Художник тот, кто создает прекрасное


НазваниеХудожник тот, кто создает прекрасное
страница12/18
Дата публикации26.04.2013
Размер2.68 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Культура > Документы
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   18
^ ГЛАВА XII

Это было девятого ноября и (как часто вспоминал потом Дориан) накануне

дня его рождения, когда ему исполнилось тридцать восемь лет.

Часов в одиннадцать вечера он возвращался домой от лорда Генри, у

которого обедал. Он шел пешком, до глаз закутанный в шубу, так как ночь была

холодная и туманная. На углу Гровенорсквер и СаусОдлистрит мимо него во мгле

промелькнул человек, шедший очень быстро с саквояжем в руке. Воротник его

серого пальто был поднят, но Дориан узнал Бэзила Холлуорда. Неизвестно

почему, его вдруг охватил какой-то безотчетный страх. Он и виду не подал,

что узнал Бэзила, и торопливо зашагал дальше.

Но Холлуорд успел его заметить. Дориан слышал, как он остановился и

затем стал его догонять. Через минуту рука Бэзила легла на его плечо.

-- Дориан! Какая удача! Я ведь дожидался у вас в библиотеке с девяти

часов. Потом наконец сжалился над вашим усталым лакеем и сказал ему, чтобы

он выпустил меня и шел спать. Ждал я вас потому, что сегодня

двенаднатичасовым уезжаю в Париж, и мне очень нужно перед отъездом с вами

потолковать. Когда вы прошли мимо, я узнал вас, или, вернее, вашу шубу, но

все же сомневался... А вы-то разве не узнали меня?

-- В таком тумане, милый мой Бэзил? Я даже Гровенорсквер не узнаю.

Думаю, что мой дом где-то здесь близко, но и в этом вовсе не уверен... Очень

жаль, что вы уезжаете, я вас не видел целую вечность. Надеюсь, вы скоро

вернетесь?

-- Нет, я пробуду за границей месяцев шесть. Хочу снять в Париже

мастерскую и запереться в ней, пока не окончу одну задуманную мною большую

вещь. Ну, да я не о своих делах хотел говорить с вами. А вот и ваш подъезд.

Позвольте мне войти на минуту.

-- Пожалуйста, я очень рад. Но вы не опоздаете на поезд? -- небрежно

бросил Дориан Грей, взойдя по ступеням и отпирая дверь своим ключом.

При свете фонаря, пробивавшемся сквозь туман, Холлуорд посмотрел на

часы.

-- У меня еще уйма времени, -- сказал он.Поезд отходит в четверть

первого, а сейчас только одиннадцать. Я ведь все равно шел в клуб, когда мы

встретились, -- рассчитывал застать вас там. С багажом возиться мне не

придется -- я уже раньше отправил все тяжелые вещи. Со мной только этот

саквояж, и за двадцать минут я доберусь до вокзала Виктории.

Дориан посмотрел на него с улыбкой.

-- Вот как путешествует известный художник! Ручной саквояж и осеннее

пальтишко! Ну, входите же скорее, а то туман заберется в дом. И, пожалуйста,

не затевайте серьезных разговоров. В наш век ничего серьезного не

происходит. Во всяком случае, не должно происходить.

Холлуорд только головой покачал и прошел вслед за Дорианом в его

библиотеку. В большом камине ярко пылали дрова, лампы были зажжены, а на

столике маркетри стоял открытый серебряный погребец с напитками, сифон с

содовой водой и высокие хрустальные бокалы.

-- Видите, ваш слуга постарался, чтобы я чувствовал себя как дома.

Принес все, что нужно человеку, в том числе и самые лучшие ваши папиросы. Он

очень гостеприимный малый и нравится мне гораздо больше, чем тот француз,

прежний ваш камердинер. Кстати, куда он девался?

Дориан пожал плечами.

-- Кажется, женился на горничной леди Рэдля и увез ее в Париж, где она

подвизается в качестве английской портнихи. Там теперь, говорят, англомания

в моде. Довольно глупая мода, не правда ли?.. А Виктор, между прочим, был

хороший слуга, я не мог на него пожаловаться. Он был мне искренне предан и,

кажется, очень горевал, когда я его уволил. Но я его почему-то невзлюбил...

Знаете, иногда придет в голову какой-нибудь вздор... Еще стакан бренди с

содовой? Или вы предпочитаете рейнское с сельтерской? Я всегда пью рейнское.

Наверное, в соседней комнате найдется бутылка.

-- Спасибо, я ничего больше не буду пить, -- отозвался художник. Он

снял пальто и шляпу, бросил их на саквояж, который еще раньше поставил в

углу.-- Так вот, Дориан мой милый, у нас будет серьезный разговор. Не

хмурьтесь, пожалуйста, -- этак мне очень трудно будет говорить.

-- Ну, в чем же дело? -- воскликнул Дориан нетерпеливо, с размаху

садясь на диван.-- Надеюсь, речь будет не обо мне? Я сегодня устал от себя и

рад бы превратиться в кого-нибудь другого.

-- Нет, именно о вас, -- сказал Холлуорд суровым тоном.-- Это

необходимо. Я отниму у вас каких-нибудь полчаса, не больше.

-- Полчаса! -- пробормотал Дориан со вздохом и закурил папиросу.

-- Не так уж это много, Дориан, и разговор этот в ваших интересах. Мне

думается, вам следует узнать, что о вас в Лондоне говорят ужасные вещи.

-- А я об этом ничего знать не хочу. Я люблю слушать сплетни о других,

а сплетни обо мне меня не интересуют. В них нет прелести новизны.

-- Они должны вас интересовать, Дориан. Каждый порядочный человек

дорожит своей репутацией. Ведь вы же не хотите, чтобы люди считали вас

развратным и бесчестным? Конечно, у вас положение в обществе, большое

состояние и все прочее. Но богатство и высокое положение -- еще не все.

Поймите, я вовсе не верю этим слухам. Во всяком случае, я не могу им верить,

когда на вас смотрю. Ведь порок всегда накладывает свою печать на лицо

человека. Его не скроешь. У нас принято говорить о "тайных" пороках. Но

тайных пороков не бывает. Они сказываются в линиях рта, в отяжелевших веках,

даже в форме рук. В прошлом году один человек, -- вы его знаете, но называть

его не буду, -- пришел ко мне заказать свой портрет. Я его раньше никогда не

встречал, и в то время мне ничего о нем не было известно -- наслышался я о

нем немало только позднее. Он предложил мне за портрет бешеную цену, но я

отказался писать его: в форме его пальцев было что-то глубоко мне противное.

И теперь я знаю, что чутье меня не обмануло, -- у этого господина ужасная

биография. Но вы, Дориан... Ваше честное, открытое и светлое лицо, ваша

чудесная, ничем не омраченная молодость мне порукой, что дурная молва о вас

-- клевета, и я не могу ей верить. Однако я теперь вижу вас очень редко, вы

никогда больше не заглядываете ко мне в мастерскую, и оттого, что вы далеки

от меня, я теряюсь, когда слышу все те мерзости, какие о вас говорят, не

знаю, что отвечать на них. Объясните мне, Дориан, почему такой человек, как

герцог Бервпкский, встретив вас в клубе, уходит из комнаты, как только вы в

нее входите? Почему многие почтенные люди лондонского света не хотят бывать

у вас в доме и не приглашают вас к себе? Вы были дружны с лордом Стэйвли. На

прошлой неделе я встретился с ним на званом обеде... За столом кто-то

упомянул о вас -- речь шла о миниатюрах, которые вы одолжили для выставки

Дадлп. Услышав ваше имя, лорд Стэйвли с презрительной гримасой сказал, что

вы, быть может, очень тонкий знаток искусства, но с таким человеком, как вы,

нельзя знакомить ни одну чистую девушку, а порядочной женщине неприлично

даже находиться с вами в одной комнате. Я напомнил ему, что вы -- мой друг,

и потребовал объяснений. И он дал их мне. Дал напрямик, при всех! Какой это

был ужас! Почему дружба с вами губительна для молодых людей? Этот несчастный

мальчик, гвардеец, что недавно покончил с собой, -- ведь он был ваш близкий

друг. С Генри Эштоном вы были неразлучны, -- а он запятнал свое имя и

вынужден был покинуть Англию... Почему так низко пал Адриан Синглтон? А

единственный сын лорда Кента почему сбился с пути? Вчера я встретил его отца

на СентДжеймсстрит. Сразу видно, что он убит стыдом и горем. А молодой

герцог Пертский? Что за жизнь он ведет! Какой порядочный человек захочет

теперь с ним знаться?

-- Довольно, Бэзил! Не говорите о том, чего не знаете! -- перебил

Дориан Грей, кусая губы. В тоне его слышалось глубочайшее презрение.-- Вы

спрашиваете, почему Бервик выходит из комнаты, когда я вхожу в нее? Да

потому, что мне о нем все известно, а вовсе не потому, что ему известно

что-то обо мне. Как может быть чистой жизнь человека, в жилах которого течет

такая кровь? Вы ставите мне в вину поведение Генри Эштона и молодого герцога

Пертского. Я, что ли, привил Эштону его пороки и развратил герцога? Если

этот глупец, сын Кента, женился на уличной девке -- при чем тут я? Адриан

Синглтон подделал подпись своего знакомого на векселе -- так и это тоже моя

вина? Что же, я обязан надзирать за ним? Знаю я, как у нас в Англии любят

сплетничать. Мещане кичатся своими предрассудками и показной добродетелью и,

обжираясь за обеденным столом, шушукаются о так называемой "распущенности"

знати, стараясь показать этим, что и они вращаются в высшем обществе и

близко знакомы с теми, кого они чернят. В нашей стране достаточно человеку

выдвинуться благодаря уму или другим качествам, как о нем начинают болтать

злые языки. А те, кто щеголяет своей мнимой добродетелью, -- онито сами как

ведут себя? Дорогой мой, вы забываете, что мы живем в стране лицемеров.

-- Ах, Дориан, не в этом дело! -- горячо возразил Холлуорд.-- Знаю, что

в Англии у нас не все благополучно, что общество наше никуда не годится.

Оттого-то я и хочу, чтобы вы были на высоте. А вы оказались не на высоте. Мы

вправе судить о человеке по тому влиянию, какое он оказывает на других. А

ваши друзья, видимо, утратили всякое понятие о чести, о добре, о чистоте. Вы

заразили их безумной жаждой наслаждений. И они скатились на дно. Это вы их

туда столкнули! Да, вы их туда столкнули, и вы еще можете улыбаться как ни в

чем не бывало, -- вот как улыбаетесь сейчас... Я знаю и коечто похуже. Вы с

Гарри -- неразлучные друзья. Уже хотя бы поэтому не следовало вам позорить

имя его сестры, делать его предметом сплетен и насмешек.

-- Довольно, Бэзил! Вы слишком много себе позволяете!

-- Я должен сказать все, -- и вы меня выслушаете. Да, выслушаете! До

вашего знакомства с леди Гвендолен никто не смел сказать о ней худого слова,

даже тень сплетни не касалась ее. А теперь?.. Разве хоть одна приличная

женщина в Лондоне рискнет показаться с нею вместе в Парке? Даже ее детям не

позволили жить с нею... И это еще не все. Много еще о вас рассказывают, --

например, люди видели, как вы, крадучись, выходите на рассвете из грязных

притонов, как переодетым пробираетесь тайком в самые отвратительные трущобы

Лондона. Неужели это правда? Неужели это возможно? Когда я в первый раз

услышал такие толки, я расхохотался. Но я их теперь слышу постоянно -- и они

меня приводят в ужас. А что творится в вашем загородном доме? Дориан, если

бы вы знали, какие мерзости говорят о вас! Вы скажете, что я беру на себя

роль проповедника -- что ж, пусть так! Помню, Гарри утверждал както, что

каждый, кто любит поучать других, начинает с обещания, что это будет в

первый и последний раз, а потом беспрестанно нарушает свое обещание. Да, я

намерен отчитать вас. Я хочу, чтобы вы вели такую жизнь, за которую люди

уважали бы вас. Хочу, чтобы у вас была не только незапятнанная, но и хорошая

репутация. Чтобы вы перестали водиться со всякой мразью. Нечего пожимать

плечами и притворяться равнодушным! Вы имеете на людей удивительное влияние,

так пусть же оно будет не вредным, а благотворным. Про вас говорят, что вы

развращаете всех, с кем близки, и, входя к человеку в дом, навлекаете на

этот дом позор. Не знаю, верпо это или нет, -- как я могу это знать? -- но

так про вас говорят. И коечему из того, что я слышал, я не могу не верить.

Лорд Глостер -- мой старый университетский товарищ, мы были с ним очень

дружны в Оксфорде. И он показал мне письмо, которое перед смертью написала

ему жена, умиравшая в одиночестве на своей вилле в Ментоне. Это страшная

исповедь -- ничего подобного я никогда не слышал. И она обвиняет вас. Я

сказал Глостеру, что это невероятно, что я вас хорошо знаю и вы не способны

на подобные гнусности. А действительно ли я вас знаю? Я уже задаю себе такой

вопрос. Но, чтобы ответить на него, я должен был бы увидеть вашу душу...

-- Увидеть мою душу! -- повторил вполголоса Дориан Грей и встал с

дивана, бледный от страха.

-- Да, -- сказал Холлуорд серьезно, с глубокой печалью в голосе.--

Увидеть вашу душу. Но это может один только господь бог.

У Дориана вдруг вырвался горький смех.

-- Можете и вы. Сегодня же вечером вы ее увидите собственными глазами!

-- крикнул он и рывком поднял со стола лампу.-- Пойдемте. Ведь это ваших рук

дело, так почему бы вам и не взглянуть на него? А после этого можете, если

хотите, все поведать миру. Никто вам не поверит. Да если бы и поверили, так

только еще больше восхищались бы мною. Я знаю наш век лучше, чем вы, хотя вы

так утомительно много о нем болтаете. Идемте же! Довольно вам рассуждать о

нравственном разложении. Сейчас вы увидите его воочию.

Какая-то дикая гордость звучала в каждом его слове. Он топал ногой

капризно и дерзко, как мальчишка. Им овладела злобная радость при мысли, что

теперь бремя его тайны с ним разделит другой, тот, кто написал этот портрет,

виновный в его грехах и позоре, и этого человека всю жизнь будут теперь

мучить отвратительные воспоминания о том, что он сделал.

-- Да, -- продолжал он, подходя ближе и пристально глядя в суровые

глаза Холлуорда.-- Я покажу вам свою душу. Вы увидите то, что, повашему,

может видеть только господь бог.

Холлуорд вздрогнул и отшатнулся.

-- Это кощунство, Дориан, не смейте так говорить! Какие ужасные и

бессмысленные слова!

-- Вы так думаете? -- Дориан снова рассмеялся.

-- Конечно! А все, что я вам говорил сегодня, я сказал для вашего же

блага. Вы знаете, что я ваш верный друг.

-- Не трогайте меня! Договаривайте то, что еще имеете сказать.

Судорога боли пробежала по лицу художника. Одну минуту он стоял молча,

весь во власти острого чувства сострадания. В сущности, какое он имеет право

вмешиваться в жизнь Дориана Грея? Если Дориан совершил хотя бы десятую долю

того, в чем его обвиняла молва, -- как он, должно быть, страдает!

Холлуордподошел к камину и долго смотрел на горящие поленья. Языки пламени

метались среди белого, как иней, пепла.

-- Я жду, Бэзил, -- сказал Дориан, резко отчеканивая слова.

Художник обернулся.

-- Мне осталось вам сказать вот что: вы должны ответить на мой вопрос.

Если ответите, что все эти страшные обвинения ложны от начала до конца, -- я

вам поверю. Скажите это, Дориан! Разве вы не видите, какую муку я терплю?

Боже мой! Я не хочу думать, что вы дурной, развратный, погибший человек!

Дориан Грей презрительно усмехнулся.

-- Поднимитесь со мйой наверх, Бэзил, -- промолвил он спокойно.-- Я

веду дневник, в нем отражен каждый день моей жизни. Но этот дневник я

никогда не выношу из той комнаты, где он пишется. Если вы пойдете со мной, я

вам его покажу.

-- Ладно, пойдемте, Дориан, раз вы этого хотите. Я уже все равно

опоздал на поезд. Ну, не беда, поеду завтра. Но не заставяйте меня сегодня

читать этот дневник. Мне нужен только прямой ответ на мой вопрос.

-- Вы его получите наверху. Здесь это невозможно. И вам не придется

долго читать.

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   18

Похожие:

Художник тот, кто создает прекрасное iconХудожник тот, кто создает прекрасное
Критик — это тот, кто способен в новой форме или новыми средствами передать свое впечатление от прекрасного
Художник тот, кто создает прекрасное icon   Н. С. Лесков художник необычайно широкого тематического диапазона....
Н. С. Лесков — художник необычайно широкого тематического диапазона. В своих произведениях он создает вереницу социальных типов,...
Художник тот, кто создает прекрасное iconV 1 — добавил примечания; исправления текста — I no k V 4 — форматирование...
Кто в силах спасти ее? Кто способен помочь? Лишь Геральт, ведьмак, мастер меча и магии. Тот, кому не страшны ни кровопролитные сражения,...
Художник тот, кто создает прекрасное iconКонкурса «Прекрасное – рядом!»
Конкурс «Прекрасное – рядом!» посвящён 70-летию Курганской области (6 февраля 2013 года) и направлен на воспитание патриотических...
Художник тот, кто создает прекрасное iconПроведение игр на местности
Тот, кто будет им обнаружен, поднимается и остается на том же месте до конца игры. Через некоторое время руководитель дает свисток,...
Художник тот, кто создает прекрасное iconКто отдает приказы американскому солдату?
Дайте мне управлять деньгами страны и мне нет дела, кто создает ее законы. М. Ротшильд
Художник тот, кто создает прекрасное iconСергей Недоруб Горизонт событий S. T. A. L. K. E. R
Зоне, чтобы победить. Против них выступили все — свободные сталкеры, группировки, бывшие товарищи из Коалиции и сама Зона. Но наибольшую...
Художник тот, кто создает прекрасное iconЧеловек знания тот, кто честно пошел по трудному пути учения. Тот,...
Нейролингвистическое программирование или сокращенно нлп – на сегодняшний день, пожалуй, самое популярное направление краткосрочных...
Художник тот, кто создает прекрасное iconРуководство по изучению нормативных материалов
Юрист – не тот, кто знает все законы (а общий их объем в электронном виде превышает 100 гб, что составляет около 31 миллиона страниц...
Художник тот, кто создает прекрасное iconТот, кто думает, что может обойтись без других, писал Ф. де Ларошфуко,...
«Тот, кто думает, что может обойтись без других, — писал Ф. де Ларошфуко, — сильно ошибается; но тот, кто думает, что другие не могут...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница