На сцене хор. Хор поет песню об отъезде Одиссея. Одиссей прощается с Пенелопой и родной Итакой. Он всем своим видом показывает, что отправляется в эпическое


Скачать 216.46 Kb.
НазваниеНа сцене хор. Хор поет песню об отъезде Одиссея. Одиссей прощается с Пенелопой и родной Итакой. Он всем своим видом показывает, что отправляется в эпическое
Дата публикации10.05.2013
Размер216.46 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Журналистика > Документы
«Одиссея»
Пролог
Одиссей

Пенелопа

Хор (гребцы и рабыни)

Волны
На сцене хор. Хор поет песню об отъезде Одиссея. Одиссей прощается с Пенелопой и родной Итакой. Он всем своим видом показывает, что отправляется в эпическое путешествие (принимая «героические позировки»), а Пенелопа этому мешает – то носки вязанные начнет на него одевать, то ланчбокс с кашей и котлетками и термос сунет. В финале сцены она дает ему медальон, а он достает свой картонный постер в полный рост. После чего Волны «смывают» со сцены Одиссея и гребцов оставив Пенелопу и рабынь
^ Картина первая
Пенелопа

Телемак

12 женихов Пенелопы

Рабыни

Певица и арфистка

Рабыни заняты уборкой. Пенелопа стоит неподвижно спиной к зрителю на видеоэкране очень быстро проносятся облака, идут рассветы и закаты. У картонного Одиссея отрастает борода.

Пенелопа

Вот уже четырнадцать лет, как мой

Муж, Одиссей хитроумный,

Не возвращается вновь к верной Супруге своей.

Где мне от грусти своей безутешной

Найти исцеленье...

Переполняют мне грудь горе, унынье и страх.

Ах, женихи без конца предлагают мне руку и сердце...

Я же еще никого выбрать из них не могу...

Что если вдруг Одиссей не погиб

И, вернувшись в Итаку, — спросит меня...

Рабыня

Госпожа...

Пенелопа

Ах!

Рабыня

Уже четырнадцать лет

Грустная здесь ты лежишь и скорбишь, не взирая на лица

Жаждущей брака с тобой юной толпы женихов. Чем усладить твою скорбь, мы не ведаем, о, Пенелопа...

Все опостыло тебе. Выслушать ныне изволь Юной служанки твоей самобытные песни-страданья Волости Пелопоннесской, деревни Лесбосской, уезда Самофракийского, губернии Волоколамской. Может быть, репертуар этот тебя развлечет.

Пенелопа Все еще пеньем меня развлекать вы пытаетесь тщетно, Что ж, пусть мне она споет...

^ Рабыня Слушаем. (К певице.) Пой же!

Рабыня-певица Чичас! (Поет частушки.)

Пенелопа Пением своим сладкозвучным меня ты утешила, няня.

Спой мне еще, я тебе буду с тоскою внимать.

^ Выход Телемака

Телемак Снова вы пеньем себе здесь, мамаша, терзаете нервы,

Пением гнусным себе нервы терзаете вы,

Нервы терзаете здесь себе снова вы пеньем,

мамаша, Пением снова вы... Тьфу ты, черт! Одним словом,

сладкозвучные наши рабыни, убирайтесь к зевесовой матери!

^ Рабыни уходят.

Пенелопа Сын мой, о сын Телемак, как ведешь ты себя некрасиво!

Телемак Вы, мамуля, этот гекзаметр бросьте. Вы мне лучше, мамуля, скажите — долго вы эту волынку волынить будете?

Пенелопа Боже! Ушам моим чужд этот тон Беспримерный и грубый,

Слов раздраженных твоих, сын, я понять не могу.

Телемак. Как это — не могу? Что я с вами по-испански разговариваю, что ли? Я вас, кажется, ясно по-гречески спра­шиваю: выйдете вы замуж или не выйдете?

Пенелопа. Сын мой, увы, мне, увы, что коль твой папа вернется?

(глядит на картонного Одиссея – тот хмурится)

Телемак. Вернется он! Дожидайтесь! (смотрит на Одиссея подходит и разворачивает его голову) Женихи ходят, а вы выб­рать не можете. Вы, мамаша, все-таки старше меня немного — должны понимать. Ведь женихи деньги стоят. Корми их, пои. Вы должны выбрать, мамуля. Вот, например, Антиох, чем он вам не муж?

Пенелопа. Он глупый какой-то, Телемакушка, — он мне не нравится

Телемак. Ах, так вам Антиох не нравится? Он глупый, по-вашему? А вы знаете, кто его дядя? Его дядя — заместитель одного председателя. А вы говорите — не нравится! А какой этот дядя кристальной души человек! Вы знаете, когда его племяннику выпало место управляющего конторой, на это же место претендовал еще один человек. И что же, вы думаете, он сказал? Я, говорит, в работе родственных чувств не признаю. Мне, говорит, абсолютно без­различно, будет ли на этом месте племянник или Иван Иванович. Ну, пусть, говорит, будет племянник. Не возражаю. Вот! А вы говорите — Антиох. Это даже глупо, с вашей особенно стороны. Ну, допустим, что вам Антиох не нравится. А Лоплас?

Пенелопа. За Лопласа я не пойду. Он глухой.

Телемак. Глухой! Тоже логика! Не пойду, потому что глухой. Что вам с ним разговаривать, что ли? Вам с ним жить, а не разговаривать. Вот Бетховен тоже глухой был. Так вы бы и за Бетховена не пошли? Глухой! Может быть, это у него профессиональная болезнь: может быть, он государственный чиновник? Глухой? Если бы он слышал, что про него говорят, ему давно в отставку пришлось подать. Он, может быть, потому и держится, что глухой. Глухой! Ну, глухой! А Лизипп?

Пенелопа. Он же пьяница, Телемакушка! Пьет и пьет.

^ Телемак. Пьет! Это не важно, что человек пьет. Важно, за чье здоровье он пьет. Ну, допустим, а Лео­нид Фермопильский?

Пенелопа. Я его, Телемакушка, совершенно не знаю.

Телемак. Леньку не знаете? Так вы бы меня спросили. Я его как облупленного знаю. Я с его женой жил. С первой. И со второй. Лучше его не найдете. Классный парень. Советую от души. Ну, ладно, вам Леонид Фермопильский, поло­жим, не нравится, а остальные? И вообще. Я настаиваю, мама, чтобы вы сегодня этот вопрос решили. Хватит с меня вашей волынки.

Пенелопа. Но Те...

Звонок.

^ Телемак К нам! Это они.

Пенелопа Ах! А я не одета... (Убегает.)

выход женихов

12 женихов появляются под композицию «Красотки кабаре» каждый рекламирует сам себя и всех в частности.

Первый жених. Скажите, Телемак Одиссеевич, что же ваша мама кого-нибудь из нас выбрала, наконец?

Телемак. Трудно все-таки выбрать, уважаемые господа. Вас много — она одна. Я тут, анкетку неболь­шую составил, вы бы заполнили их по формочке, а мы бы на семейном совете рассмотрели и выбрали. Разрешите, я вам формочку зачитаю.

«Анкета для желающих сочетаться.»

Имя, отчество и фамилия.

Пол (мужской, женский). Мужской подчеркнуть.

Точный возраст, приблизительно от и до.

Ваше национальное меньшинство.

Здоровы ли вы и если нет, то чем?

Учились ли вы где-нибудь и если нет, то не преподаете ли где-нибудь?

Как вы смотрите на женщину: как на товарища, как на самку, как товарищ на самку или как самец на товарища?

Вот вы, значит, по этой формочке заявление подайте — мы разберем. (Уходит.)

^ Женихи то-же. На видеоэкране закат

Пенелопа одна в пеньюаре на кушетке целуется с одним из женихов. Стук в дверь. Пенелопа прячет первого жениха под кре­слом. Из-под кресла выходит второй жених, Пенелопа прячет его под кровать... Из-под крова­ти выходит третий. Пенелопа прячет его в шкаф и т. д. всех одиннадцать. Когда, наконец, все женихи оказываются спрятанными, Пенелопа открывает дверь, входит самый старый жених.

Старик жених. Я не мог уснуть всю ночь. Я страшно волнуюсь. Мне все кажется, что можешь мне изменить с кем-нибудь из нас. Картонный Одиссей поворачивает голову – у него очень удивленное лицо. Все это «смывают» Волны.
^ Картина вторая
Одиссей

12 гребцов

Дриады

Сирены

Лизистрат

Метро Д’отели
На сцене хор(на этот раз только из гребцов) – песня та-же что, и в прологе

Одиссей. (сидит на авансцене спиной к залу, оборачиваясь говорит) Нет, ну это мы уже видели, ничего нового придумать не можете? Хоть бы тонуть кто-нибудь начал, а я в вашем лице его спас…

^ Один из гребцов. Кажется буря надвигается.

Одиссей. Вот это, что-то новенькое. Вот это как-то живенько…

Сцена шторма – гребцы на триреме отчаянно пытаются выплыть

Гребцы (кричат)

Караул! Заливает! Дыра!

Тонем!

Тонем!

Тону!

Одиссей! Одиссей!

Караул!

Начинаем захлебываться!

Одиссей. Братцы, тише! Захлебывайтесь организованно!

^ Гребцы

Помоги нам!

Спаси!

Что же нам делать теперь, Одиссей Лаэртович?!

Одиссей. Братцы шторм это еще полбеды - сейчас мы должны обогнуть два утеса. Они грозят нам справа и слева голосами сирен. Они соблазнят нас вульгарными песнями, они ослепят нас невыдержанными видениями и опьянят подозритель­ными ароматами. И мы забудем про родной дом. Поэтому я предлагаю радикальное средство. Закройте уши, глаза, и заткните себе ноздри ватой.

^ Один из гребцов. А как же мы узнаем, что опасность уже миновала?

Одиссей. Я приношу себя в жертву, не благодарите меня. Я решился. Я буду один за всех вни­мать их вульгарным песням, я буду один за всех смотреть на их вызывающую красоту и вдыхать опьяняющие ароматы, и только тогда, когда самое интересное кончится, я вам скажу.

Буря усиливается. Удары грома и молнии учащаются. В отдельных частях сцены, возникают фигуры дриад. Их все больше и больше. Медальон Одиссея светится ему мерещится Пенелопа, она возникает как одна из Дриад в разных частях сцены.

^ На противоположных концах сцены появляются фигуры двух сирен.

Внемлите, о путники, зовам,

Спешите, усталые, к нам,

Бесцелен ваш путь по суровым

Холодным и бурным волнам.

Лишь в наших пленительных кушах,

В краю сладкогласных сирен

Ждет странников, мимо плывущих,

Блаженный и радостный плен.

Остров наш — цветущий сад

Без забот.

Губы сладки у дриад.

Словно мед...

Нужен отдых от труда,

Чтоб опять

Путь бесплодный в никуда

Продолжать.

Любя, увлекаясь, играя,

Даруем мы ласку и свет.

На свете счастливее края,

Прекраснее острова нет.

Кто хочет укрыться от власти

Неверных бушующих вод,

Блаженство, и отдых, и счастье

В стране Лотофагов найдет.

(Припев.)

Во время пения сирен гребцы встают. Одни повертываются к одной сирене, другие к другой. Таким образом, получают­ся две слушающие группы. Гребцы, очарованные пением, садятся и начинают грести, одна группа — « одну сторону, другая — в другую. Трирема раскалывается. Обе половины отделяются друг от друга. приближаясь к утесам, на которых стоят сирены. Одиссей, остается, как бы висеть в воздухе.

Одиссей. Караул! Братцы, назад!

Гребцы, подняв каждый по дриаде, держат их над головой на вытянутых руках, уносят их.

Одиссей. Что ж такое! Эти гнусные женщины похищают моих гребцов. Вырывайтесь от них, вырывайтесь от них, вырывайтесь!

^ Гребцы с дриадами скрываются. На сцене остается только Одиссей со своим секретарем Лизистратом. Сирены медленно к нему приближаются.

Лизистрат. Приближаются, Одиссей Лаэртович. Посмо­трите, Одиссей Лаэртович, как подходят, как подходят! Ой, бли­же, ближе подходят...

^ Одиссей. Боже мой! Какой интеллигентный подход!

Лизистрат. Что же нам делать теперь, Одиссей Лаэр­тович? Как нам спастись?

Одиссей. Ты ведь мой секретарь? Так? Так. Записывай – мы настойчиво сопротивлялись чарам сирен. Записал?

Лизистрат. Записал, Одиссей Лаэртович!

Одиссей. Теперь, все.

Лизистрат. Как все? Мы защищены?

Одиссей. Еще нет, чуть не забыл – сопротивлялись и устояли! Вот теперь все – главное записи свои не потеряй, мне их Пенелопе надо будет потом показать. Пытаются уйти

Вторая сирена. Мсье, разве вас не инте­ресуют наши прекрасные женщины, дарящие наслаждение? Девочки.

^ Номер комический стриптиз с шестами (разных размеров)

Первая сирена. Ну как, мсье, вам понравилось?

Одиссей. Очень понравилось. Это произвело на меня не­изгладимое отвращение. В особенности та с краю, пухленькая. Она даже имеет воспитательное значение. Она как-то отталкива­ет к себе. Ну, я пошел.

Лизистрат. Куда?

Одиссей. Осмотрю достопримечательности

Лизистрат. Идемте, Одиссей Лаэртович.

Одиссей. Ты с ума сошел! Вдвоем одни достопримечательности? Ты иди ищи другие. Или, лучше всего, останься здесь.

Сирены (Лизистрату). О-ре-вуар, мсье. (Уходит с Одиссеем.)

Номер Лизистрата о том какой он бедный и как плохо быть подчиненным.

^ Одиссей (возвращаясь). Незабываемое впечатление.

Лизистрат. Осмотрели, Одиссей Лаэртович?

Одиссей. Осмотрел. Ну, братец ты мой, — это…

^ Метр Д’отель. Вы мсье Одиссей? Будьте любезны оплатить этот счет.

Одиссей (читает). Счет за осмотр достопримечательностей. 10 бутылок шампанского... Ужин на две персоны... Разбитое зеркало... непредвиденные расходы. Лизистрат! Лизистрат, — бежим! (Бегут.)

Появляются с разных сторон сначала один метр д'отель, потом другой, потом третий. Они неожиданно возникают в разных местах сцены. Одиссей и Лизистрат бегут. Дриады, гребцы, сирены все преследуют Одиссея и Лизистрата. Одиссей на мгновенье останавливается – ему опять почудилась Пенелопа – и их хватают и бросают в «набежавшие» Волны.
^ Картина третья
Одиссей

Лизистрат

Циклопы первый и второй

Циклопы зеваки

Невеста Одиссея

Радио DJ
Видеопроэкция (копирует ролики с Ютюба) – Одиссей и Лизистрат тонут в море, чудом выбираются на берег, пытаются заговорить с местными, но над ними только смеются (Хор) и снимают все это на телефоны. В темноте вспыхивают неоновые вывески.

Хор

Человек из Итаки.

Небывалое происшествие.

Мировая сенсация.

Одиссей, Одиссей.

Явление Одиссея циклопам.

Одиссей — победитель стихии.

300 дней на бревне в океане.

Сенсация. Одиссей! Одиссей!

Радио DJ. Дамы и господа, вы не поверите, ибо я и сам с трудом верю, но это факт. Одиссей, преследуемый Посейдоном, застигнут бурей у берегов Схерии. Экипаж погиб.

Невиданный экземпляр человеческой расы. Человек с неизвестного острова. Мировая сенсация.

^ На сцене несколько рекламных щитов. По залу идут продавцы товара. Радио DJ все это комментирует.

Мобильники «Одиссей».

Светильники «Одиссей».

Долбильники «Одиссей».

«Одиссей» — 100 необходимых предметов за 34,95

новый планшетный компьютер - «Айдиссей»

Геморроидальные свечи «Одиссей»: при покупке 100 штук — спички бесплатно.

Одиссей выходит на сцену в сопровождении Лизистрата. Некоторое время озирается по сторонам, прислушиваясь и присматриваясь к происходящему. Посте­пенно шум смолкает и сцена пустеет. Выход двух главных циклопов. Оба в руках держат по планшетнику.

Одиссей. Извините! А как отсюда выйти?

Первый циклоп. А вам куда?

Одиссей. Мне в Итаку.

Первый циклоп. В Итаку?

Второй циклоп. А вы кто такой?

Одиссей. Я — Одиссей.

Первый циклоп. Одиссей? Тот самый? 300 дней на бревне в океане?.. По­бедитель стихии? (показывая на рекламу вокруг)Мировая сенсация «Одиссей»?

Одиссей. Вот именно.

^ Второй циклоп. Чего же вы ждете?

Одиссей. У моря погоды. Нас сюда стихия выбросила, вот мы и ждем, чтобы уехать.

Первый циклоп. Как — уехать? Вы же сенсация! Уехать теперь, когда вы в один день можете стать богатым!

^ Второй циклоп. Вы здесь будете купаться в золоте. Вы будете владеть всем. У вас будут небоскребы, автомобили, поместья... Все будет к вашим услугам. Вас будут носить на руках. Оставайтесь у нас... Ведь вы рассудительный человек. Вы драгоценная руда, которую нужно только разрабатывать, чтобы стать миллиардером.

Одиссей. Простите, а как же разрабатывать?

Первый циклоп. Положитесь всецело на нас, и деньги посыпятся как из рога изобилия. Разрешите представиться: фирма «Уайт и

^ Второй циклоп. Ко».

Циклопы одновременно касаются планшетников и сцена меняется она становится окном браузера.

Первый циклоп. Во-первых, вам необ­ходимо сейчас же жениться.

Одиссей. Так я это… уже.

^ Второй циклоп. Что — уже?

Одиссей. Уже женился.

Первый циклоп. Очень жаль! А мы хотели вам пред­ложить вполне подходящую девушку.

Одиссей. Если бы раньше — с удовольствием, а сейчас — не могу!

На сцену выходит девушка, красивая и нарядно одетая. Не могу, не мо­гу... (Замечает вошедшую.) Ой, не могу! Ой, не могу!

^ Второй циклоп. Обратите внимание на линию бедер.

Одиссей. Ой, обратил.

Первый циклоп. А как двигается! Обратите внимание на это движение.

Одиссей. Я женюсь!

Первый циклоп. Итак, вы согласны?

Одиссей. Согласен. Идемте... идемте...

Второй циклоп. Куда? Сначала вы должны купить цилиндр и фрак

^ Проводит пальцем по планшетнику и Одиссей исчезает.

Первый циклоп. Мировая сенсация. Избран­ница Одиссея! Девушка, которую поцеловал Одиссей!

Второй циклоп. Гвоздь сезона. Невеста Одиссея! На улицах нашего острова.

^ Появляется окно рекламы «Кем бредит остров, слухи сея? Избранницею Одиссея»...

Радио DJ. Слушайте, слушайте! Весь мир говорит о избраннице Одиссея. Невеста Одиссея одевается только в мод­ном ателье братьев Уайт и ко. Заказы принимаются.

Невеста Одиссея курит сигареты только фабрики братьев Уайт.

^ По залу идут продавцы и скандируют

Телефон «Избранница Одиссея».

Домофон «Избранница Одиссея».

Марафон «Избранница Одиссея»

Альбатрос

Только сегодня, только в нашем клубе выступление «Избранницы Одиссея».

^ На сцене собирается группа циклопов.

Циклопы. Двести тысяч долларов невесте Одиссея, если она станет моей женой.

Даю двести семьдесят пять.

Двести семьдесят шесть.

^ Первый циклоп (стуча молоточком). Двести семьде­сят шесть — раз, двести семьдесят шесть — два...

Второй циклоп. Единственный экземпляр. Настоящая избранница Одиссея. Совершенно новая. Уникум.

Циклопы. Четыреста двадцать! Четыреста двадцать пять!

^ Первый циклоп. Четыреста двадцать пять — раз. Четыреста двадцать пять — два... Циклопы. Восемьсот пятьдесят! Восемьсот пятьдесят пять!

На тележке в сопровождении лакея выезжает дряхлый па­рализованный старичок.

Старик. Миллион!

^ Первый циклоп. Миллион — раз, миллион — два, миллион — три! Избранница Одиссея за молодым человеком в тележке.

Девушка подходит к нему, и тележка под общие овации уезжает. Толпа схлынула.

Одиссей (вбегая в цилиндре, в перчатках, в фраке и большим букетом цветов и попадает под автомобиль.)

Лизистрат. Ой, раздавили!

На сцене появляются циклопы и начинают снимать все происходящее на мобильные.

Радио DJ Одиссей раздавлен автомобилем фирмы братьев Уайт. Только на автомобиле братьев Уайт можно раздавить Одиссея. ^ Обращаясь к подсевшему к нему шоферу. Подробности?

Шофер. Дело раздавливания меня интересовало всегда. Скажу не хвастаясь, что давлю я уже давно. Мне удавалось давить и раньше, но разную ерунду: старушек, детей и прочую мелочь. Одиссея я раздавил в первый раз.

Радио DJ. Что вы почувствовали в момент катастрофы?

Шофер. Первое, что я почувствовал, что ничего не по­чувствовал. Это надо приписать особым достоинствам машины фирмы братьев Уайт.

^ Циклопы уносят на руках и машину и шофера.

Первый циклоп (появляется снова). Едемте...

Лизистрат. Куда вы «едемте», если он еле дышит.

Циклоп. Но ведь все-таки дышит? Не теряйте времени. Сейчас начинается организованный нами конкурс на продолжительность непрерывного танца. Вы должны принять участие. Это привлечет зрителей. Это будет сенсационно.

Циклоп проводит по планшетнику- на сцену выбегают танцоры. Радио DJ объявляет 49й час беспрерывного танцмарафона. В живых только танцор похожий на Николай Цискаридзе с мертвой партнершей и Одиссей, но он не выдерживает и падает.

^ Первый циклоп Мировая сенсация! Танцор перетан­цевавший Одиссея.

Циклоп проводит пальцем по планшетнику и Одиссей оказывается на ринге с боксером похожим на Николая Валуева, он на время останавливает бой, ему звонят из думы – потом с легкостью отправляет Одиссея в ноккаут. И т.д.

^ В итоге Лизистрат и Одиссей оказываются одни посреди сцены.

Одиссей. Возрадуйся мой верный помощник, нам отдали нашу долю заработанных денег.

Лизистрат. Сколько?

Одиссей (считает мелочь у себя на ладони).

Полицейский (входя). Эй, любезные, вы чего тут разло­жились? Вы кто такие?

^ Одиссей. Я — знаменитый Одиссей.

Полицейский. Одиссей? Я такою не знаю. Я знаю знаменитую избранницу Одиссея, я знаю знаменитую машину братьев Уайт, раздавившую Одиссея, я знаю знаменитого танцора, перетанцевавшего Одиссея, я знаю, наконец, боксера, победителя Одиссея, а вас я не знаю. Я советую вам отправиться куда-нибудь ночевать, чтобы не возбуждать подозрений. Здесь поблизости есть ночлежный дом «Одиссей», там вы сможете прекрасно устроиться со своим приятелем. Счастливо оставаться! (Уходит.)

Одиссей. Лизистрат, ты видел? Ты слышал? Лизистрат, пиши

Сюда я больше не ездок.

Забыть всю эту лживую систему.

Идти туда, вперед, где есть намек

Пусть на какой-нибудь,

Родимый уголок!

Трирему мне... Трирему...

Полицейский. Ну чего раскричались а? Будете бузить будете сидеть в темноте.

^ Достает дистанционный пульт и выключает свет. Единственным источником света остается медальон Одиссея. В таком вот положении их застигают Волны.
Картина четвертая
Одиссей

Лизистрат

Алкиной

Навзикая

Служанки Навзикаи

Министры

Животные
^ Сцена представляет собой джунгли. Из-за кустов, напоминающих своим видом Хор, Одиссей высовывает на вытянутых руках Лизистрата

Одиссей. Где мы, Лизистрат, как ты думаешь?

Лизистрат, Попробую по фауне узнать, Одиссей Лаэр­тович. Ой, что это? Ой, трепыхается. (Вынимает из трусов ры­бу, к которой приколота бирка с ценой.) Батюшки! Вот так фауна!

Одиссей (взяв рыбу). Рыба-сельдь 36,50 кило (Нюхает.) Батюшки! Родная. Чувствуешь как воняет? Чувствуешь? «Семерочка»! «Семерочка»! Ура! Мы недалеко от Итаки!

Лизистрат. Не скушать ли нам ее, Одиссей Лаэртович, есть очень хочется.

Одиссей. Скушать. Только что насилу спасся от смер­ти и скушать «Семерочка» же-ж. Давай-ка лучше, флору исследуем. Ой, ой, ой, ой, ой! Какая псевдоэкзотика!

^ Появление зверей.

Одиссей. Караул! (Отбегает испуганный.) Что же ты стоишь? Безумец! Бросайся на него, а то он меня съест. Пой­ми, что, если он меня съест — ты погиб, ты останешься без руководителя.

Лизистрат. Ничего, Одиссей Лаэртович, пусть он вас разорвет. Вы не бойтесь. Я стойко перенесу утрату. Я вас за­меню на вашем посту. Я буду продолжать ваше дело. Спи, до­рогой товарищ, мы тебя не забудем.

Одиссей. Караул! Спасайся, кто может

Лизистрат. Царица олимпийская! — Погибаем! (Звери дико рычат, разе­вая пасти. Одиссей и Лизистрат пятятся к центру сцены, где стоит жертвенник, имеющий вид четырехугольного ящика. Оба влезают в ящик.)

^ Одиссей (высовываясь из ящика). Ааааааааааа.

Лизистрат. Успокойтесь, пожалуйста, Одиссей Лаэрто­вич.

Одиссей. А они не войдут сюда?

Лизистрат. Не войдут, не войдут, Одиссей Лаэртович, у меня против них итакийское средство есть.

^ Одиссей. Что за средство, какое средство?

Лизистрат. А вот! (Вешает на жертвенник плакат: «Без доклада не входить». Прячутся в жертвенник. Звери мед­ленно смыкают круг, приближаясь к ящику, но, увидев плакат, машут лапами и уходят.)

^ Навзикая выходит со своими рабынями и подругами, номер восточный танец.

Навзикая. Как должно обряд наш священный, свершим­те, рабыни. И жертву великому богу скорей принесем.

^ Одиссей высовывает голову из жертвенника. Рабыни ис­пуганно разбегаются. Навзикая в ужасе падает па колени перед жертвенником.

Навзикая. О, великий бог! О, вседержитель! Пощади меня! Что ты хочешь от меня? Почему ты явился?

Одиссей. Простите но, вы меня, наверное, не за того принимаете?

Навзикая. Разве вы не бог?

Одиссей. Нет.

Навзикая. Побожитесь.

Одиссей. Ей-богу, не бог.

Навзикая. Куда же он мог деваться?

Одиссей. Бог — он всемогущий, куда захотел, туда и девался.

Навзикая. А кто вы такой?

Одиссей. Я — Одиссей.

Навзикая. Одиссей! Настоящий Одиссей?

Одиссей. Да.

Навзикая. Тот известный, знаменитый, который утонул?

^ Одиссей. Вот именно.

Навзикая. Какая неожиданность! Я слыхала, что вы такой захватывающий, захватывающий. Такой храбрый, храб­рый... А скажите, почему же вы спрятались в жертвенник?

Одиссей. Видите ли, дитя, — это я от зверей. Меня очень звери пугаются. Я, знаете, так подумал-подумал, за что же я их буду пугать, вот и спрятался. Виноват, вам отсюда не видно, что зверей нигде нет?

Навзикая. Нет.

Одиссей. Тогда разрешите спуститься на землю.

Навзикая. Пожалуйста.

Одиссей вылезает из жертвенника, но в это время появ­ляется леопард и рычит. Одиссей ныряет обратно.

Навзикая. Что с вами?

Одиссей. Очень мне зверей жалко. Не хочется мне их пугать... Опять испугаются. Слушайте, прогоните его...

Навзикая. Пшел... пшел...

(Леопард уходит.)

Одиссей. Ушел. Теперь разрешите мне с вами поближе познакомиться. (Вылезает из жертвенника.)

Одиссей. Простите, а вас как зовут?

Навзикая. Навзикая.

Одиссей. А папочку вашего как зовут?

Навзикая. Папочку — Алкиной.

Одиссей. Так значит, Навзикая Алкиноевна?

Навзикая. Ах, какая вы душечка. Прямо кошмар! Вы знаете, я всех мужчин ненавижу, ненавижу, они все такие капризные-капризные... Вы первый та­кой широкий-широкий, такой мужественный-мужественный, та­кой стопроцентный-стопроцентный. А я, знаете, такая надменная-надменная, такая гордая-гордая, если бы вы меня поцело­вали, я бы вам показала. Неужели вас не интересует, что бы я вам показала! Ну, поинтересуйтесь же, поинтересуйтесь. Ну, поцелуйте меня.

Бросается к нему в объятия. Одиссей видит за ее спиной Пенелопу, но вырваться не может. Долгий поцелуй, во время ко­торого на место Пенелопы приходит Алкиной со своей сви­той.

Алкиной. Министры мои! Будьте любезны, принесите для меня трон, а для него кол. Мы сейчас оба сядем.

^ Приносят трон и кол.

Ну, я сел. Теперь предложите присесть этому незнакомцу.

Министр хлопает Одиссея легко по плечу.

Одиссей. Войдите. (Оборачивается.) Простите! Я думал — вы ко мне. Ой, а я не виноват, я ни при чем, это вам показалось... это она, а не я...

Министр. Тем не менее мы приглашаем вас непремен­но сесть.

Одиссей. Куда?

Министр. Вот сюда.

Навзикая Папочка, приди в себя. Что будут про тебя говорить! Ведь это же не твой подданный! Ведь это же Одиссей.

Алкиной. Как — Одиссей! Настоящий Одиссей?

Одиссей. Да.

Алкиной. Тот известный, знаменитый, который утонул?

Одиссей. Вот именно.

Алкиной. Министры! Что я об этом думаю?

Министр. Вы думаете, ваше высочество, что некоторым образом обознались.

Алкиной. Министры, будьте любезны, передайте этому иностранцу, мудрому, как пищеварение крокодила из страны парникового лотоса, полагающееся ему приветствие.

Министр. Высокочтимый друг. Его величество привет­ствует вас. Его величество высоко ценит. Его величество счаст­лив. Его величество тронут. Его величество надеется. В заклю­чение его величество поручило мне спросить вас, понравился ли вам его остров.

Одиссей. Я хочу сказать, что не могу говорить. (Горько плачет.) Все, что я здесь увидел, произвело на меня ошеломля­ющее впечатление. Правда, я еще ничего здесь не видел. Тем не менее, я вижу, что ничего подобного нельзя увидеть нигде. Я утверждаю, что только тот, кто не хочет ничего видеть, не увидит здесь всего того, чего я еще не видел. Тот же, кто уме­ет видеть и хочет видеть, не может не видеть, что все то, чего я еще не видел, представляет из себя нечто совершенно неви­данное.

Алкиной. О путник мудрый, как муха в ноздре крокодила, поведай нам, где ты был-побывал, что видал-повидал, чей ты сын и откуда ты родом? Мы все, я и мой народ, те­бя слушаем.

Одиссей. Я рассказывать не могу. У меня не получается, другое дело мой помошник – он же секретарь. Он вам все и расскажет. Все все.

Лизистрат. (становясь серьезным). Приготовьте все для доклада.

^ Из жертвенника делают кафедру. Ставят на нее графин с водой. Спускается полотно для проектирования картин. Все расположились слушать.

Его величество, и его величество просто. Дру­гими словами, ваше величество! Я буду оперировать только правдой. Предупреждаю, что в этом нет ничего сверхъестест­венного и колдовского. Исключительно только одна ловкость рук. Я употребляю в своем докладе сравнительный метод. Если сравнить страну Лотофагов с Итакой, то мы увидим, что в то время, как в Итаке наблюдается бур­ный рост творческих сил, в стране лотофагов, несмотря на цве­тущее состояние я натолкнул­ся на множество зарытых в землю талантов.

^ На экране могила с крестом. На кресте надпись: «Гете».

Вольфганг Гете. Как видите, буквально зарытый в землю талант. Дальше.

На экране могила Бальзака.

Бальзак. Тоже зарытый в землю талант. Совершенно дру­гая картина в Итаке. Дайте совершенно другую картину.

Наши драматурги наконец почувствовали под собой твердую почву и крепко стоят на но­гах. Дайте картинку. Сейчас вы это увидите.

^ На экране группа драматургов во весь рост. Картинка поставлена вверх ногами.

Вот!

Одиссей. (Взглянув на экран.) Что вы сделали с драматур­гами? Как вы их поставили?

Лизистрат. Как же их еще ставить, Одиссей Лаэрто­вич? Их во всех театрах так ставят.

И такие картины я мог бы показывать вам без конца, но, чтобы не утруждать вашего внимания — я закончил.

^ Аплодисменты слушателей.

Алкиной (растроганный, вытирая слезы, бросается об­нимать Лизистрата). О путник мудрый, как старый козел из стра­ны парникового кактуса! Речь твоя прекрасна, как... Одним сло­вом, очень прекрасна. Ты видишь так же зорко, как глаз вопиющего в пустыне. Останься с нами!

^ Все. Останься с нами!

Лизистрат. Не могу. Я еду в Итаку.

Навзикая. Ну, останьтесь, останьтесь...

Алкиной. Мы покажем тебе наши игры. Может быть, наше искусство соблазнит тебя. Министры, будьте любезны, покажите ему искусство. О, путник, пойдем...

Номер(а)

Лизистрат. Актуально. Но простите меня — я уезжаю. В Итаке — там я нужен. Без меня там все пропадет.

^ И эту радостную картину накрывает волна.

Картина пятая
Одиссей

Пенелопа

Телемак

Лизистрат

Рабыни

Женихи
На сцене Хор женихов.

На протяжении всей сцены количество бумаг на сцене растет в геометрической прогрессии.

^ Антиох. Я за ответом, Телемак Одиссеевич.

Телемак. Ваше имя?

Антиох. Антиох.

Телемак. Дайте дело жениха Антиоха.

Сверху спускается кран и опускает перед Те­лемаком кипу бумаг.

РабыМайна!Вира!

Телемак (посмотрев несколько бумаг). Ваше предложе­ние рассмотрено. Резолюция последней инстанции гласит: дело отложить за невыясненностью возраста.

^ Антиох. Как — за невыясненностью возраста?

Телемак. А так, очень просто. У вас, гражданин, возраст меняется каждый год. Это сбивает комиссию. Так работать нельзя. Подайте новые сведения и укажите ваш точный воз­раст, хотя бы ориентировочно.

^ Антиох. Но, я же...

Телемак. Я занят. Уважайте труд занятого человека. Следующий.

3осий. Вот уже двадцать лет, как я делаю предложение вашей маме, а ответа все нет. Я не могу больше ждать — я усох.

Телемак. Усох — это не основание: усушка, ут­руска и утечка предусмотрена нами по смете. Приходите в пят­ницу, мы проверим. Не задерживайте посетителей. Следующий!

Фемистокл. Я прошу вас объяснить, на каком осно­вании при подаче заявления вы взяли с меня пятьдесят руб­лей, когда с прочих граждан вы берете тринадцать.

Телемак. Прием окончен.

Женихи уходят. Входит Пенелопа.

Пенелопа. Телемакушка!

Телемак. У меня, мама, прием «от» и «до», так что я с вами при всем желании разговаривать не могу.

Пенелопа. А ты, Телемакушка, частным образом.

Телемак. Вы, мамаша, пожалуйста, эти штучки бросьте. Обра­титесь в общем порядке.

Пенелопа. Я только хотела тебе сказать, что я, Телема­кушка, выбрала.

Телемак. Макушка выбрала! Макушка выбрала! Вы, ма­маша, какая-то идиотка, ей-богу! Вы, мамаша, единолично выби­рать не имеете права. Что вы, нашего положения не знаете?

Пенелопа. Телемакушка, да ведь это я замуж выхожу, а не ты!

^ Телемак. Я, мамаша, вас не понимаю. Что такое зна­чит я, а не ты? У меня есть инструк­ции, я лицо подотчетное.

Пенелопа. Но как, же мне...

Телемак. Зайдите, мамаша, через неделю, я выясню.

Пенелопа. Что ты все через неделю, да через неделю! У меня ведь тоже не казенные ноги!

Телемак. Вы, гражданка, тона не повышайте. Если вам что не нравится, можете жаловаться в высшую инстанцию. Я этого не боюсь, потому что из этого все равно ничего не выходит.

Пенелопа. Что же мне, Телемакушка, всю жизнь дожи­даться?

Телемак. Вы, мама, не волнуйтесь, Пока!

Пенелопа уходит.

^ Телемак. А позвать ко мне сюда архивариуса!

Архивариус. Здесь, Телемак Одиссеевич!

Телемак. Где прошлогодний ассортимент женихов — я хочу выборку сделать.

Архивариус. Слушаюсь, Телемак Одиссеевич!

Входят Одиссей и Лизистрат.

Одиссей. Пенаточки! Родимый очаг! Пепелище мое доро­гое! Ура!

Лизистрат. Ура!

Телемак. Кто кричит — ура? Почему ура?

Одиссей. Телемакушка! Плоть моя, дай я тебя поцелую!

Телемак. Виноват, гражданин, вы кто такой?

Одиссей. Я твой папочка, Телемакушка, папочка!

Телемак. Папочка! А у вас имеются данные?

Одиссей. Что ты? Какие данные?

^ Телемак. Ну, хотя бы удостоверение?

Одиссей. Что ты! Нет!

Телемак. В таком случае я не могу вас признать.

Одиссей. Мальчишка! Где Пенелопа? Проводите меня к Пенелопе!

Телемак. Запишитесь в очередь, гражданин.

Одиссей. Какая очередь! Я ведь муж!

Телемак. Ах вы, муж? Тогда вы нашему учреждению не подведомственны — у нас тут женихи.

^ Одиссей. Как же мне прикажете быть в таком случае?

Телемак. Я вам так посоветую: возьмите развод, сде­лайтесь женихом, а потом уже начинайте хлопотать на общих основаниях.

Одиссей. Ты совсем очумел, Телемак, ведь я же твой отец!

Телемак. Отец? В таком случае подай­те заявление в письменной форме, наклейте марку, приложите фотографическую карточку, заполните анкету, достаньте удостоверение с последнего места брака, присовокупите свидетельст­во от врача, справку от финиспектора, краткую автобиографию, 25 рублей за бланк, забегите через неделю, и мы вам скажем, когда вам нужно будет зайти.

^ Одиссей. Лизистрат! Лизистрат! Стул!!

Лизистрат. Стул? Подайте заявление.

Одиссей. Лизистрат, ой, что-то мне нехорошо!

Лизистрат. Принесите справку от врача.

Одиссей. Караул! Тону, тону, потопаю! Начинаю захле­бываться! Пенелопа! Пенелопа! Пенелопа! Пенелопа!

^ Открывается дверь, появляется Пенелопа.

Пенелопа. Наконец-то! Чулки привез?!

Одиссей. Какие чулки?

Пенелопа. Какие чулки! Вечно ты, Одиссей, со своими глупыми вопросами! Что же ты молчишь, привез, я тебя спрашиваю, или не привез?

Одиссей. Не привез.

Пенелопа. Может быть, ты мне и духи не привез?

Одиссей. Ты пойми, Пенелопа, я тонул, я умирал с го­лоду, я едва спасся, я...

Пенелопа. Я тонул, я скитался, я умирал, все «я» да «я»! Ты только о себе думаешь, а чтобы о жене подумать, так этого нет! ФИНАЛ




Похожие:

На сцене хор. Хор поет песню об отъезде Одиссея. Одиссей прощается с Пенелопой и родной Итакой. Он всем своим видом показывает, что отправляется в эпическое iconCветлым путем идей владимира ленина!
Уходили комсомольцы на Полюшко поле (хор) гражданскую войну (хор) 10. Полюшко поле (инстр)
На сцене хор. Хор поет песню об отъезде Одиссея. Одиссей прощается с Пенелопой и родной Итакой. Он всем своим видом показывает, что отправляется в эпическое iconЛитургические тексты (молитвы и возгласы)
Хор поёт антифоны – псалмы Давида (гусли Божии) как песни Моисея. Далее идет Великое Славословие: «Слава в вышних Богу и на земле...
На сцене хор. Хор поет песню об отъезде Одиссея. Одиссей прощается с Пенелопой и родной Итакой. Он всем своим видом показывает, что отправляется в эпическое iconПрограмма вечера духовных стихов Стих о маме хор учащихся Православной Гимназии святого

На сцене хор. Хор поет песню об отъезде Одиссея. Одиссей прощается с Пенелопой и родной Итакой. Он всем своим видом показывает, что отправляется в эпическое iconПрощается ли многобожие (ширк) по незнанию?
В этом вопросе есть два мнения среди ученых. Одни ученые сказали, что прощается ширк по незнанию только в ответвлениях, а в основах...
На сцене хор. Хор поет песню об отъезде Одиссея. Одиссей прощается с Пенелопой и родной Итакой. Он всем своим видом показывает, что отправляется в эпическое iconПоёт день и ночь в сторонке родной

На сцене хор. Хор поет песню об отъезде Одиссея. Одиссей прощается с Пенелопой и родной Итакой. Он всем своим видом показывает, что отправляется в эпическое iconПрощается ли многобожие (ширк) по незнанию?
В этом вопросе есть два мнения среди ученых. Одни ученые сказали, что прощается куфр и ширк по незнанию только в ответвлениях, а...
На сцене хор. Хор поет песню об отъезде Одиссея. Одиссей прощается с Пенелопой и родной Итакой. Он всем своим видом показывает, что отправляется в эпическое iconБорис Акунин «Охота на Одиссея»
Одиссей пошел от залива по лесной тропинке к тому месту, которое ему указала Афина. Но не дошел туда. Исчез!
На сцене хор. Хор поет песню об отъезде Одиссея. Одиссей прощается с Пенелопой и родной Итакой. Он всем своим видом показывает, что отправляется в эпическое iconОдиссея Аннотация «Одиссея»
Гомеру. Законченная несколько позже «Илиады», «Одиссея» примыкает к ней, не составляя, однако, её прямого продолжения. В отличие...
На сцене хор. Хор поет песню об отъезде Одиссея. Одиссей прощается с Пенелопой и родной Итакой. Он всем своим видом показывает, что отправляется в эпическое iconПродам
Продам 1-комн кв-ру по ул. Парковая, 4, 4 этаж, окна и лоджия пластик, кв-ра в хор сост. Тел. 099-761-50-10, 050-040-51-17
На сцене хор. Хор поет песню об отъезде Одиссея. Одиссей прощается с Пенелопой и родной Итакой. Он всем своим видом показывает, что отправляется в эпическое iconДень Ф. М. Достоевского в Книжном дворике на Фонтанке
Любимая музыка Ф. М. Достоевского. Исполняет камерный хор «Россика». Художественный руководитель – Заслуженная артистка России В....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница