Указатель слов 360 Введение Пред­ла­гае­мая пуб­ли­ка­ция со­дер­жит пер­вый вы­пуск «Рус­ско­го эти­мо­ло­ги­че­ско­го сло­ва­ря»


НазваниеУказатель слов 360 Введение Пред­ла­гае­мая пуб­ли­ка­ция со­дер­жит пер­вый вы­пуск «Рус­ско­го эти­мо­ло­ги­че­ско­го сло­ва­ря»
страница1/44
Дата публикации01.06.2013
Размер3.7 Mb.
ТипУказатель
userdocs.ru > Литература > Указатель
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   44

Оглавление



Введение 7

Принятые сокращения 25

Литература. Источники 25

Языки и диалекты 47

Лингвистические термины 55

Прочие сокращения 56

Условные обозначения (знаки) 56

Словарь 59

Указатель слов 360


Введение


Пред­ла­гае­мая пуб­ли­ка­ция со­дер­жит пер­вый вы­пуск «Рус­ско­го эти­мо­ло­ги­че­ско­го сло­ва­ря» — да­лее РЭС — а имен­но, лек­си­ку на а  на­чаль­ное. Текст РЭС как та­ко­вой, т. е. сло­вар­ные ста­тьи, пред­ва­ря­ет­ся на­стоя­щим «Вве­де­ни­ем»1, со­дер­жа­щим по­яс­не­ния от­но­си­тель­но со­дер­жа­ния и за­дач сло­ва­ря (I), а так­же крат­кую ха­рак­те­ри­сти­ку сло­вар­ных ста­тей (II).
^

I. Пред­ва­ри­тель­ные за­ме­ча­ния


I.1. Ос­нов­ны­ми спра­воч­ни­ка­ми по рус­ской эти­мо­ло­гии ос­та­ют­ся опуб­ли­ко­ван­ный в се­ре­ди­не про­шло­го ве­ка «Russisches ety­mo­lo­gisches Wörterbuch» М. Фас­ме­ра (Vasm.) и — глав­ным об­ра­зом для рус­скоя­зыч­но­го чи­та­те­ля — его пе­ре­вод («Эти­мо­ло­ги­че­ский сло­варь рус­ско­го язы­ка» = Фасм. или «рус­ский Фас­мер»), вы­пол­нен­ный акад. О. Н. Тру­ба­че­вым.

В «По­сле­сло­вии» ко вто­ро­му из­да­нию «рус­ско­го Фас­ме­ра» он не без со­жа­ле­ния пи­сал об угас­шей в «за­ро­ды­ше» мыс­ли об «ис­прав­лен­ном и до­пол­нен­ном» но­вом из­да­нии, за­ме­чая, что за­ло­жен­ную Фас­ме­ром ос­но­ву «мож­но до­пол­нять и по­прав­лять бес­ко­неч­но» (Фасм. 1: 564—565). Как из­вест­но, пер­вое из­да­ние Фасм., вы­шед­шее в 1964—1973 гг., со­дер­жит мно­го­чис­лен­ные до­пол­не­ния (доп.) пе­ре­во­дчи­ка, по­ме­щен­ные в квад­рат­ных скоб­ках не­по­сред­ст­вен­но в тек­сте сло­ва­ря. Еще од­на се­рия доп. поя­ви­лась во вто­ром из­да­нии (1986—1987), на сей раз в ви­де от­но­си­тель­но не­боль­шо­го спи­ска в кон­це 3-го и 4-го то­мов. Сю­да при­мы­ка­ет ряд эти­мо­ло­ги­че­ских ил­лю­ст­ра­ций к про­грамм­ным су­ж­де­ни­ям О. Н. Тру­ба­че­ва в ци­ти­ро­ван­ном «По­сле­сло­вии» ко вто­ро­му из­да­нию.

В доп. к Фасм. за­тра­ги­ва­ют­ся: а) со­став слов­ни­ка — вклю­че­ние в не­го слов resp. сло­вар­ных ста­тей, от­сут­ст­вую­щих в Vasm.; пред­став­лен­ные в Vasm. б) эти­мо­ло­ги­че­ские тол­ко­ва­ния и в) да­ти­ров­ка наи­бо­лее ран­них пись­мен­ных фик­са­ций слов. Не­ред­ко доп. ис­чер­пы­ва­ет­­ся от­сыл­кой к пуб­ли­ка­ции, со­дер­жа­щей тот или иной на­уч­ный ре­зуль­тат.

За не­мно­го­чис­лен­но­стью этих ти­пов скры­ва­ет­ся со­дер­жа­тель­ное раз­но­об­ра­зие, пре­до­пре­де­лен­ное са­мим уст­рой­ст­вом «рус­ско­го Фас­ме­ра», ха­рак­те­ри­зую­ще­го­ся бо­гат­ст­вом слов­ни­ка (пре­ж­де все­го за счет об­шир­но­го пла­ста диа­лект­ной и ус­та­ре­лой лек­си­ки, вклю­чая толь­ко древ­не­рус­скую, а так­же то­по­но­ма­сти­че­ских дан­ных), зна­чи­тель­ной вре­мен­ной глу­би­ной ана­ли­за (от рус­ско­го и вос­точ­но­сла­вян­ско­го к пра­сла­вян­ско­му и ин­до­ев­ро­пей­ско­му) и его под­роб­но­стью, ши­ро­той при­вле­кае­мо­го язы­ко­во­го спек­тра (ин­до­ев­ро­пей­ский, ураль­ский, тюрк­ский и т. п.), мас­штаб­но­стью биб­лио­гра­фи­че­ско­го и т. п. ап­па­ра­та2. Доп. к Фасм. зна­чи­тель­но уве­ли­чи­ва­ют его ин­фор­ма­тив­ность, от­ра­жая не­ма­лую часть «по­сле­фас­ме­ров­ско­го» вкла­да в изу­че­ние рус­ско­го лек­си­ко­на.
I.2. РЭС вы­рос из по­пы­ток ав­то­ра этих строк осу­ще­ст­вить ос­тав­шее­ся не­реа­ли­зо­ван­ным на­ме­ре­ние О. Н. Тру­ба­че­ва от­но­си­тель­но но­вой се­рии доп. к Фасм. Ра­бо­та в дан­ном на­прав­ле­нии с са­мо­го на­ча­ла ста­ла пре­вра­щать­ся в не­что бо­лее раз­вер­ну­тое и мас­штаб­ное, не­же­ли по­доб­ная се­рия в том ви­де, в ка­ком она со­став­ля­лась О. Н. Тру­ба­че­вым3.

В этом нет ни­че­го уди­ви­тель­но­го: мас­са лек­си­че­ско­го ма­те­риа­ла, со­б­ран­но­го и опуб­ли­ко­ван­но­го во вто­рой по­ло­ви­не XX и в на­ча­ле XXI вв., пре­ж­де все­го в диа­лект­ных и ис­то­ри­че­ских сло­ва­рях (при том, что эти­мо­ло­ги­ей не пол­но­стью ос­вое­ны и ра­нее из­дан­ные ма­те­риа­лы, да­же сло­варь Да­ля = Д), тре­бу­ет но­вых сло­вар­ных ста­тей, от­сут­ст­вую­щих в Фасм. Имею­щие­ся в нем лек­си­че­ские, эти­мо­ло­ги­че­ские и биб­лио­гра­фи­че­ские све­де­ния мо­гут быть до­пол­не­ны прак­ти­че­ски по ка­ж­до­му сло­ву, как и све­де­ния, ка­саю­щие­ся хро­но­ло­гии пись­мен­ной ис­то­рии слов.

В от­ли­чие от со­дер­жа­щих­ся в Фасм. доп. О. Н. Тру­ба­че­ва, РЭС спо­со­бен вы­сту­пать как са­мо­стоя­тель­ный спра­воч­ник по рус­ской эти­­м­ол­огии, что обес­пе­чи­ва­ет­ся глав­ным об­ра­зом ко­ли­че­ст­вен­ны­ми по­­к­а­­за­те­лями. Слов­ник лек­си­ки, рас­смат­ри­вае­мой в на­стоя­щей кни­ге, за­­ме­тно пре­вы­ша­ет фас­ме­ров­ский на а  на­чаль­ное (≈ 1200 про­тив ≈ 450).

Од­на­ко в со­дер­жа­тель­ном от­но­ше­нии РЭС име­ет за­мет­ный изъ­ян, ог­ра­ни­чи­ваю­щий его ста­тус. Речь идет ско­рее о ма­те­риа­лах для пол­но­цен­но­го эти­мо­ло­ги­че­ско­го сло­ва­ря.

Сло­вар­ные ста­тьи РЭС со­сто­ят в ос­нов­ном из дан­ных, по­черп­ну­тых в диа­лект­ных и ис­то­ри­че­ских сло­ва­рях рус­ско­го язы­ка, и ре­фе­ра­тив­ных сво­док из эти­мо­ло­ги­че­ской ли­те­ра­ту­ры, пре­ж­де все­го эти­мо­ло­ги­че­ских сло­ва­рей (от­ку­да по пре­иму­ще­ст­ву чер­па­ет­ся и ино­языч­ная лек­си­ка), лишь в не­зна­чи­тель­ной сте­пе­ни ос­но­вы­ва­ясь на при­вле­че­нии и ана­ли­зе па­мят­ни­ков пись­мен­но­сти. Ме­ж­ду тем, мак­си­маль­но­го про­грес­са в срав­не­нии со сло­ва­рем Фас­ме­ра, как не раз ука­зы­ва­лось его кри­ти­ка­ми, глав­ным об­ра­зом оте­че­ст­вен­ны­ми (в осо­бен­но­сти та­ким про­ни­ца­тель­ным и же­ст­ким, как А. И. По­пов), мож­но до­бить­ся лишь при ин­тен­сив­ном и ква­ли­фи­ци­ро­ван­ном ис­поль­зо­ва­нии пер­во­ис­точ­ни­ков — ле­то­пи­сей и т. п. древ­них ак­тов (ср. об­су­ж­де­ние это­го во­про­са са­мим М. Фас­ме­ром в ZfslPh 29/2, 1961: 447). Оп­ре­де­лен­ным дос­ти­же­ни­ем в этом пла­не яв­ля­ет­ся сло­варь П. Я. Чер­ных (Черн.), ко­то­рый вы­год­но от­ли­ча­ет­ся от Фасм. раз­ра­бот­­кой ис­то­рии слов по па­мят­ни­кам пись­мен­но­сти. Тем не ме­нее, Черн. яв­но про­иг­ры­ва­ет сло­ва­рю Фас­ме­ра в соб­ст­вен­но эти­мо­ло­ги­че­­ском пла­не и к то­му же име­ет весь­ма ог­ра­ни­чен­ный слов­ник (см. I.3).
I.3. Итак, мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что РЭС пред­став­ля­ет со­бой со­б­ра­ние доп. к Фасм., пе­ре­шед­шее бла­го­да­ря их ко­ли­че­ст­ву в но­вое ка­­ч­ес­тво. Упо­мя­ну­тый в I.2 изъ­ян мо­жет быть в оп­ре­де­лен­ной сте­пе­ни оп­рав­дан боль­шим объ­е­мом пред­ла­гае­мо­го тру­да и, что не­ма­ло­важ­но, — вре­ме­нем, ко­то­рое тре­бу­ет­ся на его осу­ще­ст­в­ле­ние. Оче­вид­но, что ра­бо­та с па­мят­ни­ка­ми пись­мен­но­сти зна­чи­тель­но уве­ли­чи­ла бы и то и дру­гое. Кро­ме то­го, в на­стоя­щее вре­мя есть воз­мож­ность опи­рать­ся на но­вые об­шир­ные лек­си­ко­гра­фи­че­ские сво­ды ста­ро  и древ­не­рус­ской лек­си­ки (см. о них в II.2), ко­то­рых — как и мно­гих дру­гих но­вей­ших ис­точ­ни­ков — не бы­ло в рас­по­ря­же­нии Фас­ме­ра.

В от­ли­чие от Черн. и ЭС­РЯ МГУ, слов­ник ко­то­рых вклю­ча­ет толь­ко лек­си­ку со­вре­мен­но­го рус­ско­го ли­те­ра­тур­но­го язы­ка4, РЭС при от­бо­ре лек­си­ки про­дол­жа­ет тра­ди­ции Фас­ме­ра. Они не­со­мнен­но бы­ли близ­ки и О. Н. Тру­ба­че­ву, ко­то­рый опи­сал их в «По­сле­сло­вии» ко вто­ро­му из­да­нию «рус­ско­го Фас­ме­ра»: вни­ма­ние к тем­ным и ред­ким сло­вам; при­ори­тет слов, тес­но свя­зан­ных с тра­ди­ци­он­ны­ми куль­ту­рой, ис­то­ри­ей, бы­том и кон­так­та­ми рус­ско­го на­ро­да пе­ред позд­ни­ми за­им­ст­во­ва­ния­ми и т. п. на­зва­ния­ми со­вре­мен­ных, в том чис­ле про­фес­сио­наль­но-тех­ни­че­ских реа­лий; при­вле­че­ние «тра­ди­ци­он­ной оно­ма­сти­ки». Эти чер­ты фас­ме­ров­ско­го слов­ни­ка как без­ус­лов­но по­ло­жи­тель­ные от­ме­ча­лись уже в пер­вых ре­цен­зи­ях на Vasm., см., в ча­ст­но­сти, Bezlaj SR 4/1-2, 1951: 509; Unbegaun BSLP 48/2, 1952: 94; Machek Slav. 23/1, 1954: 64; Sławski JP 34/2, 1954: 134.

Су­ще­ст­вен­ным под­спорь­ем при под­го­тов­ке РЭС яв­ля­ет­ся эти­мо­ло­ги­че­ская кар­то­те­ка, со­став­лен­ная Груп­пой эти­мо­ло­ги­че­ско­го сло­ва­ря рус­ско­го ли­те­ра­тур­но­го язы­ка, ра­бо­та над ко­то­рым ве­лась в Ин­сти­ту­те рус­ско­го язы­ка им. В. В. Ви­но­гра­до­ва РАН со вто­рой по­ло­ви­ны 80-х до на­ча­ла 90-х гг. XX в., но за­тем по раз­ным при­чи­нам пре­кра­ти­лась. Ре­зуль­та­ты дея­тель­но­сти Груп­пы, в ко­то­рой уча­ст­во­вал и ав­тор РЭС, от­ра­же­ны в сбор­ни­ках ИИРС 1993, НРЭ 15. Пер­во­на­чаль­ный за­мы­сел от­бо­ра для РЭС толь­ко об­ще­рус­ской лек­си­ки (Ани­кин 2003: 4—5; ср. Вар­бот Эт. 1994—1996: 193) в про­цес­се под­го­тов­ки на­стоя­ще­го вы­пус­ка от­пал сам со­бой. На от­каз от по­доб­но­го ог­ра­ни­че­ния по­вли­ял от­зыв (не­опуб­ли­ко­ван­ный) на упо­мя­ну­тый сбор­ник НРЭ 1 акад. В. Н. То­­п­о­­рова, ре­ко­мен­до­вав­ше­го но­во­му эти­мо­ло­ги­че­ско­­му сло­ва­рю как мож­но бо­лее ши­ро­кий ох­ват рус­ской лек­си­ки.

Соз­да­вае­мые в на­стоя­щее вре­мя ре­гио­наль­ные эти­мо­ло­ги­че­ские сло­ва­ри яв­ля­ют­ся цен­ным под­спорь­ем при ра­бо­те над РЭС. Из из­вест­ных ав­то­ру тру­дов это­го ро­да сле­ду­ет ука­зать МСФУСЗ и свя­зан­ные с ним мно­го­чис­лен­ные раз­ра­бот­ки ека­те­рин­бург­ских спе­циа­ли­стов; пуб­ли­куе­мый час­тя­ми сло­варь ла­до­го-тих­вин­ских го­во­ров А. С. Гер­да; скла­ды­ваю­щие­ся в боль­шое эти­мо­ло­ги­че­ское опи­са­ние рус­ских го­во­ров Се­ве­ро-За­па­да мо­но­гра­фии С. А. Мыз­­н­ик­ова; пуб­ли­куе­мый по час­тям сло­варь рус­ских го­во­ров Ал­тая Л. И. Ше­ле­по­вой. К это­му ря­ду при­мы­ка­ют и Ан. 2000; Ан. 2005.

Ос­нов­ной чер­той РЭС, как пред­став­ля­ет­ся ав­то­ру, долж­но стать вни­ма­ние к диа­лект­ной и ис­то­ри­че­ской лек­си­ке. По­след­нее под­ра­зу­ме­ва­ет ус­та­ре­лую с точ­ки зре­ния со­вре­мен­но­го рус­ско­го язы­ка и/или из­вест­ную толь­ко как ста­ро  и древ­не­рус­скую. В РЭС вклю­ча­ет­ся, в том чис­ле в ка­че­ст­ве за­глав­ных слов сло­вар­ных ста­тей, зна­чи­тель­ное (на­сколь­ко это по­зво­ля­ют воз­мож­но­сти ав­то­ра) чис­ло диа­лект­ных и ста­ро  и древ­не­рус­ских слов, пред­став­ляю­щих тот или иной ин­те­рес для эти­мо­ло­гии.

Все это са­мо по се­бе, ко­неч­но, не яв­ля­ет­ся га­ран­ти­ей по­сле­до­ва­тель­но­го от­бо­ра ма­те­риа­ла и от­сут­ст­вия про­пус­ков важ­ных слов, но по край­ней ме­ре за­да­ет вы­иг­рыш­ный в на­уч­ном от­но­ше­нии под­ход к лек­си­ке.

Од­ним из след­ст­вий опо­ры на фас­ме­ров­ские прин­ци­пы от­бо­ра лек­си­ки ста­ло то, что ба­зо­вым для РЭС явился не ка­кой-ли­бо сло­варь со­вре­мен­но­го рус­ско­го ли­те­ра­тур­но­го язы­ка (не го­во­ря о диа­лект­ной лек­си­ке), на­при­мер, ТСРЯ, но сло­варь В. И. Да­ля (Д), что при­мер­но на пол­то­ра ве­ка «уд­рев­ня­ет» ис­ход­ные по­зи­ции эти­мо­ло­гии. Спра­вед­ли­во ука­зы­ва­лось, что Д — «на­столь­­ная кни­га» рус­ской эти­мо­ло­гии, до сих пор яв­ляю­щая­ся «са­мым за­ме­ча­тель­ным со­б­ра­ни­ем рус­ской лек­си­ки» — и ли­те­ра­тур­ной, и диа­лект­ной, и ар­хаи­че­ской (Вар­бот РЯ­НО 2, 2001: 8). В це­лом, РЭС, как и сло­варь Фас­ме­ра, рас­смат­ри­ва­ет по пре­иму­ще­ст­ву лек­си­ку рус­ско­го язы­ка до­со­вет­ско­го вре­ме­ни.
I.4. Ав­тор РЭС без­ус­лов­но со­ли­да­ри­зи­ру­ет­ся с ни­же­сле­дую­щим ав­то­ри­тет­ным оп­ре­де­ле­ни­ем це­лей эти­мо­ло­ги­че­ско­го ис­сле­до­ва­ния: «… оп­ре­де­ле­ние то­го, ко­гда, в ка­ком язы­ке, по ка­кой сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ной мо­де­ли, на ба­зе ка­ко­го язы­ко­во­го ма­те­риа­ла, в ка­кой фор­ме и с ка­ким зна­че­ни­ем воз­ник­ло сло­во, а так­же ка­кие ис­то­ри­че­ские из­ме­не­ния его пер­вич­ной фор­мы и зна­че­ния обу­сло­ви­ли фор­му и зна­че­ние, из­вест­ные ис­сле­до­ва­те­лю. Ре­кон­ст­рук­ция пер­вич­ных фор­мы и зна­че­ния сло­ва — пред­мет эти­мо­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за» (Вар­бот ЛЭ: 596). По­доб­ные це­ли сто­ят и пе­ред РЭС, но, как мож­но убе­дить­ся при зна­ком­ст­ве с пред­ла­гае­мой кни­гой, дос­тичь их уда­ет­ся да­ле­ко не все­гда.

Ра­зу­ме­ет­ся, та­кое по­ло­же­ние обу­слов­ле­но в пер­вую оче­редь субъ­­ек­тив­ны­ми при­чи­на­ми (воз­мож­но­стя­ми ав­то­ра), но есть и объ­ек­тив­ные. Ос­нов­ная — в не столь вы­со­кой, как хо­те­лось бы, сте­пе­ни эти­мо­ло­ги­че­ской изу­чен­но­сти сло­вар­но­го со­ста­ва рус­ско­го язы­ка, — осо­бен­но с уче­том но­вей­ших ус­пе­хов опи­са­тель­ной лек­си­ко­гра­фии. В на­уч­ный обо­рот вве­де­но мно­же­ст­во по­ка еще не рас­смат­ри­вав­ших­ся эти­мо­ло­га­ми рус­ских слов, на­ря­ду с ко­то­рым вы­яв­ле­но мно­же­ст­во слов без на­деж­ной эти­мо­ло­гии, а не­ред­ко и во­все «тем­ных». Ра­зу­ме­ет­ся, на­чи­ная ра­бо­ту над РЭС, ав­тор не на­де­ял­ся, что су­ме­ет до­бить­ся в от­но­ше­нии это­го ма­те­риа­ла не­кое­го ре­шаю­ще­го сдви­га.

Ос­нов­ная за­да­ча РЭС со­сто­ит в том, что­бы по воз­мож­но­сти от­ра­зить дос­ти­же­ния по­след­них де­ся­ти­ле­тий в эти­мо­ло­ги­че­ском изу­че­нии рус­ской лек­си­ки, опи­ра­ясь на ЭС­СЯ, SP, эти­мо­ло­ги­че­ские сло­ва­ри рус­ско­го и дру­гих сла­вян­ских язы­ков, — Черн.6, ЕСУМ, ЭСБМ, БЕР, ЕРСJ и т. п., и про­чую на­уч­ную ли­те­ра­ту­ру. В от­но­ше­нии не рас­смат­ри­вав­шейся ра­нее рус­ской лек­си­ки пред­по­ла­га­ет­ся осу­ще­ст­в­лять пер­вич­ную эти­мо­ло­ги­че­скую об­ра­бот­ку (вклю­чая кон­ста­та­цию не­яс­но­сти тех или иных слов). Са­мо­стоя­тель­ный ин­те­рес, как пред­став­ля­ет­ся, мо­жет иметь осу­ще­ст­в­ляе­мое в стать­ях РЭС со­по­ло­же­ние слов, по­черп­ну­тых в раз­ных диа­лект­ных и ис­то­ри­че­ских сло­ва­рях и от­но­ся­щих­ся к хро­но­ло­ги­че­ски раз­ным пла­стам рус­ской лек­си­ки (XI—XIV, XVI—XVII, XVIII, XIX—XX вв.).

В рам­ках на­стоя­ще­го «Вве­де­ния» пред­став­ля­ет­ся за­труд­ни­тель­ным об­су­ж­де­ние су­ще­ст­вен­ных для РЭС тео­ре­ти­че­ских и ме­то­ди­че­ских пред­став­ле­ний со­вре­мен­ной эти­мо­ло­гии, тес­но свя­зан­ных с ука­зан­ны­ми ее це­ля­ми. Мож­но ука­зать, в ча­ст­но­сти, на «уяз­ви­мость кор­не­вой эти­мо­ло­гии, не­об­хо­ди­мость ре­кон­ст­рук­ции сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ной мо­де­ли сло­ва, ди­а­хро­ни­че­ской оп­ре­де­лен­но­сти ре­кон­­с­тру­кций, се­ман­ти­че­ской ар­гу­мен­та­ции», — что ста­ло ре­зуль­та­том дис­кус­сий вто­рой по­ло­ви­ны XX в. по по­во­ду со­от­вет­ст­вую­щих эти­мо­ло­ги­че­ских про­блем, «не­удов­ле­тво­рен­ность ре­ше­ни­ем ко­то­рых не бы­ла уст­ра­не­на сло­ва­рем Фас­ме­ра» (фор­му­ли­ров­ки взя­ты из от­зы­ва Ж. Ж. Вар­бот на на­стоя­щую кни­гу).

Ра­зу­ме­ет­ся, ав­тор РЭС же­лал бы оп­ти­маль­ной реа­ли­за­ции в сво­ем тру­де на­зван­ных пред­став­ле­ний, в ча­ст­но­сти, от­ка­за от кор­не­вых эти­мо­ло­гий и на­деж­ной ар­гу­мен­ти­ро­ван­но­сти эти­мо­нов с фо­не­ти­че­ской, сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ной, се­ман­ти­че­ской, лин­гво­гео­гра­фи­че­ской то­чек зре­ния. В то же вре­мя, ему мень­ше все­го хо­те­лось бы дек­ла­ри­ро­вать свою при­вер­жен­ность по­доб­ным пред­став­ле­ни­ям, не бу­ду­чи уве­рен­ным в воз­мож­но­сти долж­ным об­ра­зом осу­ще­ст­вить их на прак­ти­ке.

Тем не ме­нее, од­ну из на­зван­ных Ж. Ж. Вар­бот про­блем все-та­ки не­об­хо­ди­мо за­тро­нуть. Речь идет о се­ман­ти­ке в свя­зи с из­вест­ным ука­за­ни­ем М. Фас­ме­ра по по­во­ду за­вер­ше­ния ра­бо­ты над Vasm.: «… я уде­лил бы боль­ше вни­ма­ния каль­кам и се­ман­ти­че­ской сто­ро­не» (Фасм. 1: 14), — ко­то­рое не­со­мнен­но бы­ло весь­ма зна­чи­мым для О. Н. Тру­ба­че­ва (см. его «По­сле­сло­вие» в Фасм. 1: 572—573).
I.5. Ед­ва ли сто­ит ду­мать, что не­мец­кий уче­ный имел в ви­ду не­кую пол­ную ре­ви­зию при­ме­няв­ше­го­ся им (и «со­вре­мен­ной ему ли­те­ра­ту­рой», по оп­ре­де­ле­нию О. Н. Тру­ба­че­ва, см. Фасм. 1: 572) срав­не­ния ана­ли­зи­руе­мых рус­ских слов с се­ман­ти­че­ски то­ж­де­ст­вен­ной или близ­кой по зна­че­нию ино­языч­ной (сла­вян­ской, ин­до­ев­ро­пей­ской и проч.) лек­си­кой как обыч­ной ис­сле­до­ва­тель­ской про­це­ду­ры. Впол­не воз­мож­но од­на­ко, что Фас­мер до­пус­кал кор­рек­ти­ров­ку ука­зан­но­го прие­ма в сто­ро­ну боль­ше­го уче­та фак­то­ра се­ман­ти­че­ской эво­лю­ции. Та­кая кор­рек­ти­ров­ка осу­ще­ст­в­ля­ет­ся в ЭС­СЯ и в це­лом ря­де ра­бот О. Н. Тру­ба­че­ва (см. об этом Ани­кин 1988: 6—22). Она вы­ра­жа­ет­ся пре­ж­де все­го в сис­те­ма­ти­че­ском ис­поль­зо­ва­нии дан­ных ти­по­ло­гии се­ман­ти­че­ско­го раз­ви­тия, в том чис­ле вни­ма­нии к ак­ку­му­ли­рую­щим та­кие дан­ные спе­ци­аль­ным тру­дам, из ко­то­рых сле­ду­ет упо­мя­нуть пре­ж­де все­го из­вест­ный сло­варь К. Д. Ба­ка. Важ­ную роль при ге­не­ти­че­ском ото­жде­ст­в­ле­нии слов, «ос­но­ван­ном на зна­че­нии» (Тру­ба­чев ПМСИ 1976: 173—176) иг­ра­ет так­же те­зис о се­ман­ти­че­ской ре­кон­ст­рук­ции как «уг­луб­лен­ном по­ни­ма­нии зна­че­ния» (Тру­ба­чев СИЯ 1988: 198) и свя­зан­ные с ним по­ня­тия диф­фу­зии зна­че­ний омо­ни­мов в кон­тек­стах, об­на­ру­жи­ваю­щих их ней­тра­ли­за­цию, на­по­до­бие то­пить лед, воск (Тру­ба­чев ПМСИ 1976: 168—170), cинкретизма зна­че­ний и экс­прес­сив­но­сти.

Го­раз­до боль­шая, не­же­ли у Фас­ме­ра, роль се­ман­ти­че­ской ар­гу­мен­та­ции во мно­гих стать­ях ЭС­СЯ (что со­от­вет­ст­ву­ет «semo-etymological proclivities» по фор­му­ли­ров­ке в Malk. 1976: 9)7 со­че­та­ет­ся с до­ми­ни­ро­ва­ни­ем внут­рен­не-ре­кон­ст­рук­тив­но­го под­хо­да (Хе­лим­ский ВЯ 4, 1990: 144), что мож­но рас­це­нить уже не как кор­рек­ти­ров­ку, а как весь­ма ра­ди­каль­ную ре­ви­зию ис­сле­до­ва­тель­ских прин­ци­пов М. Фас­ме­ра. В свя­зи с ра­бо­той над РЭС (и, ши­ре, над доп. к Фасм.) сле­ду­ет иметь в ви­ду и эту осо­бен­ность при­ме­няв­шей­ся О. Н. Тру­ба­че­вым ме­то­ди­ки и то об­стоя­тель­ст­во, что по­лу­чен­ный с ее по­мо­щью ог­ром­ный кор­пус яр­ких ре­зуль­та­тов об­на­ру­жи­ва­ет оп­ре­де­лен­ные из­держ­ки.

Сис­те­ма­ти­че­ское ис­поль­зо­ва­ние при­ме­няе­мой в ЭС­СЯ се­ман­ти­че­ской ре­кон­ст­рук­ции при­во­дит к то­му, что в ря­де ста­тей сло­ва­ря об­на­ру­жи­ва­ет­ся не­дос­та­точ­но мо­ти­ви­ро­ван­ное ге­не­ти­че­ское ото­жде­ст­в­ле­ние фор­маль­но сход­ных, но се­ман­ти­че­ски за­мет­но раз­ли­чаю­щих­ся слов. «Rozbieżność» зна­че­ний (за­час­тую де­лаю­щая за­труд­ни­тель­ной ре­кон­ст­рук­цию пра­сла­вян­ской се­ман­ти­ки) в ря­де ста­тей ЭС­СЯ — осо­бен­но в пер­вых 13 вы­пус­ках — ста­но­вит­ся од­ной из ос­нов­ных при­чин их кри­ти­ки со сто­ро­ны SP, где от­кло­ня­ют­ся мно­гие де­сят­ки ре­кон­ст­руи­ро­ван­ных в ЭС­СЯ пра­сла­вян­ских лек­сем (осо­бен­но в SP 8, passim, см. Ани­кин БслИссл 16, 2004: 371—372). За раз­ли­чи­ем зна­че­ний мо­жет скры­вать­ся не дей­ст­вие фак­то­ров се­ман­ти­че­ской эво­лю­ции, а ге­те­ро­ген­ность слов, а имен­но, их за­им­ст­во­ван­ное (суб­страт­ное) про­ис­хо­ж­де­ние или при­над­леж­ность к раз­ным эти­мо­ло­ги­че­ским гнез­дам ис­кон­ной лек­си­ки. Рас­смат­ри­вая в ка­че­ст­ве при­ме­ра по­да­чу в ЭС­СЯ рус­ско­го ма­те­риа­ла в ста­тье *xolujь, где от­кло­ня­ет­ся фас­ме­ров­ская «кон­цеп­ция не­сколь­ких омо­ни­мов холýй раз­но­го про­ис­хо­ж­де­ния» (ЭС­СЯ 8: 65), ав­тор РЭС пред­по­чи­та­ет как раз при­ня­тое в Фасм. вы­де­ле­ние ге­те­ро­ген­ных омо­ни­мов (Ани­кин 2003: 26—28).

Ре­зю­ми­руя ска­зан­ное в от­но­ше­нии к РЭС, сле­ду­ет кон­ста­ти­ро­вать, что этот труд стре­мит­ся со­хра­нить по от­но­ше­нию к Фасм. пре­ем­ст­вен­ность не толь­ко при от­бо­ре лек­си­че­ско­го ма­те­риа­ла, но и — с ого­вор­ка­ми — в под­хо­де к се­ман­ти­ке. От­нюдь не идеа­ли­зи­руя в этом от­но­ше­нии (как и дру­гих) Фас­ме­ра, мож­но за­ме­тить, что его кон­крет­ные ре­зуль­та­ты в ря­де слу­ча­ев пред­став­ля­ют­ся бо­лее при­ем­ле­мы­ми, не­же­ли позд­ней­шие, ос­но­ван­ные на ори­ги­наль­ных и сме­лых се­ман­ти­че­ских и иных ре­ше­ни­ях. От­но­сясь к по­след­ним со все­воз­мож­ным вни­ма­ни­ем, ав­тор РЭС ис­поль­зо­вал их с ог­ляд­кой на «мла­до­грам­ма­ти­че­скую» по­зи­цию Фас­ме­ра и ра­цио­наль­ную в сво­ей кон­сер­ва­тив­но­сти ре­кон­ст­рук­цию SP, ко­то­рую мож­но рас­це­нить как усо­вер­шен­ст­во­ван­ный ва­ри­ант фас­ме­ров­ской.

Соб­ст­вен­ный опыт ра­бо­ты над за­им­ст­во­ва­ния­ми в рус­ском язы­ке и из рус­ско­го язы­ка (Ан. 2000; Ан. 2003; Ан. 2005), а так­же ре­зуль­та­ты ис­сле­до­ва­ний за­им­ст­во­ван­ных и суб­страт­ных эле­мен­тов в се­вер­но­рус­ской и т. п. лек­си­ке (ср. МСФУСЗ и упо­мя­ну­тые в I.3 пуб­ли­ка­ции то­го же на­прав­ле­ния) да­ют ав­то­ру РЭС ос­но­ва­ние под­дер­жать кри­ти­че­ское от­но­ше­ние к то­му «рас­про­стра­нен­но­му на­прав­ле­нию эти­мо­ло­ги­че­ско­го по­ис­ка в ин­до­ев­ро­пеи­сти­ке (сла­ви­сти­ке, гер­ма­ни­сти­ке, бал­ти­сти­ке, кель­то­ло­гии), ко­то­рое ори­ен­ти­ро­ва­но на по­иск ин­до­ев­ро­пей­ских эти­мо­нов для мак­си­маль­но­го чис­ла (в идеа­ле, по­жа­луй, для всех) слов, пред­став­лен­ных в древ­них и со­вре­мен­ных язы­ках» (Хе­лим­ский РЯ­НО 2/4, 2002: 84). Не­дав­ний при­мер реа­ли­за­ции под­хо­да, ори­ен­ти­ро­ван­но­го на без­аль­тер­на­тив­ную по су­ще­ст­ву иден­ти­фи­ка­цию при­вле­кае­мо­го лек­си­че­ско­го и то­по­но­ма­сти­че­ско­го ма­те­риа­ла как ис­кон­но  и пра­сла­вян­ско­го, да­ет мо­но­гра­фия Р. М. Коз­­ловой (Казл. 2000), о со­дер­жа­нии ко­то­рой мож­но су­дить, на­при­мер, по объ­яс­не­нию эт­но­ни­ма болгáры из прасл. *Bъlgar  < *bъlg  ‘шку­ра, ко­жа’ + суфф.  arъ/ (цит. по ре­цен­зии: Шуль­гач СтОЕ 2003: 161), c со­от­вет­ст­вую­щи­ми эт­нои­сто­ри­че­ски­ми за­клю­­ч­ени­ями. По­доб­ные тол­ко­ва­ния мо­гут быть от­ра­же­ны в РЭС лишь в не­га­тив­ном клю­че. Вме­сте с тем, они по­лу­чи­ли чрез­вы­чай­но вы­со­кую оцен­ку в ци­ти­ро­ван­ной ре­цен­зии, по­ме­щен­ной в сбор­ни­ке, где в ря­де ста­тей при­ме­ня­ет­ся та же ме­то­ди­ка, что и у Р. М. Коз­ло­вой. Со­гла­ша­ясь с тем, что ка­кие-то ре­ше­ния, по­лу­чен­ные в рам­ках этой ме­то­ди­ки, мо­гут ока­зать­ся пра­виль­ны­ми, ее сле­ду­ет тем не ме­нее при­знать не­пер­спек­тив­ной, чре­ва­той ошиб­­к­ами и ме­то­ди­че­ски очень уяз­ви­мой. Аб­со­лют­но не­при­ем­ле­мы ис­кон­но­сла­вян­ские эти­мо­ло­гии, пред­ло­жен­ные А. И. Или­­а­ди8 для та­ких си­бир­ских и/или се­вер­но­рус­ских диа­лек­тиз­мов, как ва­жáн, вар, вáрдина, гúрвас, кержáк и др. (СтОЕ 2003: 130—157).
I.6. Здесь це­ле­со­об­раз­но за­тро­нуть так­же весь­ма важ­ную для со­вре­мен­ной рус­ской диа­лект­ной лек­си­ко­гра­фии (как опи­са­тель­ной, так и эти­мо­ло­ги­че­ской) про­бле­му точ­но­сти и ау­тен­тич­но­сти лек­си­че­ских дан­ных. Сле­ду­ет ого­во­рить­ся, что она ак­ту­аль­на пре­ж­де все­го не для сло­ва­рей, со­дер­жа­щих пуб­ли­ка­цию не­дав­них и про­ве­рен­ных по­ле­вых за­пи­сей, а для тру­дов свод­но­го/син­те­ти­че­ско­го ха­рак­те­ра (ср. осо­бен­но СРНГ; в ря­де слу­ча­ев и Д), где при­хо­дит­ся ши­ро­ко ис­поль­зо­вать дан­ные, по­черп­ну­тые из вто­рых рук, в том чис­ле ста­рые за­пи­си (ино­гда — пло­хо чи­таю­щие­ся), что соз­да­ет ус­ло­вия для про­ник­но­ве­ния в сло­варь раз­но­го ро­да по­греш­но­стей9. Их вы­яв­ле­ние ста­но­вит­ся од­ной из за­дач эти­мо­ло­гии и диа­лек­то­ло­гии. Это важ­но уже по­то­му, что лю­бое из не рас­по­знан­ных ис­ка­же­ний слов в прин­ци­пе мо­жет при­вес­ти к по­яв­ле­нию опи­раю­ще­го­ся на «фан­том­ный» факт и тем са­мым за­ра­нее об­ре­чен­но­го на не­уда­чу ис­тол­ко­ва­ния (та­кие слу­чаи име­ют­ся): по вы­ра­же­нию В. И. Да­ля, опе­чат­ки и не­точ­но­сти мо­гут «вся­ко­го вве­сти впро­сак» (Д 3: 546).

В «По­сле­сло­вии» ко вто­ро­му из­да­нию Фасм. О. Н. Тру­ба­чев под­дер­жал про­чте­ние др.-рус. вер­мие (дуб­ное) ‘са­ран­ча, чер­ви’ как вер­шие ‘по­бе­ги (ду­ба)’ (Фасм. 1: 569). Оно ока­за­лось спор­ным (вер­мие вы­гля­дит ре­аль­ным и вы­во­ди­мо из прасл. *vьrm-, cм. Не­пок. 1976: 21—22), но в дан­ном слу­чае су­ще­ст­вен­но са­мо об­ра­­щ­ение О. Н. Тру­­б­ач­ева к очень ред­ко­му в Фасм. спо­со­бу объ­яс­не­ния слов с по­мо­щью конъ­ек­тур, т. е. пред­по­ло­же­ний о на­ли­чии в гра­фи­че­ском об­ли­ке слов не­точ­но­стей и вы­те­каю­щих от­сю­да ис­прав­ле­ний. Слож­но­сти, обу­слов­лен­ные раз­ны­ми про­чте­ния­ми слов, не ред­кость при ана­ли­зе древ­не­рус­ско­го ма­те­риа­ла, но здесь при­хо­дит­ся ог­ра­ни­чить­ся те­мой диа­лект­ных за­пи­сей XIX—XX вв.

Вы­яв­ле­ние слов, под­ле­жа­щих ис­прав­ле­ни­ям, бы­ло од­ной из за­дач си­бир­ско­го диа­лект­но­го сло­ва­ря (Ан. 2000), где конъ­ек­ту­ры пред­став­ле­ны в до­воль­но боль­шом ко­ли­че­ст­ве. Не­ко­то­рые из них не­по­сред­ст­вен­но ка­са­ют­ся Фасм., на­при­мер, камч. (Д) кагó­ра ‘тяг­ло­вое жи­вот­ное’ — в дей­ст­ви­тель­но­сти каю­ра (Ан. 2000: 231)10, что кон­ста­ти­ру­ет­ся вслед за Д. К. Зе­ле­ни­ным, чье мне­ние упо­мя­ну­то Фас­ме­ром (Фасм. 2: 155). Ирк. (Д) отсýмивать ‘от­вра­щать лю­бовь’ cравнивалось с тюрк. süm ‘лю­бовь’ (Фасм. 3: 173), но нет ни­ка­ких со­мне­ний, что речь идет об отсýшивать, ан­то­ни­ме к присýшивать ‘при­во­ра­жи­вать’ (Ан. 2000: 432).

Ана­лиз лек­си­ки с по­мо­щью конъ­ек­тур в рус­ской эти­мо­ло­гии не иг­ра­ет та­кой боль­шой ро­ли, как в (древ­не)прус­ской. Тем не ме­нее он не дол­жен сбра­сы­вать­ся со сче­та и при вы­яс­не­нии про­ис­хо­ж­де­ния рус­ских диа­лект­ных слов. В наи­бо­лее по­сле­до­ва­тель­­ной фор­ме он осу­ще­ст­в­ля­ет­ся А. Ф. Жу­рав­ле­вым. В се­рии ста­тей, по­свя­щен­ной «фан­том­ной» лек­си­ке СРНГ, им бы­ли ука­за­ны де­сят­ки имею­щих­ся в этом из­да­нии ис­ка­жен­ных или со­мни­­тел­ьных слов (см. Жу­рав­лев Изв. Ур­ГУ 4, 2001, с даль­ней­шей ли­те­ра­ту­рой). Хо­тя от­дель­ные конъ­ек­ту­ры не­бес­спор­ны и да­же мо­гут оп­ро­вер­гать­ся, по­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во ис­прав­ле­ний А. Ф. Жу­­ра­вл­ева впол­не убе­ди­тель­но. Сто­ит за­ме­тить, что из­вест­ные ав­то­ру этих строк при­ме­ры воз­мож­ных конъ­ек­тур в пуб­ли­ка­ци­ях со­вре­мен­ных по­ле­вых за­пи­сей еди­нич­ны11, ср. из них новг. гувáл ‘ме­шок’ (НОС 2: 66) = ? чувáл (Фасм. 4: 376), новг. гéчка ‘иг­руш­ка’ (НОС 2: 11) = ? чéчка, ср. чéча (Д 4: 602; Ан. 2000: 659).

Мно­го­чис­лен­ные не­точ­но­сти или вы­зы­ваю­щие со­мне­ния сло­ва (вро­де корóпа ‘цар­ст­во’ = ? корóна, cр. Д 2: 168) об­на­ру­жи­ва­ют­ся при оз­на­ком­ле­нии со «Сло­ва­рем рус­ских го­во­ров За­бай­ка­лья» Л. Е. Элиа­со­ва (М., 1980; да­лее Элиа­сов), что очень стран­но для сло­ва­ря, ко­то­рый анон­си­ру­ет­ся в «Пре­ди­сло­вии» от­вет­ст­вен­но­го ре­дак­то­ра (Ф. П. Фи­лин) как со­дер­жа­щий соб­ст­вен­но­руч­ные по­ле­вые за­пи­си со­ста­ви­те­ля, сде­лан­ные им «доб­рот­но и со зна­ни­ем де­ла». Та­кую си­туа­цию мож­но бы­ло бы по­пы­тать­ся объ­яс­нить без­вре­мен­ной кон­чи­ной Л. Е. Элиа­со­ва, не ус­пев­ше­го за­вер­шить свой труд. Бе­да в том, что в нем по­вто­ря­ют­ся по­греш­но­сти, встре­чаю­щие­ся в дру­гих сло­ва­рях, пре­ж­де все­го у Да­ля. На­при­мер, за­байк. сон ‘мя­со со слад­ко­ва­тым прив­ку­сом’ (Элиа­сов: 358) по­вто­ря­ет оши­боч­ное сиб. сон ‘слад­кое или по­чеч­ное мя­со’ (Д 4: 270) — в дей­ст­ви­тель­но­сти сок ‘слад­кое (= ‘ла­ко­мое, вкус­ное’) мя­со’, ‘све­жая со­сно­вая за­бо­лонь, по­едае­мая как ла­ком­ст­во’ (Д 4: 263; Ан. 2000: 503), ср. сóчное мя­со. По­нят­ная в слу­чае с Да­лем, ко­то­рый яв­но взял сло­во сон из вто­рых рук, дан­ная не­точ­ность уди­ви­тель­на в слу­чае с Элиа­со­вым. За­байк. кычúм ‘чер­пак с длин­ной руч­кой для за­чер­пы­ва­ния во­ды в про­ру­би’ (Элиа­сов: 279) как бы раз­ви­ва­ет ошиб­ку, вкрав­шую­ся в тол­ко­ва­ние сиб. кычúм ‘чер­пак’ (Д 2: 230), не­вер­но рас­це­нен­но­го В. И. Да­лем как осо­бое сло­во. Речь идет, вне вся­ких со­мне­ний, о хо­ро­шо из­вест­ном тюр­киз­ме кычúм ‘чеп­рак (под­стил­ка под сед­ло)’, ко­то­рый так­же пред­став­лен и у Да­ля и у Элиа­со­ва. При­ме­ры это­го ро­да свя­за­ны од­на­ко не толь­ко с Д.

За­байк. мунтýк ‘по­рыв вет­ра, вихрь’ (Элиа­сов: 214) не­воз­мож­но от­де­лить от якут. мун­тук ‘ви­хоръ’ в «Сло­ва­ре якут­ско­го язы­ка» Э. К. Пе­кар­ско­го (Пек.: 1625), где ис­поль­зу­ет­ся до­ре­во­лю­ци­он­ная ор­фо­гра­фия. Якут­ское сло­во обо­зна­ча­ет не вихрь, а ви­хор (в во­ло­сах), и все­рь­ез ду­мать о за­им­ст­во­ва­нии (из якут­ско­го в рус­ский или на­обо­рот) нель­зя, как и в слу­чае с за­байк. ачúн ‘пле­чо’ (Элиа­сов: 96) и тюрк. äгiн ‘то же’ (Пек.: 895).

Не по­вто­ряя здесь всех по­доб­ных при­ме­ров (счет идет по мень­шей ме­ре на де­сят­ки), ко­то­рые уже при­во­ди­лись ра­нее (Ан. 2000: 17—26; Ани­кин ЛАРНГ 2003: 31—4612; Ани­кин 2003: 16—23), уме­ст­но из­ло­жить лишь вы­вод. В «Сло­ва­ре рус­ских го­во­ров За­бай­ка­лья» Л. Е. Элиа­со­ва есть фак­ты, пред­став­ляю­щие со­бой что угод­но, но не по­ле­вые за­пи­си.

Мож­но по­ла­гать, что де­ло об­сто­ит сле­дую­щим об­ра­зом. Взя­тые у Да­ля или из дру­гих сло­ва­рей (см., ча­ст­но­сти, цен­ный лек­си­кон в при­ло­же­нии к кни­ге Н. Ф. Кри­во­шап­ки­на «Ени­сей­ский ок­руг и его жизнь» — СПб., 1865) те или иные кам­чат­ские, ени­сей­ские, об­дор­ские, ар­хан­гель­ские и про­чие рус­ские сло­ва, ино­гда в не­сколь­ко из­ме­нен­ном ви­де (на­ме­рен­ное из­ме­не­ние не все­гда от­ли­чи­мо от не­воль­ной ошиб­ки), снаб­жа­ют­ся в сло­ва­ре Л. Е. Элиа­со­ва не­су­ще­ст­вую­щей за­бай­каль­ской при­вяз­кой (с ука­за­ни­ем на­се­лен­ных пунк­тов, а за­час­тую и кон­крет­ных ин­фор­ман­тов) и ил­лю­ст­ра­ция­ми на­по­до­бие сле­дую­щей: мя­со слад­кое, со­ном оно про­зва­но, ну до то­го слад­кое, что про­тив­но его есть (Элиа­сов: 358). Ни­как не ве­рит­ся в под­лин­ность тек­стов, ил­лю­ст­ри­рую­щих за­байк. глеф и глефь ‘слизь на све­жей ры­бе’ (Элиа­сов: 90; ср. енис. глефь ‘слизь на све­жей ры­бе’ в Кри­во­шап­кин 1865): ры­бу с гле­фом; на на­ли­ме гле­фи боль­ше все­го (Элиа­сов: 90). Сло­во­фор­мы гле­фом, гле­фи про­ти­во­ре­чат рус­ской фо­не­ти­ке — долж­но быть не ф, а в, ср. s.v. глевъ у Да­ля: на крас­ной ры­бе зи­мою глéву боль­ше (Д 1: 355).

Та­ким же про­це­ду­рам под­вер­га­ют­ся из­бран­ные якут­ские и иные тюрк­ские, эвен­кий­ские и бу­рят­ские сло­ва из со­от­вет­ст­вую­щих сло­ва­рей (Пек. и др.), вы­да­вае­мые за рус­ские (и под­час про­сто ис­ко­вер­кан­ные): на тво­их ачи­нах, то­ва­ри­щи ра­бо­чие, ка­пи­та­ли­сты про­ка­тят­ся в ад (Элиа­сов: 57).

На­ли­чие фак­тов рас­смат­ри­вае­мо­го тол­ка де­ла­ет труд Элиа­со­ва уни­каль­ным в рус­ской диа­лект­ной лек­си­ко­гра­фии.

Его свое­об­ра­зие за­клю­ча­ет­ся так­же в том, что по на­зва­нию он яв­ля­ет­ся од­ним из мно­гих ре­гио­наль­ных си­бир­ских сло­ва­рей, но по су­ще­ст­ву пре­тен­ду­ет на осо­бый ста­тус, — как пред­став­ля­ет­ся, ста­тус не­кое­го по­до­бия сло­ва­ря Да­ля («за­бай­каль­ско­го Да­ля»), что обес­пе­чи­ва­ет­ся боль­шим объ­е­мом лек­си­ки и дли­тель­но­стью ра­бо­ты над ней (око­ло 10000 слов, со­б­ран­ных за 40 лет — по су­ще­ст­ву, за це­лую жизнь), на­ли­чи­ем мно­же­ст­ва свое­об­раз­но-эк­зо­ти­че­ских фак­тов, от­сут­ст­вую­щих в дру­гих сло­ва­рях рус­ских го­во­ров цир­кум­бай­каль­ско­го ре­гио­на, а так­же очень мно­го­чис­лен­ны­ми сов­па­де­ния­ми с Д. При этом боль­шин­ст­во со­дер­жа­щих­ся у Элиа­со­ва слов яв­ных при­зна­ков ар­те­фак­та не име­ет (хо­тя сот­ни слов вы­зы­ва­ют те или иные со­мне­ния). Ве­ро­ят­но, сре­ди них есть мно­го под­лин­ных фак­тов, ко­то­рые с раз­ных то­чек зре­ния важ­ны для диа­лект­ной лек­си­ко­ло­гии. Од­на­ко га­ран­тии под­лин­но­сти и при­зна­ки, по­зво­ляю­щие от­де­лить та­кие фак­ты, от­сут­ст­ву­ют.

Рез­кость ха­рак­те­ри­сти­ки об­су­ж­дае­мо­го сло­ва­ря как без­дар­ной под­дел­ки (Жу­рав­лев АвСб 2003: 384) обу­слов­ле­на, увы, лишь тем, что ве­щи на­зва­ны в ней свои­ми име­на­ми. К со­жа­ле­нию, дан­ные лек­си­ко­на Элиа­со­ва ши­ро­ко вос­про­из­во­дят­ся в СРНГ13, cводном «Сло­ва­ре рус­ских го­во­ров Си­би­ри» под ред. А. И. Фе­­д­ор­ова (Т. 1—5, Но­во­си­бирск, 2000—2006) и на­ря­ду с дру­ги­ми ис­точ­ни­ка­ми ис­поль­зу­ют­ся в раз­лич­ных ис­сле­до­ва­ни­ях (в том чис­ле в фун­да­мен­таль­ных ЭС­СЯ, SP) для эти­мо­ло­ги­че­ских и иных на­уч­ных це­лей14. Пуб­ли­ка­ция сло­ва­ря Элиа­со­ва, тем бо­лее в Мо­ск­ве и в из­да­тель­ст­ве «Нау­ка», — не­по­пра­ви­мая ошиб­ка15.

Ска­зан­ное объ­яс­ня­ет, по­че­му в стать­ях РЭС дан­ные это­го сло­ва­ря не при­вле­ка­ют­ся, а лек­си­ка рус­ских за­бай­каль­ских го­во­ров бе­рет­ся из СГСЗ16 и дру­гих ис­точ­ни­ков. Поль­зо­вать­ся не вы­зы­ваю­щи­ми до­ве­рия фак­та­ми при на­ли­чии пре­дос­тав­ляе­мо­го рус­ской диа­лект­ной лек­си­ко­гра­фи­ей труд­но­обо­зри­мо­го ко­ли­че­ст­ва на­деж­ных и во мно­гом еще не вве­ден­ных в на­уч­ный обо­рот пред­став­ля­ет­ся не­оп­рав­дан­ным.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   44

Похожие:

Указатель слов 360 Введение Пред­ла­гае­мая пуб­ли­ка­ция со­дер­жит пер­вый вы­пуск «Рус­ско­го эти­мо­ло­ги­че­ско­го сло­ва­ря» icon«утверждаю» Головной атаман хооо ско гаджиев Г. И
С целью упорядочения и согласования деятельности организации, установить следующие обязательные общественные мероприятия, проводимые...
Указатель слов 360 Введение Пред­ла­гае­мая пуб­ли­ка­ция со­дер­жит пер­вый вы­пуск «Рус­ско­го эти­мо­ло­ги­че­ско­го сло­ва­ря» iconРуководитель программы: Полковник Котивец М. А., Начальник штаба...
Является развитие у молодёжи духовно-нравственных и социальных ценностей, формирование профессионально значимых знаний, умений, навыков...
Указатель слов 360 Введение Пред­ла­гае­мая пуб­ли­ка­ция со­дер­жит пер­вый вы­пуск «Рус­ско­го эти­мо­ло­ги­че­ско­го сло­ва­ря» iconГемотрансфузионная терапия при кровопотере
Поэтому шок не является непосредственным и прямым следствием повреждения, но ско­рее развивается в результате действия промежуточного...
Указатель слов 360 Введение Пред­ла­гае­мая пуб­ли­ка­ция со­дер­жит пер­вый вы­пуск «Рус­ско­го эти­мо­ло­ги­че­ско­го сло­ва­ря» iconНаписав продолжение своей прекрасной книги
Роберт, собрав подробную и достоверную информацию о некоторых избранных Богом лидерах, замечательнейшим обра­зом стимулирует нашу...
Указатель слов 360 Введение Пред­ла­гае­мая пуб­ли­ка­ция со­дер­жит пер­вый вы­пуск «Рус­ско­го эти­мо­ло­ги­че­ско­го сло­ва­ря» iconМетодические указания по производственной и преддипломной практикам Институт
Гос впо. Прак­ти­ка сту­ден­та яв­ля­ет­ся сред­ст­вом свя­зи тео­ре­ти­че­ско­го обу­че­ния с прак­ти­че­ской дея­тель­но­стью,...
Указатель слов 360 Введение Пред­ла­гае­мая пуб­ли­ка­ция со­дер­жит пер­вый вы­пуск «Рус­ско­го эти­мо­ло­ги­че­ско­го сло­ва­ря» iconКнига знакомит читателя с основными принципами и категориальным аппаратом...
Джованни Джентиле. Введение в философию / Пер с итал., вступ статья, коммент., указатель А. Л. Зорина. — Спб.: Алетейя, 2000 г. —...
Указатель слов 360 Введение Пред­ла­гае­мая пуб­ли­ка­ция со­дер­жит пер­вый вы­пуск «Рус­ско­го эти­мо­ло­ги­че­ско­го сло­ва­ря» icon2 Понятие группового лидерства Современная наука подходит к лидерству...
Такие потребности вытекают из широкого спектра предпосылок — от необходи­мости выполнять проектные работы одной высокоэффективной...
Указатель слов 360 Введение Пред­ла­гае­мая пуб­ли­ка­ция со­дер­жит пер­вый вы­пуск «Рус­ско­го эти­мо­ло­ги­че­ско­го сло­ва­ря» icon‛рас­те­ние про­стрел про­ни­каю­щий’
Рас. 1982: 60, 63, 124; Ан. 2000: 91). На­чаль­ное ара- мог­ло воз­ник­нуть в рус вслед­ст­вие меж­сло­го­вой ас­сим., но не ис­клю­че­но...
Указатель слов 360 Введение Пред­ла­гае­мая пуб­ли­ка­ция со­дер­жит пер­вый вы­пуск «Рус­ско­го эти­мо­ло­ги­че­ско­го сло­ва­ря» iconExcel можно запустить несколькими способами, например: 1 способ: щёлкнуть на кнопке пуск
Пуск панели задач. В появившемся меню выбрать пункт программы→ Microsoft Office →Microsoft Office excel 2003
Указатель слов 360 Введение Пред­ла­гае­мая пуб­ли­ка­ция со­дер­жит пер­вый вы­пуск «Рус­ско­го эти­мо­ло­ги­че­ско­го сло­ва­ря» iconДжон Максвелл Лидер на 360° John C. Maxwell. The 360° leader (Developing...
Миф №1 должностной миф: «Я не могу управлять, если я не занимаю руководящую должность»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница