Режиссёрская этика от редакции


НазваниеРежиссёрская этика от редакции
страница1/13
Дата публикации17.04.2013
Размер1.18 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Культура > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
М.Л.Рехельс
РЕЖИССЁРСКАЯ

ЭТИКА

ОТ РЕДАКЦИИ

Функции режиссера в современном театре необычайно широки и разнообразны. Вопросы творческие тесно соприкасаются в работе режиссера с вопросами организационными и этическими. Поэтому этика приобретает здесь профессиональный смысл.

Обычно проблемы режиссерской этики затрагиваются в книгах и статьях о режиссуре попутно, иногда походя, в то время как эти проблемы требуют специальной и глубокой разработки.

Такая разработка могла бы оказаться для режиссеров самодеятельных и профессиональных театров не менее полезной и нужной, чем методические пособия, трактующие вопросы мастерства.

Книга М. Л. Рехельса поднимает некоторые вопросы режиссерской этики применительно к сегодняшнему дню нашего театра, профессионального и самодеятельного. Автор специально выделяет исключительно этические стороны в режиссерской профессии. В рассмотрении их он исходит из своего личного опыта театрального режиссера и педагога, обращаясь иногда и к опыту других современных мастеров сцены, своих учителей.

В 1939 году выпускной курс ГИТИСа, руководимый Л. М. Леонидовым, целиком был направлен в Гомель, где из выпускников института было решено организовать новый театр-студию. С этим курсом выехал в Гомель и молодой режиссер Рехельс, годом раньше окончивший ГИТИС. Художественное руководство театром осуществлял из Москвы Л. М. Леонидов, поэтому театр так и называли — Леонидовская студия. Рехельс был режиссером и заведовал литературной частью студии.

Состав труппы был неоднороден. Помимо гитисовцев и выпускников других театральных школ в труппу Леонидовской студии были приняты одаренные участники театральной самодеятельности Москвы. Труппа пополнялась артистами из числа участников самодеятельности Гомеля.

Через год Рехельс был назначен главным режиссером студии. Ему пришлось столкнуться с рядом серьезных организационных трудностей, в преодолении которых ему помогал Л. М. Леонидов.

Уроки, полученные от прославленного мастера сцены, и легли в основу этой книги о режиссерской этике.

В связи с войной в 1941 году студия прекратила свое существование, а участники ушли на фронт и в партизанские отряды, фронтовые бригады.

После войны Рехельс работал в качестве режиссера во многих городах — Баку, Тбилиси, Куйбышеве, Горьком, Ташкенте, Смоленске, Севастополе, а также в Москве и Ленинграде.

Более тридцати лет связывают автора этой книги с известным мастером режиссуры Г. А. Товстоноговым. Сначала как соученика по ГИТИСу, потом как режиссера БДТ имени М. Горького и педагога кафедры режиссуры Ленинградского института театра, музыки и кинематографии, руководимой Г. А. Товстоноговым.

Многие примеры, приведенные в книге, являются подлинными фактами из жизни творческих коллективов, с которыми М. Л. Рехельс был связан как актер, педагог или режиссер.

СОДЕРЖАНИЕ
От редакции

Уроки Леонидова

«Слово и дело»

Коллектив индивидуальностей

Неписаные законы

Эстафета поколений

Творчество — это труд

Критика и критиканы

«Умеете ли вы играть на флейте?»

Правда, уместная и неуместная

Играет лучший!

Второй состав или второй сорт?

До, после и на репетиции

Сор из избы

Огонь, вода и медные трубы

Щепетильные вопросы

Режиссер с головы до ног


^ УРОКИ ЛЕОНИДОВА

  • В какие отношения с коллективом вы хотите себя поставить? — испытывал меня Леонид Миронович Леонидов перед тем, как решить, можно ли молодому, начинающему режиссеру доверить воспитанный им студийный театр.

  • Я хотел бы, чтобы меня любили...

  • Любили... — перебил Леонид Миронович. — Любили... Это же значит — одни любили, другие ненавидели...

  • Уважали, — добавил я менее решительно.

  • Ну что ж, это уже лучше...

Судя по интонации, Леонидов ответом был все же неудовлетворен.

  • Режиссеру должны верить. Верить! И побаивать-ся. Ему дана большая власть. Коллектив должен это чувствовать, хотя хорошему руководителю редко надо этой властью пользоваться. Кому не верят, тот вынужден держать труппу в повиновении только страхом. Это ужасно. Это уже не театр, а застенок. Но еще хуже, если режиссер боится коллектива и создает себе авторитет, заигрывая с актерами, задабривая их. Такого и не боятся и не уважают. Актеры любят говорить, что им нужна ласка. На самом деле в режиссере они более всего ценят талант и строгость...

  • Леонид Миронович, одни режиссеры считают, что актера надо любить, другие — что с ним надо хитрить. А как вы считаете?

Считаю неверной самую постановку вопроса. Что значит «хитрить»? Кого любить? Актера? Какого актера? Тот, кто попал в театр по недоразумению, по знакомству,—не актер. Люби его, хитри с ним —ничего не поможет. С ним надо проститься. А актеру, настоящему актеру, не нужна ни ласка и ни таска, ни любовь, ни хитрость. Вера и строгая требовательность — вот основа нормальных отношений режиссера и актера.

Актеры — люди разные. Одному актеру надо помочь, другого научить, третьего — проучить. Но и сам актер тоже всегда «разный», ноль получается — один, не получается — другой. Когда просит роль — один, когда отказывается от нее — другой. Один — в начале репетиции, другой — в конце. Как же можно все многообразие человеческих индивидуальностей и обстоятельств работы свести к односложному: «любить», «хитрить»?

Говорят, что Станиславский на репетиции был иногда очень резок, даже груб и в гневе был страшен. А Немирович-Данченко добивался результатов, не повышая голоса. Что лучше?

Быть Станиславским или Немировичем-Данченко?.. Разве же в этом дело: громко делать замечания или тихо? Если режиссер может мне помочь найти себя в роли, я согласен на все. Пусть хоть дерется... Да, Константин Сергеевич был строг. Но неизвестно, что было легче перенести — крик Станиславского или спокойно сказанный, но жестокий приговор Немировича-Данченко. Эти великие мастера во многом отличались друг от друга, но сходились в чрезвычайной требовательности, настойчивости, в прекрасном понимании природы каждого из актеров Художественного театра. Работа с ними всегда была радостью. От них ничего нельзя было скрыть, ни за что нельзя было спрятать свою неподготовленность, слабость, пустоту. Режиссер, если он хочет хоть в малой степени походить на Станиславского или на Немировича-Данченко, должен прежде всего понять сложные законы актерского творчества, должен хорошо знать актера, быть для него образцом отношения к делу. А тогда все равно: хитри, люби, кричи, не кричи — актер тебе верит, он за тобой идет.

- Говорят, что опытные режиссеры знают, когда надо крикнуть, когда — нет. Они повышают голос сознательно, а не потому, что терпение лопнуло. Разве это возможно?

- Никто никогда не говорит себе: «хочу не сдержаться». Просто не всегда это удается. Хорошего в этом мало. Но если ваш гнев вызван отвратительным, безобразным, возмутительным поступком — и не надо сдерживаться. £ уродством мириться нельзя и не следует увещевать, просить и уговаривать, когда надо требовать и наказывать...
...Эти разговоры, как и все последующие, восстановлены по памяти. Записи, которые я делал после каждой встречи с Леонидовым, пропали во время войны. Но, сколько помнится, и тогда, в 1939—1941 годах, воспроизвести своеобразие речи, интонацию Леонида Мироновича было мне не под силу.

  • Что вы станете делать, — спросил меня как-то Леонид Миронович, — при нарушении дисциплины?

  • Все зависит от того, кто, где, когда нарушил ее, от серьезности проступка.

Увильнуть от ответа не удалось.

Ну, допустим, актер на репетиции стал читать газету?

Я сделаю замечание.

Леонидов взял газету и предложил сделать замечание ему. Отказаться сыграть этюд с Леонидовым, было невозможно. Собрав всю наличную строгость, я укоризненно посмотрел на Леонида Мироновича и стал объяснять, что читать газету на репетиции нехорошо. Леонидов спрятал ее, но тут же достал записную книжку и стал что-то чиркать. Я, как мне кажется, сделал ему замечание в более строгой форме. Записная книжка была спрятана, но «нарушать дисциплину» Леонидов не перестал. Он ерзал, перемигивался, шептался с воображаемыми соседями и всячески демонстрировал, что скучает. Я все более повышал голос и даже стукнул кулаком по столу. Все было напрасно. Когда я изнемог от бесплодных попыток навести «порядок», Леонидов прервал «этюд».

Нет, так у вас ничего не выйдет. Так вы мне весь коллектив распустите. Вас извиняет лишь то, что сейчас вы меня стесняетесь. Запомните, в труппе всякого театра есть нахалы и плохо воспитанные люди. Увидев слабость режиссера, они садятся ему на голову. Поэтому, на, первое же нарушение порядка надо обрушиться всем своим весом. Надо сразу, в самой резкой и категорической форме прекратить безобразие. Не допуская возражений и дискуссий, без долгих объяснений надо удалить нарушителя с репетиции. На худой конец распечь и испепелить нарушителя так, чтобы он до конца дней своих запомнил этот случай. Не беда, если вас сочтут немного сумасшедшим. Важно, что порядок будет установлен. А нарушитель, если он не сознательный провокатор, придет извиняться. Актерам далеко не безразлично, с каким режиссером им придется работать. Первое время они по-всякому испытывают режиссера. берут его, как говорится, «на зуб». Надо показать, что и у вас есть зубы и горе тому, кто это забудет. Не упустите только момент!

Так методично и настойчиво Леонид Миронович прививал начинающему режиссеру основы режиссерской этики.

Вопросы методики репетиции, принципы распределения ролей, проблемы личного и общественного, как их понимал Леонид Миронович, были, в конце концов, вопросами, принципами и проблемами эстетическими. Воспитанный К. С. Станиславским и Вл. И. Немировичем-Данченко, он понимал учение Станиславского об этике как составную часть «системы».

«Этика» Станиславского обращена к актерам. Леонидов пополнил ее своим режиссерским опытом, опытом своих учителей и придал ей специфический режиссерский оттенок.

Молодые режиссеры дорого платят за огрехи в этическом воспитании. Потерей авторитета платят они за забвение истины, что эстетическое и этическое — неразрывно. Заработать авторитет трудно. Потерять — легко. Восстановить почти невозможно — вот в чем был главный смысл уроков этики.

Можно ли предусмотреть все ситуации, в которые может попасть режиссер, и снабдить его правилами на все случаи жизни? Конечно же, нет.

Мучительные вопросы встают перед молодым режиссером почти ежедневно. Как поступить со строптивым актером? Как примирить творческую совесть с производственной необходимостью? До каких пределов может простираться дружба с актерами? Когда надо уступить, а когда настоять на своем? Когда просить, а когда требовать?

^ Немыслимо перечислить разнообразные вопросы, которые каждому молодому режиссеру рано или поздно придется решать. Решать самому, в одиночку и, может статься, сразу.

«Тот, кто не на словах, а на самом деле «любит искусство в себе, а не себя в искусстве», найдет ответ на тысячи тысяч вопросов», — говорил Леонидов. Тот, кто умеет интересы искусства, интересы театра, дела, ставить выше самолюбия, выше личной обиды или личного успеха, в конце концов найдет ответ на самые сложные и запутанные вопросы.

^ Плохо воспитанный или просто этически не воспитанный режиссер не может считаться профессиональным режиссером. В лучшем случае он всего лишь одаренный дилетант.

Научить этике нельзя. Научиться можно.

Не правилам на все случаи жизни, конечно, а нормам.

Режиссерский «кодекс чести» не составлен. Но он существует.

Можно окончить театральный институт, училище, студию. В школе этического воспитания учатся всю жизнь. Ее нельзя окончить и получить диплом: «этически воспитан».

Говорить об этике, о профессиональной этике режиссера — значит говорить о жизни в театре. Говорить откровенно.

Режиссер занимает высокое положение в театре, поэтому он обязан быть человеком самых передовых взглядов. Он учит, потому что знает. Он имеет право требовать дисциплины от других, потому что дисциплинирован сам.

Режиссер кроме знаний и умений обладает властью. Ею надо пользоваться умело и осторожно, ибо режиссеру доверены не только большие материальные ценности, но и большой человеческий коллектив. Власти режиссера прямо пропорциональна его ответственность. Принимая власть, — хочешь не хочешь — надо принять и ответственность.

^ Талант, ум, воля, знания и характер режиссера должны служить одной цели — созданию для себя и для всех участников атмосферы творчества, условий для вдохновения.

Ни в каком деле личные качества и характер человека так явно не сказываются на результатах работы, как в театральном искусстве.

В спектакле есть главные роли и не главные. В коллективе театра — прославленные актеры и начинающие. Одни — известны, любимы зрителями, другие — просто знакомы. Или даже не знакомы. Если театр покинет актер X. — беда. Придется снимать с репертуара ряд спектаклей. Уйдет У. — никто и не заметит.

А говорят — надо ко всем относиться равно! С другой стороны, относиться к актерам соответственно их положению, званиям, заслугам — значит насаждать нездоровый дух угодничества, чинопочитания.
Не может быть в театре двух дисциплин: одна — для главных артистов, другая — для рядовых.

Это тоже как будто все понимают.

Но как примирить строгие этические нормы жизни театра с практикой?

С одной стороны, нельзя прощать нарушение дисциплины ведущему актеру и не прощать то же исполнителю рядовому. С другой — можно ли и нужно ли относиться одинаково к тому, кто отдал театру жизнь, кто доказал свою преданность коллективу, и к тому, кто в театре без году неделя и кто никого еще не убедил в своей нужности делу?

«Незаменимых нет», — принято говорить. Так ли?

Конечно, жизнь не остановится и земля не перестанет вращаться, если даже в каком-то театре вместо талантливого исполнителя роль будет играть неталантливый. Не закрыли ведь Театр имени Евг. Вахтангова после смерти его основателя. Не закрыли МХАТ после смерти К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко. Да, не закрыли. Но Вахтангова, Качалова, Леонидова, Мейерхольда, Станиславского не заменили. Талант заменить нельзя. Это «товар штучный».

Проблема взаимоотношений актера и режиссера, режиссера и коллектива столько же эстетическая, сколько и этическая. Разделить ее можно лишь условно, только для удобства изложения.

Когда Станиславский и Немирович-Данченко встретились в «Славянском базаре» для обсуждения вопросов, связанных с созданием нового театра, они не делили их на творческие и организационные, эстетические и этические. Я думаю, жизнестойкость созданного ими театра в значительной мере объясняется именно этим. В искусстве театра, искусстве коллективном, вопросы художественные, организационные, этические так взаимосвязаны, что порой просто невозможно рассматривать их порознь.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Режиссёрская этика от редакции iconВопросы к зачёту по курсу «педагогическая этика»
Этика, прикладная этика, профессиональная этика: соотношение понятий. Виды прикладной этики
Режиссёрская этика от редакции iconСловосочетание "этика ненасилия" воспринимается как тавтология и...
Иной логический статус имеет этика ненасилия, поскольку ненасилие, являющееся содержательной определенностью добра, можно считать...
Режиссёрская этика от редакции iconПрограмма курса
Этика. Деловая этика. Этические принципы и нормы поведения деловых людей. Профессиональная этика. Управленческая этика: понятие,...
Режиссёрская этика от редакции iconЯн перфекционистская этика джордано бруно
Просматривающиеся на поверхности произведений Бруно традиционные этические темы, не образуют каркаса его этики. Да и названия его...
Режиссёрская этика от редакции iconЗакона. Глава Этика искупления
Конкретные вопросы этики Часть о последних вещах. Этика эсхатологическая
Режиссёрская этика от редакции iconТема Этика науки и этика ученого
Этические ограничения научных исследований. Этическое регулирование биомедицинских
Режиссёрская этика от редакции iconЧто такое этика?
С какими другими науками соприкасается этика? (философия, педагогика, психология, эстетика, право)
Режиссёрская этика от редакции iconУчебник для вузов» Москва, 2000 Коллинз Д. «Этика и этикет в бизнесе»
Поваляева Н. А. «психология и этика делового общения», Ростов-на-Дону, «Феникс», 2004
Режиссёрская этика от редакции iconКонстантин Сергеевич Станиславский Этика
«Этика»: Издание Музея Московского Орденов Ленина и Трудового Красного Знамени Художественного Академического Театра СССР им. М....
Режиссёрская этика от редакции iconТема Этика науки и этика ученого
Этические ограничения научных исследований. Этическое регулирование биомедицинских исследований
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница