Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время


НазваниеТолько предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время
страница6/26
Дата публикации28.04.2013
Размер3.16 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Журналистика > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

горку. Он жадно затягивался сигаретой и ускорял шаги. Ему хотелось побыстрее

прийти в Заводоуковск и свистнуть велик. Душа его трепетала. Он жаждал

кражи. Он готов был бежать, но надо экономить силы: вдруг получится неудачно

и придется удирать. Он был весь обращен в предприятие и не замечал

благоухающей природы. Природа ничто по сравнению с делом. Вперед! Вперед!

Вперед!

Он бродил по улицам Заводоуковска, высматривая, не стоит ли где

велосипед. Но велосипеда нигде не было.

Дойдя до хлебного магазина, напротив которого находилась милиция, он с

волнением остановился. Около магазина, прислоненный к забору, стоял

новенький, сверкающий черной краской велик. Янкино сердце сжалось от радости

и страха. От радости--потому что стоял велосипед, от страха -- потому что

рядом милиция. "Что делать? Сесть и уехать. А вдруг выйдет хозяин?"

Из магазина никто не выходил. "Черт, как будто специально. Вот я только

возьму, он выйдет, схватит меня и поведет в милицию. Пока будет вести, я так

жалобно скажу: "Дяденька, я только хотел прокатнуться". А он мне в ответ: "В

милиции объяснишь, куда хотел прокатнуться". Перед самой дверью он подумал,

что все, привел, и ослабит руку. Я будто в дверь, а сам как рвану в сторону.

Попробуй-ка догони". Ян стоял между милицией и хлебным магазином. "Стоп! Да

ведь меня видно из окон ментовки. Вот дурак, что же я стал? Или угонять, или

уходить, или стоять, но не угонять".

Ян трусил.

Но тут вышел хозяин велосипеда с хлебом в сетке, повесил ее на руль и

уехал. Ян глубоко вздохнул. Выдыхал медленно, и так часто и сильно стучало

его сердечко, что ему показалось, будто кто-то за ним наблюдает и знает, что

угнать ему велик не удалось. "Вот сука",--выругался он неизвестно в чей

адрес.

Он опять рыскал по городу, но все без пользы. Ротозеев было мало, а кто

и оставлял велосипед без присмотра, то ненадолго. Смелости Яну не хватало.

День клонился к концу. Чертовски хотелось жрать. По мере того как

усиливался аппетит, возрастало и желание угнать велик.

Страсть угона дошла до того, что он с ненавистью теперь смотрел на

весело катающихся пацанов, которые будто дразнили его.

Ян брел, притомленный от бесплодного рыскания. На пустой желудок и

курить не хотелось. Вдруг, не дойдя до рынка, он увидел около большого

пятистенного дома с резными ставнями прислоненный к забору желтый велосипед.

Усталость исчезла, вмиг притупился голод, и, дойдя до угла рынка, он пошел

вдоль забора.

Забор был высокий, и что делается во дворе -- не было видно. "А вдруг

выйдут?.. Не бздеть. Щас или никогда!"

Ян медленно подошел к велику. На случай, если кто выйдет, у него был

приготовлен разговор. Он шагнет навстречу и спросит;

"Толя дома?"

"Какой Толя?"

"Он говорил прийти за голубями".

"Не живет здесь Толя".

"В каком он доме живет? У него голубей много".

"Не знаю".

Ох этот страх--Ян никак не решится. Секунды кажутся минутами. Сердце

вырывается из груди. Взгляд застыл на никелированном руле, за который он

должен взяться. "Ну..." Он шагнул, расслабился, и стало не так страшно --

первый преступный шаг сделан.

Велосипед в руках. Он ведет его не торопясь. Не поворачивая головы,

смотрит по сторонам. Немного отойдя, он спокойно, как будто это его

велосипед, садится на него и тихо крутит педали. Ехать тяжело. Дорога

песчаная. Но вот он пересек улицу, и песок кончился. Прибавил скорость. Ему

хотелось оглянуться, не вышел ли кто из ограды. Но не стал. Скорее за угол

-- в другую улицу. Вот и поворот. Никелированные педали замелькали, и его

полосатая рубашка сзади надулась пузырем. "Надо свернуть в другую улицу.

Так... Еще в другую..."

Мимо мелькали дома и люди. Он мчался к переезду. "Надо ехать тише".

Въехав в лес, он с облегчением вздохнул. Ноги ломило. Вдруг он услышал

сзади рокот мотора. "Мотоцикл!" И Ян, спрыгнув с велосипеда, схватил его за

раму и, перепрыгнув канаву и отбежав немного, упал на молодую прохладную

траву. За канавой, деревьями и кустами его не было видно. Мотоцикл

поравнялся с ним. Ян по звуку определил: "Иж-56" или "Планета",-- и приник к

траве. Ему не было видно" кто едет и с коляской ли мотоцикл. Его щека плотно

прижалась к траве, ему хотелось раствориться, слиться с зеленью и стать

невидимым. "Если ищут меня, то смотрят по сторонам,-- подумал он и стал

молить Бога:--Господи, помоги, пронеси, пусть проедут". Он живо себе

представил, как на мотике едут двое. Второй, что сзади, привстал на седле и,

вертя головой, разглядывает кусты. "Боже, пусть не заметят, помоги хоть

раз..." Ян, не зная о христианстве, немного верил в Бога и, когда ему надо

было украсть, просил у Господа помощи.

Мотоцикл протарахтел. Ян все так же лежал. Он понял, что ехали они

быстро. "Значит, за мной. А может, нет. Если б за мной, ехали бы еще

быстрее. Но быстрее здесь не проехать. Что же делать? Встать и уйти дальше в

лес? Нет, нельзя. Вдруг они развернутся и поедут назад. Надо лежать. Ждать.

Доедут до Падуна и вернутся. Может, все же в лес уйти? А вдруг уже едут". Он

прислушался. "Нет, тихо". Ян лежал, не поднимая головы. Можно было оставить

велосипед и убежать в лес. Но страх приковывал к земле. Да и жалко бросить

велик.

В глазах одна зелень: трава, ветки, кусты. Голубого неба не видно.

Рядом никого нет, но все равно боязно поднять голову.

Но вот раздалось со стороны Падуна гудение мотоцикла. Ян вцепился в

траву, будто это притягивало его к ней еще плотнее. И опять, как прежде,

мольба: "Господи, помоги!"

Звук мотора удалился. Прошла минута, другая...

Выждав немного, Ян встал. Воровски озираясь, поднял велосипед. Перенес

через канаву. Прислушался. Тихо. Поехал.

Когда он въезжал в Падун, смеркалось. Проехав все село, он с радостью и

надеждой завел велик к цыганам. К нему в расстегнутой красной клетчатой

рубашке вышел Федор, за ним в длинных ярких платьях -- его сестра и жена.

-- Федор! Новый велосипед. Купи.

-- Откуда он?

-- Не из Падуна, конечно.

-- Ну а все же, откуда он?

-- Из Заводоуковска.

-- На него уже есть заявка?

-- Да нет еще. Я только сегодня.

-- Так будет.

Сестра и жена Федора молча слушали.

-- Перекрасите.

-- Нет, Янка, не нужен.

Ян подумал, что Федор хочет купить за бесценок, и продолжал

расхваливать велосипед. В разговор вступили женщины, они тоже говорили, что

на велосипед будет заявка и потому они не возьмут.

-- Да дешево я. Сколько дашь?-- спросил Ян.

-- Нет, нет, Янка, нет.

-- Ну десятку...

-- И трояк не дадим. Куда он нам? Попробуй другим продать.

Но и в другом месте велосипед брать не стали, хотя Ян просил за него

всего пятерку.

Он съездил еще к двоим, но и они отказали, боясь связываться с Яном.

Никто не хотел рисковать.

Яну надоело ездить на велосипеде, он взял его за руль и повел по улице.

Встретились знакомые, им предложил, но они и слушать не стали.

Душа его разрывалась. Велосипед в руках, и никто его не покупает. "Чем

выбрасывать, лучше оставлю у кого-нибудь, а потом, может, продам",-- решил

Ян.

Навстречу шел Веня Гладков, возле его дома на лавочке всегда собирались

пацаны.

-- Здорово,-- начал Ян.

-- Привет.

-- Ты куда направился?

-- Домой. Сейчас парни придут. А велик у тебя откуда?

-- Да... по пьянке достался. Новый. Нравится? Купи.

-- На кой он мне? У меня же есть.

-- Да недорого.

-- Все равно.

"Понял, конечно, что ворованный",-- подумал Ян.

-- Слушай. Мне сейчас в одно место надо. Велик мешает. Пусть он у тебя

постоит. Можешь загнать. За пятерку. Пойдет?

Веня соображал. Потом спросил:

-- А откуда он?

-- Не из Падуна.

-- Ну оставь.

Они подошли к Вениному дому. Ян завел велосипед в ограду, а сам с

разбитыми, взъерошенными чувствами поплелся домой.

Дня через два Ян встретил Веню. Веня рассказал, что в тот вечер, когда

пацаны собрались на лавочке, он за пятерку предлагал велосипед. Никто не

взял. А утром велосипеда в ограде не оказалось. Кто-то увел, понимая, что он

ворованный.

"А может,--подумал Ян,--Веня велик себе оставил. На запчасти. Ну и Бог

с ним".

3
К пятому классу его два раза исключали из школы, но по ходатайству отца

принимали вновь. А из восьмого выгнали окончательно.

Восьмой класс он окончил в вечерней школе, но экзамены сдать не сумел:

завалили на геометрии. Коля понимал, что учительница Серова это сделала по

указанию директора школы, который ненавидел Колю и желал ему только одного

-- тюрьмы.

Всем восьмиклассникам Серова ставила по геометрии тройки, хотя среди

них были такие, что не знали таблицы умножения. Только Коле она поставила

двойку. Поэтому когда пацаны пригласили его угнать мотоцикл у Серовых и

покататься на нем, зная, что Серовы в отпуске, он согласился. Мотоцикла в

амбаре не оказалось, и тогда Коля предложил обворовать дом ненавистной

учителки. Подобрав ключ, он открыл замок, и пацаны зашли в дом. Коля взял

пиджак мужа учительницы, черные кожаные перчатки и грампластинки. И еще он

вытащил из радиолы лампы и предохранитель для своих друзей, Танеева и

Павленко, которые с неделю назад спрашивали у него, не сможет ли он достать

им эти детали.

Уходя, Коля чиркнул последнюю спичку, и она высветила в сенках накрытый

брезентом "ижак". Но угонять ребята его не стали, так как Дом был обворован,

и Коля, попрощавшись с пацанами, которые ничего себе не взяли, с добычей

пошел к цыганам. Пластинки и перчатки цыганам были не нужны, зато им

понравился пиджак, и Коля сменял его на светло-серый свитер.

От цыган Коля пошел--краденое домой нельзя было нести-- к другу Петьке

Клычкову. Петьке шел двадцать первый год, и в армии он еще не служил.

Работал в совхозе трактористом и с Колей иногда ходил воровать.

С десяток пластинок, самых лучших, Петька отобрал для себя, свитер взял

и перчатки тоже, пообещав завтра бутылку поставить. Коля согласился: дороже

у него никто не купит.

Оставшиеся пластинки Коля отнес знакомым и подарил. Там его "Частенько

угощали водкой.

Лампы и предохранитель от радиолы он на другой день отдал друзьям,

Саньке Танееву и Мишке Павленко. Мишке рассказал, что обтяпал дом Серовых. И

еще Ян обворовал дом сторожа складов спиртзавода Трунова. Забрал у него

бутыль браги, мешок ворованного кубинского сахара, облигации, Хрущевым

замороженные, и, уже выходя из комнаты, надел, потехи ради, старую фетровую

шляпу и перепоясался офицерским ремнем.

Ян решил уехать в Волгоград и поступить в ПТУ. В Волгограде жила

старшая сестра Татьяна с семьей. Но свидетельства за восьмой класс нет. С

такими же неудачниками, как и он, с Робкой Майером и Геной Медведевым, он

договорился выкрасть из школы чистые бланки свидетельств, поставить печать,

заполнить и предъявить в ПТУ.

Разбив окно, они залезли в директорский кабинет, перевернули все вверх

дном, но чистых бланков не нашли. Тогда они взяли в канцелярии свидетельства

прошлогодних восьмиклассников.

Соскоблив лезвием бритвы фамилию и дату, Ян попросил знакомую девчонку,

отличницу, которая заполняла в прошлом году эти бланки, своей рукой вписать

его фамилию. Девчонка вписала, потому что Яна поддержал ее брат, а брат был

в долгу перед Яном -- Ян помог ему совершить одну кражу. Девчонке в

благодарность Ян подарил ее украденное в школе свидетельство.

Родители Роберта Майера были немцы Поволжья, во время Великой

Отечественной высланные в Сибирь.

Немцев в Падуне и отделениях совхоза жило много. Они имели должности, и

никто из них уезжать на родину, в Поволжье, не хотел.

Трудолюбивые, они построили себе великолепные хоромы и жили припеваючи.

Усадьбы немцев отличались от всех остальных чистотой и порядком. Немцы между

собой были очень дружны.

В Падуне и отделениях совхоза жило еще много сибирских татар.

Роберт и Гена рванули учиться в Новосибирск. А Ян на другой день дернул

в Волгоград. Долго он выбирал училище, но наконец выбрал: шестое

строительное. Взял документы и пошел поступать.

Войдя в училище, он хорошо запомнил, где выход, чтоб не перепутать

двери, если заметят подделку и придется, выхватив у секретаря документы,

удирать. Но все обошлось хорошо. Свидетельство внимательно не рассматривали

и зачислили Яна в девятнадцатую группу на каменщика.

До начала занятий оставался месяц, и Ян на поезде поехал в Падун. За

свои пятнадцать лет он всего несколько раз ездил по билету, а так всегда

катил на крыше поезда или в общем вагоне на третьей полке, прячась от

ревизоров. У него был ключ, который он когда-то спер у проводника, и Ян на

полном ходу мог проникнуть в вагон или вернуться на крышу.

К железнодорожному транспорту Ян привык: он три раза сбегал из дому и

курсировал по стране. Бывал в детских приемниках-распределителях. Как-то

зимой он поехал из Падуна к тетке в Ялуторовск. Билет стоил сорок копеек, но

он решил сэкономить. На крыше -- холодища, и у него озябли руки. Он стал

дышать на них сквозь варежки, и варежки обледенели. Когда поезд въехал в

Ялуторовск, Ян взялся за скобу, но поезд в этот момент затормозил, и Ян

полетел на землю. Он упал на колени и, вскочив, побежал от поезда в сторону,

на бегу соображая, живой ли он. "Живой, раз думаю. А целы ли ноги? Целы, раз

бегу",-- подумал он и для достоверности потрогал ноги.

Яну радостно было жить в Волгограде. Такой большой город, и он -- его

житель! А завтра, в воскресенье,-- Ян услышал по телевизору--будут открывать

памятник-ансамбль героям Сталинградской битвы на Мамаевом кургане. Из Москвы

выехала правительственная делегация во главе с Генеральным секретарем

Леонидом Ильичом Брежневым. У Яна забилось сердце: завтра он поедет

встречать правительственный поезд и увидит Брежнева наяву, а не на

фотографиях или по телевизору. Об этом он всем друзьям в Падуне расскажет.

В воскресенье Ян проснулся рано. Позавтракал, поправил перед зеркалом

галстук, на котором была нарисована обнаженная девушка, и заспешил на

электричку.

От станции Шпалопропитка, рядом с которой он жил, до центра города

ехать целый час. Он сошел на станции Волгоград-1 и пошел по перекидному

мосту, сверху оглядывая перрон. Перрон был чисто подметен, и по нему

расхаживали всего несколько человек. Где же люди? Почему на перроне никого

нет? На привокзальной площади людей тоже было немного. А ведь здесь всегда
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Похожие:

Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconПсихология
Р по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. Москва, 3-й проезд Марьиной рощи, 41. Саратовский ордена Трудового Красного...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconКогда оппоненты нервничают
Лучшие работы по истории, философии, политологии как современных авторов-ученых риси, так и издания, «прошедшие испытанием времени»,...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconКомитет по культуре Санкт-Петербурга
На выставке наряду с продукцией известных издательств будут представлены малотиражные издания музеев, различных издающих организаций,...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconЛев Давидович Троцкий Преданная революция: Что такое СССР и куда он идет?
В маршале Тухачевском вполне основательно видели будущего генералиссимуса. В то же время многочисленные "левые" иностранные журналисты,...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconВы не найдете ответов на многие свои вопросы, но вы получите представление...
Из наших книг вы узнаете, как возникла группа хс и сложилась судьба их лидера — Сергея Изриги
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconА нарушение синтаксических норм при построении различных предложений....
Чаще всего в задании А5 встречаются следующие типы предложений с однородными членами, в которых могут быть допущены грамматические...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время icon1 Зоопсихология как наука
Только за последние десять лет появился ряд новых журналов, а также сайтов Интернета, посвященных проблемам зоопсихологии, в периодических...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconДоклад под названием «Художник и его время»
Того не избавил, и мы живем в интересное время. Во всяком случае, оно не позволяет нам терять к нему интерес. И современным писателям...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconИнтервью беседы с Крисом Родли
Я глубоко признателен Дэвиду за юмор, доверие и душевную щедрость, вложенные им в работу над этой книгой. На сегодня записано двадцать...
Только предложений, но и ответов от наших издательств и журналов, когда и иностранные издатели метались по книжной ярмарке в Москве, как во время iconПрочитайте внимательно каждое из приведенных предложений и зачеркните...
Прочитайте внимательно каждое из приведенных предложений и зачеркните соответствующую цифру справа в зависимости от того, как Вы...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница