Учебное пособие


НазваниеУчебное пособие
страница6/21
Дата публикации22.04.2013
Размер4.23 Mb.
ТипУчебное пособие
userdocs.ru > Культура > Учебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
Н.Я. Данилевский (1822—1885), естествоиспытатель и философ, предложивший оригинальную теорию культурноисторических типов. Культурно-исторический тип — это

61




определенный уклад жизни и строй мысли, вырабатываемый тем или иным народом (или группой близких народов). Не существует единой человеческой цивилизации: человечество распадается на культурно-исторические типы. Сам термин «цивилизация» Данилевский понимал как последнюю стадию развития культурно-исторического типа (после племенной и государственной). Культурно-истори- ческий тип, подобно организму, рождается, развивается и умирает. Никакого общего прогресса человечества не существует. Не каждый культурно-исторический тип достигает полного расцвета. В истории Данилевский выделял: египетский, китайский, ассиро-вавилонско-финикийский, халдейский, индийский, иранский, еврейский, греческий, римский, аравийский. Мексиканский и перуанский культурно-исторические типы прервали свое самобытное развитие в результате европейской колонизации. Во второй половине XIX века действующими культурноисторическими типами являются романо-германский (европейский) и зарождающийся восточно-славянский.

Западники (П.Я. Чаадаев, А.И. Герцен, К.Д. Кавелин и др.) также признавали культурную специфику России, но полагали, что дальнейшее развитие России должно идти европейским путем.

К.Д. Кавелин (1818-1885), правовед и историк, считал, что главная специфическая черта российской истории и российского общества — это огромная роль государственного, политического начала в ней, которое сдерживало развитие личностного начала и духовной культуры. Тип государства, сложившийся в России, обозначался Кавелиным, как «des Guts und Hausherrn» «хозяин имения, дома». Основные черты этого государства следующие: «1) Дружина свободная обратилась в двор, дворню. Слуга — высший титул и награда. Название холоп стало общим для всех служащих московскому царю, не исключая высших сановников <...>

62




  1. Массы народа назывались, в отношении к царю, сиротами. Этим выражалось, что царь был их защитник, опекун, оберегатель от сильных людей, своих дворовых.

  2. Царь был государь — безусловный господин и наследственный владелец земель <...>

  3. В XVII веке строго проведено начало обязанности всех и каждого нести в пользу государства личную службу, натуральную повинность. Вытекая из начала рабства, эта обязанность простиралась на всю жизнь и на все по- томство<...>

Этот тип удержался в строгой последовательности до 18 века <...> Таким образом, индивидуальность не имела простора, начала личности не было вовсе. То, что составляет основание всего европейского развития, что определило европейскую жизнь, — именно этого у нас не было»1.

Дискуссия между славянофилами и западниками имела большое культурное значение, так как отражала поиски культурной идентичности, необходимость которой была осознана российской интеллигенцией в этот период. Эта дискуссия не завершена до сих пор, и отголоски споров западников и славянофилов мы слышим сегодня в дебатах по поводу «особого пути России» и «суверенной демократии». Следует сказать, что Россия фактически первая столкнулась с проблемой, в XX веке ставшей актуальной для всех стран, идущих путем «вторичной» или «догоняющей» модернизации — проблемой сочетания собственной традиции и заимствованных западных культурных образцов и ценностей. В современном «полицивилизационном» и все же взаимозависимом мире проблема культурной идентичности стоит как никогда остро.

Представителем западничества можно считать и

В.Г. Белинского, выдающегося российского литературного критика. Анализируя творчество великих русских

1 Кавелин К.Д. Краткий взгляд на русскую историю // Кавелин К.Д. Наш умственный строй. — М., 1989. С. 159—161.

63




писателей — А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского, И.С. Тургенева и др., Белинский всегда соотносил содержание литературных произведений с социальными процессами, отраженными в этих произведениях. Великая русская литература выступала для Белинского своеобразным «зеркалом» российского общества, со всеми присущими этому обществу проблемами. Критический анализ литературных произведений превращался у Белинского в анализ общественных проблем. Эта тенденция сохранялась в российской литературной критике и далее, в работах таких критиков и публицистов, как Н.А. Добролюбов, Д.И. Писарев.

Важная «культурсоциологическая» составляющая имелась в русской религиозной и идеалистической философии конца XIX — начала XX вв. Многие представители русской философской мысли первоначально находились под определяющим воздействием марксизма — С.М. Булгаков (1871-1944), Н.А. Бердяев (1874-1948), П.Б. Струве (1970-1944). Однако позже произошел их переход на принципиально иные позиции, и этот переход подразумевал пересмотр базовых марксистских положений, прежде всего, экономического редукционизма и детерминизма. Русская философия отстаивала принципы приоритета духовной сферы и свободы личности. Однако отстаивание этих принципов велось уже не с собственно социологических, а с философских и даже метафизических позиций. Критика марксизма нередко перерастала в критический анализ социологии того времени, в частности, доминирующего тогда позитивизма с присущим ему детерминизмом и игнорированием человеческой свободы.

Большое значение имела критика С.М. Булгаковым распространенной в ранней социологии идеи прогресса. Булгаков убедительно показал скрытые религиозные корни этой идеи. Понимание идеи прогресса как «заменителя» ослабевших религиозных верований разделялось многими русскими религиозными мыслителями этого перио

64




да. Таким образом, можно сказать, что в русской религиозной философии была поднята проблема скрытых культурных детерминант собственно научного социологического мышления — идея новая для времени, когда социология понималась преимущественно как абсолютно объективное познание социальной реальности.

Следует отметить, что русская религиозная философия тяготела не столько к абстрактному социологическому теоретизированию — поиску общих социологических закономерностей, разработке методологического и понятийного аппарата, сколько к анализу традиционной для российской социальной мысли проблемы — специфики российского общества и культуры в сравнении с Западом. По этому поводу В.В. Сапов удачно отметил: «Социология в таких условиях неизбежно превращалась в форму национального самосознания, в «россиеведение», если можно так выразиться. Русский социолог (или социальный философ) редко изучал «общество вообще» и т. п., он изучал Россию»1. Однако это «россиеведение», несмотря на свой «не строго социологический характер», дало много плодотворных идей и о специфике российской культуры, и о культуре Запада. Некоторые идеи, касавшиеся характера западной цивилизации и порождаемых ею специфических проблем, были сформулированы в русской философии еще до того, как были осознаны в западной гуманитарной и социологической мысли.

Собственно социология как отдельная самостоятельная научная дисциплина начинает развиваться в России в конце XIX — начале XX века. Это происходило в достаточно сложных политических условиях. Царская Россия, как известно, не была демократическим государством. Социология воспринималась властью как опасная наука,

1 Сапов В.В. Н.А. Бердяев: антисоциология как критика социологического разума // История теоретической социологии. В 4 т. / Отв. ред. и сост. Давыдов Ю.Н. Т. 2. — М. 1997. С. 255.

65




«подрывающая устои». Многие российские социологи подвергались политическим преследованиям, другие вынуждены были работать за границей, там же публикуя свои произведения. Такие российские социологи, как П.Л. Лавров, Е. Де Роберти, М. М. Ковалевский были хорошо известны и пользовались авторитетом в западном научном мире.

В связи с охранительной политикой российских властей долгое время не велось систематического преподавания социологии в высших учебных заведениях России. И.А. Голосенко и В.В. Козловский отмечают: «Что касается преподавания социологии, то оно с конца 70-х — начала 80-х годов XIX века осуществлялось эпизодически в качестве необязательного спецкурса лишь в нескольких городах — в Санкт-Петербурге, Москве, Варшаве, реже в Харькове. Чаще всего социологические материалы более или менее органично вкрапливались в курсы по методологии истории (Н. Кареев, А. Лаппо-Данилевский), истории политико-экономических учений и в философию права (М. Ковалевский, В. Хвостов, Н. Коркунов). Неоднократные ходатайства ряда факультетов столичного и московского университетов о создании профессиональной кафедры или факультета оказывались безуспешными, наталкиваясь на категорический отказ министерства Просвещения, считавшего, что преподавание социологии только «компрометирует любое учебное заведение» в стране»1.

И, тем не менее, отечественная социология развивалась весьма динамично. Интерес к новой науке рос и в кругах образованных людей. Пусть и с ограничениями, но выходили работы как отечественных, так и западных социологов. К началу XX века в России сложилось довольно крупное социологическое сообщество, оформились различные теоретические направления.

Специфически культурная проблематика интересовала

1 Голосенко И.А., Козловский В.В. История русской социологии XIX-XX вв. — М., 1995. С. 19-20.

66




российских социологов не в равной степени. Многие известные российские социологи были представителями позитивизма, с присущей ему ориентацией на естественнонаучные методы познания, игнорировавшие специфику соци- ально-культурной реальности. Другие тяготели к психологизму в объяснении социальных явлений. Но это не значит, что культурная проблематика в рамках этих подходов не изучалась. Основатель «субъективистской социологии» П.Л. Лавров (1823-1900) огромное внимание уделял именно развитию идей и их роли в истории человечества, анализировал роль критически мыслящей личности в развитии цивилизации. Н.К. Михайловский (1842—1904), другой представитель субъективизма, изучал проблему социальной обусловленности познания и искусства, роль идеалов в развитии человеческого общества. Замечательный русский историк и представитель исторической социологии В.О. Ключевский (1841—1911) также рассматривал идеи, ценности как фактор исторического развития. Однако речь должна идти не обо всех ценностях и идеях, а лишь о тех, которые получили широкое распространение, превратились в социальную силу. С другой стороны, идеи, ценности зависят от исторических условий.

Проблема специфики культуры как особой сферы реальности, требующей специальных методов познания, была поставлена неокантианской ветвью российской социологии (А. Лаппо-Данилевский, Б. А. Кистяковский, В. Хвостов, П.И. Новгородцев). Б.А. Кистяковский (1868-1920), философ, социолог и правовед, полагал, что в общественной жизни не все элементы подчиняются законам причинности. В частности, явления духовной культуры подчиняются не принципу причинности, а принципу телеологии. По мнению Кистяковского, «телеологические элементы общества (нормы, институты, культура), не подчиняющиеся законам причинности, есть высшее проявление и оформление социальной связи, "психологическое взаимодействие между индивидами"»1. В .М. Хвостов (1868-1920)

1 Социологическая мысль в России // Русская философия. Словарь. — М., 1995.

67




анализировал общество как духовный (психический) феномен, порождаемый «духовным общением». Духовное общение выступает в бессознательной, стихийной (паника, войны, мода и т.д.) и осознанной (планы, идеалы, ценности и др.) формах. Культура включает в себя оба типа духовных феноменов. Хвостов изучал сущность ценностей и традиции, роль культуры (как традиций, так и новаций) в регуляции человеческого поведения и развитии общества, ввел понятие «духа времени» для обозначения духовного сходства культурных явлений, принадлежащих одной эпохе. Как отмечают И. Голосенко и В. Козловский, Хвостов был, фактически, первым в русской социологии, кто выделил в качестве особого, нуждающегося в специальном изучении феномена «общественное мнение». П.Н. Новгородцев (1866-1924), выдающийся представитель российской философии права и представитель нео- кантинской социологии, обосновывал независимость и не- сводимость культурного к социальному, а социального — к биологическому фундаменту. Специфика социального заключается в наличии норм, без которых невозможна социальная жизнь. Нормы же коренятся в структуре человеческой личности, в присущем этой структуре «безусловном долженствовании». «Безусловное долженствование» как специфическая характеристика личности является главной основой общества и культуры.

Большой вклад в историко-социологическое исследование русской культуры внес П.Н. Милюков .(1859- 1943) — историк, социолог, крупный общественный и политический деятель. Его фундаментальный многотомный труд «Очерки по истории русской культуры» впервые опубликованные в 1895—1896 гг., позже неоднократно переиздавались, хотя, естественно, не в Советском Союзе. Труд Милюкова снова «вернулся» к российским читателям только в 1993 году.

Теоретико-методологические позиции, на которых стоял автор «Очерков», сегодня во многом устарели (это ка

68




сается, например, позитивистской идеи закономерностей исторического процесса, концепции «национальных организмов» как «единицы наблюдения» научной социологии). Но обширный исторический материал, собранный и проанализированный исследователем, сделанные на его основе теоретические обобщения по-прежнему представляют интерес.

«Очерки» представляют собой исследование развития отечественной культуры в связи с природными, экономическими, социальными и политическими факторами, охватывающее фактически всю русскую историю, начиная с периода «праистории». Развитие любой культуры находится под воздействием ряда факторов. Это «физические условия», природная среда (роль этого фактора особенно велика на раннем этапе существования культуры. Это демографический фактор — количество, состав населения, характер его расселения на определенной территории. Следующий фактор — хозяйственное развитие. ( При этом, критикуя марксистский подход, Милюков отмечает, что экономика столь же сильно находится под воздействием культуры, как религия, образование и т.д. Но игнорировать влияние форм хозяйства на культуру тоже нельзя. Милюков стремится рассматривать все явления и процессы общественной жизни в их взаимосвязи и взаимообусловленности). Государственный и социальный строй также — важнейший фактор, воздействующий на культурное развитие.

Логика изложения исторического материала в «Очерках» подчинена представлению Милюкова о логике развития культуры: от стихийности к сознательности. Поэтому первый том «Очерков» посвящен природным условиям, экономике, социальному и политическому укладу. Природные условия и перечисленные проявления материальной культуры мало зависят от «ясного сознания» и воли человека. Религия представляет собой как бы промежуточное звено между стихийностью и сознательностью.

69




Поэтому именно с религии начинает Милюков анализ «духовной культуры» как сферы «более или менее ясного сознания».

Развитие церкви в истории России имело определенную специфику, сказавшуюся на характере русской культуры в целом, типе религиозного сознания народа и интеллигенции. По мнению Милюкова (резко отличавшемся от мнения славянофилов на этот счет), церковь в России не смогла оказать глубокого воздействия на духовную культуру общества, не породила творческого всплеска и философской рефлексии, что отличало русскую церковь от католической. С другой стороны, русская церковь не породила и столь жестких гонений на инакомыслие, как западная церковь. (Правда, и инакомыслия было не так уж много). Все это обусловило специфический характер секуляризации в России. Церковь вызывала не столько критику, сколько безразличие среди мыслящих людей. При этом свободомыслящая интеллигенция ориентировалась на европейские образцы духовной культуры, так как российское наследие её не удовлетворяло, причиной чего был и недостаток умственной культуры в рамках отечественной церковной традиции. Милюков писал: «Сделанный нами обзор процессов медленной, но неизбежной русской секуляризации приводит нас к <...> заключению, что разница в характере разрыва русского и европейского общества с их прошлым более всего объясняется различием.в культурной роли их веры. <....> британская религия взрастила и воспитала британскую мысль и сама вместе с ней выросла; вот секрет господства религиозных идей над умом даже современного британца. Французская религия, напротив, сделала все усилия, чтобы воспрепятствовать развитию современного научного и философского духа; отсюда враждебное отношение к ней француза. Что касается русской религии, она не имела возможности сделать ни того, ни другого. Она не возбуждала мысль к деятельности и — с конца XVIII века,

70




когда критическая мысль пробудилась у нас, — уже не преследовала ее инквизиционными трибуналами. Вот почему отношение интеллигентного русского к религии до последнего времени (Милюков отмечает и возможность исключений — Авт.) осталось таким, каким создала это отношение история, — безразличным».1

Второй том «Очерков», начинающийся исследованием роли церкви, включает также анализ тенденций развития русского образования, литературы и искусства. Третий том посвящен, согласно П. Милюкову, «общественно-волевой стороне культурного процесса». Основной предмет анализа здесь — отношения между государством и обществом, важнейшей частью которых является становления и борьба разных идейных течений на протяжении XV-XVIII, главные из которых Милюков называет «национализмом» и «европеизмом» (то есть тяготение к отстаиванию собственной культурной специфики или же к европейской модели политического развития). В ходе этой борьбы происходит становление основных принципов государственного управления России. Милюков не довел данную часть своего исследования до более позднего периода. Но при этом Милюков делает важный вывод о культурной преемственности государственно-управленческих принципов большевиков, воплощенных ими в жизнь после революции, по отношению к дореволюционной модели управления, тяготение новой власти, скорее, к опоре на собственную историческую специфику, чем на западные образцы. И это — несмотря на западное происхождение марксизма. ( Эти выводы были сделаны уже после большевистской революции. После революции, в эмиграции, была издана и работа

Н.А. Бердяева «Истоки и смысл русского коммунизма», где автор проанализировал специфику обусловленного русской культурной традицией истолкования марксистской теории, превращение ее в эсхатологическое учение).

1 Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. В 3 т. — М., 1993. Т. 2., Ч. 2. С. 477.

71




На исходе XIX — начале XX века в России развивалась и марксистская социология. (Выше уже отмечалось, что многие русские мыслители пережили период увлечения марксизмом, но позже перешли на другие теоретические позиции). Среди наиболее заметных марксистских теоретиков, занимавшихся изучением культурных феноменов, был Г.В. Плеханов (1856-1918).

Социологический анализ культуры в советский период

После октябрьской революции и установления советской власти российская социология понесла значительный урон. Многие ученые вынуждены были эмигрировать (достаточно назвать хотя бы П.А. Сорокина и Г. Гурви- ча). Но главная проблема заключалась не столько в отъезде отдельных исследователей, сколько в резком обрыве процесса развития отечественной социологии, протекавшего во второй половине XIX — начале XX века. Весь накопленный опыт отвергался, поскольку строился, с точки зрения сторонников новой власти, на заведомо ложных идеологических основаниях. Единственной дозволенной и истинной теорией общества отныне считался догматизированный марксизм. (Творческое развитие самой марксисткой теории также оказывалось невозможным). Применительно к пониманию культуры советский марксизм обозначал примитивное сведение духовных процессов к их «экономической Первооснове», оценку их прогрессивности или регрессивности сквозь призму борьбы классовых интересов.

Л. Коган отмечает: «Противники, отлучаясь от «истмата», практически постепенно изгонялись из науки. От «ортодоксальных» марксистов требовалось не только признание зависимости перемен в духовной жизни общества непосредственно из изменений в экономике, но и безупречно «классовый» подход к любым явлениям культуры

12




и отрицание с этих позиций всей предшествующей культуры как классово чуждой интересам пролетариата»

К наиболее активным представителям и защитникам подобного подхода к анализу культуры JI. Коган относит

В.М. Фриче, И.И. Иоффе, В.Ф. Переверзева и др.

Тем не менее, масштабность происходящих в стране перемен, колоссальные сдвиги в структуре и культуре российского общества, энтузиазм строителей «нового мира» не могли не оказать и определенного стимулирующего воздействия на исследователей нового поколения. Это проявилось в активизации эмпирических социологических исследований в области культуры в 20-30-е годы.

Так, А. Шендрик отмечает: «...с середины 20-х по конец 30-х гг. <...> было проведено несколько десятков исследований по культурологической проблематике, в том числе исследования А. Бардовского «Театральный зритель на фронте», А. Бека и JI. Тоома «Лицо рабочего читателя», Б. Банка и А. Виленкина «Рабочий читатель в библиотеке», Л.С. Переплетчикова «Читающая молодежь города»2. Л. Коган, в свою очередь, указывает на активизацию эмпирических исследований в 20-е годы, выделяя основные их направления — исследования бюджетов времени (С.Струмилин) и социологические исследования художественной культуры, включавшие анкетирование зрителей, анализ психологических реакций зрителей на произведение и др. Однако Коган отмечает, что на протяжении 30-х годов эмпирические исследования постепенно сходят на нет, а позже прекращаются. Сложившаяся в стране диктатура не нуждалась в объективном анализе советского общества, пусть даже и предпринятого с «идеологически правильных позиций». Существование не только

1 Коган Л. Исследования культуры в парадигме культурной

коммуникации // Социология в России. Под ред. В.А. Ядова. — М., 1998.

2 Шендрик А.И. Социология культуры. — М., 2005. С,. 173.

73




социологии культуры, но и социологии вообще, на долгое время прекращается.

Восстановление отечественной социологии начинается только в 60-е годы XX века. В этот же период возрождается и интерес к социологии культуры. Однако необходимо отметить, что единственной дозволенной социологической теорией по-прежнему оставался марксизм. Интерес к другим теориям, развивавшимся на Западе, допускался лишь в форме критики «буржуазной социологии». «Критика буржуазной социологии» (как и «критика буржуазной философии» и т. д.) — это было специфически советское «исследовательское направление». В форме «критики» научная общественность знакомилась с зарубежными теориями, поскольку иного доступа к ним не имела. Так что «критика» была, в некотором роде, просветительской деятельностью.

Большой вклад в возрождение отечественной социологии культуры внес С.Н. Плотников. Под его редакцией вышло несколько томов ежегодника «Социология культуры», с его участием была создана секция социологии культуры в Советской социологической ассоциации.

Социологические исследования культуры (главным образом, эмпирические) достаточно интенсивно развиваются на протяжении 60-80-х годов. Сложилось несколько центров социологических исследований культуры помимо Москвы — Новосибирск (В.Э. Шляпентох и др.), Ленинград (А.Н. Алексеев, О.Б. Божков, Б.М. Фирсов и др.), Свердловск (Л.Н. Коган и др.). Эмпирические социологические исследования культуры были направлены на изучение читательских и зрительских вкусов и предпочтений, посещения учреждений культуры — музеев, библиотек, особенности функционирования городской и сельской культуры и т.д.

Происходило и теоретическое развитие социологии культуры, хотя оно не могло быть полностью свободным в условиях диктата государственной идеологии и искусст

74




венной изоляции советской социологии от зарубежной, отсутствия нормального обмена научными идеями. В рамках обязательного официального марксизма в отечественной науке сложилось несколько подходов к пониманию культуры и ее места в обществе. Ж.Т. Тощенко1, опираясь на Е.А. Вавилова и В.П. Фофанова, выделяет, например, следующие подходы (их можно рассматривать и в русле социологии, и в русле философии, поскольку в советской социологии область социологической теории фактически совпадала с философией).

  1. Культура как творческая деятельность (Э.А. Бал- лер, В.М. Межуев, Н.С. Злобин и др.). «Культура — это творческая деятельность человечества во всех сферах бытия и сознания, как прошлая, овеществленная в тех или иных культурных ценностях, так и сегодняшняя и будущая, основывающаяся на освоении культурного наследия, направленная на превращение богатства человеческой истории во внутреннее достояние личности, на всемерное развитие сущностных сил человека»2.

  2. Культура как способ деятельности (В.Е. Давидович,

Э.С. Маркарян). С этой точки зрения культура как социальное явление выступает «мерой и способом реализации сущностных сил человека как социального субъекта в его деятельности и в созданных в результате этой деятельности продуктах материального и духовного производства»3.

  1. Позиция А.К. Уледова, рассматривающего культуру как «системное качество духовной сферы общества»4. В данном случае культура не выделяется в отдельную сферу и не противополагается социальному, но трактуется как качество, присущее любому элементу социальной реальности.

1 Тощенко ЛС.Т. Социология. Общий курс. — М., 1994. С. 254.

2 Там же.

3 Там же. С. 255.

4 Там же.

75




Для изучения культуры в отечественной науке большое значение имела деятельность Тартуско-московской семиотической школы, возглавляемой Ю.М. Лотманом. Представители Тартуской школы анализировали культуру как «знаковую систему», «моделирующую систему». (Семиотика — наука о знаках, знаковых системах). Школа объединяла, главным образом, филологов и лингвистов, хотя в её работе принимали участие и представители других наук. Начиная с 1964 года, выходило ежегодное издание школы —■ «Труды по знаковым системам». Несмотря на преимущественно филологическую направленность, школа внесла большой вклад в отечественные исследования культуры — ив философию культуры, и в культурологию, и в социологию культуры. Что особенно важно для советской эпохи — это идеологическая свобода исследований Тартуской школы, свобода научного поиска. Научное наследие школы сохраняет свое значение и сегодня.

Таким образом, несмотря на специфические условия, в которых существовала советская социология, можно перечислить довольно много исследователей, занимавшихся проблемами социологии культуры, как в эмпирическом, так и в теоретическом ключе. Помимо уже названных выше, это: Ю.Н. Давыдов, П.С. Гуревич, Ю.А. Левада,

Н.А. Лебедев, Л.Г. Ионин, Л.Г., Э.С. Маркарян, И.С. Кон,

Э.А. Орлова, В.Д. Шаров, Н.А. Хренов, Ю.У. Фохт-Ба- бушкин, М.И. Жабский, С.Н. Иконникова, З.Н. Файн- бург, Д.Б. Дондурей, А.В. Кукаркин, Т.А. .Кудрин, Е.В. Дуков и др.

Отечественная социология культуры в постсоветский период

После падения советского строя, коренной ломки всех институтов советского общества и глубочайших культурных изменений, социология культуры (как и отечественная наука в целом) оказалась в совершенно новых услови

76




ях. С одной стороны, исчез идеологический диктат и государственный контроль, которые так долго ограничивали свободу научной мысли, и, особенно, в области гуманитарных и общественных наук. С другой стороны, вместе с диктатом фактически исчезла и государственная поддержка научной деятельности. Однако в новых условиях социология, наконец, была признана необходимой и полноценной наукой. Социологию стали преподавать в вузах, появились социологические факультеты, стали защищаться диссертации по социологии (ранее социология считалась «частью» философии). После долгого перерыва переиздавались работы классиков западной социологии, становились доступными и переводы современных зарубежных ученых. Таким образом, сложились предпосылки для свободного развития теоретических социологических исследований. Возникла и потребность в прикладной социологии, прежде всего — потребность в изучении общественного мнения, характерная прежде всего для субъектов политической и экономической деятельности. При этом востребованность фундаментальных исследований снижалась.

Несмотря на новые трудности, отечественная социология развивается достаточно динамично. Стимулом для новых исследований становится и сама постсоветская действительность, структурная и культурная трансформация общества, требующая осмысления. Это способствует и росту интереса к социологическим исследованиям культуры.

Большое значение для осмысления советского культурного наследия имеет изданная в начале 90-х годов под редакцией Ю.А. Левады книга «Советский простой человек». Она представляла собой результат эмпирических исследований, направленных на описание особого антропологического типа, сложившегося в условиях советского режима. Среди черт этого типа исследователи выделили, например, представление о собственной особой значимости и исключительности, государственно-патерналистскую ориентацию, имперское сознание.

77




Важной чертой «советского простого человека», выявленной исследователями, оказалось-своеобразное двоемыслие, жизнь по двойному стандарту. «Поскольку государственная (идеологическая и партийная) лояльность не включают в себя достижительских критериев эффективности, инструментальной рациональности, а производственное достижение не гарантирует социального статуса и в строгом смысле вообще не связано с адекватным вознаграждением и социальным продвижением, то внутри самой системы советского общества (равно как и в устройстве советского человека) заложено неустранимое противоречие. Невозможно заставить работать индивида без реального вознаграждения, а вознаграждать его невозможно, не признавая значимости индивидуальных достижений.... Поэтому понятно, что в советской действительности имеют место не фактическая лояльность, но и не фактическое исполнение той или иной функции в организации любого типа, а их разыгрывание, демонстративное исполнение»1.

Исследование наводит на мысль, что несмотря на изменения в обществе, эта структура поведения сохраняется. «Советский человек» не ушел в прошлое, он продолжал существовать в постсоветскую эпоху (по крайней мере, еще в начале 90-х годов).

Для развития социологии культуры в постсоветский период большое значение имела предпринятая Л.Г. Иони- ным попытка сформулировать новое представление о социологии культуры и, собственно, самой культуре. Во «Введении» к своей работе «Основания социокультурного анализа» (1995) исследователь пишет: «В обществе исчезает наивная вера в объективность и предопределенность общественных процессов, и это означает, что меняется само общество. Исчезают объективно значимые системы стратификации, пропадают принудительно обязательные об

1 Советский простой человек: опыт социального портрета на рубеже 90-х гг. / Под ред. Ю.А. Левады. — М., 1993. С. 76.

78




разы жизни, место традиций занимают стили, жизненные формы свободно выбираются, в объяснении, а значит и в поведении господствует постмодернистский произвол. Социальные изменения получают, в основном, культурную мотивацию. Все эти явления свидетельствуют о том, что культура прогрессирующим образом перенимает функции мотора, движителя общественного изменения и развития. Меняется роль культуры в обществе, и при этом меняется само понимание культуры. Она уже не столько пассивное отражение, пассивный слепок с реальных процессов поведения, сколько их активная «форма». <...> Ясно, что разобраться с такой ситуацией социология культуры, как она существовала ранее и существует сейчас, просто не в состоянии. Поэтому и возникла идея своего рода междисциплинарного подхода, который получил название культурного анализа. <...> Главная его задача — объяснение роли, которую играет культура в современной конструкции общества, а также процессов и механизмов современных социокультурных изменений»1. В своей работе Л.Г. Ионин анализирует различные концепции культуры, формулирует концепцию «культурного стиля», выделяет основные категории моностилистилической и полистили- стической культур, а также предпринимает анализ радикальных преобразований российского общества как, прежде всего, процесса культурной трансформации. В последующих переизданиях, расширенных о доработанных, Ионин обращается к анализу социокультурного творчества, к проблеме соотношения культуры и социальной структуры, к изучению культурного фундаментализма, культурных аспектов глобализации и множества других значимых проблем. Однако новый широкий подход к пониманию задач социологии культуры, предложенный Л.Г. Иониным, встречает и критику. (См., например, статью

1 Ионин Л.Г. Основания социокультурного анализа. — М., 1995. С. 5-6.

79




В.Е. Семенкова и С.В. Дамберга «Социология культуры» Леонида Ионина и современная идеология культуры»1).

Социологический анализ глубоких культурных сдвигов постсоветской эпохи, изменений в массовом сознании и массовой культуре, способах создания и распространения смыслов в российском обществе, изменения в способах создания и конструирования идентичностей представлен в исследованиях таких авторов, как Б.В. Дубин («Интеллектуальные группы и символические формы: очерки социологии культуры». — М., 2004) и А.Г. Гудков ( «Негативная идентичность»: статьи 1997-2002». М.).

Довольно активно ведутся исследования феномена молодежных субкультур (интерес к этому явлению отмечался в отечественной социологии и раньше, но, главным образом, в связи с движением молодежной контркультуры на Западе. Сегодня же молодежные субкультуры стали частью российской действительности). Изучением молодежных субкультур занимаются такие авторы, как Е.Л. Омельченко, В.А. Луков, Т.Б. Щепанская, С.И. Ле- викова, К.Г. Мяло и др. Ведутся исследования и других субкультур, в частности, криминальной. (См., например, Александров Ю.К. Очерки криминальной субкультуры. М., 2002).

И.С. Кон изучает сексуальные и гендерные стереотипы, характерные для российского общества. Он фактически первым осуществил целостный анализ сексуальной культуры в. России, начиная с древности и заканчивая современным её состоянием2.

Формируются новые исследовательские центры, разрабатывающие проблемы социологии культуры. В качестве примера можно привести Центр социологии культуры Ка

1 Семенков В.Е., Дамберг С.В. Социология культуры Леонида Ионина и современная идеология культуры // Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. Т. 2, вып. 3.

2 Кон И.С. Сексуальная культура в России. Клубничка на березке. — М., 2005.

80




занского Государственного университета. Центр определяет свою миссию как развитие международного сотрудничества и «пропаганду социологии культуры не как институционально ориентированной субдисциплины, а как нового подхода в социологии в целом». Центр осуществляет переводческую деятельность. Так, его усилиями осуществлено издание двух выпусков хрестоматии по социологии культуры, содержащих тексты современных зарубежных культурных аналитиков («Контексты современности-1. Актуальные проблемы общества и культуры в западной социальной теории. 1998.; Контексты современности-2. 1998).

Среди собственных изданий центра, например, следующие: «Постсоветская культурная трансформация в Татарстане 1990-х гг / Под ред. С.А. Ерофеева и JI.P. Низамо- вой; Ясавеев И.Г. Конструирование социальных проблем средствами массовой коммуникации.).

Проблематика современных отечественных исследований культурных явлений широка и представлена большим количеством имен. Среди проблем, которые активно разрабатываются сегодня в отечественной социологии культуры, динамика ценностей и их кризис, массовая культура во всех ей проявлениях, СМИ и их культурное влияние на общество, культура и глобализация, проблемы меж- культурного диалога, этноцентризм и национализм, кризис идентичности, проблемы «культурного производства» и потребления культурной продукции и т.д.

Культура действительно перемещается сегодня в фокус самых разнообразных исследовательских интересов.

Контрольные вопросы

  1. В чем заключается специфика развития отечественной социологии культуры?

  2. Охарактеризуйте воздействие государства на развитие отечественной социологии в разные периоды отечественной истории.

81




Литература

  1. Голосенко И.А., Козловский В.В. История русской социологии XIX-XX века. — М., 1995.

  2. Коган Л. Исследование культуры в парадигме культурной коммуникации // Социология в России Под ред. В.А.Ядова. — М., 1998.

  3. ШендрикА.И. Социология культуры. — М., 2005.

  4. Тощенко Ж.Т. Социология. Общий курс. — М., 1994.






Культура как объект изучения социологии

Социологический подход к анализу культуры

Культура — сложный и многогранный феномен, изучаемый разными науками. В чем же специфика собственно социологического подхода к изучению культуры? Сущность социологического подхода к исследованию культуры заключается в раскрытии закономерностей функционирования и развития культурных феноменов в обществе, в выявлении социальных функций культуры. Социология изучает роль культуры в регуляции социального взаимодействия, взаимовлияние «культурного» и собственно «социального» аспектов общественной жизни людей. Эти цели реализуются в рамках целого ряда различных теоретических подходов (о многообразии этих подходов можно судить даже на основании весьма краткого их описания в предыдущих разделах). Следует отметить, что социологи нередко используют и теоретические подходы, сформировавшиеся в рамках других наук, например, семиотический или психоаналитический. Естественно, что в рамках различных теоретических подходов существуют и разные определения культуры. Мы будем исходить из наиболее простого определения, близкого к тем, которые преобладают в большинстве учебников социологии. Согласно этому определению, культура представляет собой совокупность ценностей, норм, представлений и образцов поведения, опосредующих социальное взаимодействие, определяющих мышление и поведение членов той или иной группы или общности.

83




Сущность культуры. Культура и человеческая природа

В предельно широком понимании «культура» охватывает все, созданное людьми, — от науки и религиозных верований до способов изготовления каменных рубил. Если использовать термин «культура» в этом значении, то и формы социальной жизни человека могут рассматриваться как продукт культуры. Ведь и семья, и религия, и формы хозяйственной активности и политической власти — все это не дано «от природы», но возникло в результате человеческой деятельности и взаимодействия. Формы социальной жизни животных обусловлены инстинктами, а потому, фактически, не меняются. Формы же социальной жизни людей конструируются людьми, пусть в большинстве случаев стихийно и нецеленаправленно и отличаются вариативностью и изменчивостью. Стаи волков и муравейники сегодня живут по тем же «законам», что и сотни лет назад. Человеческие общества за этот период претерпели множество изменений.

Можно сказать, что социальные формы жизни человека ■— продукт культуры. Но и культура — продукт общества, продукт человеческой деятельности. Именно индивиды, составляющие ту или иную человеческую общность, создают и воспроизводят культурные образцы. Разделение «социального» и «культурного» аспектов человеческого существования возможно лишь в теории. На практике они существуют в неразрывном единстве. Культуру цельзя рассматривать как «часть» общества, или общество как «часть» культуры.

Невозможно четкое разграничение «социального» и «культурного», но также невозможно и полное их отождествление. Культура — это прежде всего совокупность смыслов и значений, которыми люди руководствуются в своей жизни. Деятельность человека — всегда деятельность, опосредованная значениями, что неоднократно отмечалось

84




самыми разными исследователями. Каждый элемент окружающей среды (природной и социальной) человек наделяет определенным смыслом. И лишь опираясь на эти смыслы, он способен взаимодействовать со средой, приспосабливаться к ней, изменять ее. К «социальному» же следует отнести именно сам процесс взаимодействий между людьми, в ходе которого используются и складываются значения и смыслы. Исходя из вышесказанного, объектом изучения социологии культуры можно считать взаимовлияние смысловой сферы человеческого существования и сферы социального взаимодействия.

Истоки культуры следует искать в особенностях «человеческой природы». Человек есть культурное существо по самой своей сущности. Крупнейший современный антрополог Клиффорд Гирц пишет:

«Паттерны поведения низших животных в значительной степени обусловлены их физиологией; генетические источники информации моделируют их действия со значительно меньшим числом вариаций, и тем меньше их и тем они менее последовательны, чем на более низкой ступени развития находится это животное. В человеке же внутренне заложены лишь самые общие ответные реакции, которые, хотя и допускают значительную пластичность... лишь очень приблизительно регулируют его действия. ... не руководствуясь паттернами культуры — упорядоченными системами означающих символов, — человек вел бы себя абсолютно неуправляемо, его поведение представляло бы собой хаос бессмысленных действий и спонтанных эмоций, его опыт был бы совершенно неоформленным. Культура, накопленная сумма таких паттернов, — это не просто украшение человеческого существования, но — и это принципиально важно для определения ее специфики — важнейшее ее условие.

Самые убедительные аргументы в поддержку такой позиции дают... открытия, уточнившие наше понимание того, что принято называть происхождением человека: а имен

85


но выделение Homo sapiens из остальных приматов. Особенно важное значение имели три открытия: 1) отказ от взгляда на характер отношений между физической эволюцией и культурным развитием человека как на последовательный процесс и признание этого процесса совмещением или взаимодействием; 2) выяснение, что основная масса биологических изменений, создавших современного человека... произошла в центральной нервной системе, особенно в головном мозге; 3)понимание, что человек, с точки зрения физиологии, является неполным, незавершенным животным; и главное, что отличает его от животных, это не его способность учиться (она действительно необычайна), а то, сколь многому и чему именно приходится ему научиться, прежде чем он сможет самостоятельно функционировать».1

Культура — накопленный, приобретенный опыт, передаваемый от поколения к поколению, обеспечивает человека необходимыми для выживания знаниями и образцами поведения, которые не наследуются генетически, но передаются посредством научения и воспитания. И здесь ключевая роль принадлежит языку.

Язык — базовый элемент культуры, без которого культура не могла бы существовать. Только с помощью языка возможно и присвоение объектам окружающего мира значений, и трансляция этих значений. Именно с помощью языка происходит обмен информацией, ее накопление, передача от поколения поколению. Язык — это посредник между человеком и окружающей его реальностью, как природной, так и социальной. Человек осваивает эту реальность именно благодаря языку. Язык не только позволяет накапливать необходимый опыт и передавать его. Структура языка формирует мышление индивидов, осваивающих этот язык .

1 Гирц К. Влияние концепции культуры на концепцию человека //Антология исследований культуры. Т. 1. — СПб., 1997. С. 128-129.

86




Язык и культура — явления по сути своей социальные. Они возникают и существуют лишь благодаря постоянному взаимодействию между людьми. В процессе взаимодействия складываются культурные значения, в процессе взаимодействия они передаются от поколения к поколению, переосмысливаются, корректируются и изменяются.

Культура существует не только в качестве значений, опосредующих социальное взаимодействие. Культура существует в качестве бесчисленных материальных воплощений — от орудий труда до священных текстов различных религий. Но все «материальные артефакты» также служат проводниками значений. Лишь как таковые они могут рассматриваться как часть культуры.

То или иное восприятие реальности, определенное культурой, диктует человеку способы взаимодействия с окружающим миром, другими людьми и самим собой. Для нашей культуры «духи предков» не более чем поэтическая метафора. Но для древних культур духи предков — часть реальности, и для контактов с ними существовал целый арсенал средств. Для нас жертвоприношение — варварский и бессмысленный акт. Для древних культур — это неотъемлемый элемент миропорядка.

Жизненный путь человека, его идеалы и цели, к которым он стремится; критерии, по которым он оценивает свою жизнь и поведение других людей, тоже находятся под определяющим воздействием культуры. Современная культура предписывает человеку стремление к улучшению своего положения в обществе, росту материального благосостояния, высокому уровню потребления. Культура, в основе которой лежат, например, христианские или буддийские верования и идеалы, задает человеку другие ориентиры: стремление к материальным благам порочно, так как отвлекает от главной цели — спасения души, обеспечения хорошей посмертной участи.

Культурная специфика может проявляться даже в такой, казалось бы, объективной и естественной сфере как

87




здоровье и болезнь. Известный антрополог К. Клакхон отмечал, что в различных культурах есть свои «излюбленные» формы психических расстройств. Он писал: «Малайцы страдают от run amok, некоторые индейцы Канады имеют склонность к каннибализму, обитатели Юго- Восточной Азии могут считать себя тиграми-оборотнями, сибирские племена становятся жертвами «арктической истерии»... Отдельные группы в пределах одной культуры в различной степени склонны к тем или иным расстройствам. В настоящее время шизофрения в США гораздо чаще встречается среди низших классов, в то время как представители высших подвержены маниакально-депрессивному психозу.. Средний класс американцев страдает психосоматическими расстройствами, связанными с приспособлением и сдержанной агрессией, — такими, как язва... Проблемы с питанием чаще встречаются у детей из еврейских семей США... Эти факты нельзя объяснить только биологическими причинами».'

Находясь под постоянным воздействием культуры своей общности, индивид не замечает этого воздействия. Все вокруг выглядит для него понятным и естественным. Однако стоит ему попасть в ситуацию, рецепты поведения в которой «не предусмотрены» усвоенным культурным опытом, как индивид , тут же оказывается дезориентированным. Подобная ситуация может возникнуть и при попадании индивида в инокультурную среду. Растерянность и дезориентация, которые испытывает индивид, столкнувшись с незнакомой культурой, чуждыми ему обычаями и верованиями, в антропологии называется «культурным шоком».

Фундаментальные характеристики культуры

Несмотря на многообразие культур, созданных человечеством, все они имеют нечто общее. Все культуры, как

1 Клакхон К. Зеркало для человека. — СПб., 1998. С. 234.




древние, так и современные, имеют правила и обычаи, регулирующие отношения между полами и представителями разных поколений, все культуры располагают религиозными верованиями и т.д. Сходство между культурами обусловлено как сходством базовых человеческих потребностей, так и сходством задач, стоящих перед человеческим сообществом в его стремлении к выживанию, — например, каждое сообщество должно иметь какие-то механизмы контроля поведения своих членов.

Американский антрополог Джордж Мёрдок1 выделил несколько «фундаментальных характеристик», присущих всем человеческим культурам. Перечислим их.

  1. Культура передается посредством научения.

Коллективный опыт, заложенный в той или иной культуре, не наследуется генетически. Поэтому каждое новое поколение должно освоить этот опыт путем обучения. Соответственно, каждая культура должна предусматривать (и предусматривает) наличие определенных механизмов передачи культуры. Кроме того, закономерности, проявляющиеся в процессе обучения и изучаемые современной психологией, тоже, по мнению Мёрдока, универсальны.

  1. Культура прививается воспитанием.

Усвоение культуры новыми поколениями предусматривает не только овладение какими-то знаниями и навыками, но также и «дисциплинирование животных импульсов ребенка с целью приспособления его к социальной жизни». Превращение ребенка в культурное существо всегда сопровождается некоторыми ограничениями, принуждением и сдерживанием естественных импульсов и реакций.

  1. Культура социальна.

Выделяя эту характеристику, Мёрдок имеет в виду, что культура — это всегда культура определенной общности. Культура сохраняется во времени благодаря тому, что ее

1 Мёрдок Дж. Фундаментальные характеристики культуры// Антология исследований культуры. — СПб., 1997. Т. 1.

89




содержание передается от поколения к поколению. Культура формируется лишь в ходе взаимодействия между людьми, благодаря коллективным усилиям, и выражает коллективный опыт, специфический для каждой конкретной общности.

  1. Культура идеационна.

Имеется в виду, что коллективный опыт, составляющий содержание культуры, может быть вербализован и концептуализирован, то есть выражен в словах и понятиях, которые служат руководством к действию в самых разных областях. Несмотря на то, что люди чаще всего осознают содержание культурных стандартов, в реальной жизни они могут в той или иной степени отклоняться от них.

  1. Культура обеспечивает удовлетворение потребностей.

Любая культура включает в себя представления о допустимых способах удовлетворения биологических и социальных потребностей человека. Потребность в пище присуща всем людям. Однако то, как следует удовлетворять эту потребность, что именно и каким образом следует употребить в пищу, определяется культурой. То же самое можно сказать и о других базовых потребностях. Следует добавить, что культура не только обеспечивает удовлетворение потребностей, но и создает потребности: человек хочет, как правило, того, что считается желательным именно в его культуре.

  1. Культура адаптивна.

Адаптация — это приспособление к среде. Любая культура — результат приспособления общности к природной среде (что выражается в преобладании определенных видов хозяйственной деятельности, особенностях жилищ и одежды и др.), а также к среде социальной — например, исторической ситуации или инокультурному окружению. Наконец, культура должна быть приспособлена и к человеку — его биологическим и психологическим особенностям и потребностям.

90




  1. Культура интегративна.

Выделяя эту характеристику, Мёрдок хочет подчеркнуть, что элементы любой культуры имеют тенденцию образовывать некую целостность, что каждый элемент культуры должен получать свое объяснение лишь в связи с культурой в целом. Однако интегративность, целостность культуры проявляется в реальности именно в виде тенденции, а не свершившегося факта. В реальности культура вовсе не всегда представляет собой единое целое: это можно сказать лишь о культуре наиболее архаичных общностей, немногочисленных и слабо структурированных. В более поздних и более сложных культурах могут сосуществовать элементы старого и нового, противоречиво сочетаться собственные традиции, обычаи и представления с заимствованными из других культур. Однако Мердок, полагает, что культура все же «стремится» к целостности, интеграции составляющих ее элементов.

Аспекты и элементы культуры

Для удобства анализа культуру можно рассматривать как единство трех основных аспектов — смыслового, регулятивного и технологического. Эти аспекты связаны с важнейшими потребностями человеческого существования:

  • потребностью в объяснении мира и придании смысла человеческому существованию;

  • потребностью в упорядочивании, стабилизации человеческого поведения (вспомним, что говорил Гирц об особенностях поведения человека);

  • потребностью в приспособлении к окружающей среде посредством целенаправленного воздействия на нее.

Если рассматривать культуру в ее смысловом аспекте, то она предстает как система идей и представлений, определяющих наше восприятие реальности. Считаем ли мы, подобно Фалесу, «что все полно богов», или, подобно Лапласу, не нуждаемся в «гипотезе» о существовании Бога

91




для объяснения природных процессов — наше мнение зависит в конечном итоге не от личных предпочтений, а от доминирующей в обществе культуры. Каждая развитая культура формирует собственную интерпретацию реальности, влияющую на «индивидуальные образы мира» каждого представителя данной культуры. Учитывая многообразие интерпретаций реальности, продуцируемых разными культурами, вероятно, нет смысла говорить об «объективном» или «единственно правильном» способе восприятия реальности. Каждая культура предполагает собственные критерии для отделения истины от заблуждения.

Как отмечали П. Бергер и Т. Лукман, в поддержании социального порядка огромную роль играет процесс «легитимации» — обоснования, оправдания сложившихся структур и практик в глазах людей, вынужденных к ним приспосабливаться. Каждая культура содержит комплекс представлений, с помощью которых легитимация производится. Социальный порядок опирается в конечном итоге на определенную систему значений.

Наконец, индивидуальная жизнь человека также нуждается в смысловом обосновании. Потребность в «придании смысла» особенно сильна в кризисные моменты человеческой жизни — страдания, осознания неминуемой смерти, потери близких людей и т. д. Идеи о страданиях как необходимых испытаниях прочности веры в Бога, об иллюзорном характере земного повседневного бытия,

о смерти как о переходе к иной форме существования или как об освобождении от страданий могут служить примерами заложенных в культуре «объяснений» тягот человеческой судьбы.

Если рассматривать культуру в регулятивном аспекте, то она предстает как совокупность ценностей и норм, регулирующих человеческое поведение. Социология традиционно уделяла много внимания анализу именно этого аспекта культуры, поскольку именно в качестве «регулятора» культура наиболее наглядно воздействует на социальное взаимодействие.

92




Ценности — это присущие той или иной культуре представления о том, к чему следует стремиться. Успех, святость, богатство, свобода, слава, любовь — все это примеры ценностей. Ценности — это духовные ориентиры, задающие общую стратегию поведения индивида в обществе.

Ценности обладают ярко выраженной культурной спецификой: то, что ценно для одного общества, может не быть ценностью в другом. Так, «визитной карточкой» западноевропейских культур является признание ценности свободы личности. Но в большинстве незападных культур такой ценности не было, и представление о необходимости индивидуальной свободы сложилось в результате западного культурного влияния.

Культурная специфика может проявляться в особенностях иерархии ценностей, присущих тому или иному обществу. Так, ценность жизни — это пример универсальной ценности. Нет ни одной культуры, которая отрицала бы жизнь и стремилась к смерти. Однако не во всех культурах ценность жизни занимает одинаковое положение в иерархии ценностей. Для древнего грека обрести добрую славу значило больше, чем сохранить жизнь. Для индийского йога жизнь — это иллюзия, тягостный сон, от которого нужно проснуться. Для христианского подвижника, монаха или мирянина земная жизнь — только пролог к вечной жизни в Царстве Божием и самостоятельной ценности не имеет.

Люди нередко жертвуют своей жизнью (не говоря уже о жизнях чужих) ради таких, казалось бы, абстрактных понятий, как «истина», «свобода», «государственные интересы», «народ», «раса», «партия» и т.д. Это может показаться странным, но, фактически, невозможно найти культуру, где ценность человеческой жизни абсолютно доминировала бы над другими ценностями.

Для носителей определенной культуры присущие ей ценности являются объектами веры. Невозможно рационально обосновать превосходство одних ценностей над

93




другими, ложность одних ценностей и истинность других. «Свои» ценности кажутся нам очевидными, естественными. Чтобы заставить человека принять новые ценности, его нужно не просто «убедить», его нужно «обратить в свою веру», даже если речь не идет собственно о религии.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Похожие:

Учебное пособие iconУчебное пособие по математике Датировано: июнь 2012 Важная информация...
Это учебное пособие создано для подготовки студентов к академическому квалификационному тесту по математике. Ответы прилагаются в...
Учебное пособие iconУчебное пособие. Таганрог: Изд-во трту
Данное учебное пособие является электронной версией работы
Учебное пособие iconУчебное пособие для студентов специальностей «Биология»
М молекулярная генетика. Сборник заданий и тестов: Учебное пособие. Мн.: Бгу, 2003. – 87 с.: ил
Учебное пособие iconУчебное пособие Ростов-на-Дону 2009 удк ббк п
Учебное пособие предназначено для студентов, преподавателей и аспирантов экономических специальностей
Учебное пособие iconУчебное пособие
...
Учебное пособие iconI : Учебное пособие/ Под ред. И. А. Жеребкиной
...
Учебное пособие iconУчебное пособие Новосибирск 2004 Рецензенты: к э. н., доц. Юдин Н. П
Учебное пособие предназначено для преподавателей и студентов вуза, слушателей дополнительного профессионального образования
Учебное пособие iconУчебное пособие подготовлено в соответствии с типовой программой...
Учебное пособие предназначено для студентов обучающихся по специальности 060101 лечебное дело
Учебное пособие iconУчебное пособие для философских факультетов университетов
...
Учебное пособие iconВычислительная математика Учебное пособие
Мастяева И. Н., Семенихина О. Н. Численные методы: Учебное пособие / Московский международный институт эконометрики, информатики,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница