Федеральная целевая программа «государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997-2000 годы» Денисова Г. С., Радовель М. Р


НазваниеФедеральная целевая программа «государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997-2000 годы» Денисова Г. С., Радовель М. Р
страница7/37
Дата публикации05.03.2013
Размер4.56 Mb.
ТипПрограмма
userdocs.ru > Культура > Программа
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   37



В последние годы национальный характер русских и других народов России стал предметом анализа отечественных ученых. В частности, широко известны работы К. Касьяновой, А.О.Бороноева и П.И.Смирнова54 о русском национальном характере. Активно изучается специфика национального характера кавказских народов и система их ценностей Э.Х.Панеш, Г.У.Солдатовой, Р.А.Ханаху, А.Ю.Шадже55. Разработка этих проблем отечественными учеными важна уже в силу того, что этнокультура и национальный характер того или иного этноса России ими анализируется «изнутри», они ее знают и понимают. Этот подход предотвращает этноцентрическое искажение, возможное в трактовке культуры, инокультурным исследователем, который часто бессознательно накладывает на предмет своего исследования ценностную матрицу своей собственной культуры.

Однако значительная часть этнологов, социологов, психологов и политологов скептически относится к достоверности полученных результатов в области изучения национального (этнического) характера. Видимо, это связано с тем, что в подобных исследованиях неучтенными оказываются, по крайней мере, два важных методологических момента. Один из них носит собственно социологический характер, и уже подмечен выше: следует учитывать, что этнос не монолитен – он многослоен. Причем, различия внутри него могут иногда быть значительнее, чем между частью данного и частью некоторого другого этноса. Литературная элита по своему характеру – совсем не то же, что народ ее страны (а тем более в такой стране, как Россия), и ее представления о народе могут быть неадекватны. Второй неучтенный момент имеет социально–философскую окраску: характер народа изменчив и в значительной мере зависит от конкретно-исторических обстоятельств. Разумеется, есть в нем некий инвариант, какие-то черты сохраняются. Но война – это не мир, да и одна война не похожа на другую, причем не только в русской истории. И качества, проявляемые народом в различные исторические моменты, могут заметно разниться. В конце концов исследователи пришли к выводу, что так называемый «гений нации» все–таки выражает ценностные доминанты, присущие членам данной нации или какому-то ее слою. «Но вопрос о толщине этого слоя, о степени распространенности данных ценностей вне его пределов оставался открытым...»56

Поскольку очевидно, что одной нации не может не быть присуща единая «модальная личностная структура», исследование национального характера сегодня представляет собой изучение степени распространенности в рамках того или иного общества определенных личностных характеристик. Следовательно, национальный характер связан с частотой распространения определенных типов личности в национальном сообществе. При этом имеется в виду, что самые различные личностные типы могут быть представлены в любой из наций, но одни из них встречаются особенно часто, а другие – реже или совсем редко. Таким образом, характер нации предстает не как совокупность психологических черт, а как доминирование какого-то типа личности, наличие его как «критической массы» индивидов.

§5. Этническая культура как символическая среда

Некоторые специалисты определяют символ как произвольный знак, вызывающий единообразную социальную реакцию. При более широком определении символ – это «понятие, действие или предмет, заменяющее другое понятие, действие или предмет и выражающее его смысл»57. Символы бывают различного рода – мифологические, религиозные, художественные, философские, научные и др. Символами бывают не только произвольные, искусственные знаки, это может быть нечто в высшей степени естественное, например, дом или земля. Вспомним в связи с этим выражения, ставшие художественными, поэтическими образами: родимая земля, русское поле, родные горы, родительский дом (а для англичан, например, – «мой дом – моя крепость», пословица, довольно точно отражающая образ мыслей и одну из существенных черт национального характера). В условиях Северного Кавказа, при его малоземелье земля, как справедливо утверждают А.В. и В.А. Авксентьевы, «это важнейший этнический символ, средство этнической мобилизации». Так что, например, продажа земли, продолжают они, «легко трансформируется в общественном сознании в «распродажу родины», «скупку земли иноплеменниками» и т.д.58. Однако самым значимым и универсальным символом считается язык. «...Именно язык является базовой символической средой функционирования этничности и, следовательно, посредством этнической самоидентификации он формирует и национальное самосознание». В этой связи хотелось бы отметить, что так называемые «русскоязычные», особенно за пределами современной России, – это намного больше, чем «люди, говорящие на одном языке». Язык роднит людей, пронизывает их единой национальной психологией. «Между людьми, говорящими на одном языке, – справедливо утверждает З.В.Сикевич, – почти автоматически возникает взаимопонимание и сочувствие» 59.

В языке, в соответствующих словах и выражениях, зафиксированы наиболее значимые символы этноса. Цитированный выше автор, опираясь на лингвистический анализ, отмечает в качестве типичных элементов русской национальной символики «судьбу» и «волю» (последняя по своему смыслу, как известно, существенно отличается от «свободы»). Интересно, что эти столь значимые для русского характера символы на самом деле – антиподы и как будто, несовместимы. Ведь с понятием судьбы связана идея покорности, пассивности и т. п. («от судьбы не уйдешь», «чему быть – того не миновать»), а русское слово «воля» для многих означает нечто совершенно противоположное – непокорство, безудержность, анархизм («воля-вольная», «разгуляться на воле», «что хочу, то и ворочу»). По-видимому, наличие и сосуществование в отечественной символике двух антагонистических идей –«судьбы» и «воли» – одно из ярких проявлений противоречивости, парадоксальности русского национального характера, как говорят, загадочной «славянской души».

В языке выражены не только наиболее значимые ценности этноса, но и отражены должные нормы поведения. Так, например, сопоставляя русский и адыгский речевой этикет, кабардинский филолог Рая Мамхетова отмечает значимые различия, производные от принятых норм поведения. Для русского языка характерны отстраненные безличные обращения: «Товарищ!», «Граждане!», «Гражданочка!», «Мужчина!» и т.д. В адыгском языке любое обращение к знакомому или не знакомому человеку личностно значимое: «моя девочка», «моя красавица», «наш отец» (например, «Покажи-ка мне, моя девочка, дом Маирбека»). Уже в этих коммуникативных нормах отражается «теплый» характер межличностного общения, принятый в традиционной культуре, в отличие от деперсонализированного формализованного общения, утвердившегося в развитой индустриальной культуре. В адыгском языке отражена, например, система взаимодействия возрастных групп. Так, этикетный запрет, не позволяющий беспокоить старшего, отвлекать на себя его внимание, звать его к себе, чтобы сказать что-нибудь, выражается в том, «в адыгском языке нет речевой этикетной формулы, предназначенной для этого» 60.

Использования языка как необходимого средства общения, направленного на поддержание и развитие в обществе сложившихся материальных, идеологических, духовных отношений, делает его важнейшим культурным фактором. Известный кабардинский ученый Б.Х.Бгажноков, глубоко и подробно анализирующий этносоциологические и этнопсихологические аспекты общения, в том числе и речевого, подчеркивает, что в нем отражается и выражается вся исторически сложившаяся культура этноса 61.

ВЫВОДЫ

  1. Понятие «культура» имеет огромное множество определений. Но все они могут быть сгруппированы на основе нескольких главных подходов к феномену культуры, благодаря чему все их разнообразие становится более или менее обозримым. Наиболее актуальными представляются: ценностный (аксиологический), символический (культура – система символов), организационный и деятельностный подходы.

  2. Аксиологический подход дает возможность сопоставить этносы с позиций доминирующих, приоритетных или наиболее укорененных, устойчивых ценностей в их культуре. Символический подход позволяет увидеть уникальность восприятия каждым этносом окружающего мира, Природы и Космоса и соответственно, своеобразие его мышления и чувственной сферы. Организационный подход обнаруживает специфику устройства коллективной жизни этноса в экономической, политико–правовой, бытовой сфере. Деятельностный подход ориентирует на изучение поведенческой стороны этнической культуры, исследование способов поведения, особенностей поступков типичных представителей конкретного этноса.

  3. Одним из вариантов классификации ценностных ориентиров представляется следующий: витальные ценности (жизнь, здоровье, благосостояние, квалификация); партикулярные ценности (Родина, народ, семья, друзья); общественное признание (успех, престиж, слава, честь, социальное положение); политико-правовые ценности (национальный суверенитет, свобода слова, печати); нравственные ценности (доброта, справедливость, совесть, долг, счастье); эстетические ценности (красота, гармония, совершенство, возвышенное); познавательные ценности (новизна, истина, достоверность); религиозные ценности (Бог, мировой разум, абсолют).

  4. Ранговый порядок ценностей для конкретного этноса в конкретный исторический период может быть определен только по результатам достаточно разнообразных конкретных исследований с использованием различных методов. Этот порядок изменчив, и особенно резкие изменения наблюдаются в переходные эпохи, подобные той, которую сегодня переживает Россия.

  5. Нельзя утверждать, что какой–либо нации присуща единая «модальная личностная структура», современное исследование национального характера представляет собой изучение степени распространенности в рамках того или иного общества определенных личностных характеристик. И национальный характер связан с частотой распространения определенных типов личности в национальном сообществе. Характер нации предстает не как совокупность психологических черт, а скорее – как доминирование какого-то типа личности, наличие его как «критической массы» индивидов.

  6. Одним из наиболее значимых и универсальных этнических символов является язык. Именно он формирует национальное самосознание. Язык роднит людей, пронизывает их единой национальной психологией и во многом определяет поведенческие нормы.

Вопросы для самоконтроля:

1. Что такое «культура», назовите известные Вам теоретические подходы к этому феномену?

2. В каких формах и видах проявляется этническая культура?

3. Приведите примеры латентной реализации этнокультуры.

4. Как связаны между собой латентные и явные формы реализации этнической культуры?

5. Как Вы понимаете такие феномены этнокультуры, как «образ в себе», «образ для себя», «образ для других»?

6. Какими методами может быть выявлен «образ в себе»?

7. Что Вы понимаете под «этничностью»? Как связаны понятия «культура» и «этничность»?

8. Назовите основные аспекты этнической культуры.

9.Существует ли разница между этнической и национальной культурой, и если да, то в чем она состоит?

10. В чем состоит различие между деятельностным и ценностным (организационным и символическим) подходом к феномену культуры?

11. Как соотносятся понятия «ценность», «норма» и «культура»?

12. Что такое «символ»? Как выражается культура в системе символов?

13. Что означает «земля» в качестве этнокультурного символа?

14. Каковы возможности социологии в изучении национального характера?

15. Назовите известные Вам имена исследователей, изучавших проблему национального характера. Какие Вы знаете подходы к изучению данного феномена?

16. Дайте свою интерпретацию различения (разделения) Т.Парсонсом понятий «социальное» и «культурное».

Лекция 4

Этнос как социальная система
^

§1. Системообразующие связи


Рассмотренные выше теоретические взгляды ученых на природу этноса позволяют сделать несколько выводов, которые могут выступать исходным пунктом для дальнейших размышлений. Этнические общности – это большие группы людей, связанные между собой культурными нормами, языком, моделями поведения, которые чаще всего оказывают принудительное воздействие на человека, заставляют его жить по заданным нормам, исповедовать наличные ценности. При этом этнос мыслится как некое социальное целое, изменение и функционирование которого осуществляется стихийно через деятельность людей. Данная объясняющая гипотеза опирается на рациональную традицию, заложенную еще европейским Просвещением, и позволяет трактовать этнос как социальную систему62. В ее основе лежит концепт взаимодействия людей на групповом уровне, который разрабатывался структурно-функциональным подходом в социологии (Э.Дюркгеймом, Т.Парсонсом, Р.Мертоном и др.) и антропологии (Б.Малиновским, Радклиффом-Брауном и др.). Суть его состоит в объяснении общества как системы, организованной в соответствии с набором необходимых для существования людей функций. Формирование такой системы является продуктом адаптации людей к природной среде и выработкой в процессе этого способа организации жизни. Этнос с этой точки зрения, бесспорно, обладает онтологической и субстанциальной природой.

Понятие субстанции находится в ряду категорий европейской рационалистической философии. Субстанциальная характеристика предполагает наличие в системе в свернутом виде всех качеств, которые разворачиваются в процессе ее последующего развития. (Известный пример– образ дает Гегель: желудь, в котором уже "запрограммирован" дуб). Это не значит, что самопорождающиеся системы – субстанции не имеют некоторых внешних причин своего развития и являются самодостаточными. В рамках нашего примера, тот же желудь может развиться только при определенных условиях – температуре, влажности, определенном составе почвы. Но философы, раскрывая субстанциальную основу социальной системы, отмечают другой аспект – отсутствие ее исходной целевой предзаданности. В соответствии с этим мы можем утверждать, что общество первоначально не имеет цели своего развития, равно как процесс этногенеза (зарождения и развития этноса) не имеет какой-либо заданности. Данные характеристики: саморазвитие, отсутствие целевого предназначения – позволяют рассматривать и социальную систему, и этнос как субстанции.

Анализируя характеристики субстанциальных систем, известный современный ученый К.С.Момджян указывает, что им присущ «особый целостный образ жизни». «Он предполагает особый механизм самосохранения и саморазвития системной целостности, при котором все многообразие частей, свойств и состояний системы имеет единый источник, сводится к единому основанию»63. Исходя из этой посылки, анализ субстанциальной природы этноса предполагает выделение такого механизма самосохранения и саморазвития. Применение этого подхода к этносу разделяют и этнологи. Так, петербургский этнолог С.В.Лурье подчеркивает: «Для каждого этноса характерна своя уникальная модель реакции на ситуацию, которая угрожает ему гибелью… Поверх закономерностей исторических, социальных, экономических процессов, наслаиваются закономерности процессов этнических»64. «Этнические процессы стихийны и бессознательны, они не зависят от желания и воли этноса»65.

В основе механизма самосохранения лежат внутренние системообразующие связи, присущие этносу как природно–социальной целостности и обеспечивают его воспроизводство и выживание. К ним можно отнести: форму расселения и адаптацию к природной среде, способы воспроизводства численности и поддержания возрастной структуры, уровень внутриэтнической сплоченности и устойчивости первичных коллективов (родовые структуры, сельские общины, городские коммуны).

При взаимодействии людей с природной средой формируется некий коллектив, функционирование которого необходимо для сохранения существования отдельного индивида. Адаптация к природной среде рождает коллектив – этнос и определяет способ его функционирования. Последний, в свою очередь, детерминирует формирование внутренних системообразующих связей, которые в той или иной мере влияют на социальное развитие (экономику, тип политических отношений, доминирующий тип личности и др.). Пространственная и временная стабильность этноса основывается на информационных связях диахронного типа 66.

Нетрудно заметить подчеркивание роли природной среды в этногенезе. В контексте историософских концепций на это обращали внимание такие мыслители как Н.Я.Данилевский, О.Шпенглер, А.Тойнби. С точки зрения этногенеза роль природной среды (климата, ландшафта, масштабности территории) акцентировал не только Л.Н.Гумилев, но и выдающийся русский историк XIX в. С.М.Соловьев. Их аргументация дает основание утверждать, что природная среда существенно влияет на тип хозяйственной жизни, формы быта и политическую организацию этноса (разумеется, если речь идет о доиндустриальной фазе развития). Другие исследователи (С.Арутюнов, В.Козлов и др.) подчеркивают влияние природной среды также и на формирование психического склада этноса и содержание этнического самосознания. Иными словами, природная среда во многом определяет основные характерные черты этноса, в том числе и внутрисистемные связи (степень внутригрупповой сплоченности, тип демографического воспроизводства, устойчивость первичных коллективов), поскольку определяет форму расселения, вырабатываемую в данных условиях этнической общностью. В одном случае речь может идти о разбросанных сельских поселениях и колонизации достаточно больших пространств, в другом – о формировании на ограниченных пространствах сельских поселений или поселений городского типа, в третьем – о разбросанных поселениях этноса в горных условиях, где связь между ними затруднена.

Форма поселения и масштаб заселенной территории оказывают существенное влияние на способ хозяйственного освоения природной среды, т.е. на складывание типа культуры. Экономисты и культурологи различают культуры не только по доминирующему виду производственной деятельности (аграрные и индустриальные), но и по качеству этой деятельности. Последний критерий позволяет отнести культуру по ее характеру к интенсивному или экстенсивному типу, а это сказывается на такой системной характеристике этноса как тип демографического воспроизводства. Для доиндустриальной аграрной культуры характерно формирование семьи как хозяйственно–производственной единицы, от численности которой зависит материальное обеспечение жизни каждого ее члена. Поэтому семья в аграрном обществе складывается как многопоколенная, где под одной крышей проживают три поколения родственников. Механизму воспроизводства общности, основанной на многопоколенной семье, свойственны следующие черты: высокий уровень брачности (число незамужних женщин незначительно – 2-3%), раннее вступление в брак и опека со стороны родительской семьи, высокий уровень рождаемости и детской смертности, сравнительно небольшая продолжительность жизни индивида. Такой механизм воспроизводства приводит к прогрессивной возрастной структуре населения (удельный вес населения трудоспособного возраста значительно превышает удельный вес старшего поколения).

Многопоколенная семья ориентирует индивида на воспроизводство собственного стиля и образа жизни. Здесь доминирует принцип «делай как я». Эта семья, являясь носителем и транслятором традиции, выступает основой устойчивости общества. В ней фокусируются элементы культуры, возникновение которых связано с адаптацией общности к природной среде, т.е. специфически этнической культуры. Более того, видимо с реализацией данной функции – хранителя и транслятора этнической культуры, – связана и другая специфическая функция этого вида семьи. Она проявляется в ее эндогамности – контроле за преимущественным заключением брака с представителями своего этноса. Эндогамность выступает важным средством сохранения устойчивости и монолитности этноса, его традиционной культуры, этнического самосознания и языковых особенностей.

Исследования последнего десятилетия показывают, что этнокультурная функция семьи выполняется при условии компактного территориального поселения по крайней мере нескольких традиционных многопоколенных семей. В этом случае происходит не только передача этнокультурной информации через поколения, но и «осуществляется связь с другими общностями того же иерархического уровня и тем самым поддерживается единство этноса как сложной социальной системы» 67. Можно добавить, что смысл этого общения на локальном уровне заключается в осуществлении собственно этнической жизни, т.е. информация передается не только о прошлом, но и прошлое оказывается настоящим, современным, а поэтому сохраняется единство этноса.

Таким образом, внутриэтнические системообразующие связи (форма расселения, тип адаптации к природной среде, который проявляется в доминирующих формах экономической деятельности, а также способ воспроизводства численности общности) фокусируются на такой важнейшей характеристике этноса, как уровень внутриэтнической сплоченности. Эта характеристика этноса и методы ее изучения в отечественной науке разработана крайне слабо. Московский этносоциолог А.А.Сусоколов специально изучал проблему структурированности этноса и выделил три главных фактора, лежащих в основе этнической самоорганизации и способствующих внутриэтнической сплоченности: 1)сформировавшиеся локальные устойчивые субкультуры; 2) наличие активной информационной связи между локальными субкультурами; 3)наличие развитых «надлокальных» информационных и организационных кругов общения, главная функция которых - развитие общеэтнических слоев культуры.68

Внутриэтническая сплоченность проявляется как самоорганизация и самоуправление, т.е. в форме внутриэтнических институтов (кровно–родственных, поселенческих, например, тейпов, тухумов, улусов и др.) и механизмов их функционирования. Эти институты, как правило, через этикет, определяющий нормы межличностных и межгрупповых взаимоотношений, а также посредством обычного права обеспечивают самосохранение и воспроизводство этноса как общности. Этнос выступает в качестве общества на первых этапах его развития. Поэтому некоторые ученые признают, что «этнонациональные образования различного рода остаются основным способом существования человечества»69.

Таким образом, адаптация этноса к внешней среде объясняет его стуктурную и институциональную организацию, взаимообусловленность системных связей и специфические характеристики. А способность к воспроизводству и движению во времени позволяет характеризовать этнос как субстанциальную систему. Изучение такого класса систем дает возможность исследователям настаивать на свойственной им специфической особенности – первичности целого по отношению к отдельным характеристикам или элементам системы. В этом отношении «именно потребность выживания в среде, присущая системе как целому, а не отдельным ее частям определяется как способ их функционального взаимоопосредования, так и сам факт структурного обособления частей в поле системной целостности.... Мы не в состоянии объяснить присущую системе целостность, анализируя отдельные сферы общественной жизни и реально существующее функциональное взаимоопосредование между ними. Качество системы не может быть дедуцировано из ее структурно–функциональной организации» 70.

Именно потому, что целое доминирует и несводимо к отдельным своим частям и характеристикам, этнологам в долгих дискуссиях не удается определить природу этнической системы: каждая из характеристик этноса вне связи с другими не является индикаторами его онтологической природы. А это в свою очередь является одним из ключевых аргументов позиции, доказывающей иллюзорность трактовки этносов как объективно–реальных социальных образований.
^

§2. Этнические процессы


Способность этноса к саморазвитию предполагает рассмотрение трансформации его системообразующих связей. Иными словами, речь идет о процессуальной природе этнической системы. Здесь мы сталкиваемся с рядом трудностей. С одной стороны, в процессе исторического времени этнос меняется, с другой – несмотря на это, остается неизменной некая основа, позволяя говорить об устойчивости этнической системы. Свой вариант решения этой проблемы предложил основоположник отечественной теории этноса академик Ю.Бромлей. Динамику этнических общностей он рассматривал исходя из марксистской методологии материалистического понимания истории и ее формационной периодизации, но при этом выделял стабильное ядро этноса, сохраняющееся на всем протяжении истории, –этникос. К этникосу Ю.Бромлей относит совокупность культурных элементов, а именно язык, материальную культуру, нормы поведения, психический склад, самосознание и самоназвание. Этническая общность шире этникоса, она представляет собой этносоциальное образование, которое включает основные социальные группы, присущие обществу соответствующей формационной принадлежности71. Социально–экономические, политические формы этносоциального организма, являющиеся «внешними» для этникоса, от него не зависят, но под их влиянием могут изменяться его черты. Как это происходит?

Важнейшей характеристикой этникоса, роль которой не оспаривается среди теоретиков, является этническое сознание, которое изменяется в процессе исторического развития. Процессы, обусловленные изменениями этнического сознания, получили название этнических. Их объединяют в две группы этноэволюционные и этнотрансформационные72. Различие между ними в том, что в первом случае при всех объективных изменениях этноса не меняется его самосознание, – во втором же – изменения столь глубоки, что меняется этническая самоидентификация. С социологической точки зрения эти процессы проявляются как этнообъединительные или этноразделительные. К числу наиболее распространенных в настоящее время объединительных процессов относятся этническая консолидация, этническая ассимиляция и межэтническая интеграция.

^ Этническая консолидация – это внутреннее сплочение достаточно значительного по количеству этноса, при котором сглаживаются различия между имеющимися в нем локальными группами или объединяются ранее территориально разрозненные части. Консолидироваться могут и «несколько близких по культуре и языку соседних этносов, объединяющихся в один, нередко превращаясь при этом в части этого нового этноса – субэтносы. Чаще всего это происходит, когда все они оказываются в пределах одного «геосоциального организма»73. Этот процесс протекает при активизации этнического самосознания и поэтому является этноэволюционным.

^ Этническая ассимиляция – процесс, при котором ранее самостоятельный этнос (или его часть) растворяется в среде более крупного этноса. Для ассимилируемого народа этот процесс протекает с изменением этнического самосознания и является этнотрансформационным. Этническая ассимиляция наиболее характерна для современных развитых стран, где она протекает при размывании групповой этнической солидарности, чему способствуют культивирование ценностей буржуазного индивидуализма и развитие транснациональных тенденций в экономике.

Этноразделительные процессы протекают по двум типам. Это может быть разделение ранее единого этноса на несколько частей, каждая из которых осознает себя как некая новая общность. Такой процесс получил название этнической парципации, или дивергенции. Но даже при сохранении этноса от него может отколоться какая-то часть, потенциально способная перерасти в самостоятельный этнос. Этот процесс сегодня более распространен и называется этнической сепарацией.

Как было отмечено выше, принципиально важной чертой этнических процессов является изменение (или сохранение) содержания этнического самосознания. Оно реализуется прежде всего в изменении самоназвания. «Именно самосознание и выражающее его самоназвание вычленяют, выделяют конкретный этнос как результат взаимодействия различных социальных факторов». С момента достаточно единодушного в рамках группы признания данного самоназвания становление этноса (этногенез) считается в целом завершенным74, но это не означает прекращение развития этноса, его истории. В последующем в его состав могут включаться отдельные иноэтничные группы, от него могут откалываться и переходить в состав иных этносов отдельные группы. Но даже при сохранении конфигурации этноса в нем могут происходить процессы консолидации или, наоборот, ослабления внутриэтничных связей. Таким образом, этнические процессы – это процессы, связанные с изменениями компонентов этникоса.

Их активизация и развитие обусловлены множеством факторов, в числе которых большую роль играет развитие социальных процессов. П.Штомпка, специально изучающий природу, характер социальных процессов и их теоретическое осмысление, определяет их как последовательность социальных событий, один из важных показателей которых является конечный результат. С этой точки зрения он выделяет два типа социальных процессов: 1) те, «которые приводят к фундаментальным новшествам – возникновению совершенно новых социальных условий, состояний общества и социальных структур»; 2) те, которые «влекут за собой лишь модификацию, реформацию или пересмотр существующих установок». Первые он обозначил как «трансформационные», вторые – как «репродукционные». «Трансформация» – это синоним того, что мы ранее обозначили как «изменение чего-либо», а репродукция указывает в основном на изменение «внутри чего-либо»75. Социальные процессы развиваются дискретно, могут пересекаться друг с другом или протекать параллельно, действовать в унисон или противоречить друг другу. Наиболее наглядными и документально зафиксированными в истории являются такие социальные процессы, как урбанизация, индустриализация, миграция, секуляризация, демократизация и др. Их протекание в этнической системе приводит к ее трансформации, поскольку оказывает воздействие на организацию и способы производства, сохранения, трансляции этнической культуры и этнического сознания, а также на способы социальной самоорганизации.

Надо отметить, что западная антропология, как правило, не рассматривала проблему исторической динамики этноса. Следует согласиться с суждением Н.Г.Скворцова: «С этой точки зрения советская этнология – этнография не имела каких–либо эквивалентов в западной, особенно британской науке… Там, где британцы видели статичность и связанность, советские этнографы усматривали социальное явление в процессе изменения, включающие в себя элементы прошлого и перспективы будущего его состояния»76. Поэтому при анализе социальной динамики этноса следует опираться не на теоретический багаж антропологов, а на теоретическую разработку этой проблемы в социологии.
§3. Динамика этнической системы

Теория К.Маркса, на которую опирается Ю.Бромлей, лишь одна из концепций социальной динамики. В теоретических построениях Ф.Тенниса, Э.Дюркгейма, М.Вебера, Т.Парсонса в разных вариациях выявляется повторяющийся сюжет: выделение двух этапов социального развития – традиционное и современное общество. (Правда, эти этапы ученые называют по-разному, а сегодняшние теоретики выделяют еще и постсовременный этап). Если Ф.Теннис и Э.Дюркгейм обращали внимание на различие социальной организации у этих обществ («механическая» и «органическая» солидарность по Дюркгейму), которая определяла характер социальных связей, доминирующих в обществе (общностные или общественные в понятиях Тенниса), то М.Вебер сделал акцент на различие принципов организации их экономических систем: форме собственности, преобладающих технологиях, рынке рабочей силы, способах экономического распределения, природе законов, доминирующих мотивациях деятельности индивидов. Сравнивая эти черты, М.Вебер рельефно выделил отличия обществ этих типов:
Таблица 1
Сравнительная характеристика социальной организации обществ,
по М.Веберу

Индикаторы


Традиционное общество

Современное общество

Характер собственности

Наследственная собственность на землю

Частная собственность на все средства производства

Рабочая сила

Подневольная


Социальная независимость работника, и свободная «продажа» рабочей силы

Рынок

Узкий, ограниченный налогами, или определенными видами товаров

Рынок как универсальный принцип распределения и потребления

Преобладающие законы

Частные, по-разному применяемые к разным социальным группам

Универсальные, четко сформулированные, единые для всех

Мотивация поведения

Ориентация на воспроизводство традиционного уровня и образца жизни

Возрастающее потребление как основной мотив экономического поведения
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   37

Похожие:

Федеральная целевая программа «государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997-2000 годы» Денисова Г. С., Радовель М. Р iconФедеральная целевая программа книгоиздания России Рецензенты: кафедра...
С 41 Социальная экология: Учеб пособие для студ высш пед учеб заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2000. 280 с
Федеральная целевая программа «государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997-2000 годы» Денисова Г. С., Радовель М. Р iconТема: Защита прав ребенка
Федеральная целевая программа «Дети России» на 2007–2010 годы. Утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 21...
Федеральная целевая программа «государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997-2000 годы» Денисова Г. С., Радовель М. Р iconФедеральная целевая программа «Дети России» на 2007-2010 годы Утверждена...
В соответствии с Программой социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006–2008 годы)...
Федеральная целевая программа «государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997-2000 годы» Денисова Г. С., Радовель М. Р iconРеспубликанская целевая программа «Совершенствование системы управления...
Республиканская целевая программа «Экология и природные ресурсы (на 2004-2010 годы и период до 2015 года)», утвержденная Указом Президента...
Федеральная целевая программа «государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997-2000 годы» Денисова Г. С., Радовель М. Р iconФедеральная целевая программа книгоиздания России Издательская программа...
Доктор психологических наук, профессор В. Э. Чудновский, Ученый совет Психологического института рао
Федеральная целевая программа «государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997-2000 годы» Денисова Г. С., Радовель М. Р iconОбластная долгосрочная целевая программа развития туризма в Ростовской...
Областная долгосрочная целевая программа развития туризма в Ростовской области на 2011 – 2013 годы (далее – Программа)
Федеральная целевая программа «государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997-2000 годы» Денисова Г. С., Радовель М. Р iconПаспорт Программы Наименование Программы Муниципальная целевая программа...
Муниципальная целевая программа «Развитие малого и среднего предпринимательства в городе Нижнем Новгороде на 2012-2015 годы» (далее...
Федеральная целевая программа «государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997-2000 годы» Денисова Г. С., Радовель М. Р iconМинистерство образования и науки российской федерации федеральное...
«Уфимская государственная академия экономики и сервиса» (угаэс) (далее – Положение) разработано в целях
Федеральная целевая программа «государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997-2000 годы» Денисова Г. С., Радовель М. Р iconЦелевая программа «Кадры муниципального образования «Завьяловский...
Необходимость упорядочения и планирования процессов совершенствования и развития кадрового потенциала Завьяловского района
Федеральная целевая программа «государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997-2000 годы» Денисова Г. С., Радовель М. Р iconКурсовая работа по дисциплине «Экономика отрасли» на тему «Малое...
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования московский государственный...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница