а юности ничто не омрачает…


Скачать 390.07 Kb.
Название                                         а юности ничто не омрачает…
страница4/5
Дата публикации01.06.2013
Размер390.07 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Литература > Документы
1   2   3   4   5

                                       И обозначили границы, 
                                       Но ты пораньше утром встань, 
                                       Чтоб снова Богу помолиться.

                                       Всё скажет сердцу твоему 
                                       Невосполнимая утрата...
                                       И не приснится никому, 
                                       Как я любил тебя когда-то... 

                                          25.06.-14.05. 2003 г.
                                              
                                    
   Рядом была мама. И мои любимые ученики. Возможно, только это спасло меня от мыслей о самоубийстве. Одиночество убивало меня. И случайная встреча с женщиной, казалось, могла исцелить меня от душевной боли. Но через три месяца мы с этой женщиной расстались…
               В 50 лет я был одиноким мужчиной и почему-то не чувствовал потребности в женщине вообще. Я был по-своему счастлив. Я был уверен в том, что никого в моей жизни больше не будет. Но судьбе было угодно распорядиться по-своему…
               У Оли, ставшей моей второй женой, было двое взрослых  детей от первого брака и ещё один ребёнок - от сожителя. Этому мальчику было пять лет. На три года я заменил ему отца.  Именно Оле я посвятил свой лирический сборник «Признание в любви». Было там и такое стихотворение:

                                       ***
                             Безумье ль опалило нас,
                             Иль Ангел очертил границы,
                             Но без твоих прекрасных глаз - 
                             Ни жить, ни верить, ни молиться,

                            Ни задыхаться, ни дышать,
                            Ни возвращаться к дню свиданья,
                            Когда б еще одно слиянье,
                            Которых нас нельзя лишать!

                           Твой мир, твой взгляд, твои шаги,
                           Твоё небесное явленье,
                           Твоё чудесное волненье, 
                           Вернутся на свои круги...

                           Запечатлев тебя, хочу
                           К иконописи обратиться,
                           Припавши к твоему плечу,
                           Я на тебя хочу молиться

                           И жить, и верить, и дышать,
                           И возвращаться к дню слиянья,
                           Чтоб наши вечные свиданья
                           Одной Любовью освящать!

Но что меня поразило тогда, в 2005 году, когда вышел этот сборник, так это слова моей любимой учительницы Розы Леонидовны Поберевской, которая любила меня, как сына. Ей в ту пору было 80 лет, но она была настоящим жизнелюбцем, очень тонко чувствовала поэзию. Увидев обложку моего пятого лирического сборника, она произнесла только одну фразу: «Поэту всегда кажется, что пред ним Святая Мария, а перед ним – Мария Магдалина!» Как показало время, она была права.  
Мы с Олей жили в разных городах. Она приезжала ко мне, а я к ней, в выходные дни я мог уделить время Димке, её внебрачному ребёнку, который привязался ко мне, как к родному отцу. Дети, по-моему, очень тонко чувствуют душу человека… Мы бродили с Димкой по полю, по роще, по бору, играли, читали, рисовали, я покупал ему подарки, водил в цирк и на выставки. И он считал меня своим отцом.


В октябре 2006 года у моей мамы случился перелом шейки плеча, а через полтора месяца – микроинсульт… Я должен был неотлучно находиться при маме: ей было 83 года. Я думал только о том, как спасти её. И уже не мог приезжать к Оле. Она приезжала ко мне.


В июне 2008 года мама перенесла тяжёлый ишемический инсульт. Я вытащил её, как потом говорили врачи, с того света, делая по семь (!) уколов в день. Она несколько дней не могла вставать с кровати, у неё развилась тяжёлая пневмония и отёк лёгкого… Я постоянно думал только о маме: не спал ночами… Врачи приговорили её к смерти. Сказали, что она уже больше не встанет и речь к ней не вернётся. Но я продолжал делать ей инъекции. И чудо произошло! Она заговорила, а потом встала с кровати и пошла. Ей было 85.  Но мне пришлось попросить на работе изменить мой рабочий график. Я тогда работал редактором академического журнала.  А в феврале 2009 года мою должность редактора сократили, и я стал безработным. Оле нужны были деньги,  но я уже ничем не мог ей помочь. В мае 2009 года мы расстались навсегда.  Я продолжал лечить маму, покупал ей дорогие лекарства, бегал по врачам и аптекам. Мне было уже не до себя.  Я думал только о маме. Мне помогали  родные и многие другие люди: и сотрудники Издательского Дома  «Московия», где я проработал три года в журнальной редакции,  и Сергей Михайлович Миронов, председатель Совета Федерации России, и  мой друг - поэт Олег Григорьевич Чухонцев,  с которым мы знакомы почти сорок лет… Они пришли на помощь в самое трудное для меня время и помогали мне материально: давали деньги на дорогие лекарства для мамы… 

Мне было не до любви.  Но влюблённость не покидала меня. Я уже не верил женщинам, считал их циниками и прагматиками. Но случилось чудо, в которое я не мог поверить! В моём доме появилась Аня, которая была моложе меня на двадцать лет… Это случилось в октябре 2009 года… Она приехала из Москвы. Очаровательная девушка, божественно красивая, светлая, чистая, нежная, деликатная.  Наверное, в первые дни мы не думали о том, что полюбим друг друга: в жизни Ани ещё не было мужчин… И Милосердия в ней было больше, чем Любви… Она привозила дорогие лекарства для мамы, мы часами общались, иногда бродили по городу, по полю, по роще. Она очень любила тишину. И уединение. Но в один прекрасный день она влюбилась в меня и перешла ту грань, которая отделяет чувство влюблённости от любви…. А я уже не мыслил своей жизни без неё: мне казалось, что именно эту девушку я искал всю свою жизнь… Впервые в жизни я решил обвенчаться… Но Аня почему-то не хотела этого.  К тому времени вышел мой лирический сборник «Всё начинается с Любви», куда вошли новые стихи, посвящённые этой прекрасной девушке… Было там и такое стихотворение:

                                   ***                                           
                                      Святость постигается в грехе.
                                                  Кьеркегор

                         Напрасно Бога не гневи:
                         Не нами этот мир основан,
                         И от Безумия в Любви
                         Никто из нас не застрахован.
                         
                         Мы вновь с Тобой наедине,
                         Но Ты к утру вдали растаешь:
                         Не оттого ли в тишине
                         Молитвы светлые читаешь?
                         
                         А я Желание таю:
                         Передо мною – Наважденье:
                         Так Ева Чистая в Раю
                         Томилась до грехопаденья…

                         Хочу я выразить в Стихе
                         И отразить в Моей Псалтыри,
                         Как постигается в Грехе
                         Любовь и Святость в этом мире…

                         Попробуй нас останови,
                         Когда на этом Мир основан…
                         И от Безумия в Любви
                         Никто из нас не застрахован…
                                             
Мой друг Юра Таёнков  решил: мы должны сделать Ане подарок и записать все 50 стихотворений, которые вошли в сборник «Всё начинается с Любви», на профессиональную  видеокамеру, что и было сделано в июле 2010 года.  С Аней мне было очень легко и спокойно.  Но что-то непонятное происходило с ней, когда после выходных, проведённых у меня, она уезжала в Москву. Я только потом понял, что её мама была категорически против её поездок, а ведь Аня оставалась со мной на три-четыре дня…  Она помогала ухаживать за мамой, привозила мне дорогие подарки, обувала и одевала меня… Я считал её своей женой. Я жил ей, я задыхался без неё… Она этого, по-моему, не понимала.
     7 августа 2010 года мамы не стало. Её убивал жаркий июль 2010 года, а добивал ядовитый дым от лесных пожаров. 16 июля ей исполнилось 87, а 5 августа второй ишемический инсульт убил её. Ей оставалось жить всего два дня… И всё-таки она, обладавшая необычайной силой духа, продолжала подниматься с кровати, пока не отказала правая рука (левая уже была парализована в июне 2008 года). В день смерти мамы наполовину умер я, но у меня оставалась Аня! Увы, судьба распорядилась по-своему. Вначале я ездил к Ане в Москву. Мы гуляли с ней по лесопаркам: бродили по аллеям в Царицыно или Коломенском, гуляли по старым улочкам Москвы. Помню одну поездку к Ане в мае 2011-го. Я всю ночь не мог уснуть. Не дозвонился до неё вечером. А в три утра встал, принял душ, в четыре утра стоял на железнодорожной платформе. Электричка через полтора часа была Курском вокзале, а в семь утра я уже стоял у подъезда дома на Борисовском проезде, где жила Аня. А потом уснул сладким сном на кроватке моей любимой… 

Иногда она приезжала ко мне.  Но в сентябре 2011 года мы расстались.  Я чувствовал, что её мама не хочет, чтобы я был рядом с её дочкой, поэтому и удалялась из квартиры, как только я оказывался рядом с домом, где жила Аня. Мы расстались… Нелепо и странно… Аня ещё иногда отвечала на мои звонки, а потом перестала делать и это… Кто-то мне сказал, что она состоит в религиозной секте индуистов, но я отказываюсь в это верить до сих пор.  В августе прошлого года я адресовал ей эти строки:


                                         ***    
                                             Ане
                                Я вспомню это день не раз
                                И нашу встречу на вокзале,
                                И влажный блеск любимых глаз,
                                И что друг другу мы сказали.  

                                А я не спал. Сомненья, прочь!
                                Не может быть такого чуда!
                                А чудо было, но покуда
                                Ты не ушла в глухую ночь.

                                Теперь я слов не подберу.
                                Но мы два года были рядом,
                                Ты превращала всё в игру,
                                Когда со мной встречалась взглядом.

                                С тобою были мы близки,
                                Мы в  море обнажали  души,
                                И лишь безмолвие тоски
                                С тобой нас вынесло на сушу.

                                И рад тому или не рад,
                                Конечно, рад! А как иначе?
                                Я помню твой наивный взгляд 
                                И нерешённые задачи.

                                Ещё один удар весла -
                                И ты моя! И я с тобою.
                                Нас  в океан волна несла,
                                И было небо  голубое. 
     
                                Потом ещё один прибой.
                                Бродили по Москве часами,
                                И эхо звонкими с тобой
                                Перекликалось голосами.

                                Всё это так или не так?
                                Ведь это было, было, было!
                                И Мандельштам, и Пастернак -
                                Тебе бы Пушкина хватило! 

                                Ты в свете лунной полосы
                                Была божественно прекрасна,
                                И мне показывала ясно,
                                Что жизнь кладётся на весы.    

                                Всё было нами решено,
                                И мы с тобою жили раем.
                                Нас только мучило одно –
                                Что мы судьбы не выбираем.

                                Но Августин и Кьеркегор,
                                Красоты гор, моря и реки -  
                                Всё, чем мы жили до сих пор,
                                Осталось в памяти навеки…  
  
Что могло с ней произойти? Я мучился много месяцев, но на этот мучительный вопрос так и не нашёл ответа… 

        Иногда нам кажется: вот она, наша судьба! Стоит только протянуть руку!  А любимый человек покидает нас. Я помню, что немного ревновал Аню. И она мне однажды сказала: «Не надо ничего придумывать». А в другой раз, пытаясь развеять все мои сомнения, повторила: «Вы во мне не сомневайтесь».  Когда за два дня до смерти мамы я просил её не привозить кордиамин  и кофеин, не мучить себя, потому что всё необходимое уже купил, она мне ответила: «Надо, Коленька, надо». 

               Я люблю её по сей день, хотя, думаю, что она не испытывает ко мне никаких чувств. Как-то, когда я позвонил ей, она сказала, что её нет, что я превратил её в пепел.  И внесла в чёрный список своего мобильника все мои телефонные номера… 

Сёрен Кьеркегор, который прекрасно знал женскую природу и утверждал, что высшее предназначение любой женщины – раствориться в любимом мужчине, писал: «…мужчина никогда не может быть так бессознательно жесток, как девушка. <…> Сколько, например, бессознательной жестокости в рассказах о девушках, которые безжалостно дают погибнуть своим женихам!»

               Я не понимал только одного. Почему она приняла от меня в подарок золотой крестик на цепочке и обручальное кольцо? И в то же время постоянно твердила, что мне нужна другая женщина, которая могла бы быть постоянно рядом со мной, хотя понимала, что я живу и дышу только ей одной? Почему в её голосе появились металлические нотки? На все эти вопросы я по сей день не нашёл ответа… Возможно, всему виной – её больная мама, которая нуждалась в помощи. Или всё-таки индуисты и религиозные секты тому причиной? Мы же живём в разных городах, но у неё до сих пор хранятся ключи от моей квартиры…
1   2   3   4   5

Похожие:

                                         а юности ничто не омрачает… icon                                           а юности ничто не омрачает…
Я понял, что зло может одержать победу, что есть такие странные и страшые аббревиатуры, как кгб и мвд, спецслужбы, которые способны...
                                         а юности ничто не омрачает… iconПоучение о том, чтобы не судить ближнего
А ничто столько не прогневляет Бога, ничто так не обнажает человека и не приводит в оставление (от Бога), как злословие, или осуждение,...
                                         а юности ничто не омрачает… iconНачало
И самая большая шутка состоит в том, что я продаю это ничто вам, которые сами есть ничто! Это действительно шутка. Но до тех пор,...
                                         а юности ничто не омрачает… icon…ничто и никогда еще не существовало здесь. Мертвая и немыслимо глубокая...
Лишь темная мгла пространства, находящегося отовсюду и везде, неподвижно застыла в тупом самодовольстве, а пылающие жизнью жемчужные...
                                         а юности ничто не омрачает… iconПропала совесть. По-старому толпились люди на улицах и в театрах;...
Всякую болесть вдруг как рукой сняло; люди не шли, а как будто неслись; ничто не огорчало их, ничто не заставляло задуматься; и настоящее,...
                                         а юности ничто не омрачает… icon1201. 1 он не любит ту девушку, о которой говорит в стихотворении....
Он любит лишь ту, которую полюбил в юности. Живой огонь в глазах-огонь угаснувший; прошлое-настоящее; уста живые-уста немые
                                         а юности ничто не омрачает… iconСоcтариться не вредно 
Во-первых, Лика сменила имя. Вернее, возвернулась к прозвищу своей юности: Лика, понимаешь, Стар. 
                                         а юности ничто не омрачает… iconК. антарова «две жизни» Часть 1
События, о которых я сейчас вспоминаю, относятся к давно-давно минувшим дням, к моей далекой юности
                                         а юности ничто не омрачает… iconВзлёты и падения Энделя Пусэпа
Желание покорить просторы бескрайнего неба никогда во мне не затухало, и ничто так и не смогло его погасить
                                         а юности ничто не омрачает… iconВзлёты и падения Энделя Пусэпа
Желание покорить просторы бескрайнего неба никогда во мне не затухало, и ничто так и не смогло его погасить
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница