Культура


НазваниеКультура
страница2/25
Дата публикации27.03.2013
Размер3.37 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Культура > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

* * *


1 Dawson Ch. Religion and Culture. P. 25.

2 Loewith K. Meaning in History. Chicago, 1949. P. 13.

Что же является, по Доусону, сущностью религии, тем, без чего ни одна религия не могла бы существовать? Прежде всего — признание некоей сверхчеловеческой




16

К. Кожурин

Когда пророки молчат ..

17


реальности, «о которой человек кое-что знает и на кото­рую он должен ориентировать свою жизнь». Подобное истолкование одного из существеннейших элементов ре­лигиозной веры вытекает из доусоновских представле­ний о человеческой природе. Человек — это animal rationale, изнутри ограниченное условиями своего созна­ния, а извне — своей зависимостью от нечеловеческих сил, выходящих за пределы животного существования. Элемент трансцендентного присутствует даже в наибо­лее грубых и примитивных формах религии, и без него религия перестала бы быть религией, поскольку она есть связь между человеком и Богом, между человеческим об­ществом и миром духовного.

Другим неотъемлемым элементом всякой религии, составляющим насущную религиозную потребность че­ловека, является идея освобождения, или спасения, осно­ванная на вере в бессмертие души.

По мнению Доусона, оба этих аспекта — признание сверхчеловеческой реальности и идея освобождения (спасения) — присутствуют во всех без исключения ре­лигиях. Они встречаются даже в иудаизме, в котором, на первый взгляд, отсутствует представление о бессмертии души,и который полностью сосредоточен на Боге. Эти аспекты есть и в буддизме, где, как может показаться, противоположная ситуация. Сосредоточение на двух вы­шеназванных специфически религиозных потребностях порождает отношение к жизни, полностью противопо­ложное практической, утилитарной точке зрения обыч­ного человека, поскольку религия смотрит на мир и чело­веческую жизнь sub specie aeternitatis.

Чтобы уяснить природу религии, необходимо рас­смотреть ту роль, которую она играла в примитивных об­ществах. Доусон начинает с простого и постепенно пере­ходит к более сложным формам. В течение XIX-XX ве­ков, отмечает он, мир культуры вырос настолько, что под­чинил себе мир природы и отодвинул границу сверхчело­веческого мира за пределы сознания. А так как человек стал «всем во всём», то теперь было вполне естествен­ным думать, что и религия — чисто человеческое явле­ние, принадлежащее миру человека и ничего общего не имеющее с внешней реальностью. «Религия, которую мы обнаруживаем в примитивной культуре в качестве исто­рической реальности, не является естественной религией философов — "религией в пределах чистого разума", — она является религией в пределах человеческой приро­ды, религией, созданной человеком». Создавая свою ре­лигию, человек руководствуется не одним только разу­мом, но прежде всего своими надеждами и страхами. Однако для Доусона (в отличие от Д. Юма и его последо­вателей) это не может служить поводом к очередному ра­зоблачению религии: «... Первобытный человек в своей слабости и незнании ближе к основным реалиям челове­ческого существования, чем самодовольный рациона­лист, уверенный в том, что овладел тайнами вселенной»1.

Несмотря на возрастающую способность человека превосходить животные условия своего существования в такой степени, чтобы построить «башенное здание ци­вилизации» и сконструировать рациональный порядок на­учного знания, для него всегда остаются отдаленные, воз­можно, бесконечно отдаленные области бытия, находя­щиеся вне его досягаемости и вне его поля зрения. И здесь никакое развитие науки и техники, пусть даже в некоем абстрактном «отдаленном будущем», не даст человеку истинного знания об этом постоянно удаляющемся бы­тии.
1 Dawson Ch. Religion and Culture. P. 28.



^ 18

К. Кожурин

Когда пророки молчат ..

19


Истинное познание должно, по мысли Доусона, на­правляться не вовне, а вовнутрь, вглубь человеческой души: «... люди религиозного опыта — святые и мудре­цы — всегда учили, что чем дальше человек проникает в глубины своего сознания и того, что находится под его сознанием, тем ближе он подходит к духовной реально­сти»1. Именно здесь, в опыте трансценденции, ассоции­рующейся с движением сосредоточения на своем внут­реннем мире, Доусон видит один из предельных и абсолют­ных источников исторической религии во все времена и во всех культурах.

Отвечая некоторым современным исследователям религии, утверждавшим, что она появляется лишь на определенной исторической ступени развития человече­ства, английский философ заявлял, что в примитивных (первобытных) обществах религия занимала такое же большое место, как и в любой цивилизации в истории, и что разница между религиозным и нерелигиозным — раз­ница не в уровнях культуры, но в уровнях сознания. Эта разница психологических уровней не была необходимым образом связана ни с социальными условиями народа, ни с интеллектуальной культурой индивида. «Как бы далеко назад в истории человечества мы ни пошли, — делает вы­вод Доусон, — мы никогда не сможем найти время или место, где человек не знал бы о душе и о божественной силе, от которой зависит его жизнь»2.

При этом изначальное знание о Боге и душе не явля­ется плодом рефлексии и весьма удалено от какой-либо формы естественной теологии, ведь для первобытного человека на первый план выходит не некая абстрактная истина, но прежде всего реальность и власть тех непо­стижимых сил, от которых зависит его жизнь. Соответ­ственно, и первобытная религия находила выражение в мифах и обрядах, а также в сакральных техниках, уста­навливающих связь с этими силами и дающих знание о них.

Здесь мы подходим к еще одному универсальному принципу, присущему любой религии, — к откровению. Откровение, по мысли Доусона, повсюду рассматривает­ся в качестве первичного источника религиозной исти­ны, в то время как интуиция и разум — в качестве вто­ричных. Концепция откровения так же стара, как и сама религия. Уже в первобытных типах религии полагались на авторитет незапамятной традиции и/или на некие сверхъестественные средства общения с высшими сила­ми (гадание, предзнаменования, видения, вдохновенные вещания шаманов и пророков). Для постороннего наблю­дателя, находящегося вовне, будь то путешественник или рационалистически настроенный критик, примитивные религии кажутся лишь «мёртвым грузом общественного договора и суеверием, мешающим развитию общества». Но для самого человека, принадлежащего примитивной культуре, это совсем не так. Для него религия — это «Путь Богов, освящённый традицией порядок, который приводит человеческую жизнь в общение с высшими си­лами, и мы видим из истории более развитых религий, что самые простые и элементарные религиозные практики способны не просто заряжаться религиозными эмоция­ми, но и становиться проводниками глубоких религиоз­ных идей, как, например, ритуал жертвоприношения в Древней Индии или церемониал установления календаря в Древнем Китае»1.



1 Dawson Ch. Religion and Culture. P. 31.

2 Ibid. P. 41.


1 Dawson Ch. The Dynamics of World History. P. 167.







20

К. Кожурин

Когда пророки молчат

21


Концепция откровения не ограничивается только низ­шими формами культуры и наиболее примитивными ти­пами религии, в которых рационально-логическое мыш­ление ещё не было развито. Наоборот, она универсальна и находит выражение в самых разных формах на каждой стадии религиозного развития (достаточно вспомнить христианство и ислам!).

* * *

Каково же соотношение между религией и культу­рой? Согласно Доусону, социальная культура (даже са­мого примитивного вида) никогда не является просто ма­териальным единством. Она есть организованный образ жизни, основывающийся на общности традиции и обу­словленный общим окружением. С одной стороны, куль­тура не идентична цивилизации, подразумевающей высо­кий уровень сознательной рационализации; с другой — не идентична обществу, поскольку обычно включает в себя множество независимых социальных единиц. По сути, культура является формой общества в аристоте­левском смысле. «Общество без культуры, — писал Доу­сон, — бесформенное общество, толпа или сборище ин­дивидуумов, соединенных сиюминутными потребностя­ми, тогда как чем культура сильнее, тем больше она наполняет и видоизменяет разнообразный человеческий материал, из которого создана»1. Культура включает в себя кроме однородности социальной организации и об­раза жизни «постоянную и сознательную душевную дис­циплину». Если мы рассмотрим одно из первых условий цивилизованной жизни — общий язык, то обнаружим, что он может быть произведен только веками совместных
1 Dawson Ch. Religion and Culture. P. 48.

усилий и предполагает общность мышления, равно как и общность действия. «С самого начала первобытной куль­туры люди пытались, в какой бы то ни было грубой и сим­волической форме, понять законы жизни и приспособить свою социальную активность к своей практике»1. Перво­бытный человек никогда не смотрел на мир подобно со­временному: как на пассивную или механическую систе­му, источник человеческих энергий, простой объект, ко­торому человеческий разум придаёт форму. Мир для него был живым, исполненным таинственных сил, превосхо­дящих его собственные. Вся жизнь его состояла в уми­ротворении этих сил и в служении им. И здесь первой по­требностью, не менее жизненно важной, чем пища и ору­жие, было, по мысли Доусона, психическое оснащение, или вооружение. С помощью подобного психического во­оружения первобытный человек укреплял себя против мощных и таинственных сил, которые его окружали. «Мы не можем провести черту между религией и магией, меж­ду законом и моралью — так тесно общественная жизнь первобытных людей связана с их религией. И то же са­мое справедливо относительно ранних цивилизаций»2.


' Dawson Ch. The Dynamics of World History. P. 113.

2 Ibid.

Итак, культура прежде всего есть духовная общ­ность, подразумевающая общность мировоззрения, норм поведения и ценностей. Эта духовная общность обязана своим единством общим верованиям и общему образу мысли в гораздо большей степени, нежели любому еди­нообразию материального типа: «... с самого начала соци­альный образ жизни, являющийся культурой, намеренно Упорядочивался и направлялся в соответствии с высши­ми законами жизни, являющимися религией... Полная




^ 22

К. Кожурин

Когда пророки молчат ..

23


секуляризация общественной жизни — относительно со­временное и аномальное явление. На протяжении боль­шей части человеческой истории, во все эпохи и при всех состояниях общества, религия была великой, централь­ной объединяющей силой в культуре. Она являлась по­печительницей традиции, хранительницей нравственно­го закона, воспитательницей и учительницей мудрости... И вдобавок к этой консервативной функции религия обладала также творческой, волевой, динамической фун­кцией в качестве источника энергии и жизнеподательницы»1.


1 Dawson Ch. Religion and Culture. P. 49-50.

2 Dawson Ch. Medieval Essays. P. 1.

В XIX-XX веках ряд ученых при объяснении процес­сов, происходящих в надорганическом мире, исходили из таких социокультурных явлений, как религиозные и ма­гические верования, продемонстрировав их влияние на экономические, политические, юридические, художе­ственные и другие социальные явления и отношения с ними. Среди этих ученых можно назвать Ф. де Куланжа, Макса Вебера, Ч. Эллвуда, Э. Дюркгейма, С. Бугле, Дж. Фрэзера, Б. Кидда, Й. Ваха и многих других. Во мно­гом идеи представителей этого направления продолжал и К. Доусон, неоднократно заявлявший о том, что «рели­гия является ключом к истории и что невозможно понять культуру, если мы не поймем её религиозных корней...»2. За всеми культурными достижениями стоят определен­ные религиозные верования. Лишь поняв последние, мы можем понять первые, поскольку во все века самые ран­ние творческие произведения культуры обязаны своим происхождением религиозному вдохновению и посвяще­ны религиозной цели. Храмы, которые человек строил для своих богов, являются одними из наиболее прочных его произведений. Религия стоит у истоков литературы, искусства, философии, которая «постоянно возвращает­ся к своей родительнице».

Но религия стоит не только у истоков названных выше областей, где действует человеческий дух, — все социальные институты, по мысли Доусона, являются её порождением: царская власть и законодательство, инсти­туты семьи, брака и родственных отношений имели ре­лигиозное происхождение и утверждались (и всё ещё утверждаются в наше время, что видно, например, в английской церемонии коронации, в формулах некоторых западноевропейских судов, в обряде церковного брака и т. д.) в значительной степени с религиозных санкций. С другой стороны, шумерское и египетское храмовое жречество, каста брахманов в Древней Индии, клир и мо­нашеские ордена в средневековой Европе были не просто религиозными, но и социальными институтами в своих культурах. Знахари, колдуны и шаманы имели те же функ­ции среди первобытных народов.

Наиболее яркий пример этого влияния религии на культуру — возникновение и распространение ислама, возникшего в начале VII века и являющегося самой моло­дой из мировых религий. Здесь мы очень ясно, во всех Деталях видим, как новая религия создает новую культу­ру. «Один индивидуум, живущий в культурном захолу­стье, даёт рождение движению, которое за сравнительно короткое время распространяется по миру, разрушая ис­торические империи и цивилизации и создавая новый образ жизни, всё ещё формирующий мысль и поведение миллионов от Сенегала до Борнео». В данном случае это не общность географического окружения, не разовая на­следственность, не единство экономической деятельно­сти, но тем не менее перед нами единая мусульманская




24

К. Кожурин

Когда пророки молчат...

25


культура: «араб пустыни, западноафриканский негр, ма­лайский пират, персидский философ, турецкий солдат; индийский купец — все говорят на одном религиозном языке, исповедуют одни теологические догмы, обладают одними моральными ценностями и подчиняются одному общественному договору. Хотя мусульманская архитек­тура различна в каждой стране, везде в ней есть нечто безошибочно мусульманское, как и в литературе, речи и поведении»1.

* * *

Здесь мы уже переходим к рассмотрению отношений между религией и культурой в их динамике — к пробле­ме связи религии с культурным изменением.


1 Dawson Ch. Religion and Culture. P. 53.

2 Ibid. P. 197.

Для Доусона основой всякого развития культуры была её смешанность. Чистый культурный тип представ­ляет из себя достаточно редкое явление. В подобных культурах (например, культуры Древнего Египта и Древ­него Китая, культура пуэбло в Нью-Мексико и некоторые другие) материальные и духовные факторы взаимопрони­цают друг друга до такой степени, что образуют нераз­рывное единство. Здесь религия и жизнь являются одним: каждый момент жизни, каждое общественное событие, каждый поступок и форма выражения освящены религи­озной традицией и исполнены религиозного значения. «От крестьянина в поле и ремесленника в своей мастер­ской до жреца в храме и фараона на троне — всё общест­во подчиняется одним законам, движется в одном и том же ритме, живет одним и тем же духом. Боги — это жизнь земли, и человеческая жизнь следует модели божествен­ного ритуала»2. Но большинство культур, как постоянно указывал Доусон, представляет из себя слияние множе­ства различных элементов. Вполне очевидно, что подоб­ная ситуация включает в себя безграничные возможно­сти внутреннего культурного конфликта, которые зало­жены скрытым образом в самой природе смешанных культур. Однако во многих случаях открытого конфлик­та нет, а присутствует постепенное, почти неосознавае­мое приспособление и симбиоз различных образов жиз­ни. Великие культурные эпохи — кульминация подоб­ного процесса духовного слияния, и именно в сфере религии, по мысли Доусона, новый синтез находит своё характерное выражение. «Он (синтез. — К. К.) не подра­зумевает появление новой религии, но скорее новую ин­терпретацию существующей религиозной традиции в но­вых культурных формах...»1

Религия в концепции Доусона имеет двойную функ­цию по отношению к культуре: с одной стороны, она кон­сервативна — освящает существующую традицию; с дру­гой — динамична, поскольку обеспечивает общую цель, объединяющую различные социальные элементы в куль­туре. Но при этом динамический характер религии в раз­личные эпохи может играть совершенно разные роли.

Так, в эпоху культурного синтеза религия является великой объединяющей силой, во времена же культурной Дезинтеграции она может стать силой революционной и разрушительной. «А поскольку две эти роли более или менее одновременны, сложная культура всегда является полем напряжения между противостоящими религиозны­ми силами, которые постоянно борются одна против дру­гой»2.

*

~~rD~a~w~s~on Ch. Religion and Culture. P. 200. 2 Ibid. P. 202.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Похожие:

Культура iconУчебный курс по культурологии: Многоуровневое учебное пособие / Под...
Основные культурно-исторические этапы. Культура первобытного человека. Шумеро-аккадская культура. Культура Вавилонии и Ассирии. Культура...
Культура iconЗадания
Локальные культуры. Место и роль России в мировой культуре. Тенденции культурной универсализации в мировом современном процессе....
Культура iconКультура как феномен. Современное понимание сущности культуры. Множественность...
Морфология культуры. Структура понятия культура. Взаимосвязь внутриструктурных элементов. Культура и цивилизация
Культура icon6. 4 культура и цивилизация
«Философия есть культура ума». Понятие культура соотносится с другим понятием «натура» (cultura — природа) и противопоставляется...
Культура iconУкраинская культура советского
Культура советского периода – это культура семидесятилетнего периода. Она сложна, противоречива и нужен серьезный анализ ее удач,...
Культура iconТермины для словарной работы по культурологии. (доц. Гашкова Е. М.)
Аунд, анимизм, антропоцентризм, артефакт, архетип, ассмиляция, билингвальность, вестернизация, возрождение(культура), герменевтика,...
Культура iconЯзык и культура культурное и природное в языке
Поэтому сразу встают два вопроса: 1 как разнообразные культурные процессы влияют на язык? 2 как язык влияет на культуру? Однако прежде...
Культура iconТермін «культура» у перекладі з латинської означає
Виберіть визначення, які з сучасних наукових позицій розкривають поняття «культура»
Культура iconВопросы к зачету по курсу «Культура региона: Юго-Восточная Азия»...

Культура iconТема 7: Культура Киевской Руси
Особенности культурного развития русских земель в период феодальной раздробленности. Культура Галицко-Волынского княжества
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница