Ермакова И. И. Коррекция речи и голоса у детей и подростков: Кн для логопеда. 2-е изд., перераб. М.: Просвещение: ао «Учеб лит.», 1996. 143 с


НазваниеЕрмакова И. И. Коррекция речи и голоса у детей и подростков: Кн для логопеда. 2-е изд., перераб. М.: Просвещение: ао «Учеб лит.», 1996. 143 с
страница3/16
Дата публикации02.06.2013
Размер2.76 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Литература > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

^ ИСПРАВЛЕНИЕ РЕЧИ У ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ С ВРОЖДЕННЫМИ РАСЩЕЛИНАМИ НЁБА

Коррекционно-педагогическая работа по исправлению ринолалии предусматривает строгую физиологически обоснованную последовательность. Она не зависит от возраста ребенка, степени тяжести нарушения фонетической стороны речи, вида анатомического дефекта, его состояния (до или после пластической операции). В первую очередь проводятся мероприятия по компенсации недостаточности нёбно-глоточного затвора. Тем самым подготавливается анатомо-физиологический базис для нормализации речи. После этого все внимание уделяется постановке физиологического и фонационного дыхания, поскольку оно является основой полноценного голосообразования, голосоведения и звукопроизношения. Активное нёбно-глоточное смыкание и дыхательная «опора» позволяют приступить к решению основной задачи — устранению избыточного носового резонанса и выработке навыков физиологического голосоведения со сбалансированным резонансом в соответствии с нормой русского языка. Только после этого целесообразно исправление звукопроизношения, поскольку сильная направленная воздушная струя позволяет продуцировать полноценные звуки. Введение их в слово или фразу на основе правильно организованных дыхания и голосоведения обеспечивает возможность выработки стереотипа нормальной речи. Логопеды же очень часто прельщаются сомнительной перспективой как можно скорее исправить звуки. Но коррекция артикуляций, проведенная до постановки дыхания и голоса, улучшает лишь разборчивость речи, сохраняя смазанность согласных и избыточный носовой резонанс.

Коррекционно-педагогическая работа по исправлению ринолалии строится с учетом особенностей строения артикуляционного аппарата до и после операции уранопластики, влияния ограничений функций нёба и глотки на звукопроизношение и голосообразование, индивидуальной реакции обучающегося на свое состояние. В зависимости от этого индивидуально подбираются методические приемы.

Однако для всех приняты четыре общих этапа работы.

1. Дооперационный подготовительный этап.

2. Послеоперационный этап. Постановка гласных звуков. Устранение избыточного носового резонанса.

3. Этап коррекции звукопроизношения, координации дыхания, фонации и артикуляции.

4. Этап полной автоматизации новых навыков.

Продолжительность этапа определяется индивидуально. Характерной для каждого этапа является основная направленность работы на решение определенной задачи, хотя могут применяться упражнения, соответствующие другим этапам.

Приступать к целенаправленному исправлению ринолалии следует как можно раньше — с 3 лет. Занятия проводят амбулаторно, не менее двух раз в неделю.

Прежде всего необходимо тщательно обследовать ребенка, чтобы выявить индивидуальные особенности речевого развития. На основании этих данных составляется индивидуальный план коррекционно-воспитательной работы.

В обследование входят: 1) описание анатомических особенностей строения всего артикуляционного аппарата и самого врожденного дефекта; 2) определение состояния физиологического и речевого дыхания; 3) выявление особенностей звукопроизношения; 4) определение уровней общего речевого и интеллектуального развития; 5) изучение изменений в эмоционально-волевой сфере ребенка.

Обследование начинается с осмотра артикуляционного аппарата. Логопед классифицирует вид расщелины, выясняет, в каком возрасте были сделаны пластические операции губы и нёба, а затем подробно описывает состояние всех органов артикуляции.

При расщелине верхней губы отмечают ее подвижность, выраженность рубцовых изменений, состояние уздечки.

Осматривая нёбо до операции, фиксируют внимание на размере дефекта и подвижности сегментов мягкого нёба. После операции описывают форму свода, рубцы, степень их выраженности, длину и подвижность нёбной занавески.

Известно, что в норме в состоянии покоя маленький язычок отстоит от задней стенки глотки на 7 + 0,1 мм и свисает от плоскости жевательных поверхностей верхних зубов на 0,9 ± ±^0,3 мм. Если расстояние от края маленького язычка до задней стенки глотки можно измерить довольно точно небольшой продизенфицированной линейкой с неострыми краями, то высоту расположения язычка определить очень трудно и чаще всего приходится это делать на глаз.

Подвижность нёбной занавески легко наблюдать при плавном протяжном произнесении гласного звука а, когда рот ребенка широко открыт.

Одновременно логопед имеет возможность визуально оценить плотность нёбно-глоточного смыкания и активность боковых стенок глотки при фонации.

При полной неподвижности мягкого нёба необходимо попытаться вызвать глоточный рефлекс, прикасаясь шпателем к задней и боковой стенкам глотки. Наблюдаемый при этом непроизвольный рывок небной занавески вверх, во-первых, показывает, что подвижность мягкого нёба в принципе возможна и ее следует развивать, а во-вторых, демонстрирует приблизительный уровень смыкания, который может быть достигнут в дальнейшем.

Одновременно возможна оценка глоточного рефлекса, который в зависимости от степени выраженности характеризуют как сохранный, повышенный или сниженный. Известно, что затухание реакции глоточных мышц на раздражитель может начаться в 5 и закончиться уже в 7 лет. Особенно важна правильная оценка активности мышц глотки для детей, которым предстоит носить функциональный глоточный обтуратор.

Язык необходимо описывать подробно, останавливаясь на особенностях его позиции в полости рта, состоянии корня и кончика. Отмечают его излишнюю напряженность или вялость, ограничение подвижности. Для этого выкладывают широкий язык на нижнюю губу, вытягивают его «жалом», поднимают, опускают, водят направо-налево, облизывают губы и т. д. Все движения выполняют по подражанию, а затем по инструкции логопеда перед зеркалом и без него.

Изменения зубных рядов фиксируют лишь в случае их влияния на речь, а изменения прикуса помечают обязательно, так же как при наличии ортодонтического аппарата необходимо записать цель его наложения, вид, плотность фиксации и решить, не помешает ли он артикуляционным упражнениям и звукопроизношению.

Особенности нёбных дужек и открывания полости рта отмечаются только при наличии каких-нибудь отклонений. В конце осмотра проверяют направленную воздушную струю. Для этого ребенку предлагают плюнуть, подуть на ватку губами, а потом подуть с высунутым языком. Все это выполняется открытыми и зажатыми крыльями носа.

Уровень речевого развития выясняют, проверив звукопроизношение, словарный состав речи, ее грамматический строй, а также фонематический слух.

Анализируя особенности звукопроизношения, логопед проверяет звучание и артикуляции всех фонем русского языка вначале по подражанию, а затем при самостоятельном произнесении изолированных звуков, слов и предложений. Ребенок вначале повторяет за логопедом отдельные фонемы, а затем слова — простые и со стечением согласных, а грамотные дети и читают их. Дошкольники называют предметные картинки, а по сюжетным картинкам с ними проводится беседа.

Следует помнить, что ребенок может по-разному произносить звуки при повторении за логопедом, чтении и беседе по заданию и в спонтанной речи, и поэтому необходимо проверить все эти виды речевой деятельности. Наиболее ярко особенности звукопроизношения спонтанной речи проявляются при ответах на простые бытовые вопросы, когда ребенку не нужно задумываться над содержанием ответа, и он может говорить быстро, например: «Как тебя зовут? Где ты живешь? На чем вы с мамой приехали? Ты ходишь в детский сад? В какую группу? Как зовут твоих воспитательниц?»

Установив дефектный звук, в карте нужно пометить, в каком виде речевой деятельности он страдает и каков характер нарушения: искажение, замена, отсутствие, беззвучное произнесение, сопутствующее смыкание. При искажении звука точно указывается дефект артикуляции, например: боковой свистящий сигматизм, глоточный (или фарингеальный) шипящий и свистящий сигматизм, оглушение взрывных фонем, призубное произнесение губно-губных звуков п, п', б, б' и т. п.

Весь используемый при обследовании материал должен соответствовать возрасту и развитию ребенка, так как, повторяя незнакомые слова или пытаясь назвать или охарактеризовать новые предметы или явления, он может продемонстрировать худшее звукопроизношение, чем обычно ему свойственное.

После обследования произношения указывается общее впечатление о спонтанной речи: разборчивая, неразборчивая, смазанная, с избыточным носовым резонансом. При этом возможна объективная оценка разборчивости по таблицам Н. Б. Покровского. Однако такое обследование занимает много времени, не влияя существенно на организацию и результаты коррекционно-педагогической работы.

Для определения степени выраженности носового резонанса в литературе приводится описание большого количества разнообразных приборов. Основной принцип их действия заключается в измерении объема воздуха, попадающего во время речи в носовую полость. По соотношению этого объема с общим объемом выдыхаемого воздуха судят о степени тяжести открытой назализации. Однако фактически подобные устройства указывают не на выраженность носового резонанса, а на компенсацию нёбно-глоточного затвора.

Существующая же зависимость между объемом утекаемого в нос воздуха и степенью назализации не является прямой, поскольку в речи участвуют различные компенсаторные механизмы. Кроме того, воздушный и звуковой потоки подчиняются различным физическим законам, что также не позволяет соотносить их данные. Вводимые же при подобных исследованиях в нос инородные тела нарушают физиологические условия речеобразования у ребенка.

Использование спектрального анализа позволяет сохранить нормальные  условия   речеобразования,  однако   магнитофонная запись при этом требует специальных условий и спектрографа.

Все эти особенности методов объективной оценки затрудняют их применение в практических учреждениях. В специальной же литературе имеются многочисленные данные, указывающие, что аудиторские оценки совпадают с результатами спектрального анализа, а самыми строгими судьями при этом бывают логопеды. В практике принято носовой резонанс голоса при открытой ринофонии подразделять на слабовыраженный и выраженный.

При обследовании фонематического слуха ребенок повторяет за логопедом, лицо которого скрыто экраном, изолированные звуки, слоги и слова, отличающиеся только одной фонемой (типа: лес лещ, Тата вата). Если ребенок заменяет целые группы звуков одним, то вместо повторения слов ему лучше подбирать предметные картинки, соответствующие словам.

У владеющих грамотой проверяют возможности звуко-буквенного анализа. Дети определяют порядок звуков в словах, составляют их из разрезной азбуки, подбирают картинки на заданные звук и букву. При отборе слов с определенной фонемой или при нахождении буквы в слове вначале анализируют слова, в которых искомая фонема (или ее буквенное обозначение) стоит первой, затем последней, а только потом в середине. Для подобной работы подбирают слова только с твердыми вариантами согласных звуков.

При замене целых групп звуков на какой-либо один (например, при глоточном свистящем и шипящем сигматизме) грамотные дети могут также подбирать карточку с написанным слогом. Это позволяет проверить восприятие каждого согласного звука из этих групп.

В заключение необходимо выяснить, как ребенок воспринимает собственное произношение: дифференцирует ли свои недостатки  на  слух или знает о них только со слов окружающих.

Изменения эмоционально-волевой сферы невозможно определить сразу. О них узнают после наблюдений за ребенком в течение длительного времени. Но уже при первом посещении нужно отметить, как ребенок вступает в контакт с незнакомыми людьми. Скованность, стремление отвечать на вопросы жестами и мимикой показывают, что ребенок знает о речевом расстройстве и стесняется его.

В дальнейшем в беседах с родителями необходимо узнать, как относятся к ребенку в семье, не наблюдается ли гипер или гипоопека, есть ли у ребенка друзья, какого они возраста, любит ли он общество детей, как относится к детскому саду, не дразнят ли его во дворе, в детском саду, в школе, как к нему относятся другие дети, активен ли он на занятиях, любит ли ходить в гости, ездить в оздоровительный лагерь.

Очень важно знать, интересуется ли ребенок своим недостатком и в каком плане, как он реагирует на замечания окружающих относительно речи и есть ли у него желание исправить недостаток.

В дальнейшем все эти данные укажут направление психотерапевтических бесед, помогут выработать сознательное отношение к занятиям, создать правильное отношение к ребенку и его поведенческим особенностям в микросреде. Разумеется, перечисленные вопросы не исчерпывают всего многообразия личности. Только длительное наблюдение позволяет выяснить массу индивидуальных особенностей ребенка, знание которых помогает правильно воспитать личность и избежать развития нежелательных патохарактерологических реакций на дефект.

Все данные обследования записываются в амбулаторную карту.

Многочисленные варианты соотношений и проявлений патологических симптомов дают разнообразную клинику ринолалии, несмотря на наличие общих основных патологических составляющих. Это заставляет придавать особое значение индивидуальному подходу в работе. Логопедические занятия с детьми, страдающими врожденными расщелинами нёба, должны проводиться только индивидуально. Групповые занятия не подходят по нескольким причинам.

Прежде всего, различия в изменениях функций по глубине и объему требуют подбора определенных направленных тренировок. Даже на одном этапе занятий дети одного возраста могут нуждаться в различных рекомендациях. Поскольку каждый детский организм обладает индивидуальной выносливостью, количество упражнений, как и их комплекс, подбирается индивидуально.

Известно, что нечеткое, неправильное повторение приводит к закреплению патологических навыков. Учитывая же, что зачастую опорой контроля при ринолалии служит только зрительный анализатор, а потому возможности правильных повторений ограничены, ни одно движение, звук, слово на занятиях не должны остаться без внимания логопеда. При этом ребенок нуждается в постоянном подкреплении словесными инструкциями. В группе часто не удается заметить отклонений в мелких тонких движениях и звучании фонем.

Кроме того, неумение правильно выполнить задание, легко дающееся другим, часто порождает в малышах негативизм и даже полный отказ заниматься. У старших же пробуждается чувство неполноценности, они теряют веру в свои силы.

Возбуждение, которое обычно возникает в группе во время упражнений с дутьем, отвлекает детей от целенаправленных занятии.

Одно занятие длится в среднем 30 минут. На занятии проводится коррекционно-воспитательная работа по всем направлениям. Только на дыхательную гимнастику дети ходят в кабинет лечебной физкультуры.

Во время приема в кабинете обязательно присутствие взрослого, который будет   тренировать ребенка дома. Он должен иметь специальную тетрадь и подробно записывать в нее все инструкции и задания. Логопед точно указывает, какое количество раз нужно повторять каждое упражнение дома. Родителям необходимо заниматься с ребенком несколько раз в день не более 10—15 минут в один прием.

^ Дооперационный подготовительный этап

 Основная цель дооперационных занятий с детьми — не допустить закрепления компенсаторных патологических привычек и создать базу для развития нормальной речи. На этом этапе необходимо:

1. Подготовить нёбную занавеску к смыканию после операции и предупредить дистрофию мышц глотки.

2. Выработать направленную воздушную струю и затормозить ключичный тип дыхания.

3. Укрепить мускулатуру гортани.

4. Создать предпосылки для правильного звукопроизношения, развивая оральный праксис и перемещая язык в полости рта вперед.

5. Дифференцировать слуховое восприятие фонем.

Если продолжительность дооперационного этапа позволяет, то необходимо приступить к постановке правильных артикуляционных укладов согласных звуков.

Целесообразность дооперационных логопедических занятий при расщелинах нёба обоснована давно, хотя далеко не всегда реализуется на практике. Благодаря же профилактическим мерам удается быстрее активизировать нёбно-глоточный затвор после операции и вырабатывать кинестезии не назализованной речи в наилучших, близких к норме условиях. Тогда ребенок включает кинестезии нёбно-глоточного смыкания в правильно организованный двигательный стереотип. В противном случае движения нёба затормаживаются для приспособления к патологическим дыхательному и артикуляционным стереотипам.

Согласно указанной выше последовательности мероприятий, в первую очередь проводится работа по активизации нёбно-глоточного затвора: сегментов нёба и мышц глотки.

Как известно, речь — условно-рефлекторное образование. Она развивается с возрастом при постоянном слуховом контроле. Расщепленное же мягкое нёбо не может образовать достаточно плотного смыкания со стенкой глотки и не влияет на формирование фонем. Предварительная подготовка сегментов нёбной занавески к участию в нёбно-глоточном смыкании сокращает сроки растормаживания нёба и позволяет увеличить его подвижность после операции.

В методической литературе встречаются указания о применении физиологических актов покашливания, жевания, сосания и дутья для усиления нёбно-глоточного смыкания, что является спорным, поскольку в них участвуют механизмы неречевого характера. Сравнительные обучающие эксперименты и телерент-генкинематографические исследования показали, что дутье, покашливание, жевание, сосание и глотание не усиливают речевого нёбно-глоточного смыкания и не уменьшают носового резонанса.

Произвольное же поднимание нёбной занавески, которое также иногда рекомендуют, труднодоступно даже взрослым с нормальным строением верхней челюсти. Дети же с расщелинами нёба, как правило, не могут поднять сегменты нёба по инструкции. В тех редких случаях, когда это оказывается возможным, движение сопровождается сильным напряжением мышц лица, шеи, плечевого пояса и даже корпуса. Поэтому данный прием также нельзя считать целесообразным для тренировок. Кроме того, беззвучное произвольное поднимание мягкого нёба не имеет аналогов в речи.

Воспитание смыкания при фонации представляется наиболее физиологичным. При нем легче вырабатывается условно-рефлекторная связь между ощущением подъема нёбной занавески и звукообразованием за счет участия речедвигательного, речеслухового и кинестетического анализаторов. Ребенок одновременно ощущает подъем сегментов нёба, произносит звук и слышит его измененное, улучшенное по сравнению с обычным звучанием.

Особенности артикуляции гласных а и э позволяют применять их для развития подвижности сегментов нёба.

Звук а — единственный в русском языке гласный нижнего подъема. При его произнесении корень языка опускается наиболее низко.

Звук э среднего подъема, но переднего ряда, поэтому для него характерно наибольшее перемещение спинки языка вперед при умеренном его подъеме. При произнесении этих фонем по сравнению с другими гласными наблюдаются меньшие плотность смыкания, объем глотки, напряжение нёбной занавески и число контактов языка с глоткой, которые бывают при ринолалии. Все это объясняет наименьшую выраженность носового оттенка а и э при слуховом восприятии. Кроме того, оба звука нелабиализованные. Их произнесение с широко открытым ртом обеспечивает визуальный контроль. 

Упражнения с гласными а, э вводят на первом же занятии. Широко открыв рот, ребенок повторяет их за логопедом. Необходимо только привлечь внимание к мягкому голосоначалу и положению языка при фонации. Язык следует придвинуть к зубам. При оттягивании его к глотке начинают упражняться, выкладывая язык на нижнюю губу. В дальнейшем дотрагиваются кончиком до нижних резцов. Постепенно дети приучаются удерживать язык в нужном положении. Начинают с поочередного 2—3-кратного   повторения   ааа,   эээ,   но   через   4—5   занятий   переходят к слитному  и  несколько растянутому  произнесению сочетании ааээ ээаа также по 2—3 раза подряд 6—8 раз в день.

Вначале сегменты нёба могут оставаться почти неподвижными. Наблюдается лишь легкое их подрагивание. Но при регулярных тренировках они начинают подниматься, несколько расходясь при этом в стороны. Расстояние, на которое могут раздвинуться сегменты нёбной занавески, зависит от тяжести дефекта. Подвижность сегментов нёба контролируют визуально. Если наблюдению мешает гипертрофированный корень языка, ребенку нужно высунуть его, а логопеду шпателем слегка прижать книзу.

Развитию дистрофического процесса в мышцах глотки препятствует повышенная нагрузка. Она увеличивает их объем и двигательную активность. Особенно важны подобные тренировки при подготовке к ношению функционального глоточного обтуратора или операции нёбно-глоточным клапаном, когда носовая полость изолируется исключительно мышцами глотки. Для этого используют естественные модели, которые хотя и не так часто, но повторяются в повседневной жизни: имитация глоточного рефлекса и позевывание. Оба упражнения дети повторяют по подражанию 3 раза подряд 6—8 раз в день. Если ребенку не удается воспроизвести глоточный рефлекс, то логопед вызывает его прикосновением шпателя к задней стенке глотки или корню языка. В домашних условиях это делают родители тупым черенком ложки. Но очень быстро дети самостоятельно имитируют глоточный рефлекс.

Возможна также имитация свиста (полноценный свист до закрытия расщелины недоступен) с зажатыми крыльями носа,. При свисте конфигурация сократившихся мышц глотки наиболее близка к речевой.

Упражнения для развития подвижности сегментов нёба и стенок глотки делают регулярно вплоть до хирургического вмешательства.

Ограничение видов упражнений объясняется склонностью к глоточным артикуляциям при ринолалии. Выраженная подвижность мышц глотки при отсутствии нёба может стимулировать образование смыканий с корнем языка и тормозить переднеязычные артикуляции, т. е. способствовать развитию патологического звукообразования.

Коррекция дыхания до операции предусматривает выработку способности четко выдуть воздух слегка напряженными губами и удлинение выдоха.

Начинаются упражнения с обучения направленному дутью, поскольку дети с расщелинами не владеют направленной воздушной струей и воздух при выдохе у них утекает в нос. Направленный воздушный поток обеспечит в дальнейшем достаточное внутриротовое давление воздуха для образования согласных звуков. В ходе занятий дети запоминают ощущение направленного воздушного потока и могут затем его воспроизвести при выполнении дыхательной гимнастики.

При замене дутья усиленным глоточным выдохом при открытом рте нужное движение вызывают от имитации «поплёвывания»: ребенок слегка высовывает кончик языка между зубами, а затем старается выплюнуть его. Язык при этом подвинут вперед, а кончик его высунут минимально, что вынуждает сильнее напрягать губы и способствует выработке более тонких движений. Внимание сосредоточивают на ощущении губ. Одновременно ребенок контролирует температуру и направление воздушной струи_ тыльной стороной   ладони. Чтобы   облегчить   усвоение упражнения, на    первом   занятии    можно   пальцами   зажать крылья носа или просто прикрыть носовые ходы вытянутым указательным пальцем, положив его вдоль верхней губы. Упражнение повторяют 6—8 раз подряд 3—4 раза в день.

У детей, приспособившихся к глоточным и гортанным артикуляциям, «поплевывание» может сопровождаться напряжением мышц шеи и даже движением передней стенки глотки вперед, создающим звук, сходный с к. Для торможения этого движения прибегают к тактильному контролю передней поверхности шеи, беззвучному «поплевыванию» или выплевыванию мелких крошек. Размер крошек постепенно уменьшается, а нужное движение незаметно осваивается. Этот прием удобен при занятиях с маленькими детьми, которые еще не понимают инструкций и могут только подражать конкретным действиям взрослого. Пока сопутствующее смыкание в глотке не заторможено, нельзя рекомендовать упражнение для самостоятельных тренировок. От точности выполнения данного упражнения в дальнейшем зависит успешность коррекции всех взрывных звуков.

Замедляя   и   продлевая «поплевывание»,   получают   легкое дутье и переходят к широкоизвестным упражнениям с комочком ваты, полосками бумаги, пухом и т.п. Они также способствуют удлинению выдоха и дифференцировке тёплой и холодной воздушной струи.   

Нецелесообразно до операции применять широкоизвестные, но требующие повышенных усилий упражнения: катать карандаш по столу выдуваемой струей воздуха, надувать шарики, дуть в соломинку. Они увеличивают напряжение лицевой и глоточной мускулатуры, усиливают гримасы, ускоряют выдох. Главная цель в этот период — получение пусть слабой, но сознательно направленной воздушной струи для постановки звуков и воспитания диафрагмально-рёберного типа дыхания.

Известно, что в норме в речевом выдохе активно участвуют брюшная стенка и внутренние межреберные мышцы. Они обеспечивают удлинение выдоха и достаточное давление воздушной струи. Этим и объяснялось улучшение речи, которое издавна отмечали у лиц с ринолалией после обучения диафрагмальному дыханию. Но чистые типы дыхания в природе встречаются редко, а детям диафрагмальное дыхание не свойственно. Поэтому им целесообразно ставить нижнереберное или диафрагмально-реберное (косто-абдоминальное) дыхание, что позволяет увеличить жизненную емкость легких, регулировать скорость выдоха межреберными мышцами и диафрагмой, а также фонировать в грудном регистре, благодаря чему удлиняется выдох и уменьшается носовой резонанс голоса.

Коррекция дыхания проводится инструктором по лечебной физкультуре, но первым, основным навыкам может обучить и логопед.

Вначале ребенок, лежа на кушетке, учится вдыхать через нос «полный живот» воздуха и плавно, долго выдыхать его через рот холодной струей.  Точность выполнения упражнения  контролируют   ладонями:   одна   лежит   на   груди,   вторая — на   животе. Упражнение повторяют 3 раза в день, начиная с 3 дыхательных циклов и увеличивая нагрузку до 10—15 циклов в один прием. Затем  переходят к дыханию  полулежа, сидя, стоя  и  на ходу. Полный комплекс дыхательных упражнений приведен в приложении  1.

Голосовые упражнения до операции сводятся к обучению ребенка удлиненному произнесению звука м на основном тоне голоса. Ребенок выполняет упражнение, не напрягая гортани и контролируя резонанс. Характер регистра — головной или грудной — связан с возрастом. Для дошкольников физиологичен головной регистр. Позднее эта манера фонации вводится в закрытые слоги с редуцированными гласными: мам, мом, мум, мым, мэм. Тренировки проводят по 3 раза подряд 6 раз в день в течение всего этапа.

При здоровом голосовом аппарате можно приступать к постановке гласных звуков и вокальным упражнениям еще до операции.

Хотя известно, что именно гласные придают голосу назальный тембр при ринофонии, часто создается впечатление, что все дети (за исключением наиболее тяжелых) артикулируют их правильно. Однако язык при артикуляции также сдвинут в глубину полости рта, а губы повышенно активны. Коррекция гласных предусматривает продвижение языка к нижним зубам и произнесение их на диафрагмальном выдохе в грудном регистре. Уменьшение участия головного резонатора в фонации сразу заметно уменьшает носовой резонанс голоса еще до операции. Начинают с протяжного произнесения гласных а-а~а, э-э-э на мягком выдохе в грудном регистре. Ребенок сидит, опираясь спиной на спинку стула, слегка опустив подбородок и положив ладонь на грудь для тактильного контроля. Ступни ног параллельно стоят на полу. При правильном выполнении упражнения ощущается мелкая вибрация грудной клетки. Это упражнение трудно объяснить, поэтому логопед несколько раз демонстрирует его, а в дальнейшем делает вместе с ребенком. Начинают произнесение гласных с 2 — 3 раз и доводят до 5 повторений каждого звука 4 — 5 раз в день в течение месяца.

Постановка  гласных начинается с а и э,  которые к этому л времени достаточно отработаны артикуляционными упражнениями. Далее переходят к гласным о, и, у, ы. Этот порядок прохождения звуков основан на изменении силы, необходимой для удерживания сегментов нёба в горизонтальном положении, и на возрастании объема глоточной полости при артикуляции гласных, из которых у, и обладают наиболее выраженным носовым резонансом  как при  изолированном  произнесении, так и  в потоке речи.

Когда ребенок научится протяжно произносить в грудном регистре изолированные гласные, можно переходить к напевному, слитному произнесению сочетаний гласных вначале из двух, а затем из трех звуков:          

аэ       эа       оа      аоа      эаэ        оаэ

ао       эо       оэ      аэа      эао        оао

ау       эу       оу       ауа      эау       оау

Сочетания не начинают с у, и, ы, так как добиться их относительно чистого звучания не удается. При наличии же функционального глоточного обтуратора упражнение отрабатывается со всеми гласными.

Сначала гласные произносят голосом средней высоты на одном тоне, затем расширяют диапазон. Упражнения произносят то низким голосом — «медведь», то высоким — «белочка», то средним - «лиса». Но чаще обращаются к средним тонам, поскольку они наиболее естественны для ребенка и вместе с тем резонируют в грудной клетке. Маленькие дети очень охотно поддерживают эту игру. Часто они начинают импровизировать, подавая «голоса» разных животных, причем довольно точно меняя высоту голоса. Они даже пытаются передать характер животного: «добрый медведь — злой медведь». Такие игры следует поощрять, поскольку благодаря им развивается интонация и улучшаются слуховые дифференцировки.

По мере овладения фонацией гласных в грудном регистре их включают в вокальные упражнения. До операции вокальные упражнения стимулируют подъем сегментов мягкого нёба, подвижность задней стенки глотки, удлиняют выдох. Вокальные упражнения I этапа сводятся к пению гласных звуков в диапазоне терции. Методика проведения вокальных упражнений представлена на с. 45—47.

Еще до операции необходимо готовить артикуляционный аппарат к правильному звукообразованию. Это позволит затратить минимальное количество времени на коррекцию звуков после уранопластики и предотвратить приспособление дефектных навыков к новым условиям.

Процесс активизации артикуляционного аппарата занимает длительное время. Приходится тренировать подвижность губ и щек, добиваться их укрепления, смещать вперед язык, укреплять его кончик и опускать корень. Изменение положения языка в полости рта влияет на искажение речи больше, чем недостаточность нёбно-глоточного смыкания. Перемещение языка в значительной степени определяет эффект всей работы, поскольку это создает условия для постановки правильной артикуляции, понижения носового резонанса голоса, нормализации фонационного дыхания, уменьшает глоточные смыкания. Поэтому данному разделу работы приходится уделять пристальное внимание. Разъясняя любое упражнение, обязательно уточняют позицию языка и следят за его положением. Кроме того, назначают ряд специальных артикуляционных упражнений.

При общей неловкости, напряженности или вялости языка начинают с обычной артикуляционной гимнастики. Ребенок учится высовывать язык, убирать его, поднимать и опускать, двигать вправо-влево, расслаблять «блинчиком» и напрягать «жалом». При этом максимально опираются на непроизвольные движения. Дотягиваются до носа и подбородка, облизывают намазанные сладким губы: каждую отдельно и по кругу, поглаживают щеки изнутри, упираясь языком в слизистую оболочку.

Для расслабления языка его покусывают по всей поверхности, постепенно высовывая его и снова втягивая, или пошлепывают кончик языка шпателем или ложкой. Полезно вылизывание тарелок и выпуклой стороны столовых ложек всей поверхностью кончика языка. Слизывание с вогнутой поверхности укрепляет самый кончик языка. Уменьшая последовательно размер ложки от столовой до ложечки для горчицы можно добиться более тонких и точных движений. С той же целью почесывают кончик языка о верхние резцы, пересчитывают зубы, упираясь в каждый, поглаживают щёки, надавливая с силой на внутреннюю сторону, тщательно обводят по кругу преддверие полости рта, катают, если позволяет строение нёба, круглую конфетку, прижимая ее кончиком языка к альвеолам.

Упражнения для кончика языка выполняются особенно долго, поскольку кончик при расщелинах нёба слабый, не тонированный в подъеме, в нем снижены тактильные и пространственные ощущения необходимо сочетать расширение объема движений с тактильными раздражениями, что постепенно приведет к обострению кинестезии.

Все упражнения, связанные с высовыванием языка помогают опустить его корень.

При рубцовой деформации верхней губы приходится развивать ее подвижность. Начинают с поднимания и опускания верхней губы. Ребенок закусывает нижнюю гyбy, а затем под счет поднимает и опускает верхнюю 5 ~6 раз подряд. Упражнение выполняют перед зеркалом.

Несмыкающиеся, вялые губы тренируют, удерживая ими кусочки сухаря,  сахара  или леденца.  Чем  меньше  кусочек,  чем круглее и глаже, тем плотнее сжимаются губы. Упражнение делают тоже под счет и следят, чтобы губы не вытягивались хоботком. Хорошие результаты дают тренировки с плоскими круглыми дисками разного диаметра и веса. (Диски могут быть заменены пуговицами, в отверстия которых продевается страховочный шнурок.) Губы захватывают лишь край диска, но он должен располагаться строго горизонтально. Заканчивают этот цикл удерживанием полосок бумаги в течение 15 — 30 мин, например при просмотре телевизора.

Затем переходят к втягиванию обеих губ в рот.

При западении верхней губы закладывают под нее продолговатый валик и стараются навернуть губу на резцы. Растягивают уздечку верхней губы и сглаживают рубцы массажем. Логопед или сам ребенок берет губу подушечками большого и указательного пальца у углов рта, сводит пальцы, нажимая на губу чуть выше красной каймы и оттягивает ее вперед. После повторения этого движения 10— 15 раз разминают рубец между пальцами. Затем водят языком в преддверии полости рта, сильно надавливая на уздечку.

Гимнастику   и   массаж   выполняют   3—4   раза   в   день   по 5 минут.

Поскольку кинестезии у лиц с расщелинами нёба снижены, одновременно работают не более чем над тремя видами упражнений. Кроме того, нагруженные большим количеством заданий, дети путают их или выполняют неточно. И хотя для активизации мышц артикуляционного аппарата возможно использование любых общепринятых упражнений, они должны быть отобраны с учетом индивидуальных особенностей каждого ребенка и носить строго целенаправленный характер. Не следует делать массаж языка трехлетнему ребенку, если язык еще не сместился к глотке и корень имеет нормальные размеры. Не стоит добиваться до операции пощелкивания. Оно не получится из-за отсутствия нужного давления воздуха во рту рекомендуется избегать быстрых, резких аpтикyляциoнныx движeний. Они требуют большого общего напряжения, но не дают при этом желаемого эффекта, так как ребенок не успевает запомнить смену ощущений и часто смазывает движения. Отмечено, что на первых занятиях проявляется излишнее напряжение мышц лба, крыльев носа, челюстей и шеи. Это напряжение передается на гортань и глотку. Уменьшение его снижает носовой оттенок и улучшает условия для коррекции звуков. Поэтому полезно несколько раз в течение занятия прерывать артикуляционную гимнастику кратковременными расслаблениями мышц лица, шеи, глотки, a тренировке избегать резких движений.

Следующим шагом в подготовке к исправлению звукопроизношения является воспитание фонематического слуха. Трудности, возникающие при этом, связаны с тем, что дети с ринолалией говорят плохо, но считают себя нормально говорящими. При этом они целые группы фонем образуют одной и той же патологической артикуляцией и их речеслуховой анализатор не в состоянии дифференцировать звучание таких одинаковых согласных. Поэтому, исправляя их речь, приходится решать две задачи: научить различать звуки речи окружающих и дифференцированно воспринимать собственное произношение.

До операции ребенок должен овладеть дифференциацией звуков речи. Практический опыт показывает, что даже при таком грубом расстройстве произносительной стороны речи, как ринолалия, можно научить не только узнавать фонему, но и различать на слух правильность ее звучания.

На I этапе дети учатся: 1) выделять звуки из ряда изолированных; 2) определять наличие изучаемого звука в слове; 3) определять место звука в слове; 4) отличать правильный звук от искаженного (в частности, ротовой от носового); 5) определять правильность произношения изучаемого звука в словах.

Некоторые различия в методике проведения упражнений зависят от степени сохранности собственного произношения, от возраста ребенка и владения грамотой. Учитывая возраст ребенка, задания упрощают или усложняют.

Детям младше пяти лет на одном-двух занятиях можно предложить различать на слух звучащие предметы и игрушки, чтобы им легче было по аналогии в дальнейшем понять суть упражнений.

Знакомя их с изолированными звуками, приходится использовать конкретные образы, например: поезд гудит: у~у-у, паровоз пыхтит: ч-ч-ч, комар поет: з-з-з и т.д. В дальнейшем опознавание этих звуков идет вначале только с наводящими, связующими словами. Ребенок отвечает на вопросы типа: «Кто поет: з-з-з?», «Что гудит: у-у-у». Следующая серия вопросов уточняет: «Как гудит поезд?», «Как поет комар?». И наконец, ребенок узнает, кому   подражает  логопед,   только   по   одному   изолированному звуку.

Детей старше пяти лет можно сразу знакомить с понятием «речевой звук». Они овладевают им без затруднения и упражняются в различении изолированных звуков (вначале только правильно произносимых ими). Различая изолированные звуки на слух, грамотные дети соотносят их с буквами.

Для определения места звука в слове малышей знакомят со словами, которые начинаются или кончаются на изучаемый звук. Причем логопед произносит этот звук утрированно. Дети старшего дошкольного возраста должны уметь найти звук и в середине слова. Школьники, владеющие звукобуквенным анализом, в упражнениях подобного типа не нуждаются.

Определять наличие изучаемого звука в слове можно, используя различный дидактический материал. Дети могут просто слушать отдельные слова и, услышав нужное, поднять руку или хлопнуть в ладоши; могут разбирать на группы предметные картинки или мелкие игрушки, выбирая нужные, и т. д.

Малышам вновь предлагают при этом только слова, начинающиеся или кончающиеся на заданный звук. Старшим дошкольникам со временем усложняют задание. Они не просто выделяют нужное слово, но и определяют одновременно место звука в нем. А школьники анализируют слова, которые одной фонемой могут отличаться от других, например: бедный медный, коза кожа. И если в связанной речи общий смысл помогает им дифференцировать слово, то изолированные слова анализировать на слух оказывается труднее.

Отличать правильное звучание от искаженного как изолированных звуков, так и слов дети учатся, только слушая логопеда или других взрослых. Лица говорящего при этом не должно быть видно. Логопед или отворачивается, или ставит ребенка к себе спиной, прикрывает губы экраном (листом бумаги). Произносить звуки и слова следует четко, громко. Упражнение проводится по принципу игры «Угадай-ка», «Угадай, что я скажу» и «Угадай, правильно ли я говорю». Этот прием используют постоянно на всех этапах работы.

Все звуки и слова, предлагаемые для слухового анализа, должны звучать четко, без редукции изучаемого звука. Нельзя анализировать до операции слова, в которые входят согласные близких акустических групп: несколько свистящих или шипящих, те и другие одновременно и т. д. Значение каждого изучаемого слова должно быть понятно детям.

Следует помнить, что побуждать ребенка к ответному проговариванию звука при выполнении заданий можно только тогда, когда он умеет правильно произносить изучаемую фонему, чтобы формирование новых представлений не связывать со старыми артикуляциями. Если же звук пока недоступен для произношения, то реакция может быть двигательной, например: поднимание руки, хлопок в ладоши. Ходьба и игра в мяч снимают общее напряжение, делают занятия веселыми и непринужденными. Ребенок марширует на месте или вокруг стола. Услышав слово с заданным звуком, сразу останавливается. В другом случае логопед с близкого расстояния кидает мяч, каждый раз называя звук или слово. Услышав нужный звук, ребенок ловит мяч и отбрасывает его логопеду.

Упражнения по развитию фонематического слуха очень утомляют детей. Поэтому их проводят в течение 7—10 мин и на одном занятии анализируют не более 3—4 слов.

Если дооперационный этап занятий длится полгода и более, целесообразно приступить к исправлению звукопроизношения еще до пластического закрытия дефекта нёба.

Исправление звукопроизношения до операции означает передвигание преграды при произнесении согласных звуков в передний отдел ротовой полости, введение в бытовую речь сознательного использования органов артикуляции, воспитание связи артикуляции с фонемой, умение вычленять эту фонему в потоке речи. При этом часто приходится довольствоваться приближенной артикуляцией, звуками-аналогами, что закономерно для развития детской речи и достаточно для формирования и развития фонематических представлений и навыков звукового анализа. Так, приемлемы зубно-губные п, б, если недоступно смыкание губ, межзубные и нижние звукообразования, одноударный вибрант, приглушенные свистящие и шипящие. Хотя не удается добиться нормального звучания многих фонем, коммуникативная функция речи все же улучшается за счет повышения ее разборчивости. Кроме того, дети оказываются достаточно подготовленными к обучению грамоте.

До операции не привлекают внимания ребенка к утечке воздуха в нос, а добиваются ее беззвучности и точных движений языка и губ. Логопеда не должно смущать, что многие согласные остаются беззвучными, носовыми.

Если не исправлять звукопроизношения до операции, то ребенок после пластики нёба говорит по-прежнему. Поскольку коррекция звукопроизношения длится в этом случае достаточно долго, ребенок привыкнет к ощущению разграничения носовой и ротовой полостей. Он приспособится к артикуляциям с постоянно неподвижно свисающим нёбом. Обучая его, придется воспитывать новый сложный стереотип.

Если коррекция звукопроизношения проводилась до операции, то, несмотря на временное ухудшение после снятия повязки, в течение двух-трех недель восстанавливаются правильные артикуляции.

При наличии функционального глоточного обтуратора возможна полная нормализация фонетической стороны речи еще до операции.

Остается заметить, что к началу постановки согласных звуков должны быть закончены занятия лечебной физкультурой по постановке диафрагмально-реберного дыхания. Иначе дети путают усиленный выдох с подачей направленной воздушной струи, что очень мешает им  заниматься.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Похожие:

Ермакова И. И. Коррекция речи и голоса у детей и подростков: Кн для логопеда. 2-е изд., перераб. М.: Просвещение: ао «Учеб лит.», 1996. 143 с iconЯстребова А. В. Коррекция недостатков речи у учащихся общеобразовательных школ
Инструктивно-методического письма о работе учителя-логопеда при общеобразовательной школе (Основные направления формирования предпосылок...
Ермакова И. И. Коррекция речи и голоса у детей и подростков: Кн для логопеда. 2-е изд., перераб. М.: Просвещение: ао «Учеб лит.», 1996. 143 с iconХрестоматия по психологии
Хрестоматия по психологии: Учеб пособие для студентов Х91 пед нн-тов/Сост. В. В. Мироненко; Под ред. А. В. Петров­ского.— 2-е изд.,...
Ермакова И. И. Коррекция речи и голоса у детей и подростков: Кн для логопеда. 2-е изд., перераб. М.: Просвещение: ао «Учеб лит.», 1996. 143 с iconВведение 1 анатомо-физиологические особенности голосового аппарата 4
Таптапова С. Л. Коррекционно-логопедическая работа при нарушении голоса: Кн для логопеда. —М.: Просвещение, 1984. — 112 е., ил
Ермакова И. И. Коррекция речи и голоса у детей и подростков: Кн для логопеда. 2-е изд., перераб. М.: Просвещение: ао «Учеб лит.», 1996. 143 с iconЦейтлин С. Н. Ц32 Язык и ребенок: Лингвистика детской речи: Учеб...
Ц32 Язык и ребенок: Лингвистика детской речи: Учеб пособие для студ высш учеб, заведений. — М: Гуманит изд центр владос, 2000. 240...
Ермакова И. И. Коррекция речи и голоса у детей и подростков: Кн для логопеда. 2-е изд., перераб. М.: Просвещение: ао «Учеб лит.», 1996. 143 с iconФролов И. Т. и др. 3-е изд
...
Ермакова И. И. Коррекция речи и голоса у детей и подростков: Кн для логопеда. 2-е изд., перераб. М.: Просвещение: ао «Учеб лит.», 1996. 143 с iconВысшее образование
Г65 Основы коррекционной педагогики: Учеб пособие для студ высш пед учеб заведений / А. Д. Гонеев, Н. И. Лифинцева, Н. В. Ялпаева;...
Ермакова И. И. Коррекция речи и голоса у детей и подростков: Кн для логопеда. 2-е изд., перераб. М.: Просвещение: ао «Учеб лит.», 1996. 143 с iconШабельникова Н. А. Д36 История России : учеб пособие. 2-е изд
Д36 История России : учеб пособие. — 2-е изд., перераб и доп. — М.: Тк велби, Изд-во Проспект, 2006. 560 с
Ермакова И. И. Коррекция речи и голоса у детей и подростков: Кн для логопеда. 2-е изд., перераб. М.: Просвещение: ао «Учеб лит.», 1996. 143 с iconШабельникова Н. А. Д36 История России : учеб пособие. 2-е изд
Д36 История России : учеб пособие. — 2-е изд., перераб и доп. — М.: Тк велби, Изд-во Проспект, 2006. 560 с
Ермакова И. И. Коррекция речи и голоса у детей и подростков: Кн для логопеда. 2-е изд., перераб. М.: Просвещение: ао «Учеб лит.», 1996. 143 с iconРабочая программа по курсу «Нарушения голоса. Ринолалия»
Сформировать у студентов знания о нарушениях голоса, звукопроизношения и других компонентов речи у детей при ринолалии и основных...
Ермакова И. И. Коррекция речи и голоса у детей и подростков: Кн для логопеда. 2-е изд., перераб. М.: Просвещение: ао «Учеб лит.», 1996. 143 с iconКоррекция речи у детей: взгляд ортодонта
Использование вестибулярных пластинок у детей с врожденными расщелинами губы и нёба 21
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница