Культура


НазваниеКультура
страница1/25
Дата публикации27.03.2013
Размер3.37 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Культура > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25
К. Г. Доусон
РЕЛИГИЯ И

КУЛЬТУРА
Перевод с английского, вступительная статья и комментарии К. Я. Кожурина

Научное издание


Кристофер Генри Доусон (1889-1970)




ББК Э211.7 УДК 20 Д 71

Доусон К. Г.

Д 71 Религия и культура / Пер. с англ., вступ. ст., ком; мент.: Кожурин К. Я. — СПб.: Алетейя, 2000. — 281 с. — (Миф, религия, культура). ISBN 5-89329-310-Х

Данная книга представляет собой курс джиффордских лек­ций, прочитанных в Эдинбургском университете в 1947 г., и по­священа проблеме взаимоотношений между религией и культу­рой в истории. Ключевая мысль всего произведения состоит в том, что религия является динамическим элементом в культуре и что важнейшие культурные изменения обязаны своим про­исхождением именно религии. На обширном фактическом мате­риале автор раскрывает многоплановое влияние «религиозных ор­ганов общества» (институтов жречества, пророчества и царской власти) на культуру (от первобытного общества до наших дней). В книге показано, как из религиозных концепций «священного знания», «священного закона» и «пути спасения» произошли со­временная наука, законодательство и моральные нормы.

Автор — Кристофер Генри Доусон (1889-1970) — крупней­ших английских историк, философ и культуролог, чьи произве­дения в свое время по достоинству были оценены такими запад­ными мыслителями, как А. Дж. Тойнби, Т. С. Элиот, Ж. Маритен, Э. Жильсон, О. Хаксли, К. С. Льюис, Дж. Р. Толкиен и др. Имя Доусона часто ставили в одном ряду с именами таких выдающихся исследователей культуры XX века, как О. Шпенглер, А. Дж. Тойнби и Ф. Нортроп.

^ Перевод осуществлен с издания: Dawson Ch. Religion and Cul­ture. Gifford Lectures. London: Sheed & Ward, 1948. На русском языке публикуется впервые.


9785893293104


ISBN 5-89329-310-Х

© Издательство «Алетейя» (СПб.), 2000 г. © Кожурин К. Я., перевод на русский язык вступительная статья, комментарии, 2000 г.

^ «КОГДА ПРОРОКИ МОЛЧАТ...»

(социология религии Кристофера Доусона)
Когда одного из крупнейших англо-американских поэ­тов XX столетия Т. С. Элиота незадолго до смерти спро­сили, кто из современных мыслителей оказал на него наи­большее влияние, Элиот не колеблясь ответил: «Кристо­фер Доусон».

За рубежом книги английского историка, философа и социолога Кристофера Доусона переведены практически на все европейские языки (включая польский и чешский), о его творчестве написаны десятки книг, на темы его фи­лософских идей защищено несколько диссертаций. Доу-соном восхищались такие крупнейшие мыслители, исто­рики и писатели уходящего столетия, как А. Дж. Тойнби, Ж. Маритен, Э. Жильсон, А. Л. Крёбер, Л. Мэмфорд, О. Хаксли, К. С. Льюис и другие, в то время как в нашей стране имя это известно немногим — долгие годы книги Доусона по идеологическим соображениям являлись до­стоянием спецхрана.

Кристофер Генри Доусон родился в 1889 году, то есть в один год с Тойнби, Хайдеггером, Витгенштейном, Кол-лингвудом, Марселем, и в его творчестве можно просле­дить многие проблемы, известные нам ближе из произве­дений других мыслителей этого поколения.

Окончив в 1911 году оксфордский колледж Святой Троицы, Доусон некоторое время изучает экономическую




6

^ К. Кожурин

Когда пророки молчат

7

теорию в Швеции у видного шведского экономиста Густа­ва Касселя, а затем учится в аспирантуре.

На формирование творческой индивидуальности анг­лийского мыслителя прежде всего оказала влияние арис­тотелевская «Политика», игравшая в оксфордском обра­зовании весьма существенную роль (определенные от­голоски этого слышны в доусоновской философской антропологии, в частности, в одной из первых работ — «Природа и судьба человека»). Затем на молодого Доусо­на повлиял его учитель сэр Эрнест Баркер, у которого он в 1911-1914 годах изучал историю. (Баркеру принадле­жит множество книг по политической философии, из них наиболее известная и фундаментальная посвящена поли­тическому миру идей Византийской империи.) В 1912 го­ду Доусон знакомится с работами Эрнеста Трёльча и с тех пор, по его собственному признанию, практически це­ликом посвящает себя проблеме отношений между рели­гией и культурой.

В 1914 году происходит событие, под знаком которо­го прошла вся дальнейшая судьба Доусона: выросший в англиканском окружении, он принимает католичество. Этот серьезный шаг явился результатом мучительных духовных поисков мыслителя, разочарованного состоя­нием современной культуры и не находившего удовле­творения в той чисто формальной религиозности, кото­рую исповедовало английское общество. Католицизм как нельзя лучше соответствовал консервативно-традицио­налистским симпатиям Доусона. В религиозной сфере наиболее близки Доусону стали Блаженный Августин и вся традиция патристики, определив, таким образом, его поворот к средневековой истории.

В первые годы после первой мировой войны социоло­гические воззрения Доусона находились под сильным влиянием идей французского католического социолога

Фредерика Ле Пле (1806-1882), а также его английских продолжателей, группировавшихся вокруг журнала «Со­циологическое обозрение» (прежде всего П. Геддеса и В. Брэнфорда). В тот же период Доусон увлекся немец­кими католическими романтиками — Адамом Мюллером (1770-1829) и его современным последователем Оттмаром Шпанном (1878-1950), у которых Доусон ознако­мился с замечательной параллельностью идей. В этом ему также в известной степени помог теоретик консер­ватизма Эдмунд Бёрк (1729-1797). Консервативным устремлениям Доусона еще в студенческие годы были близки и французские писатели-рационалисты конца XIX века М. Баррес (1862-1923), Ш. Моррас, но особен­но — Шарль Пеги (1873-1914), соединивший в гранди­озном личном синтезе столь разнообразные духовные те­чения.

Наконец, сильное влияние на Доусона оказали тради­ции Оксфордского движения и прежде всего его основа­тель кардинал Дж. Г. Ньюмен, в разное время являвший­ся авторитетом и образцом для многих видных деятелей английской культуры (в частности, О. Уайльд называл воззрения Ньюмена «великой школой мышления»).

По окончании аспирантуры Доусон в течение 12 лет читает лекции в Университи-колледже в Эксетере, не прерывая своей научной деятельности. В этот период он начинает писать свои первые книги, и с конца 1920-х го­дов практически каждый год издает по одной. В течение своей жизни Доусон написал свыше тридцати книг и око­ло ста пятидесяти статей, наиболее известные из кото­рых: «Век богов», «Прогресс и религия», «Становление Европы», «Религия и современное государство», «По ту сторону политики», «Средневековая религия», «Религия и культура», «Религия и возникновение западной культу­ры», «Постигая Европу», «Динамика всемирной истории», «Кризис западного образования», «Боги революции».




^ 8

К. Кожурин

Когда пророки молчат ..

9


В 1930-1936 годах Доусон читает в том же Университи-колледже лекции по истории культуры и параллель­но (1933-1934) — форвудовские лекции по философии религии в Ливерпульском университете. В 1947 и 1948 годах он — джиффордский лектор в Эдинбургском уни­верситете (джиффордские лекции, как правило, посвяща­лись естественной теологии). В 1943 году Доусон стано­вится членом Британской Академии, а в 1958-1962 годах в качестве избранного профессора римско-католических исследований читает лекции в Гарвардском университе­те в США.

Научную и преподавательскую деятельность Доусон совмещает с активной работой издателя. В частности, под его редакцией выходили католический журнал «Тhе Dublin Review* («Дублинское обозрение»), книжные се­рии: «Essays in Order* («Духовные эссе» — посвященные вопросам религии, где, в частности, вышли работы Ж. Маритена, П. Вуста и Н. А. Бердяева) и «Makers of Christendom* («Создатели христианства» — по истории распространения христианской религии).

Прожил Доусон восемьдесят лет, явившись свидете­лем почти всех крупнейших событий в истории XX века и пережив многих своих современников, — скончался он 25 мая 1970 года.

* * *

Сфера интересов английского мыслителя была не­обычайно широкой — от истории древнейших цивилиза­ций и медиевистики до проблем брака, семьи и образова­ния в современном обществе. Но, как уже говорилось выше, делом всей его жизни стало специальное исследо­вание отношений между религией, социологией и куль­турой.

Книга «Религия и культура» — первоначально это был курс джиффордских лекций, прочитанных Доусоном в Эдинбургском университете в 1947 году, — является лишь малой частью главного труда философа: задуманной им в пяти томах истории культуры «Жизнь цивилиза­ций», к сожалению, незавершенной. По грандиозности замысла и широте охвата (от Ледникового периода до на­ших дней) труд этот можно поставить в один ряд с произ­ведениями О. Шпенглера, А. Дж. Тойнби, А. Вебера. Хотя полностью произведение это завершено и не было, большая часть доусоновских книг и статей является как бы фрагментами именно этого грандиозного замысла.

Основная мысль, проходящая через всё творчество Доусона, — показать, что изменения в культуре сопро­вождались (и были обусловлены) изменениями в религи­озных верованиях человека и в духовном отношении к жизни, что культура не может сохранять свою жизнен­ность без религии и что единственный выход из суще­ствующего духовного кризиса заключается лишь в обра­щении к этому вечному источнику культурного творче­ства. «Когда пророки молчат и общество более не обладает каким-либо каналом сообщения с божествен­ным миром, — пишет Доусон, — путь к низшим глуби­нам всё еще открыт, и расстроенные духовные силы че­ловека найдут себе выход в безграничной воле к власти и разрушению»1.

* * *


1 Dawson Ch. Religion and Culture. London, 1948. P. 83.

В книге «Религия и культура» Доусон, оставаясь в рамках заданной джиффордским учреждением темы (естественная теология), с присущей ему колоссальной

10

^ К. Кожурин

Когда пророки молчат .

11

эрудицией и ясностью изложения пытается определить то место, которое религия занимала в истории. Для этого он стремится синтезировать идеи естественной теологии с новейшими достижениями сравнительного религиове­дения.

Изучение природы Божественного Бытия и отноше­ния к нему человека и вселенной с конца Средних веков находилось в компетенции естественной теологии (theo-logia naturalis) — по мысли Доусона, «величайшей из воз­можных, но тем не менее строго естественной науки и одной из тех, что имеют большое значение для человечес­кой культуры»1. Развитие естественной теологии и её упадок были тесно связаны с гуманистической традици­ей Ренессанса. Утрата естественной теологией своего престижа явилась результатом радикальной секуляриза­ции западноевропейской культуры, которой она не в си­лах была противостоять. Вместе с тем теряла свой пре­стиж и связанная с ней гуманистическая культура, про­исходило разрушение всей структуры рационального космоса западного человека. Естественная теология эпо­хи Просвещения, представляющая собой вырождение первоначальной идеи, — прямое тому доказательство. «Естественная теология Просвещения, — писал по это­му поводу Доусон, — снижала Живого Бога христиан­ской традиции до небесного инженера космического ме­ханизма, в то время как сравнительное религиоведение создавало музей мёртвых культов и антропологических курьёзов»2.

Деизм, получивший распространение с XVIII века, являлся, по мысли Доусона, не чем иным, как «призра­ком религии, обитающим в могиле умершей веры и ут­раченной надежды», ибо «всякая настоящая религия дол­жна осознавать, с одной стороны, объективный характер религиозной истины (и, следовательно, необходимость теологии), а с другой — потребность воплощения рели­гии в конкретных формах, соответствующих националь­ному характеру и культурной традиции народа...»1. Деи­сты же, по сути дела, отрицали оба этих фундаменталь­ных момента.

С самого начала современного научного движения среди историков и социологов наметилась тенденция к пренебрежению изучением религии в её фундаменталь­ных социальных аспектах: «апостолы Просвещения» склонялись к тому, чтобы выводить законы жизни и раз­вития общества из сравнительно небольшого количества рациональных принципов, они «рубили пышную и глубо­ко укорененную поросль традиционных верований с без­жалостностью первопроходцев в тропических лесах. Они не ощущали потребности в объяснении развития исто­рических религий и их влияния на ход человеческой исто­рии; ведь для них историческая религия была, по сути сво­ей, негативной, была препятствующей и обскурантист­ской силой, постоянно тянувшей человеческий дух назад с дороги, ведущей к прогрессу и просвещению»2. Источ­ник религии видели или в страхе и надежде (Д. Юм), или в хитрости шарлатанов и легковерии масс (Кондорсе).

В XIX веке это отношение к религии оставалось гос­подствующим. В Англии оно нашло классическое выра­жение в истории культуры Г. Т. Бокля и в социологии Г. Спенсера. Религия понималась последними как комп-



1 Dawson Ch. The Dynamics of World History. London, 1957. P. 83.

' Ibid. P. 111.


1 Dawson Ch. Religion and Culture. P. 3.

2 Ibid. P. 18.







12

К. Кожурин

Когда пророки молчат .

13


леке идей и размышлений по поводу Непознаваемого (the Unknowable) и, таким образом, относилась к миру, отлич­ному от того, что являлось областью социологии. Соци­альная эволюция, по мнению позитивистов, есть резуль­тат прямого ответа человека своему материальному окру­жению, а также результат роста позитивного знания, всецело относящегося к материальному миру. Она может изучаться без помощи многочисленных изменчивых сис­тем религиозных верований и практик. Исключение в со­циологии XIX века составлял лишь кружок сен-симонистов, в особенности С.-А. Базар (1791-1832), чьи идеи во многом повлияли на Доусона. Сен-симонисты в объясне­нии исторического процесса решающую роль отводили не прогрессу разума, а прогрессу морали и чувства, во­площенному в религиозных системах. Прогресс истол­ковывался ими как развитие человечества к предопре­деленной Божественной цели, которой проникнуты все созидательные («органические») эпохи человеческой истории.


1 Dawson Ch. Religion and Culture. P. 14.

Одновременно с пренебрежением религией, господ­ствовавшим в исторической науке и теоретической со­циологии, начиная с первой трети XIX века в Европе на­метилась и противоположная тенденция. Новый поток знаний, буквально пролившийся на Европу в течение это­го периода из стран Востока (Индии, Персии, Египта, Ва­вилона, Китая, с Дальнего Востока), а также из Централь­ной Америки и Полинезии, преобразил изучение религии. Как замечает Доусон, «абстрактные априорные конструк­ции рационализма XVIII века увяли перед богатой и слож­ной реальностью подлинного религиозного опыта челове­ка»1. Одним из первых, кто занялся изучением элементов древних, а также восточных религий, рассматривавших­ся ранее философами и историками Просвещения в каче­стве иррациональных, «варварских» и интерпретировав­шихся исключительно как суеверия, был Жозеф де Местр (1753-1821). Вопреки просветительской философии он утверждал, что вера и традиция лежат в основе всякого общества. В то же время интерес к философии религии и к религиоведению проявляют романтики. Их основной ин­терес сосредоточивается на области религиозного симво­лизма и сравнительной мифологии, которая зарождается как наука именно в этот период (Ф. Крейцер, Ф. X. Баур, Ф. Шлегель, Ф. В. Шеллинг). Популяризатором новой науки в Великобритании становится Макс Мюллер (1823-1900), создавший лингвистическую концепцию возникновения мифов в результате «болезни языка».

Первый значительный синтез нового антропологиче­ского знания, открывающий целую эпоху в области срав­нительного религиоведения, был предпринят Э. Б. Тайлором в его знаменитой книге «Первобытная культура» (1871). Тайлор рассматривал религию как плод умствен­ной деятельности первобытного человека, как «перво­бытную гносеологию», выводя её из ошибочных объясне­ний элементарного человеческого опыта (явлений сна, смерти и тому подобного). Культ, по Тайлору, возникает позднее — как нечто производное от религиозных пред­ставлений. Распространяя понятие эволюции на историю религии, Тайлор допускал существование дорелигиозной эпохи, а в анимистических представлениях, то есть в представлениях о душе и духах, видел тот «минимум ре­лигии», из которого в дальнейшем возникли все суще­ствующие религии. Тайлоровская теория анимизма, осно­ванная на обширном этнографическом материале, заня­ла в последней четверти XIX века господствующее положение в изучении религии. Примерно с этого же


14

^ К. Кожурин

Когда пророки молчат .,

15


времени сравнительное религиоведение становится уни­верситетской дисциплиной (Голландия, Франция), проч­но входя в систему высшего образования.

Немаловажную роль в деле изучения религии сыграл и У. Джеймс, указавший на недостатки старых методов. Хотя он не дал настоящего решения данной проблемы, всё же его новый, психологический подход, внимание к подсознательной стороне религиозного опыта, отстаива­ние реальности и «полезности» этого опыта во многом из­менили последующее отношение к религии со стороны исследователей и предопределили новые пути поиска, по­рою непредсказуемые... (Достаточно вспомнить Зигмун­да Фрейда с его пресловутой концепцией происхождения религии и культуры!)

Тем самым к концу XIX века параллельно с усиливав­шимся кризисом традиционной религиозности возрос интерес социологов и историков к религии как феноме­ну. В связи с этим концепция Кристофера Доусона заслу­живает особого внимания, поскольку, с одной стороны, он был ученым, обладавшим обширнейшей эрудицией в области истории культуры и религии, а с другой — веру­ющим католиком, прекрасно разбиравшимся в догмати­ческих нюансах христианства. В нем соединились два на­правления, до сих пор отрицавших друг друга. Но именно подобное соединение и позволило ему проникнуть глуб­же в суть феномена религии. «Историки всё время стре­мились игнорировать теологов, а социологи — свести ре­лигию до уровня её социологических и культурных эле­ментов. Но никакое изучение религии не может быть плодотворным до тех пор, пока оно не примет реальность и автономию религиозного знания. Всякая так называемая наука сравнительного религиоведения, рассматривающая свой предмет в понятиях психопатологии или экономи­ческого детерминизма, бесплодна и псевдонаучна»1, — пишет Доусон в «Религии и культуре».

Слова, сказанные немецким философом Карлом Ле­витом об А. Дж. Тойнби, могут быть прямо отнесены к концепции Доусона: «История — больше чем история цивилизаций. Она также (и даже в первую очередь) исто­рия религии, и религии... не являются однородным выра­жением культур... но выходят за пределы своих куль­тур»2. Социолог в своем исследовании общества и его культуры также должен следовать примеру историка, который больше не занимается поиском смысла истории для того, чтобы оправдать свои политические или рели­гиозные взгляды, но ищет понимания верований прошло­го как средства для понимания его истории. По мысли Доусона, наиболее яркий образец подобного метода со­циологического анализа представляет собой «понимаю­щая социология» Макса Вебера. Вебер в своих работах продемонстрировал, что этот метод может быть на прак­тике приложим к каждому социальному явлению, даже к тем, которые на первый взгляд кажутся по своему харак­теру совсем не духовными (например, развитие капита­лизма рассматривалось им не как чисто экономический процесс, но как явление, чьи духовные корни находились в новом религиозном отношении к промышленности и на­коплению).
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Похожие:

Культура iconУчебный курс по культурологии: Многоуровневое учебное пособие / Под...
Основные культурно-исторические этапы. Культура первобытного человека. Шумеро-аккадская культура. Культура Вавилонии и Ассирии. Культура...
Культура iconЗадания
Локальные культуры. Место и роль России в мировой культуре. Тенденции культурной универсализации в мировом современном процессе....
Культура iconКультура как феномен. Современное понимание сущности культуры. Множественность...
Морфология культуры. Структура понятия культура. Взаимосвязь внутриструктурных элементов. Культура и цивилизация
Культура icon6. 4 культура и цивилизация
«Философия есть культура ума». Понятие культура соотносится с другим понятием «натура» (cultura — природа) и противопоставляется...
Культура iconУкраинская культура советского
Культура советского периода – это культура семидесятилетнего периода. Она сложна, противоречива и нужен серьезный анализ ее удач,...
Культура iconТермины для словарной работы по культурологии. (доц. Гашкова Е. М.)
Аунд, анимизм, антропоцентризм, артефакт, архетип, ассмиляция, билингвальность, вестернизация, возрождение(культура), герменевтика,...
Культура iconЯзык и культура культурное и природное в языке
Поэтому сразу встают два вопроса: 1 как разнообразные культурные процессы влияют на язык? 2 как язык влияет на культуру? Однако прежде...
Культура iconТермін «культура» у перекладі з латинської означає
Виберіть визначення, які з сучасних наукових позицій розкривають поняття «культура»
Культура iconВопросы к зачету по курсу «Культура региона: Юго-Восточная Азия»...

Культура iconТема 7: Культура Киевской Руси
Особенности культурного развития русских земель в период феодальной раздробленности. Культура Галицко-Волынского княжества
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница