Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время


НазваниеТолько предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время
страница4/26
Дата публикации28.04.2013
Размер3.16 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Журналистика > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

играть на пианино. Потом его сфотографировали на личное дело и закрыли

обратно в камеру.

Вторая ночь, как и первая, прошла в кошмарных снах.

На следующий день после завтрака был обход врача.

-- Есть больные? -- спросил надзиратель, широко распахнув дверь.

Парни увидели полнеющую молодую женщину в белом халате и в белом

колпаке. Она была пышногрудая, привлекательная.

-- Нет больных, что ли? -- переспросил надзиратель и стал затворять

дверь.

-- Есть! -- заорал цыган и выскочил в коридор.

Через минуту он вернулся, неся в руке две таблетки.

-- Ну что,-- спросил Миша,-- не обтрухался?

Цыган от удовольствия закрыл глаза, открыл и с сожалением сказал:

-- Да, неплохо бы ее. Полжизни б отдал.

-- Ну и отдай,-- вставил Миша,-- а завтра помри.

Ребята засмеялись.

И тут они рассказали Петрову -- а это рассказывали всем

новичкам-малолеткам,--как ее однажды чуть не изнасиловали. Возможно, это

пустили тюремную "парашу".

Был очередной медосмотр. Надзиратель открыл камеру, и малолетки

выходили к врачу. Но тут в дверь коридора постучали, и надзиратель ушел.

Парни, не долго думая, затащили врачиху в камеру и захлопнули дверь. Каждому

хотелось быть первым. Они отталкивали друг друга, но тут надзиратель

подоспел. За попытку всем добавили срок.

-- Газеты,-- послышался ласковый голос.

Этот голос был для малолеток как отдушина. Надзиратели и хозобслуга,

открывая кормушки, кричали. А у почтальона крика не получалось. Говорили,

что она дочь начальника тюрьмы.

-- Федя,-- смеялся Миша,-- женись на ней -- и начальник тебя освободит.

И потянулись для Коли невыносимо длинные дни, наполненные

издевательством и унижениями.

Если Коля днем засыпал, ему между пальцев ног вставляли обрывок газеты

и поджигали. Пальцы начинало жечь, он махал во сне ногами, пока не

просыпался. Это называлось велосипед. Был еще самосвал. Над спящим на первом

ярусе привязывали на тряпке кружку с водой и закручивали. Раскрутившись,

кружка опрокидывалась и обливала сонного водой. Эти игры не запрещало даже

начальство, потому что спать днем в тюрьме не полагалось. Еще спящему

приставляли горящий окурок к ногтю большого пальца ноги. Через несколько

секунд ноготь начинало жечь. Это было нестерпимо больно. Больнее, чем

велосипед.

И еще было одно занятие в камере, которое развеивало малолеток, это --

тюремный телефон. Если по трубам отопления раздавался стук, сразу несколько

парней прижимали ухо к горячей трубе или к перевернутой вверх дном кружке.

Слышимость была отличная, даже лучше, чем в городской телефонной сети.

Петров жил в тюрьме около недели, когда к ним наконец заглянул старший

воспитатель, майор Замараев. Он остановился посреди камеры и обвел всех

смеющимся взглядом. Ребята поздоровались и теперь молча стояли, глядя на

Замараева. Он был в черном овчинном полушубке, валенках, в форменной шапке с

кокардой. Лицо от мороза раскраснелось.

-- Так, новичок, значит,-- сказал он, разглядывая Колю.-- Как фамилия?

-- Петров.

-- По какой статье?

-- По сто сорок четвертой.

-- Откуда к нам?

-- Из Заводоуковского района.

Майор, все так же посмеиваясь, скользнул взглядом по камере, будто

чего-то выискивая.

-- Кто сегодня дневальный?

-- Я,-- ответил Коля.

-- Пол мыл?

-- Мыл.

-- А почему он такой грязный?

Коля промолчал.

-- На столе пепел, на полу окурок.-- Майор показал пальцем чинарик.

Окурок бросили на пол, после того как Коля помыл пол.

-- Один рябчик.-- И майор поднял палец вверх.

Коля смотрел на старшего воспитателя.

-- Не знаешь, что такое рябчик?

-- Нет.

-- Это значит -- еще раз дневальным, вне очереди. Теперь ясно?

-- Ясно.

-- Прописку сделали?

Коля молчал. Ребята заулыбались.

-- Сделали, товарищ майор,-- ответил цыган.

-- Кырочки получил?

-- Получил,-- теперь ответил Коля.

-- Какую кличку дали?

-- Камбала,-- ответил Миша.

Майор улыбнулся.

-- Вопросы есть? -- Только теперь воспитатель стал серьезным.

-- Нет,-- ответили ребята.

Майор ушел.

-- Вот так. Камбала, от Рябчика рябчик получил. Для начала неплохо.

Завтра будешь опять дневальный,-- сказал Миша.

Оказывается, у старшего воспитателя кличка Рябчик. Иначе никто из

малолеток за глаза его не называл.

2
Стояла злая зима. Коля только один раз сходил на прогулку, сильно

замерз, и больше идти желания не было.

На тюремном дворе было десять прогулочных двориков. Малолеткам в день

гулять было положено два часа а взрослым -- один. Но в морозные дни ни

малолетки, ни взрослые больше двадцати -- тридцати минут не выдерживали.

Замерзнут -- и в камеру.

Прогулочные дворики, как и стены туалетов, были обрызганы раствором под

шубу. Над некоторыми двориками была натянута сетка, чтоб заключенные не

могли перекидываться записками, куревом, да мало ли еще чем.

После обеда открылась кормушка, и надзиратель крикнул:

-- Петров, приготовиться с вещами!

Колю забирали на этап. "Слава Богу. Наконец-то",-- подумал он и стал

сворачивать постель.

-- Ну, Камбала, на двести первую тебя {sup}1{/sup}.[{sup}

{/sup}{sup}1{/sup} Статья 201 Уголовно-процессуального кодекса--имеется в

виду закрытие следственного дела.] Когда приедешь назад, просись в нашу

камеру. С тобой веселей,-- сказал цыган.

"Вот пес,-- подумал Коля.-- Чтоб ты сдох, хер цыганский". Но сказал:

-- Конечно, буду проситься.

Коля сдал постель на склад и переоделся в вольную одежду.

Этапников сводили в баню и закрыли на первом этаже в этапную камеру. До

ночи им нужно отваляться на нарах, а потом -- на этап.

В полночь этапников принял конвой из солдат, ошмонал, и повезли их на

вокзал.

И вот -- снова "столыпин". Вроде бы такой же с виду вагон, а внутри

одна перегородка от пола до потолка сплетена, как паутина, из толстой

проволоки. Если б Коле когда-нибудь раньше показали вагон, в котором возят

заключенных, он подумал бы, что такой вагон предназначен для перевозки

зверей.

Вагон, слава Богу, не был забит до отказа, и Коле нашлось место. Два

часа езды -- и Петров в Заводоуковске. В родной КПЗ.

Новое здание милиции построили незадолго до того, как посадили Колю.

Знание было двухэтажное, а полуподвальное помещение занимала КПЗ. В ней было

пять камер. Начальник КПЗ вместе с дежурным закрыл заключенных в камеры, и

Коля, разостлав одежду на нарах, бухнулся на нее.

В этот день к Бородину -- начальнику уголовного розыска, который вел у

него следствие,-- Колю не вызвали.

Коля жил в селе Падун, что в пяти километрах от районного центра,

города Заводоуковска.

Село Падун возникло в конце семнадцатого или начале восемнадцатого

века. В двадцатых годах восемнадцатого века винокуренный завод, как он тогда

назывался, уже выдавал продукцию. Во время восстания Емельяна Пугачева

каторжные и работный люд винокуренного завода первыми в Ялуторовском уезде

взбунтовались. Падун стал разрастаться в девятнадцатом веке, когда через

него прошел новый, более прямой, большой сибирский тракт. Самое название

села коренные жители объясняли по-разному. Одни говорили, что так его

назвали потому, что когда при царе-батюшке гнали по сибирскому тракту

революционеров, то многие падали от усталости и умирали. Потому и Падун.

Другие говорили, что название села происходит от слова "впадина", в которой

раскинулся Падун.

Павел Поликарпович Быков, сосед Петровых, рассказывал Коле:

"Спиртзаводом в Падуне раньше, до революции, владел Паклевский. Ты на

поездах все ездишь, слыхал, наверное, станцию около Свердловска, Талицу. Так

вот, она раньше Паклевской называлась. И жил сам Паклевский там, а сюда раза

два в год заявлялся. Здесь, без него, заводом руководил управляющий. Дом его

стоял--я еще застал этот дом -- около пруда, примерно на том месте, где

барак сейчас гнилой стоит. Дом его богатый, роскошный был. Дворец да и

только. Мраморные ступени вели от дома к пруду. Оранжерея рядом, зимой и

летом -- цветы. А потом и дворец, и ступени, и всю оранжерею выкорчевали и

барак построили. Барак-то скоро сгниет, а дворец бы по сей день стоял. Чем

он им помешал?

А дом большой, что по Революционной стоит, на нем табличка с годом

постройки еще целая, в тыща восемьсот двенадцатом году построен. Этот дом до

революции занимал один кучер. Сейчас в нем живет восемь семей. Да и вообще,

все старинные дома стоят как новенькие, а новые сгниют скоро. Возьми старую

школу, больницу, детский сад -- все эти дома Паклевского, все они в прошлом

веке построены и будут еще стоять о-е-ей! А склады спиртзавода! Колька, ты

знаешь, сколько им лет? Нет, не знаешь! Им более двухсот! А они как игрушки!

Хрунов хотел расширить школу, снести склады, но ему отказали. Эти склады в

Москве на учете числятся. Никому не дадут их снести. Да и пруд сам взять бы.

Он раньше знаешь какой чистый был. В нем рыбы полно водилось. А потом в него

стали отходы со спиртзавода сбрасывать, и вся рыба передохла. Зачем они еще

и в пруд отходы сбрасывают, я по сей день не пойму. Бардянки {sup}2{/sup}

[{sup}2{/sup} Бардянка--речка длиной не более километра, по которой текут

отходы спиртзавода.] им, что ли, мало? Один карась и ужился. Его сивуха не

берет. Он пристроился. Проспиртовался. Живучий ведь, а, карась! Раньше, при

Паклевском, за прудом следили, чистили его. Особенно ключи. Ты ведь знаешь,

доски гнилые от ключей все еще целые. А вода по лоткам текла. И лотки

кое-где еще есть. Да и после войны женщин со спиртзавода посылали ключи

чистить. Так они, заместо того чтоб ключи чистить, ягоды собирали, грибы, а

потом на солнышке пузо грели. Так и запустили пруд. Я всю Европу прошел,

каких только мест не видел красивых, но красивее нашей местности не

встречал. Сейчас зима, не знаю, доживу ли до весны, хочется перед смертью

вдоль пруда пройтись и по лесу тоже. Меня так туда тянет. Что за чудную

природу Бог создал в Падуне".

Летом 1885 года во время путешествия по Восточной Сибири в Падуне

останавливался Д. Кеннан {sup}3{/sup}.[{sup} 3{/sup} Кеннан Джордж

(16.2.1845, Норфолк, штат Огайо,--10.5.1924, Элбертон, штат Нью-Джерси) --

американский журналист несколько раз бывал в России и прожил в ней в общей

сложности более пяти лет. После поездки в 1865 году в Сибирь по заданию

американской телеграфной компании написал книгу "Кочевая жизнь в Сибири", В

1885-- 1886 годах совершил путешествие в Восточную Сибирь, целью которого

было изучение пересыльной системы и жизни политических преступников в

забайкальских рудниках. Собрав богатый материал, он написал и в 1889--1890

годах опубликовал книгу "Сибирь и ссылка", которую тут же перевели на

русский и другие языки. В 1906 году книга "Сибирь и ссылка" была напечатана

в Санкт-Петербурге в издании В. Врублевского В 1902 году он издал книгу

"Народные рассказы о Наполеоне" -- перевод русских легенд и фольклорных

материалов о французском нашествии 1812 года. (Из справочников.)] В его

книге "Сибирь и ссылка" о Падуне есть такая страница: "Приблизительно в ста

верстах от Тюмени, за деревней Заводо-Уковкой, мы провели два часа в имении

богатого сибирского фабриканта Колмакова, к которому один из моих русских

друзей дал мне письмо. Я был немало поражен, встретив в этом уголке, в

стороне от цивилизованного мира, так много комфорта, вкуса и роскоши. Дом

представлял собою двухэтажную виллу, обширную и удобно расположенную и

обставленную. Из окон открывался вид на пруд и тенистый сад с извилистыми

дорожками, тенистыми беседками, длинными рядами земляничных и смородинных

кустов и душистыми клумбами. На одном конце сада находилась оранжерея,

полная гераней, вервен, гортензий, кактусов, лимонных и померанцевых

деревьев, ананасов и других видов тропических и полутропических растений, а

сейчас же подле нее теплица, полная огурцов и мускатных дынь. В середине

возвышался зимний сад. Этот маленький хрустальный дворец представлял собою

рощицу из бананов и молодых пальм, между которыми извивались тропинки,

окаймленные куртинами цветов; гам и сям среди этого волшебного сада стояла

садовая скамейка или удобное кресло. Деревья, цветы и кустарники росли не в

горшках, а прямо на земле. Нам казалось, что мы были перенесены в

тропические края. "Кто бы мог подумать,-- сказал г. Фрост, опускаясь на

скамейку,-- что мы будем отдыхать в Сибири под сенью бананов и пальм".

Сделав прогулку в прелестный парк, примыкавший к саду, мы вернулись назад в

дом, где нас ожидал уже холодный ужин, состоящий из икры, маринованных

грибов, дичи, белого хлеба, пирожных, земляники, водки, двух или трех сортов

вина и чаю".

В двадцати километрах от Падуна находится село Новая Заимка, в котором

родилась и выросла мать Коли, Аксинья Александровна Мареева. Новая Заимка

была основана позже Падуна, и прадед Аксиньи Александровны в числе первых

переселенцев построил большой пятистенник.

Самыми богатыми в Новой Заимке были Чанцовы. Перед революцией они

начали строить мыловарню, которую закончить не успели. А на большие

осиротевшие котлы, в которых должно было вариться мыло, бегали смотреть

местные ребятишки, среди которых была и маленькая Ксюша.

Весной 1918 года Чанцовы из Новой Заимки сбежали, оставив революции все

движимое и недвижимое, которым тут же воспользовались работные люди

Чанцовых. Были они из соседней деревни Федосовой, куда и свезли движимое и

пустили с молотка. Мареевы купили у чанцовских работников красивую шаль и

овчинный полушубок.

Летом 1918 года белая гвардия торжественно вступила в Новую Заимку.

Впереди отряда шел высокий, черный, с закрученными усами офицер, попыхивая

длинной трубкой. Напротив дома Мареевых усатый офицер окликнул молодую

женщину, которая несла воду.

Это была Ненила Попова, соседка Мареевых. Их дом стоял напротив. Сразу

после революции, когда свергли царя, Ненила решила свергнуть и нелюбимого

мужа. Она подпалила амбар, в котором спал муж. Амбар сгорел, но муж из огня

сумел выскочить, и Ненилу арестовали, беременную ее погнали этапом в Тюмень.

Этап сопровождали крестьяне с винтовками от деревни до деревни. Когда

миновали Ялуторовск и подошли к деревне Чукреевой, где родился и вырос отец

Коли, Алексей Яковлевич, этапников стали сопровождать чукреевские крестьяне.

В конвоиры попал и только что вернувшийся из германского плена Яков

Сергеевич, дед Коли. Он-то и рассказал потом, что Ненила Попова на этапе
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Похожие:

Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconПсихология
Р по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. Москва, 3-й проезд Марьиной рощи, 41. Саратовский ордена Трудового Красного...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconКогда оппоненты нервничают
Лучшие работы по истории, философии, политологии как современных авторов-ученых риси, так и издания, «прошедшие испытанием времени»,...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconКомитет по культуре Санкт-Петербурга
На выставке наряду с продукцией известных издательств будут представлены малотиражные издания музеев, различных издающих организаций,...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconЛев Давидович Троцкий Преданная революция: Что такое СССР и куда он идет?
В маршале Тухачевском вполне основательно видели будущего генералиссимуса. В то же время многочисленные "левые" иностранные журналисты,...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconВы не найдете ответов на многие свои вопросы, но вы получите представление...
Из наших книг вы узнаете, как возникла группа хс и сложилась судьба их лидера — Сергея Изриги
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconА нарушение синтаксических норм при построении различных предложений....
Чаще всего в задании А5 встречаются следующие типы предложений с однородными членами, в которых могут быть допущены грамматические...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время icon1 Зоопсихология как наука
Только за последние десять лет появился ряд новых журналов, а также сайтов Интернета, посвященных проблемам зоопсихологии, в периодических...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconДоклад под названием «Художник и его время»
Того не избавил, и мы живем в интересное время. Во всяком случае, оно не позволяет нам терять к нему интерес. И современным писателям...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconИнтервью беседы с Крисом Родли
Я глубоко признателен Дэвиду за юмор, доверие и душевную щедрость, вложенные им в работу над этой книгой. На сегодня записано двадцать...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconПрочитайте внимательно каждое из приведенных предложений и зачеркните...
Прочитайте внимательно каждое из приведенных предложений и зачеркните соответствующую цифру справа в зависимости от того, как Вы...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница