В американский период творчества


НазваниеВ американский период творчества
страница4/13
Дата публикации05.03.2013
Размер1.68 Mb.
ТипЛекция
userdocs.ru > Культура > Лекция
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Литература

Бачинин В. А., Сандулов Ю. А. История западной социологии. СПб., 2002. С. 263-265.

Волков Ю. Г., Нечипуренко В. Н., Самыгин С. И. Социология: история и современность. М. — Ростов-на-Дону, 1999. С. 479-484; 623-633.

Громов И. А., Мацкевич А. Ю., Семенов В. А. Западная теоретическая социология. СПб., 1996. С. 189-196.

Дарендорф Р. От социального государства к цивилизованному сообществу // Полис. 1993. № 5. С. 31-35.

Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта // Социологические исследования. 1994. № . 5. С. 142-147.

Дарендорф Р. После 1989: Мораль, революция и гражданское общество. М., 1998.

Дарендорф Р. Современный социальный конфликт. М., 2002.

Зборовский Г. Е. История социологии. М., 2004. С. 452-458.

История социологии / Под общ. ред. А. Н. Елсукова и др. Мн., 1997. C. 209-215.

История теоретической социологии: В 4-х т. / Отв. ред. и сост. Ю. Н. Давыдов. М., 2002. Т. 3. С. 407-424.

Капитонов Э. А. Социология ХХ века. Ростов на Дону, 1996. С.

Козер Л. Функции социального конфликта // Американская социологическая мысль: Тексты. М., 1996. С. 542-546.

Козер Л. Завершение конфликта // Американская социологическая мысль: Тексты. М., 1996. С. 546-555.

Козер Л. Функции социального конфликта. М., 2000.

Козер Л. А. Мастера социологической мысли. Идеи в историческом и социальном контексте. М., 2006.

Коллинз Р. Мой путь // Социологические исследования. 2006. № 11. С. 125-131.

Ритцер Дж. Современные социологические теории. М. — СПб., 2002. С. 145-160.

Степаненкова В. М. Понятие социального конфликта в теории Р. Дарендорфа // Социологические исследования. 1994. № 5. С. 141-142.

Танчер В. В. Льюис Козер: функциональность конфликта и польза несогласия в науке // Современная американская социология / Под ред. В. И. Добренькова. М., 1994. С. 265-273.

Турен A. Новые социальные конфликты // Социология: Хрестоматия / сост. Ю. Г. Волков, И. В. Мостовая. М., 2003. С. 370-385.

^ ЛЕКЦИЯ XIII

БИХЕЙВИОРИЗМ

И ТЕОРИИ СОЦИАЛЬНОГО ОБМЕНА

1. Бихейвиоризм и необихейвиоризм

в психологии и социологии

Рассмотрение бихейвиористских концепций и теорий социального обмена в одной лекции представляется нам вполне закономерным в виду того, что основываются они на одних и тех же методологических принципах. Прежде всего, следует отметить, что как бихейвиористские, так и необихейвиористские учения стремятся реализовать как можно наиболее полно методологические установки философии позитивизма и неопозитивизма, что предполагает абсолютизацию стандарта научного исследования, сложившегося в естествознании, стремление полностью устранить ценностные установки как препятствующие достижению истинности познания, использование принципов верификации (эмпирической проверки) и операционализма и т. д. Кроме того, в основе бихейвиоризма лежит понимание поведения человека и животных как совокупности двигательных процессов (реакций) и сводимых к ним вербальных ответов на воздействие внешней среды (стимулы). Из этого вытекает отказ от признания роли любых внутренних (психологических) звеньев, опосредующих ответы человека, и объяснение его поведения с помощью однозначной схемы «стимул — реакция».

Следуя в русле бихейвиористских и необихейвиористских установок, теории социального обмена также базируются на концепции оперантного обусловливания поведения, выступающего в виде «закона выгоды», которому подчиняется социальный обмен. В результате поведение человека описывается посредством «выплат» (реакций) на те или иные «награды» (стимулы), которые он получает. Вследствие этого удачный «обмен» закрепляется и воспроизводится, а неудачный — отбрасывается. Одним словом, и бихейвиоризму и теориям социального обмена свойственен явный позитивистский крен, который находит свое выражение в натурализме, объективизме и, как следствие, в крайнем сциентизме.

Бихейвиоризм возникает прежде всего как теория, являющаяся антиподом субъективной (интроспективной) психологии, которая сводила психическую жизнь людей к «фактам сознания». Его основателем стал Джон Уотсон (1878 — 1958), который утверждал, что действия животных допускают строго механическое объяснение без прибегания к понятиям «душа», «психика» или «сознание». И поскольку человеческое поведение в принципе ничем не отличается от поведения животных, то его объяснение может быть сведено к схеме «стимул — реакция» (S  R).

«Бихейвиоризм в своем стремлении создать единую схему анимальных реакций, — писал американский ученый, — не признает разграничительной линии между человеком и животным», а посему «поведение человека во всех его тонкостях и сложности составляет только часть общей схемы исследований бихейвиориста». В этой связи Уотсон утверждал, что речевая деятельность, свойственная человеку, подчиняется принципу условного рефлекса и что в составе мышления нет ничего, кроме речевых реакций. Более того, он доказывал, что человек мыслит не образами, а мышцами.

И коль скоро даже речь человека не может быть выведена за пределы его двигательного опыта, то бихейвиоризму следует им и ограничить зону познания. В результате поведение в бихейвиористской трактовке приобретает однозначный смысл, так как из него исключаются а) факты сознания (субъективная мотивация и ценностные установки) и б) нейрофизиологический субстрат. Так возникает весьма упрощенная формула «стимул — реакция» как конечная единица отношений организма к среде.

Отсюда вытекает и основной постулат бихейвиоризма: психология должна изучать поведение, а не сознание, поскольку последнее в принципе ненаблюдаемо. Само же поведение представляет собой совокупность реакций на набор фиксируемых стимулов, и не более того. Что касается субъективной стороны поведения, то (считая мозг «таинственным ящиком», содержание которого недоступно непосредственному наблюдению) Уотсон его просто полностью игнорировал.

Это нашло свое отражение в выдвинутой им программе научения, которая строилась с расчетом на то, чтобы путем повторения внешних воздействий заложить в организм не сумму впечатлений и идей, а определенный набор двигательных реакций. Причем научение основывалось на том, что успешная, т. е. результативная реакция и впредь будет иметь тенденцию к воспроизводству при аналогичных условиях и стимулах. В этом проявляется бихейвиористский «закон эффекта». Закрепление же самих реакций подчиняется другому закону — «закону упражнения», который утверждает, что многократные повторения одних и тех же реакций в ответ на одни и те же стимулы автоматизирует эти реакции. В результате вырисовывается радужная перспектива, что любого индивида можно снабдить любым набором адаптивных (приспособительных) реакций, которые позволят организовать его поведение так, чтобы оно выступало в общественно приемлемых формах. Таким образом, руководствуясь бихейвиористской теорией, станет возможным разрешить «на научной основе» многие острые социальные проблемы и тем самым установить в обществе согласие и порядок.

В 30-е гг. в связи с кризисом в психологии в рядах бихейвиористов возникает стремление задуматься над возможностью, как распространить методологию бихейвиоризма на игнорируемые им прежде стороны человеческой деятельности — субъективные мотивы и побуждения.

Решение этой задачи поставили своей целью Э. Толмен и К. Халл. ^ Эдвард Толмен (1886 — 1959) стал инициатором исследования «медиаторов», т. е. внутренних процессов сознания, совершающихся между стимулом и реакцией. Исходя из того, что «медиаторы» — это не фикции, а реальные факторы поведения, он доказывал, что для них должны существовать столь же объективные показатели, какими пользуются при изучении доступных внешнему наблюдению стимулов и реакций.

С этой целью Толменом вводится понятие промежуточных переменных, под которыми подразумевается совокупность познавательных и побудительных факторов, действующих между непосредственными стимулами и ответным поведением. Поставив большое количество экспериментов над крысами, ученый пришел к выводу, что эти животные обнаруживают своего рода изобретательность, заключающуюся в том, что, решая какие-то поставленные им проблемы, они намечают и проверяют «гипотезы».

В связи с этим Толменом по-новому были оценены два главных закона «классического» бихейвиоризма: закон упражнения и закон эффекта. По мнению американского ученого, истинный смысл упражнения состоит в образовании определенных познавательных структур. Крыса, например, научается находить в лабиринте путь к пище благодаря тому, что у нее «в уме» складывается «познавательная карта» этого пути, а не простая сумма двигательных навыков. Устремленное к цели животное различает сигналы среды, связывая с ними ожидания (expectations). И если ожидания не подтверждаются, то поведение нарушается. Стало быть, усвоенная животным «познавательная карта» подкрепляется ожиданием и его подтверждением, а не самим по себе удовлетворением потребности.

Разработанные Толменом положения дали повод назвать его концепцию научения «познавательной». И действительно она являла собой попытку включить в систему бихейвиористских понятий познавательный или, говоря современным языком, информационный фактор. Однако ученый сразу же столкнулся с трудностями, которых не существовало для Уотсона, полагавшего, что стимул автоматически производит движения. У Толмена же прямая связь между стимулом и реакцией прерывалась промежуточными звеньями («познавательными картами», или «гипотезами»). Но как объяснить тогда, не покидая естественнонаучной почвы, способность образа управлять реальным мышечным действием? На это ученый не мог дать вразумительного ответа.

В отличие от Толмена, ^ Кларк Халл (1884 — 1952) утверждал, что психологии не хватает гипотетико-дедуктивных методов, которыми так сильна физика, а также математического аппарата, позволяющего в уравнениях выразить все комплексное поведение организма. В этой связи он считал, что толменовские промежуточные переменные должны получить точную количественную характеристику, и верил, что математические формулы сами по себе обеспечат однозначное понимание поведения и его законов. Главным же признаком научения Халл признавал редукцию (ослабление) потребности, а не просто смежность стимула и реакции (Уотсон) и не познавательные факторы (Толмен).

Но постепенно в кругах необихейвиористов наступает разочарование в промежуточных переменных Толмена и Халла и намечается возврат к «радикальному» (т. е. первоначальному) бихейвиоризму. И знаковой фигурой здесь становится Беррес Фредерик Скиннер (1904 — 1990). Мировую известность ему как ученому принес так называемый «скиннеровский ящик» — специальная методика обучения, при которой подопытные животные получают подкрепление только после того, как производят какую-либо операцию: например, нажимают на рычаг. И все же наиболее значимой для развития социальной теории, и в частности теории обмена, стала его книга «По ту сторону свободы и достоинства» (1971), где американский ученый ставит задачу объяснить, каким образом поведение человека как некой материальной системы соотносится с теми условиями, в которых эволюционировал человеческий вид, а также с условиями, в которых существует данный индивид. С этой целью, пишет Скиннер, «мы можем, последовав примеру физики и биологии, обратиться непосредственно к отношению между поведением и окружением и пренебречь мнимыми опосредующими состояниями сознания». И, более того, при научном анализе поведения нет надобности в том, чтобы раскрывать состояние сознания, чувства, черты характера, планы, замыслы, настроения и желания автономного человека. Устранив сферу человеческого сознания, американский ученый считает необходимым рассматривать поведение людей в качестве «реакций на стимулы». При этом вся его «технология поведения» строится на принципе дрессуры, т. е. формировании соответствующих реакций на воздействие окружающей среды. С помощью системы поощрений или порицаний поведение человека можно запрограммировать в нужном направлении. И коль скоро индивид является всего лишь производным среды, то он «не может считаться ответственным за то, что делает». Но освобожденный от ответственности, он лишается свободы и достоинства и становится всего лишь марионеткой, которой можно произвольно манипулировать.

Однако Скиннера такой исход ничуть не смущает и не пугает, ибо его задача состоит в том, чтобы сформировать общности людей, основанные на идеях оперантного бихейвиоризма, т. е. полностью интегрировать индивидов в «систему позитивного подкрепления через поведение» и тем самым создать общество («общество зомби»), где полностью отпадет необходимость в каких-либо репрессивных институтах. Тем не менее, идеи американского социального психолога получили широкое распространение и не только в психологии, но и в других гуманитарных науках. В частности, его считают непосредственным предтечей социологической теории обмена, разработанной Дж. Хомансом, к рассмотрению которой мы переходим.

^ 2. Теория социального обмена Дж. Хоманса

Джордж Каспар Хоманс (1910 — 1989), американский социальный психолог и социолог, родился в Бостоне, сформировался как ученый стенах Гарвардского университета и разделял в начале своей научной карьеры взгляды представителей структурного функционализма. Написанная им в функционалистском ключе работа «Человеческая группа» (1956), была высоко оценена Р. Мертоном, который даже написал к ней предисловие, и создала автору имя и известность как талантливого методолога.

Однако уже в начале 60-х гг. Хоманс отходит от функционализма и провозглашает своим научным кредо «предельный психологический редукционизм», предполагающий, что исходной клеточкой исследования должно стать элементарное социальное поведение, т. е. непосредственное взаимодействие между индивидами, а в основе последнего должен лежать принцип универсального обмена. Разрабатывая данный подход, американский социолог написал ряд работ, среди которых наиболее значимыми являются «Социальное поведение: его элементарные формы» (1961), «Природа социальной науки» (1967), «Определенности и сомнения» (1987).

Концепция социального обмена создается Хомансом как антипод структурного функционализма, который, по мнению ученого, предал забвению человека и, как следствие, игнорировал элементарные процессы социального взаимодействия, образующие реальный фундамент общественной жизни. Хоманс же, напротив, сосредоточивает свое внимание на элементарных формах поведения и субинституциональном уровне анализа. Поэтому исходным пунктом его исследования становится поведение отдельных человеческих существ, а не поведение в группах или обществах как таковых.

Но «поведение человека именно как человека», согласно Хомансу, является «компетенцией психологии». Вот почему психологические принципы должны составить основу разрабатываемой им теории. А если говорить более конкретно, то этими принципами должны стать основоположения бихейвиоризма. Неслучайно свои рассуждения американский социолог начинает с разбора экспериментов Скиннера с голубями. Голубь, помещенный в клетку, движется внутри нее и поклевывает. Осуществляя это действие, он ненароком попадает клювом в окрашенную точку. Вследствие этого попадания срабатывает механизм, и голубь получает зерно. Когда данное действие (названное оперантным) повторяется, механизм срабатывает вновь, и голубь опять получает зерно. Тогда возникает вероятность, что он повторит такое поведение (т. е. клюнет в мишень), чтобы снова получить пищу, которая становится подкреплением его поведения. В результате голубь получает оперантную тренировку, или, проще говоря, научается клевать в определенную точку, за что и вознаграждается.

Этот опыт Скиннера с голубем Хоманс переносит на поведение людей. Он утверждает, что люди вступают в отношение с другими в ожидании того, что это будет вознаграждено, и поддерживают связи со старыми партнерами, а также расширяют свое взаимодействие с ними, потому что эти действия вознаграждаются. Причем взаимодействие с другим человеком может быть непосредственно вознаграждаемым, как, например, в любви или общении, или же может приносить опосредованное вознаграждение в виде помощи соседа либо совета коллеги. Таким образом, ведущим фактором всякого социального взаимодействия, по мнению ученого, оказывается заинтересованность индивида в вознаграждении или получении выгоды. Эта выгода не обязательно является материальной. Она может включать в себя духовные ценности, а также поиск личных преимуществ или положительных эмоций.

Одним словом, концепция социального взаимодействия как социального обмена строится у Хоманса на предположении, что люди стремятся обрести какие-то вознаграждения, вступая в контакты с себе подобными. Одновременно другие ожидают от них того же. В силу того, что индивиды берут на себя хлопоты по оказанию услуг не только друзьям, но знакомым и даже незнакомым, они создают социальные обязательства. И тот, кто не выполняет своих обязательств за оказанные ему услуги, тем самым лишает других стимула продолжать с ним дружеские отношения. Кроме того, очень вероятно, что такой индивид будет обвинен в неблагодарности. Именно такое обвинение показывает, что люди ожидают взаимности за добровольно оказываемые услуги. Оно также служит социальной санкцией, чтобы отвратить людей от пренебрежения своими социальными обязательствами.

Итак, когда оказанные услуги сопровождаются оказанием ответных услуг, обе стороны получают выгоды от сотрудничества, и их обмен, связанный с вознаграждением, «подкрепляет» социальные узы между ними.

Существенно то, что не только индивиды, но и группы, т. е. организованные общности, также участвуют в социальном обмене. Например, медработники получают эксклюзивное право заниматься врачеванием в обмен на принятие на себя обязательств удовлетворять потребности сообщества в медицинских услугах, или же политическая партия делает в своей программе уступки заинтересованной группе в обмен на поддержку во время выборов.

Таким образом, обменные акты рассматриваются Хомансом как элементарные социальные действия, на которых покоятся все уровни общественной и индивидуальной жизни. При этом ученый подчеркивает, что обмен выгодами не следует трактовать в сугубо экономическом смысле как «куплю-продажу», что было бы весьма примитивным его толкованием. Здесь имеются в виду отношения между людьми более широкого плана, связанные с социальным «присвоением» качеств, характеристик, свойств личности другими.

Свое понятие обмена как основного способа поведения людей в процессе взаимодействия американский социолог раскрывает в шести аксиомах (постулатах) обмена. К ним относятся:

1. Аксиома успеха: чем чаще какое-либо действие человека приводит к получению вознаграждения, тем более вероятно, что он вновь поступит также.

2. Аксиома стимула: если в прошлом какой-либо стимул или их совокупность были связаны с вознаграждением за определенные действия, тогда вероятность того, что человек в будущем вновь воспроизведет такое же или аналогичное действие, выше при условии, что новые стимулы похожи на прошлые.

3. Аксиома ценности: чем большую ценность представляет для человека результат его действия, тем выше вероятность того, что он так поступит.

4. Аксиома депривации (пресыщения): чем чаще в недавнем прошлом индивид получал определенную награду, тем менее ценным становится для него любое ее последующее получение.

5. Аксиома агрессии — одобрения: а) если действие индивида не вызывает ожидаемого вознаграждения или неожиданного наказания, он испытывает чувство негодования, и возрастает вероятность того, что более ценным для него станет агрессивное поведение; б) если действие индивида ведет к ожидаемому вознаграждению или даже к большему, чем он ожидал, и одновременно не приводит к ожидавшемуся наказанию, повышается вероятность того, что он вновь проявит одобряемое поведение, так как оно будет для него более ценным.

6. Аксиома рациональности: при выборе между альтернативными действиями индивид изберет то, для которого ценность результата, помноженная на вероятность его получения, наибольшая.

Перечисленные выше аксиомы (постулаты) теории обмена, безусловно, имеют важное значение для оптимизации поведения людей и их взаимодействия в самых различных социальных структурах или сферах. Тем самым нельзя не признать полезность знания некоторых закономерностей человеческого поведения, открытых и описанных Хомансом. Однако сразу же бросается в глаза, что американский социолог, сводя все многообразие общественных отношений к обмену в рамках межличностного взаимодействия, явно недооценивает роль макроструктур и социальных институтов. Неслучайно его модель при переходе к макротеоретическому уровню анализа перестает работать.

К тому же, концепция Хоманса является явно редукционистской, на что, кстати, ученый сам обращал внимание, заявляя открыто, что он — «психологический редукционист». И этот редукционизм, в частности, проявляется в том, что американский социолог, основываясь на бихейвиористской идее «оперантного поведения», сводит все многообразие человеческих взаимодействий к обмену наградами и наказаниями. Более того, рассматривая сам обмен на уровне сознания, он фактически редуцирует социологическое к психологическому. И, наконец, Хоманс неправомерно сводит макросоциологическое к микросоциологическому, в связи с чем макропроцессы и макроструктуры преднамеренно остаются вне рамок его исследования.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

В американский период творчества iconГригорян Арам
Феофана Грека. Период его творчества на Руси приходится на последнюю четверть 14 века, и начало 15. Это период становления русской...
В американский период творчества iconМарина Куропаткина Американский кокер-спаниель Всё о собаках Марина...
Американский кокер-спаниель – красивая собака с длинной, шелковистой шерстью, большими глазами и длинными ушами. Это животное при...
В американский период творчества iconАбиссинская Агути Альпака Американский крестед Американский тедди...
Свинка – живое существо, и ей тоже хочется, чтобы условия ее проживания были комфортными
В американский период творчества iconДжеймс линкольн коллиер луи армстронг американский гений москва
...
В американский период творчества iconОбщая характеристика творчества А. С. Пушкина  (тезисы)
Для этого мы даем общую характеристику не только каждого из периодов творчества Пушкина, но и его по­этического мира в целом (ключевые...
В американский период творчества iconНа Красной планете успешно сел американский марсоход Curiosity
...
В американский период творчества iconПрограмма XIII фестиваля развития и позитивного творчества «Сказочный Город»
Школа Скоморошества, Академия Мира-Творчества, учредитель и руководитель клуба творческой самореализации "Радуга", основатель Школы...
В американский период творчества iconПрограмма XIII фестиваля развития и позитивного творчества «Сказочный Город»
Школа Скоморошества, Академия Мира-Творчества, учредитель и руководитель клуба творческой самореализации "Радуга", основатель Школы...
В американский период творчества iconАмериканский футбол. Правила игры Регион-pro. Санкт-Петербург. 2007
Американский футбол [Текст]/ Пер с англ. – А61 спб.: «Регион-Про», 2007. – 428 с. – 5000 экз
В американский период творчества iconСтрана. Время работы. Период творчества Стилевая принадлежностьКартины
Моне начинает работать рельефным мазком, передающим трепет листвы, мерцание солнечных бликов на воде, тени от скользящих по небу...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница