за милицией судмедэксперт констатировал смерть от отравления выхлопными газами. Судя по всему, помешал журналисту выйти из автомобиля и открыть ворота сердечный приступ. Как говорится, налицо типичный несчастный случай…

Друзья, и коллеги, собравшиеся на гражданскую панихиду, во всех деталях обсудили проблему лишнего веса, а также постоянных стрессов и выпивки, сопутствующих нелегкой журналистской работе.

Само собой разумеется, что известная журналистка Троегудова, специально прилетевшая из столицы в Красносибирск на похороны коллеги, не удовлетворилась официальной версией и выдвинула свою. В заголовок некролога, подготовленного для центральной газеты, она вынесла фразу «Асфиксия творчества», а в качестве подзаголовка – коварный вопрос: «Кому выгодна гибель редактора независимой газеты?»

Однако всерьез ее фантазий никто не воспринял, даже собратья по перу. Во первых, потому, что местным журналистам, В отличие от московских коллег, было прекрасно известно: гибель в результате отравления выхлопными газами в северных условиях довольно обычное дело, особенно зимой. А во вторых, рее знали, что из под золотого пера Троегудовой выходят исключительно сенсационные статьи. Даже поломку детских качелей она может преподнести как происки спецслужб или международный заговор…
Часть 1

^ ПОЛЕТ НАД ВОРОНЬИМ ГНЕЗДОМ

I
Белову показалось, что он проснулся. Кажется, дело идет к завтраку? Внизу официанты гремят столовыми приборами. Не выспавшиеся девушки и парни в фирменных фартуках протирают хромированные ножи и вилки, рубят тоннами салаты, заряжают тостеры душистым хлебом, раскладывают по столам льняные салфетки. Сейчас восхитительный цветочный запах кипрского утра смешается с ароматом круассанов, и в ресторане мгновенно выстроится очередь немецких туристов, дисциплинированных до идиотизма. Вездесущие немцы не только являлись к началу завтрака минута в минуту и в полном составе, но даже в бассейн прыгали, казалось, исключительно по свистку своего групповода – поджарого фрица в шортах.

Белов подумал, что может спокойно подремать еще минут сорок, пока не схлынет волна крикливых бюргеров. И тут он окончательно проснулся…

Звук, который он принял за звон столовых приборов, ничего общего с ним не имел. Это лязгали где то внизу отпираемые и снова запираемые решетки двери. И запах в этой новой реальности не был связан ни с морем, ни с цветами или ванильным тестом. В воздухе стоял тяжелый дух отхожего места и хлорки. Здесь не было немцев и в принципе не могло быть официантов. Потому что это была камера изолятора временного содержания при Красносибирском управлении внутренних дел.

Именно сюда вчера поздно вечером был доставлен генеральный директор комбината «Красносибмет» Александр Белов. Тот самый Белов, чье открытое лицо улыбалось в последнее время с экранов телевизоров, страниц газет и обложек журналов. Супер успешный менеджер, сумевший за короткий срок вывести умиравший комбинат в число лидеров алюминиевой промышленности. Тот самый Белов, которого высоко ценили зарубежные партнеры и уважали подчиненные, получающие самую высокую в регионе, а может, и в стране, зарплату. Тот, кого, несмотря на сомнительное прошлое, пытались заполучить в почетные члены многие вузы страны, потому что это означало солидные дотации и гранты. Красавец, умница, баловень судьбы и… просто богатый человек.

Что случилось там, наверху, в заоблачных далях, в горних сферах? Какая Аннушка разлила фатальное масло на рельсы судьбы и тем самым привела в действие, тысячи причин и следствий, – этого во всей полноте не знал никто. Но результатом невидимой цепной реакции стал арест Александра Белова, доставка его под стражей в Красносибирск и заключение вот в эту камеру изолятора временного содержания, с дощатым настилом вместо кровати и влажной вонючей подушкой.

Задержание было проведено с блеском, даже эффектно. Очевидно, режиссер действа рассчитывал на шумиху в средствах массовой информации. Белова арестовали прямо в актовом зале Уральского университета после блестящего выступления на праздновании Дня студента – в Татьянин День. Пухлая первокурсница как раз направлялась к сцене, чтобы вручить оратору порох записок с вопросами, как вдруг раздался грохот тяжелых ботинок. По проходу и с боков, из за кулис, к Белову с криком «ФСБ. Оружие на пол! Будем стрелять» подлетели люди в черном с укороченными автоматами наперевес. Их командир подошел к Белову и сказал:

– У нас предписание. Вам придется пройти с нами…

Он не собирался ломать бойцам челюсти и убегать от преследователей. Более того, был в любую минуту готов лично и добровольно явиться в прокуратуру для дачи показаний. Где  то в глубине души он не исключал вероятности, что рано или поздно его туда пригласят. Но маски шоу – это был явный перебор.

– Вы что, парни, с дуба рухнули? – только и успел сказать Белов в еще не выключенный к тому моменту микрофон.

Эту фразу потом долго на все лады склоняли средства массовой информации. В маски шоу было задействовано не менее тридцати бойцов. Двое из них весьма квалифицированно заломили ему руки за спину и в полусогнутом виде повели по центральному проходу. Это было настолько же красиво сделано, насколько совершенно бессмысленно: оратор уже давно не носил ни тэтэшника, ни любого другого оружия, и даже не думал оказывать сопротивления. Наоборот, несмотря на унизительное положение, в которое он был поставлен, арестованный сохранил полное самообладание. С лица Белова, когда его вели по залу, не сходила язвительная улыбка, которую не могли не видеть притихшие студенты.

Криминальное прошлое, с точки зрения большинства присутствующих, было сейчас для него не более, чем пикантным штрихом в биографии, как нарядная булавка на строгом галстуке бизнесмена, оживляющая безукоризненно сшитый костюм. Многие даже были уверены, что бандитскую страничку в его анкету вписали по собственной инициативе ушлые журналисты. А не будь у Белова такого прошлого, он казался бы просто искусственно созданным по модели какого нибудь Карнеги существом – для доказательства реализуемости знаменитой «американской мечты». Тогда как бандитская юность делала этого статного и успешного красавца как раз таки своим, родным, русским и немного непутевым…

Светящиеся стрелки «командирских» часов, не отобранных при задержании, показывали половину четвертого. Белов стиснул зубы и зарылся лицом в сырую комковатую подушку Он не будет сейчас думать обо всем этом. Надо постараться доспать положенные часы. Во первых, наутро, к моменту допроса, ему нужна свежая голова. Ведь, скорее всего, именно в этот день состоится разговор со следователем, и все должно встать на свои места. А еще ему очень хотелось досмотреть дивный сон, напомнивший ему события из другой, прежней жизни. Он зажмурился и усилием воли заставил себя проснуться… на Кипре.

Официанты внизу уже перестали греметь столовыми приборами и посудой. Белов потянулся, предвкушая, как он сейчас натянет джинсы, накинет рубашку, спустится в столовую, с кайфом позавтракает… И бездумно проваляется на берегу весь последний день своего пребывания на острове. Обидно было бы уехать с Кипра, так ни разу и не искупавшись…

Что такое отпуск в прямом смысле этого слова, Саша не знал в принципе. Он не мог даже представить себя в роли, скажем, экскурсанта с фотоаппаратом на брюхе, поворачивающего голову по команде экскурсовода направо налево, или бездельника, подставляющего солнцу фрагменты тела и бдительно следящего за качеством загара. Смешно!

Любая поездка за границу и прежде означала для него деловые переговоры и еще раз переговоры. Даже редкие, имевшие место в прошлом, попытки «расслабиться на природе» в родном отечестве неизменно заканчивались недокуренной сигаретой, и необходимостью прыгать в машину и мчаться по делу. А в последние два года, хотя Александр Белов заделался большим боссом и, казалось бы, получил законное право на «буржуйские» радости, об отпуске не могло быть и речи…

Он окунулся в большой бизнес сразу и с головой. Поступил так же, как поступал всегда: короткое трезвое раздумье и – шаг вперед. Безо всяких оглядок и оговорок «с одной стороны» и «с другой стороны», без попыток представить, что было бы, если бы не случилось того, что случилось.

Белов «перепрыгнул» в кресло генерального директора Красносибирского алюминиевого комбинату с должности начальника охраны. И, хотя он в свое время был единодушно выбран и назначен Советом акционеров, но не мог не чувствовать, что этот крутящийся мягкий стул с подлокотниками достался ему «не по понятиям». К директорскому креслу ведь как принято идти? Шаг за шагом, приседая и низко кланяясь, постепенно наращивая мускулы в подковерных играх…

Он знал, что его стремительный карьерный взлет, нарушивший все ритуалы и каноны, вызывает раздражение у номенклатурных руководителей, что он заслужил в этой среде репутацию наглеца и выскочки. Но на это как раз ему было плевать. Главное, что никто – ни равные по статусу, ни, тем более, подчиненные – даже за глаза, не посмели бы назвать его лохом.

Он встал во главе многотысячного коллектива «Красносибмета» так же уверенно и естественно, как в свое время возглавил свою Бригаду. Он много думал и еще больше рисковал. Не имея времени обучаться в бизнес школах и прочих повышающих квалификацию заведениях, он урывками читал все, что попадалось под руку по части управления бизнесом, и вынес из прочитанного одну ценную мысль. А именно: тот, кто научился руководить коллективом из трех человек, сумеет справиться с любым числом подчиненных практически в любой сфере деятельности. По крайней мере, ничто за эти годы не убедило его в обратном…

Поездка генерального директора Красносибирского алюминиевого комбината Александра Белова на всемирный курорт не имела ничего общего с отдыхом. Кипр, как известно, город контрастов: половина приехавших сюда нон стоп отдыхает, в. то время как вторая половина остервенело вкалывает, а третьего не дано. Белов принадлежал к числу вкалывающих.

Он чувствовал признательность по отношению к этому чудному острову, а вернее, к законам, действующим на греческой его стороне. Именно благодаря оффшору год назад он сумел использовать одну из схем, широко применяемых в мировой экономической практике, схему, которая позволила спасти комбинат. И не только спасти, но и вывести в число наиболее успешных, прибыльных предприятий в России.

Жизнь полна парадоксов. Кипрский оффшор в свое время помог его «Красносибмету» на вполне законных основаниях резко сократить налоговые отчисления в бюджет, таким образом выжить и удержаться на плаву. А в итоге стать одним из крупнейших в стране налогоплательщиков По крайней мере, большую часть бюджета Красносибирского края составляли именно налоговые отчисления его комбината. Что же получается? Получается, что киприоты хитрым образом внесли свой вклад в экономику России…

Александр повернул голову и с удивлением обнаружил рядом на шелковой подушке темно рыжие кудри и напряженное лицо женщины, пытавшейся изобразить здоровый сон… Очередная сексуальная победа, по большому счету, не принеся ему ни удовольствия, ни удовлетворения. Он встал и вышел на балкон, закурил, равнодушно наблюдая за партнершей, которая театрально грациозными движениями завернулась в простыню, а затем босиком, как Айседора Дункан, упорхнула в душ. Чем то она похожа на знаменитую танцовщицу.

Баба как баба: не ах, какая красавица при ближайшем рассмотрении, но и не дурнушка. Так, из серии «проходил я мимо, сердцу все равно…». Хотя, пожалуй, это был оптимальный вариант: без душевной привязанности и связанных с нею неизбежных травм, без необходимости поддерживать отношения. Почему так вышло? А пес его знает, почему?

Саша вспомнил, как… Когда это было! Он вернулся из армии, раздираемый желанием любить, и пережил первое потрясение на этой почве. История банальная, каких тринадцать на дюжину: «Разлука быстро пронеслась, она его не дождалась…». Он вспомнил, как в сердцах забросил Ленкино обручальное кольцо далеко в кусты. Перед тем, как сгинуть, оно сверкнуло в воздухе и… задало, видно, его жизни такую траекторию, что не видать ему в любви счастья, как своих ушей.

Воспоминания о большой любви номер два оставили в душе не менее горький осадок, чем первый опыт. Бывшая законная жена Ольга время от времени попадалась ему на жизненном пути. И всякий раз Александр пытался отыскать, разглядеть в этой истеричной, агрессивной даме ту нежную скрипачку, девочку видение, которая покорила его сердце в подмосковном дачном поселке…

Были в его жизни и другие любовные истории. Иные из них походили на короткую песенку, иные на воровскую балладу, а некоторые и вовсе тянули на бразильский или мексиканский сериал… Как случилось, например, с Ярославой.

Вспомнив о Ярославе, Белов почувствовал тревогу и потянулся к мобильному телефону. Надо бы прикинуть, какая разница во времени между кипрским городом Лимассол и Красносибирском? Не хотелось перебудить своим звонком все семейство, особенно если учесть, какого труда тетушке стоит уложить малыша. Однако разговор с домом пришлось отложить: из ванной комнаты вышла его пассия и, жеманясь от неловкости, попросила прикурить. Кажется, это был ее первый опыт супружеской измены. Звонить домой в присутствии посторонней женщины не хотелось.

– Черкнешь телефончик? – с вызовом спросила дама, достав сигарету.

Вот черт, как ее зовут: Вика? Инга?.. Белов поднес огонек зажигалки к кончику ее сигареты.

– Или секс – не повод для знакомства? – продолжала она в том же тоне.

Момент прощания всегда самый неприятный в подобных сюжетах. «Скорее бы ушла» – тоскливо подумал Белов и нацепил самую беспроигрышную из своих улыбок, которая так замечательно действует на женщин. Он достал записную книжку, демонстрируя готовность записать в нее ненужный телефонный номер, и замешкался, нежная, на какой букве ее открыть.

– У… – подсказала женщина, криво усмехнувшись.

– Что?

– На букве «у» открывай. Удодова Алла.

«Алла, слава Аллаху» – с облегчением вздохнул Белов.

Женщина расценила этот вздох по своему

– Да да, жена того самого Удодова, – сказала она с иронией и не без тайной гордости. – Как видишь, высоко несу знамя…

Алла затянулась дымом и сделала вид, что закашлялась. Кажется, она вознамерилась заплакать, а уж это было совершенно ни к чему. Только истерики тут не хватало по поводу поруганной супружеской чести…

Эту самую Аллу несколько дней назад он приметил за завтраком в ресторане отеля. Женщина посылала ему печально высокомерные взгляды и как то по особому приосанивалась, закидывая одно загорелое колено на другое. Только слепой мог не заметить посылаемых открытым текстом зазывных сигналов. Белов их заметил, и несколько раз машинально выделял в стайке подруг ее чересчур загорелое тело в белом сарафане, каштановые волосы и практически белую помаду – одежда и этот чудной макияж на фоне загара делали даму похожей на негатив.

Пылкие взгляды и якобы нечаянные прикосновения у «шведского стола» сулили море страсти. Однако в момент непосредственного сближения разочарованный Белов не почувствовал ничего, кроме… волевого спазма. Жест, – которым красавица закинула ему за шею свои коричневые руки, когда они остались в его комнате одни, ничуть не напоминал нежное и непреодолимое влечение, он был похож скорее на начало какого то чужого ритуала. Черт его знает, что за ритуал, и вообще, неизвестно, нужна ли неизвестному идолу эта жертва…

– Пойдем, выпьем кофе, – сказал он, обнимая ее за талию и как бы успокаивая, а на деле подталкивая к выходу.

Женщина нервно дернула плечом:

– Не время мне кофе распивать. Сегодня супруг из Москвы прибывает. – И ушла, оставив дверь приоткрытой.

«Все таки обиделась» – равнодушно подумал Белов и в ту же минуту забыл и об обманутых женских надеждах и о самой Алле. Он принялся набирать номер на своем мобильнике, чтобы узнать, как дела у Ярославы, тетки и у малыша. А потом надо все таки хотя бы разок перед возвращением домой поплавать в Средиземном море.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Похожие:

Александр Белов Поцелуй Фемиды Бригада 13 Александр Белов Бригада. Книга 13. Поцелуй Фемиды пролог iconАлександр Белов Тень победы Бригада 15 Александр Белов Бригада. Книга 15. Тень победы Пролог
Белов задремал. Ему показалось, что он всего лишь на секунду сомкнул веки, а когда снова открыл глаза, то увидел перед собой темный...
Александр Белов Поцелуй Фемиды Бригада 13 Александр Белов Бригада. Книга 13. Поцелуй Фемиды пролог iconАлександр Белов Штурм вулкана Бригада 12 Александр Белов Штурм вулкана Бригада 12 Пролог
Мефистофеля на Крыше. Особенно подчеркивали богатство цыганского дома царившие вокруг него разруха и запустение
Александр Белов Поцелуй Фемиды Бригада 13 Александр Белов Бригада. Книга 13. Поцелуй Фемиды пролог iconАлександр Белов Похищение Европы Бригада 16 Александр Белов Бригада....
Воздух пришел в движение, невидимая волна пробежала по лесной поляне. На западе показались яркие сполохи, совсем не похожие на предрассветные...
Александр Белов Поцелуй Фемиды Бригада 13 Александр Белов Бригада. Книга 13. Поцелуй Фемиды пролог iconАлександр Белов Поклонение огню Бригада 14 Александр Белов Бригада....
Из автомобиля вышел крепко сбитый низенький господин в дорогом костюме и не менее дорогих ботинках из крокодиловой кожи. Для дополнения...
Александр Белов Поцелуй Фемиды Бригада 13 Александр Белов Бригада. Книга 13. Поцелуй Фемиды пролог iconАлександр Белов Потерянные души Бригада 8 Александр белов потерянные души 1997 1998 годы
Почему так происходит ? Первым это понял Фил: задолго до покушения он собирался уйти из криминала в кино. Саша считает своим долгом...
Александр Белов Поцелуй Фемиды Бригада 13 Александр Белов Бригада. Книга 13. Поцелуй Фемиды пролог iconАлександр Константинович Белов Бригада. От сумы до тюрьмы Бригада 10
По сути он все тот же бомж, только с фальшивым паспортом. Больше всего его мучает то, что он не может легализироваться и жить как...
Александр Белов Поцелуй Фемиды Бригада 13 Александр Белов Бригада. Книга 13. Поцелуй Фемиды пролог iconАлександр Белов Молодые волки (Бригада 6) Оглавление
«Онегин» и Маяковский, а вместо этого на доске круглым и ровным почерком Варвары были выведены названия тем по пьесам Гоголя и –...
Александр Белов Поцелуй Фемиды Бригада 13 Александр Белов Бригада. Книга 13. Поцелуй Фемиды пролог iconАлександр Белов Преданный Враг Бригада 3 «Преданный Враг»: Олма Пресс; Москва; 2003
Существует ли братство по криминалу? Только на первый взгляд! Чем дальше, тем больше отдаляются друг от друга члены Бригады. Между...
Александр Белов Поцелуй Фемиды Бригада 13 Александр Белов Бригада. Книга 13. Поцелуй Фемиды пролог iconАлександр Белов Последний Выстрел Бригада 4 «Последний Выстрел»: Олма Пресс; Москва; 2003
Все понты «красивой жизни», власть и деньги не сделали его счастливым. Он потерял все, что было ему дорого лишился матери, пережил...
Александр Белов Поцелуй Фемиды Бригада 13 Александр Белов Бригада. Книга 13. Поцелуй Фемиды пролог iconГрязные игры
Надолго ли? Ведь впереди   выборы Президента! А причем здесь Саша Белов и Бригада? Он и сам задается этим вопросом. Но это именно...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница