В американский период творчества


НазваниеВ американский период творчества
страница3/13
Дата публикации05.03.2013
Размер1.68 Mb.
ТипЛекция
userdocs.ru > Культура > Лекция
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

2. Концепция конфликта Р. Дарендорфа

Одним из наиболее видных разработчиков теории конфликта считается немецкий социолог ^ Ральф Дарендорф (р. 1929). Родился он в Гамбурге в семье члена германского рейхстага от социал-демократов. В годы пребывания у власти Гитлера активно участвовал в антинацистском сопротивлении, за что был арестован и посажен в тюрьму. После окончания Второй мировой войны Дарендорф изучал философию и классическую филологию в Гамбургском университете (став доктором философии в 1952 г.), а также социологию в Лондонской школе экономии (получив степень доктора в 1956 г.). Затем он работал профессором социологии в Гамбургском, Тюбингенском и других университетах Германии. Одновременно ученый сотрудничал с Центрами передовых исследований в Колумбийском и Принстонском университетах (США).

В 1974 г. Дарендорф переехал в Великобританию, заняв пост директора Лондонской школы экономии. В это же время он работал в ряде общественных организаций, в том числе в Королевской комиссии по юридическим службам и в Комиссии по надзору за финансовыми организациями. Однако это не мешало ему вести активную и плодотворную научную деятельность, вылившуюся в издание свыше сорока книг, среди которых можно назвать «Социальные классы и классовый конфликт в индустриальном обществе» (1957), «Общество и демократия в Германии» (1967), «Homo Sociologicus» (1968), «Новая свобода» (1975), «Современный социальный конфликт» (1988), «Размышления о революции в Европе» (1990), «После 1989» (1997), «Университеты после коммунизма» (2000).

Несмотря на свои симпатии к марксизму, Дарендорф испытал на себе глубокое влияние структурного функционализма. Однако в отличие от функционалистов он считал, что общество имеет две грани (согласия и конфликта), поэтому социальную теорию, по его мнению, следует разделить на две части — теорию согласия и теорию конфликта. Теоретики согласия должны исследовать ценностную интеграцию в обществе, а теоретики конфликта — изучать столкновение интересов и принуждение, которое объединяет общество перед лицом этих конфликтов.

При этом немецкий социолог полагал, что общество не может существовать как без согласия, так и без конфликтов, являющихся предпосылкой друг друга. Поэтому не может быть конфликта, если нет некоего предшествующего согласия. Так, маловероятно, что французские домохозяйки будут конфликтовать с чилийскими шахматистами, ибо между ними нет контакта, а стало быть, и предшествующего согласия, кое могло бы стать основой для конфликта.

Признавая взаимосвязь согласия и конфликта в жизни общества, Дарендорф, тем не менее, с сомнением относился к возможности разработки единой социологической теории, включающей в себя оба вышеуказанных момента. Поэтому свою задачу он видел в создании теории конфликта, чему был посвящен ряд его работ, наиболее важной из которых является книга «Социальные классы и классовый конфликт в индустриальном обществе» (1957).

Как теоретик конфликта, немецкий социолог утверждал, что общество объединяет не добровольная кооперация и добровольное согласие, а «навязанное принуждение», ибо разные позиции в социальной структуре обладают разным объемом властных полномочий. Причем власть принадлежит не индивидам, но позициям. Такое утверждение приводит Дарендорфа к его основополагающему тезису о том, что дифференциальное распределение власти «неизбежно становится определяющим фактором систематических социальных конфликтов».

И коль скоро структурное происхождение таких конфликтов следует искать в распределении социальных ролей, то первой задачей для немецкого теоретика становится определение различных властных ролей в обществе. И здесь выявляется, что власть всегда подразумевает как превосходство, так и подчинение; что занимающие властные позиции хотя и контролируют подчиненных, т. е. доминируют, но благодаря ожиданиям, а не в силу собственных психологических качеств. И поскольку власть принадлежит позициям (занимаемым местам в структуре), а не людям (индивидам самим по себе), то она непостоянна. Так, облеченный властью в одной группе не обязательно занимает властное положение в другой.

Отсюда следует, что общество состоит из ряда элементов, которые Дарендорф называл императивно координированными ассоциациями. Их можно рассматривать как объединения людей, которые контролируются другими, занимающими более высокое положение в иерархической структуре. И поскольку общество содержит множество таких ассоциаций, индивид может занимать властное положение в одной и подчиненное в другой.

Люди, занимающие властные и подчиненные позиции, имеют интересы «противоположные по сути и направлению». Так в теорию немецкого социолога вводится другой ключевой термин — интересы. Конкретно они выражаются в том, что в каждой ассоциации те, кто занимают господствующие позиции, стараются сохранить status quo, а те, кто находятся в позиции подчиненных, жаждут изменений. Поэтому во все времена в каждой ассоциации присутствует, по крайней мере, скрытый конфликт интересов. А это означает, что легитимность власти всегда ненадежна.

Далее Дарендорф рассматривает развертывание конфликтов, исходя из определенных состояний общественных структур. Оно, как правило, связано с образованием конфликтных групп, которые в своем становлении проходят три этапа. Первый этап характеризуется тем, что в некоем социальном единстве начинают выделяться «два агрегата социальных позиций», в которых смутно предугадываются две противоборствующие стороны будущего конфликта. Эти агрегаты представителей социальных позиций не являются в точном смысле социальной группой. Их скорее можно назвать квазигруппой. Представители этих квазигрупп еще четко не осознают свои интересы, потому что последние находятся пока что в латентном состоянии.

^ Второй этап развития конфликта состоит в фактическом осознании членами общности латентных интересов и, как следствие, в превращении квазигрупп в действительные группы. Так в результате кристаллизации позиций и осознания их противоборствующими сторонами возникают группы интересов. Разумеется, кристаллизация происходит при наличии определенных условий. Это могут быть личные, идеологические, социальные, политические и другие условия. И если отсутствуют некоторые или все из этих условий, то конфликты остаются пребывать в латентном состоянии, не переставая, однако, существовать.

И, наконец, третий этап, по Дарендорфу, заключается в наличии самих сформировавшихся конфликтов, которые предстают теперь как открытое столкновение между противоборствующими сторонами. При этом стороны, принимающие участие в конфликте, должны характеризоваться очевидной идентичностью, т. е. конфликт может происходить между нациями, политическими партиями и т. д. Если же такая идентичность отсутствует, то конфликты могут считаться в некоторой степени неполными, а стало быть, в целом каждый конфликт обретает свою окончательную форму, когда участвующие в нем стороны с точки зрения организации оказываются идентичными.

Следующий важный вопрос, затрагиваемый немецким социологом, касается переменных социальных конфликтов, или границ, в которых они могут осуществляться. И этими двумя переменными он считает интенсивность и насильственность. В этом смысле конфликты могут быть более или менее интенсивными и более или менее насильственными. Причем обе переменные изменяются независимо друг от друга: не каждый насильственный конфликт непременно является интенсивным, и наоборот.

Переменная насильственности, по мнению Дарендорфа, относится к формам проявления социальных конфликтов и подразумевает те средства, которые используют противоборствующие стороны для реализации своих интересов. При этом наиболее важными крайними позициями на шкале насильственности оказываются война (в том числе и гражданская война), а также вооруженная борьба вообще. Они обозначают один полюс, в то время как другой могут представлять беседа, дискуссия, переговоры в соответствии с правилами вежливости. Между этими полюсами находится большое количество более или менее насильственных форм межгрупповых столкновений — забастовка, драка, конкуренция, попытка взаимного обмана, ожесточенные дебаты и т. д.

Переменная интенсивности выражает степень участия людей в том или ином конфликте. При этом чем большее значение придают участники столкновению, тем оно интенсивнее; и тем ожесточеннее борьба, чем выше цена поражения. На интенсивность конфликтов, по мнению немецкого социолога, влияет ряд факторов. Так интенсивность конфликтов снижается, если участвующие в них стороны обладают определенной мобильностью и не привязаны жестко к своей общественной позиции. Другим важным фактором снижения интенсивности конфликтов является социальный плюрализм.

Существенное внимание в своих работах Дарендорф уделяет проблеме преодоления конфликтных ситуаций. И здесь он сразу же отмечает, что подавление социальных конфликтов, которое нередко рекомендовалось в истории философско-политической мысли как уместное, на деле является не только аморальным, но и малоэффективным средством. В той мере, в какой социальные конфликты пытаются подавить, растет из злокачественность и интенсивность. С другой стороны, неплодотворной оказывается и «отмена» конфликтов, каковой является любая попытка в корне ликвидировать существующие противоречия. Дело в том, что социальные конфликты, т. е. систематически вырастающие из социальной структуры противоречия, в принципе устранить невозможно.

И коль скоро конфликты невозможно устранить, полностью «разрешить» или отменить, то единственным эффективным способом их ослабления, по Дарендорфу, является их регулирование. Но здесь ученый сразу же замечает, что конфликты не исчезают посредством регулирования и не обязательно утрачивают свою интенсивность, однако, в этом случае они становятся, по меньшей мере, контролируемыми, а их творческая мощь ставится на службу постепенному развитию социальных структур.

Существует ряд форм регулирования конфликтов, к которым относятся 1) переговоры, 2) посредничество, 3) арбитраж, 4) обязательный арбитраж. Переговоры предполагают создание специального органа, в котором конфликтующие могли бы встречаться и обсуждать наиболее острые и неотложные вопросы, связанные с урегулированием конфликта. Однако если они остаются безрезультатными, рекомендуется привлечение «третьей стороны», не участвующей в конфликте. И наиболее мягкой формой участия третьей стороны является посредничество, предполагающее, что противоборствующие стороны время от времени выслушивают посредника и рассматривают его предложения. Если и посредничество оказывается неэффективным средством регулирования конфликта, то необходимо сделать следующий шаг к арбитражу, что предполагает обращение к третьей стороне и выполнение предлагаемых ею решений, которые являются обязательными. Если и этого становится недостаточно, то следует использовать обязательный арбитраж, который находится уже на грани между регулированием и подавлением. Этот метод может быть эффективным для сохранения целостности государств, а также для обеспечения мира в международной области.

И все же при этом немецкий социолог постоянно подчеркивает, что конфликтные ситуации не исчезают путем регулирования, ибо там, где существует общество, неизбежно также существуют и конфликты. Однако бороться с насильственными формами конфликтов и делать их менее жестокими и интенсивными — задача вполне выполнимая. Поэтому пусть «конфликт является отцом вещей, т. е. движущей силой изменений», но он не должен быть войной, и тем более войной гражданской. Отсюда вытекает либеральная программа регулирования протекания конфликтов посредством создания высокомобильного общества, где нет существенных препон для продвижения к более значимым статусным позициям, чем были унаследованы людьми.

Итак, Дарендорф, в отличие от функционалистов, уделял больше внимания неустойчивости социальных структур, чем их равновесию, рассматривал то, как элементы общества способствуют изменению, а не стабильности, изучал виды конфликтов и принуждения, а не нормативные ограничения. Поэтому неслучайно его теорию критиковали (и вряд ли заслуженно) за пренебрежение порядком и стабильностью.

^ 3. Л. Козер и его социология конфликтов

В 50 — 60-е гг. прошлого века парадигму конфликта, наряду с Дарендорфом, особенно активно разрабатывал Льис Козер (1913 — 2003), американский социолог и конфликтолог. Его основные работы, посвященные данной теме, следующие: «Функции социального конфликта» (1956), «Социальный конфликт и теория социального изменения» (1958), «Этапы изучения социального конфликта» (1967).

Как и его немецкий коллега, Козер противопоставляет собственную теорию социального конфликта функционализму, делавшему упор в своих исследованиях на стабильности и равновесии социальных систем. Более того, он полемизирует с теми, кто рассматривает конфликт как сугубо дисфункциональное явление. Исходя из тезиса о неустранимости конфликтов из социальной жизни, а также из утверждения о способности межсубъектных столкновений выполнять интегрирующую и стабилизирующую роль, американский социолог заявляет, что «в различных социальных условиях социальные конфликты выполняют позитивные функции». «Конечно, — добавляет Козер, — не любой и не все социальные конфликты выполняют позитивные функции, но социолог должен выявить те социальные контексты и те условия, в которых социальный конфликт помогает скорее выздоровлению, чем загниванию общества или его составляющих».

Таким образом, для американского социолога конфликты — не социальные аномалии, а необходимые, нормальные и естественные формы существования общественной жизни. Дело в том, что почти в каждом акте социального взаимодействия заключена возможность конфликта. Причем конфликт, в трактовке Козера, предстает как противоборство социальных субъектов (каковыми могут быть как индивиды, так и группы), возникающее из-за дефицита власти, ресурсов, средств, необходимых для удовлетворения ценностных притязаний, и предполагающее нейтрализацию, ущемление или уничтожение (будь оно символическое, идеологическое или практическое) противника. Поэтому конкретными инициаторами обострения отношений и доведения их до уровня конфликтных ситуаций являются чаще всего представители тех общественных групп, которые считают себя социально ущемленными в силу нарушения принципов социальной справедливости. И чем устойчивее их уверенность в этом, тем активнее они инициируют конфликты и тем чаще облекают их в противоправные или насильственные формы.

Но американского социолога интересует в большей степени не эта негативная и дезинтегрирующая сторона социальных конфликтов, а их позитивные функции, к которым он относит группосозидающие и группосохраняющие. Ведь благодаря конфликту происходит разрядка напряженности между противоборствующими сторонами. Кроме того, важными оказываются коммуникативно-информационная и связующая функции конфликта, поскольку на основе получения необходимой информации и установления коммуникативных связей, вслед за которыми становится реальным партнерское взаимодействие, враждебные отношения могут быть заменены дружественными. И, наконец, конфликты, по Козеру (и здесь от солидарен с Дарендорфом), выполняют такую важную функцию, как стимулирование социальных изменений.

Американский социолог заканчивает свое исследование о функциях конфликта очень существенным выводом. По его мнению, дело не в конфликте как таковом, а в характере самой социальной структуры, или социальной системы. Поэтому конфликт, как правило, оказывается дисфункциональным для тех социальных систем, которые характеризуются жесткостью своих структур, способствующей аккумуляции враждебных чувств и настроений.

В этой связи Козер выделяет два типа социальных систем, различающихся между собой характером отношения к общественным конфликтам. Первый тип — твердые, или жесткие, системы деспотически-тоталитарного характера, внутри которых может господствовать идеологическое табу на упоминания о существовании внутренних конфликтов. В таких государственных системах отсутствуют институциональные политико-юридические механизмы разрешения социальных конфликтов, отвечающие естественноправовым критериям цивилизованности. А реакция государственных механизмов на отдельные вспышки конфликтных отношений имеет жесткий или даже репрессивный характер. Внутри подобного рода социальных систем у индивидов и групп не вырабатываются навыки конструктивного поведения в условиях конфликтов, а у самих конфликтов нет возможности играть конструктивную роль в жизни общества и государства. В социальных системах второго типа, называемых американским социологом гибкими, существуют официально признанные, активно практикуемые институциональные и внеинституциональные средства регулирования конфликтов. Это позволяет социальному мышлению совершенствовать навыки их разрешения, разрабатывать и предлагать сторонам большой спектр компромиссных выходов, выявлять в самих конфликтах конструктивные элементы.

Расхождения социальных систем во взглядах на конфликты непременно сказывается и на судьбах этих систем. Твердо-жесткие системы, не адаптированные к объективной логике неизбежного существования конфликтов, постепенно разрушаются от идущих изнутри возмущений социальной материи. Там, где нет разработанных эффективных и уже апробированных экономических, политических и правовых средств по предупреждению и нейтрализации конфликтов, возникновение последних дает максимально деструктивный эффект. На социодинамике конфликтов отрицательно также сказывается негибкость позиции государства, не имеющего в своем распоряжении альтернативных средств и методов по урегулированию конфликтных ситуаций. И напротив, гибкие социальные макросистемы, в силу их адаптированности к подобным возмущениям, оказываются более долговечными. Они воспринимают серии типовых конфликтов как сигналы о необходимости саморегуляции, коррекции собственных стратегий в виде определенных внутренних перестроек в соответствии с изменившимися социальными условиями.

Подводя итог вышесказанному, отметим, что парадигма структурного функционализма и парадигма конфликта являются диаметрально противоположными. Если первая утверждает, что социальная жизнь основывается на взаимодействии и сотрудничестве, что социальные системы стремятся к устойчивости, что они строятся на согласии; то вторая, напротив, подчеркивает, что социальная жизнь порождает конфликты, что социальные системы оказываются разбираемыми противоречиями и что эти противоречия, в конечном счете, ведут существенным изменениям данных систем.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

В американский период творчества iconГригорян Арам
Феофана Грека. Период его творчества на Руси приходится на последнюю четверть 14 века, и начало 15. Это период становления русской...
В американский период творчества iconМарина Куропаткина Американский кокер-спаниель Всё о собаках Марина...
Американский кокер-спаниель – красивая собака с длинной, шелковистой шерстью, большими глазами и длинными ушами. Это животное при...
В американский период творчества iconАбиссинская Агути Альпака Американский крестед Американский тедди...
Свинка – живое существо, и ей тоже хочется, чтобы условия ее проживания были комфортными
В американский период творчества iconДжеймс линкольн коллиер луи армстронг американский гений москва
...
В американский период творчества iconОбщая характеристика творчества А. С. Пушкина  (тезисы)
Для этого мы даем общую характеристику не только каждого из периодов творчества Пушкина, но и его по­этического мира в целом (ключевые...
В американский период творчества iconНа Красной планете успешно сел американский марсоход Curiosity
...
В американский период творчества iconПрограмма XIII фестиваля развития и позитивного творчества «Сказочный Город»
Школа Скоморошества, Академия Мира-Творчества, учредитель и руководитель клуба творческой самореализации "Радуга", основатель Школы...
В американский период творчества iconПрограмма XIII фестиваля развития и позитивного творчества «Сказочный Город»
Школа Скоморошества, Академия Мира-Творчества, учредитель и руководитель клуба творческой самореализации "Радуга", основатель Школы...
В американский период творчества iconАмериканский футбол. Правила игры Регион-pro. Санкт-Петербург. 2007
Американский футбол [Текст]/ Пер с англ. – А61 спб.: «Регион-Про», 2007. – 428 с. – 5000 экз
В американский период творчества iconСтрана. Время работы. Период творчества Стилевая принадлежностьКартины
Моне начинает работать рельефным мазком, передающим трепет листвы, мерцание солнечных бликов на воде, тени от скользящих по небу...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница