Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время


НазваниеТолько предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время
страница20/26
Дата публикации28.04.2013
Размер3.16 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Журналистика > Документы
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   26

остановились, а лишь повернули головы. Они увидели бегущего на них зека.

Глаз ломился на них специльняком: менты стрелять не станут--на мушке трое.

Чумаченко после одиночного выстрела поставил автомат на очередь и

прицелился в бегущего. Только он хотел нажать на спусковой крючок, как на

мушке мелькнули сразу трое. Он держал палец на спусковом крючке и ждал,

когда Глаз минует железнодорожников.

Зеки и менты смотрели то на убегающего Глаза, то на Чумаченко,

держащего его на прицеле. Лица застыли в испуге и растерянности. Самым

решительным оказался Чумаченко. У ментов, видно, была договоренность: в

случае побега стреляет он. Но никто не мог предвидеть, что на мушке, кроме

арестанта, могут оказаться вольные люди.

Добежав до железнодорожников, Глаз обогнул тележку, и в этот момент,

когда на мушке остался лишь только он, Чумаченко нажал на спусковой крючок.

Но очереди--о Глазово счастье!--не последовало. После первого выстрела у

"Калашникова" заклинило затвор: автомат был на консервации и из него давно

не стреляли.

Глаз свернул за угол вокзала -- теперь менты стрелять в него не могли.

Начальник конвоя, понимая, что Глаз уйдет, дернул за ним, на ходу

расстегивая кобуру и вынимая пистолет. Обогнул угол и на бегу открыл огонь.

Глаз слышал выстрелы и тянул по прямой. Впереди -- хлебный магазин, возле

которого он когда-то хотел угнать сверкавший черной краской велик. Глаз

почувствовал, как обмякли ноги. Он пробежал около двухсот метров и выдохся.

Ноги были к бегу непривычные. Глаз сбавил скорость. Он был уверен, что

стреляют не в него, а в воздух. Пугают. Но все равно скорее свернуть за угол

хлебного магазина и сквозануть через забор. А там -- другие заборы, и он

смоется. Ну, еще немного--и угол. Тут раздался выстрел, и ему обожгло левое

плечо. Глаз почувствовал страшную боль, у него отнялась рука, и он замедлил

бег. Теперь он бежал по инерции и из-за самолюбия, чтобы сразу не

остановиться -- на, мол, бери. Он и раненый, рискуя получить вторую пулю,

честь свою не хотел терять. Пусть схватят бегущего.

Глаз сильно напугался, но не того, что ранен, а того, что не чувствовал

руки. И он решил посмотреть, цела ли она. Он повернул голову. Левого глаза у

него не было, а поднятый воротник демисезонного пальто закрывал руку. Глаз

напугался еще больше. Где рука? Он попробовал пошевелить ею, но ничего не

получилось. "Оторвало, что ли? -- подумал он и, подняв правую руку,

ухватился за левую.-- О, слава Богу, на месте".

Глаз уже не бежал, а семенил. У него хватило выдержки не остановиться.

Начальник конвоя догнал его и схватил за шиворот. Они быстрым шагом пошли к

машинам. Молчал начальник конвоя, тяжело дыша. Молчал и Глаз, не чувствуя

руки.

Когда они подошли к "воронку", зеки уже сидели в чреве. Утюгов открыл

дверцу, а Чумаченко, взяв автомат за ствол, замахнулся прикладом на Глаза,

стараясь нанести удар по спине. Боль была адская. Руку Глаз не чувствовал.

Увидев занесенный для удара автомат, он взмолился:

-- Не бей меня. Я раненый.

Чумаченко все же ударил его прикладом по спине, но несильно. По ране он

не попал.

-- Залезай! -- крикнул Утюгов.

Подножка у "воронка" была высоко от земли, и Глаз никак не мог,

взявшись здоровой рукой за поручень, влезть в него. Тогда Утюгов и еще один

мент, схватив его за руки, подняли, швырнули, как котенка, и захлопнули

дверцу. Глаз застонал от пронизывающей боли, но не закричал, сдержался,

чтобы не опустить себя в глазах заключенных. Менты закрывать его в чрево со

всеми не стали, а посадили на сиденье рядом с собой.

-- Доигрался, партизан,-- сказал молодой милиционер, затягиваясь

сигаретой.

Воцарилось молчание. Зеки сквозь решетку сочувственно смотрели на

Глаза. Машина тронулась.

-- Дай закурить,-- попросил мента Глаз.

-- На, партизан, закури. -- Он подал сигарету и щелкнул зажигалкой.

Глаз курил и, когда машину встряхивало на ухабах, стискивал зубы от

боли. "Неужели на войне, когда ранят, так больно бывает?"

...Этап выпустили из "воронка" и закрыли в камеры, но Глаза завели в

дежурку КПЗ. О том, что Петров при побеге ранен, позвонили начальству. И

вызвали "скорую помощь".

Дежурный по КПЗ, молодой сержант, усадил Глаза на стул. Ему два раза

звонили по телефону, и он больше слушал, иногда отвечая "да" или "нет".

Походив по дежурке, сказал:

-- Ты раздевайся. Давай поглядим, что за рана.

Он помог Глазу раздеться. Руку Глаз еще не мог поднимать. Но уже

шевелил пальцами. Резкая боль прошла. Больно было, лишь когда снимал одежду.

И Глаз и дежурный удивились, что пятно крови на рубашке было небольшое.

-- Смотри,-- сказал дежурный,-- у тебя почти что не шла кровь. Ты,

видать, здорово напугался. Кровь и остановилась.

Сержант осмотрел раны. Пуля прошла чуть правее подмышки.

-- Фу, ерунда. Пуля прошла навылет по мягким тканям. Я сейчас от полена

отщеплю лучину, намотаю на конец ваты, и мы прочистим рану. И все пройдет. У

нас в армии так самострелам делали.

Глаза чуть не затрясло от этой шутки.

-- Дай закурить,-- попросил он.

-- Да я не курю.

В дежурку в сопровождении мента вошел врач. Он был молодой, но пышная

черная борода придавала ему солидность. У врача были темные добрые глаза. Он

осмотрел рану, смазал чем-то и спросил Глаза:

-- Откуда будешь, парень?

-- Родом или где живу? Вернее, жил?

-- Ну и родом...--он сделал паузу,-- и где жил.

-- Сам-то я из Падуна. А родом из Омска.

-- Из Омска! -- воскликнул врач.-- Мой земляк, значит.

-- Вы из Омска! -- с восторгом сказал Глаз.

-- Да. Но третий год уже там не живу. Он осмотрел раны еще раз, наложил

тампоны и заклеил пластырем.

-- Надо срочно делать рентген. У него, возможно, прострелено легкое. Я

забираю его в больницу.

Врач с ментом ушли.

Через несколько минут в дежурку спустился начальник уголовного розыска

капитан Бородин. Его подняли с постели. Бородин сел на место дежурного. Глаз

сидел напротив него. Капитан молчал, часто затягиваясь папиросой. Молчал и

Глаз.

-- Федор Исакович, дайте закурить.

Бородин не ответил. Глаз попросил второй раз. Снова молчание. В третий

раз Глаз сказал громко и нервно:

-- Дай же закурить, в натуре, что ты молчишь?

Капитан затянулся. Выпустив дым и не отрывая от Глаза взгляд, достал из

кармана пачку "Беломора" и положил на стол. Глаз правой, здоровой рукой взял

папиросу и сунул ее в рот.

-- Дайте прикурю.

Бородин промолчал.

-- Прикурить, говорю, дай!

Бородин затянулся и тонкой струйкой выпустил дым.

-- Дашь ты мне прикурить или нет? -- рявкнул Глаз, с ненавистью глядя

на капитана.

Бородин достал спички и положил рядом с папиросами.

-- Зажги, Федор Исакович, я одной рукой не смогу.

Бородин курил, молча наблюдая за Глазом.

-- Да зажги же, Федор Исакович, что ты вылупился на меня?

Ответом -- молчание. И тут Глаза прорвало:

-- Ты, пидар, говно, ментяра поганый! -- И покрыл его сочным матом, от

которого у многих бы повяли уши.

-- Закрой его в камеру, -- сказал Бородин дежурному и вышел.

От милиции одна за другой отъехали машины.

В камере Глаз бросил папиросу на пол и яростно растоптал. Он попросил у

мужиков закурить. Ему дали и чиркнули спичкой. Жадно затягиваясь, он ходил

по камере, не глядя на заключенных. Все молча наблюдали за ним. Никто ни о

чем не спрашивал. Успокоившись, лег на нары на свое место. Рука ныла. Иван

подложил ему под мышку шапку, и боль стала тише. Выругавшись неизвестно в

чей адрес, Глаз сомкнул веки. Но долго не мог заснуть.

Утром Глаз рассказал, как его подстрелили и как Бородин вывел его из

себя. Вспомнил, что незачем было у Бородина просить папиросу и спички, когда

в кармане лежали свои.

-- Слушай, Глаз,-- сказал Иван, лежа на нарах и повернувшись к нему

лицом.-- Я тебе тогда не сказал. Меня Бородин просил, когда ты еще шел в

несознанку, узнать у тебя, ты ли совершил преступление. Он обещал меня

отпустить, и я бы уехал на химию, если б выведал у тебя все и ему рассказал.

Я не согласился, сказал -- да разве он расскажет? -- Иван помолчал.-- Вот

сука. Ты только об этом ему не брякни.

После завтрака этапников посадили в автобус -- ночного поезда ждать не

стали -- и повезли в тюрьму.

5
Сто километров ехать в автобусе и глазеть по сторонам! Глаз пожирал

взглядом прохожих. Всем было радостно из окна видеть волю, а ему было

грустно: побег не удался.

Когда въехали в Тюмень и улицы запестрели людом, не только молодые

заключенные, но и пожилые вылупились в окна. Всем хотелось посмотреть город,

в котором будут жить, но которого видеть не будут. Увидев пышногрудую

девушку в оранжевом пальто, Глаз восхищенно сказал:

-- Шофер! Тормози! Я дальше не поеду.

Водитель и вправду затормозил. Зеки засмеялись. На светофоре горел

красный свет. Менты тоже смотрели на девушку. Если бы у автобуса сломался

мотор или отвалилось колесо...

Но вот и тюрьма. Когда этап повели на склад получать постельные

принадлежности. Глаз сказал ребятам:

-- Матрац в камеру не понесу. Скажу -- рука не пашет. Пусть сами тащат.

Он представил, как его впускают в камеру, а разводящий заносит следом

матрац. "Клево будет. В хате обалдеют: как же так -- дубаки Глазу матрац

таскают!"

-- У тебя левая прострелена,-- отрезал разводящий,-- а ты в правую

бери. Не хочешь нести -- будешь спать без матраца.

Его закрыли в камеру, из которой забирали на этап. Он появился на

пороге -- шарф перекинут через шею и поддерживает раненую руку. Пацаны

повскакали с мест, и камеру пронзил рев приветствия. Глаз кинул небрежно

матрац на свободную шконку.

-- Здорово, ребята!

И камера взорвалась во второй раз.

-- Что с рукой? -- крикнуло сразу несколько глоток.

-- В побег ходил. Плечо прострелили.

И в третий раз дикие вопли, камера приветствовала его как героя, как

победителя. Он врал, что слышал свист пуль, но не обращал на них внимания.

Вскоре его увели на рентген.

-- Ты родился в рубашке,-- сказал доктор,-- На один-два сантиметра

правее -- и точно в сердце.

-- Парни,-- заговорщицким голосом слазал Глаз, показав малолеткам

заклеенные раны,-- меня на следствии раскрутили. В слове "парни" ребята

уловили что-то необычное

-- Парни,-- вновь повторил он,-- я хочу сделать побег из тюрьмы. Раз с

этапа не удалось. Так хочется поплескаться на море. Мне теперь терять не

х... Три года есть, и неизвестно, сколько добавят. Кто из вас хочет увидеть

Гагры, кипарисы, море, испить вдосталь вина и побаловаться с чувихами?

Ребята молчали.

-- Что, сконили? -- спросил он.

Первым отозвался Сокол:

-- Глаз, ты заливаешь. Из тюрьмы убежать невозможно.

-- Возможно. Слушайте. И он рассказал план побега.

--В случае неудачи скажем, что дубака связали, чтобы кое-кому набить

морды в соседних камерах. Мы ничего не теряем. Дубака-то ведь убивать не

будем. Я не говорю, чтобы все согласились бежать, можно только тем, кому

точно горит червонец.

В побег согласилась идти половина камеры.

-- Так,-- сказал Глаз,-- махорка есть?

-- Есть,-- ответили ему.

-- Насыпьте в шлюмку.

Он тряс махорку в чашке, и махорочная пыль собиралась у стенок. Так он

набрал несколько горстей.

-- Хорош.

План Глаза был таков. Когда дежурный подаст стальной стержень для

пробивки туалета, он бросает ему в глаза махорочной пыли и выскакивает в

коридор. За ним еще трое. Дежурного затаскивают в камеру и связывают.

Настал вечер. На смену заступил небольшого роста, лет сорока,

щупленький сержант с физиономией деревенского забитого мужичонки.

Ша!

Туалет забили в два счета, набросав бумаги, тряпок и сухого хлеба.

-- Старшой, туалет забился.

Дежурный посмотрел через отверстие кормушки -- на пол шла вода.

-- Сейчас.

Он принес стержень, открыл кормушку и хотел его подать, но надо было,

чтоб он открыл дверь. Глаз метнулся к двери.

-- В кормушку нельзя. Через кормушку мы только еду принимаем. На

малолетке это западло.

Дубак заколебался. По инструкции не положено одному дежурному открывать

двери камер, тем более в вечернее время. Но он принес стержень, и его надо

подать. Не вызывать же корпусного...

Дежурный чуть приоткрыл дверь и подал стержень. Надо брать его левой

рукой, а правой бросать махорочную пыль. Но Глаз сконил. За стержнем он

протянул правую руку. Дверь захлопнулась.

Стержень был увесистый, около двух метров в длину. Глаз отошел от двери

и отдал его ребятам. Глаза никто не упрекнул.

-- Растерялся я, -- тихо сказал он.-- Пробейте туалет. Когда буду

отдавать -- тогда.

Туалет пробили. Глаз взял стержень в левую руку, а в правую махорочную

пыль.

-- Старшой, пробили,-- постучал он.

Дверь на этот раз дубак отворил шире. Глаз подал стержень и бросил

дубаку в лицо махорочную пыль. Толкнув правым плечом дверь, выскочил в

коридор. В коридоре он оказался один. Те трое, что должны были выскочить за

ним, замешкались и теперь толкали дверь, надеясь ее распахнуть. Надзиратель

правым плечом сдерживал дверь, а в левой руке держал стержень, отмахиваясь

им от Глаза, который с больной рукой боялся к нему подойти. Глаз лишь бросал

в глаза дубаку махорочную пыль, и тот часто-часто моргал. Он был хоть и

щупленький и деревенский с виду, но спокойно сдерживал дверь от троих и еще

махал стержнем. Он даже не кричал, не звал на помощь. Сокол в притвор бросил

скамейку. Теперь дверь не захлопнуть. Следом за скамейкой в коридор вылетела

мокрая швабра. Ее тоже бросил Сокол. Глаз схватил швабру и пошел на дубака,

как с рогатиной на медведя. Надзиратель выдыхался.

-- Катя, на помощь, Катя!--закричал он. В конце коридора открылась

дверь, которая вела в тюремную больницу, и показалась женщина-надзиратель.

-- Звони по телефону! -- крикнул он ей.

Глаз поставил к стене швабру и отошел в сторону. В дверь из камеры

ломились.

По лестнице застучали каблуки, и в коридор вбежал работник хозобслуги,

молодой здоровенный детина. Он бежал спасать дежурного, на которого напали

малолетки, но в коридоре у стены стоял всего один пацан и на дежурного не

нападал. А работнику хозобслуги хотелось кинуться в драку и помочь

дежурному. За это его быстрее досрочно освободят. Он один на кулаках мог бы

биться с камерой малолеток. Дежурный наконец ногой впнул скамейку в камеру и
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   26

Похожие:

Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconПсихология
Р по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. Москва, 3-й проезд Марьиной рощи, 41. Саратовский ордена Трудового Красного...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconКогда оппоненты нервничают
Лучшие работы по истории, философии, политологии как современных авторов-ученых риси, так и издания, «прошедшие испытанием времени»,...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconКомитет по культуре Санкт-Петербурга
На выставке наряду с продукцией известных издательств будут представлены малотиражные издания музеев, различных издающих организаций,...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconЛев Давидович Троцкий Преданная революция: Что такое СССР и куда он идет?
В маршале Тухачевском вполне основательно видели будущего генералиссимуса. В то же время многочисленные "левые" иностранные журналисты,...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconВы не найдете ответов на многие свои вопросы, но вы получите представление...
Из наших книг вы узнаете, как возникла группа хс и сложилась судьба их лидера — Сергея Изриги
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconА нарушение синтаксических норм при построении различных предложений....
Чаще всего в задании А5 встречаются следующие типы предложений с однородными членами, в которых могут быть допущены грамматические...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время icon1 Зоопсихология как наука
Только за последние десять лет появился ряд новых журналов, а также сайтов Интернета, посвященных проблемам зоопсихологии, в периодических...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconДоклад под названием «Художник и его время»
Того не избавил, и мы живем в интересное время. Во всяком случае, оно не позволяет нам терять к нему интерес. И современным писателям...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconИнтервью беседы с Крисом Родли
Я глубоко признателен Дэвиду за юмор, доверие и душевную щедрость, вложенные им в работу над этой книгой. На сегодня записано двадцать...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconПрочитайте внимательно каждое из приведенных предложений и зачеркните...
Прочитайте внимательно каждое из приведенных предложений и зачеркните соответствующую цифру справа в зависимости от того, как Вы...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница