Фрекен жюли


НазваниеФрекен жюли
страница5/5
Дата публикации09.04.2013
Размер0.57 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Литература > Документы
1   2   3   4   5
Фрекен отворачивается.

Вам бы научиться цыплят забивать, чем револьвером баловаться (рубит), тогда вы б не падали в обморок из-за одной капли крови.

Фрекен (кричит). И меня убейте! Убейте! Если вы недрогнувшей рукой можете убить невинное созданье. О, я ненавижу вас, вы мне гадки. Между нами — кровь! Будь проклят тот час, когда я вас увидела, будь проклят тот час, когда я родилась на свет!

Жан. Ладно, что толку проклинать! Идемте!

Фрекен (подходит к разделочной доске, будто ее тянет туда против воли). Нет, мне не пора еще. Я не могу... мне надо посмотреть... Тс-с! Карета подъехала... (Прислушивается, не отрывая глаз от ножа и доски.) Так вы думаете, я не могу видеть крови? Думаете, я слабая... о! — увидеть бы твою кровь, твой мозг на плахе, увидеть бы, как все ваше проклятое семя плавает в таком вот море... так бы, кажется, и пила из твоего черепа, ноги мыла б в твоей грудной клетке, так бы зажарила целиком и сожрала твое сердце! Ты думаешь, я слабая, думаешь, я тебя люблю, раз нутро мое возжаждало твоего семени; думаешь, я стану носить под сердцем твое отродье и питать его своею кровью — рожу тебе ребенка и приму твое имя! Слышишь ты, как тебя там? Я в жизни и не слыхивала твоей фамилии — у тебя небось и нет ее! Я бы стала фру Сторож или мадам Лакей — ты пес, и ты носишь мой ошейник, ты холоп, заклейменный моим гербом, и чтоб я тебя делила со своей кухаркой, стала соперницей своей служанки! Ох! Думаешь, я струшу, я удеру! Нет, я останусь, и пусть ударит гром! Отец вернется... увидит взломанное бюро... хватится денег! Он позвонит — вот в этот самый звонок... позвонит два раза, призовет лакея, пошлет его за ленсманом... а я во всем признаюсь! Во всем! О, какое счастье — покончить со всем! Только бы покончить! С ним будет удар, он умрет! Вот и настанет конец... и покой... и вечный мир! И над его гробом сломают наш герб — графский род угаснет... а лакейское отродье попадет в приют, будет пожинать лавры под забором и кончит за решеткой!

Жан. Ага, королевская кровь заговорила! Браво, фрекен Жюли! А мельника подальше упрячьте!

^ Входит Кристина, приодевшаяся для церкви, с молитвенником в руке. Фрекен бросается к ней на грудь, как бы ища у нее защиты.

Фрекен. Кристина, помоги! Спаси меня от этого человека!

Кристина (холодно, невозмутимо) . Что это вы за представление затеяли в праздник! (Смотрит на разделочную доску.) И насвинячили-то как! Это зачем? А еще орете!

Фрекен. Кристина! Ты женщина и ты мне друг! Берегись этого мерзавца!

Жан (несколько смутившись, робко) . Если дамам угодно потолковать, я, пожалуй, пойду побреюсь. (Ускользает направо.)

Фрекен. Ты должна меня понять. И ты должна меня выслушать!

Кристина. Не пойму я никогда этого ничего. По мне — так надо себя блюсти. И чего это вы дорожное платье надели, куда собрались? А он тоже в шляпе! А?

Фрекен. Выслушай, Кристина! Выслушай меня, и я тебе все расскажу...

Кристина. Не хочу я этого знать...

Фрекен. Ты должна меня выслушать...

Кристина. Да про что речь? Про баловство про ваше с Жаном? Мне-то какое до этого дело? А вот если вы затеяли его за собой сманить — тут уж ничего у вас не получится!

Фрекен (очень нервно) . Кристина! Постарайся успокоиться и выслушай меня! Я не могу здесь оставаться, и Жан не может здесь оставаться, значит, нам надо уехать...

Кристина. Гм...

Фрекен (вдруг ободрившись) . Знаешь, что мне сейчас в голову пришло? Вот если б нам поехать всем вместе, втроем... за границу... в Швейцарию... И мы бы вместе открыли отель... знаешь, ведь у меня есть деньги... мы с Жаном вели бы все дело, а ты, я подумала, хозяйничала бы на кухне... Разве плохо! Скажи же — да! Едем вместе, и все устроится! Ну, скажи — да! (Обнимает Кристину.)

Кристина (холодно и неуверенно) . Гм...

Фрекен (все быстрей) . Ты ведь никогда не путешествовала, Кристина, тебе надо увидеть мир. Ты не поверишь, Кристина, какая это радость — ехать в поезде — беспрестанно новые лица... новые места... и вот мы приедем в Гамбург, пойдем в Зоологический сад... тебе там понравится... потом в театр... в оперу... а потом приедем в Мюнхен — там ведь музеи, и там Рубенс, Рафаэль, два величайших художника, ты сама знаешь... Ты ведь слышала про Мюнхен, там жил король Людвиг, король, который еще потом с ума сошел... И мы увидим его замки, знаешь, у него замки совершенно как сказочные... а оттуда уже и до Швейцарии рукой подать, и там, подумай, там Альпы стоят под снегом среди лета, и там растут апельсины и лавры, они зеленые круглый год...

^ Жан показывается справа, он правит бритву, держа ремень зубами и левой рукой, он слушает и время от времени одобрительно кивает.

(Фрекен говорит еще быстрей.) И там мы снимем отель... я сижу за конторкой, а Жан стоит, принимает гостей... ну, ходит за покупками... письма пишет... О, это жизнь, поверь... то поезд свистит, то омнибус приходит, то в номерах звонят, то в ресторане... а я пишу счета, и уж я сумею их подперчить... ты не поверишь, как люди дрожат, когда берут в руки счета! А ты... ты сидишь королевой на кухне... Конечно, тебе не придется самой стоять у плиты... и ты сможешь показаться на люди нарядная и аккуратная... и с твоей внешностью... нет, я не льщу... ты в один прекрасный день подцепишь мужа... богатого англичанина, знаешь, их ведь так легко (медленней) пленить... и вот мы богаты... мы строим виллу на озере Комо... там, правда, иногда дожди, но (совсем вяло) иной раз и солнце проглянет... хотя и пасмурно... а то... можно и домой вернуться... (пауза) сюда... или куда-нибудь еще...

Кристина. Послушайте! Сами-то вы в это верите?

Фрекен (уничтоженная). Верю ли я?

Кристина. Да!

Фрекен (устало). Не знаю. Я теперь ни во что, ни во что не верю. (Падает на скамью, облокачивается на стол и роняет голову на руки.) Ни во что! Ни во что!

Кристина (поворачиваясь направо, к Жану). Надо же! Удрать хотел!

Жан. Удрать? Зачем такие слова! Ты же слышала, какие планы у фрекен, и хотя она устала после бессонной ночи, планы очень здравы!

Кристина. Ну-ка, послушай! Значит, я, по-твоему, должна кухарить на эту...

Жан (резко). Будь любезна, выбирай выражения, когда говоришь в присутствии своей госпожи! Ясно?

Кристина. Госпожи!

Жан. Да!

Кристина. Ах, скажите! Послушайте его!

Жан. Нет, это ты послушай, а говори поменьше! Фрекен Жюли — твоя госпожа, а за то, за что ты ее презираешь, тебе бы следовало ведь и себя презирать!

Кристина. Себя-то я всегда так уважала...

Жан. ...что можешь презирать других!

Кристина. ...что никогда не роняла себя. Поди-ка кто скажи, что графская кухарка путалась с конюхом либо с пастухом! Скажи!

Жан. Ну, тебе достался кое-кто почище; тебе счастье подвалило!

Кристина. Кое-кто почище! Который овсом из графской конюшни торговал...

Жан. А теперь расскажи про того, кто наживался на овощах и получал взятки с мясника!

Кристина. Чего?

Жан. И ты еще будешь презирать своих хозяев? Ты! Ты!

Кристина. Идешь ты в церковь или нет? После эдаких подвигов добрая проповедь небось не повредит!

Жан. Нет, не пойду я сегодня. Иди сама, кайся в своих геройствах!

Кристина. А что ж, и покаюсь, и приду домой с отпущеньем грехов, так что и на тебя хватит! Спаситель терпел и умер на кресте за наши грехи, и если мы к нему приближаемся со страхом божиим и с верою, так он весь наш грех берет на себя.

Жан. И по части овощей?

Фрекен. Ты в это веришь, Кристина?

Кристина. Это моя живая вера, детская вера, я ее сохранила от юности моей, фрекен Жюли. Если грех велик — велика и милость божия!

Фрекен. Ах, если б только я могла в это верить...

Кристина. Вера не дается просто так, а по великой милости господней, и не каждому дано верить...

Фрекен. Но кому же дано?

Кристина. Тайна сия велика есть, фрекен. И господь людей не разбирает, просто последние станут первыми...

Фрекен. Значит, разбирает он все-таки, кто же последний?

Кристина. ...и легче верблюду пройти в игольное ушко, чем богатому войти в царствие небесное! Вот как, фрекен Жюли! А я покамест пойду — одна — да скажу конюху, чтобы не давал лошадей, если кто захочет куда ехать, покуда граф не вернулся! Счастливенько оставаться! (Уходит.)

Жан. О, черт! И все из-за чижика!

Фрекен (вяло). Чижика оставьте. Видите вы какой-нибудь выход, предполагаете какой-то конец?

Жан (подумав). Нет!

Фрекен. Что сделали бы вы на моем месте?

Жан. На вашем? Постойте. Графского рода, женщина, и... падшая. Не знаю. Хотя... Знаю!

Фрекен (берет бритву, делает соответствующий жест). Вот эдак?

Жан. Да! То есть я бы лично не стал этого делать. Заметьте. И тут вся разница!

Фрекен. Оттого что вы мужчина, а я женщина? В чем же разница?

Жан. Та и разница, какая... вообще между мужчиной и женщиной.

Фрекен (с бритвой в руке). Хотела бы! Но не могу! И отец не мог, когда ему нужно это было.

Жан. Нет, не нужно ему это было! Ему нужно было сперва отомстить!

Фрекен. А теперь мать снова мстит. Мне.

Жан. Разве вы не любили отца, фрекен Жюли?

Фрекен. О, безмерно, но я ведь и ненавидела его! Конечно, ненавидела, сама того не сознавая! Это же он воспитал меня в презрении к моему полу, вырастил полуженщиной-полумужчиной! Чья вина в том, что со мной случилось? Отца, матери, моя собственная! Моя собственная? Но у меня нет ничего своего! Ни единой мысли, которую я бы не взяла у отца, ни единого чувства, которое бы не перешло ко мне от матери, ну, а эту последнюю блажь — что все люди равны — я взяла у него, у жениха, и за это я называю его мерзавцем! О какой же собственной вине может идти речь? Сваливать грех на Христа, как вот Кристина, — нет, для этого я чересчур горда и чересчур умна — спасибо отцовским наставлениям... А насчет того, что богатому не попасть в царствие небесное — так это ложь, и во всяком случае уж Кристина-то сама, у которой деньги есть в банке, туда не попадет! Кто же виноват? Ах, да не все ль равно! Мне одной отвечать и за грех и за последствия...

Жан. Да, но...

^ Резко звонят дважды. Фрекен вздрагивает. Жан надевает ливрею.

Граф! А вдруг Кристина... (Идет к разговорной трубе, слушает.)

Фрекен. Он уже видел свое бюро?

Жан. Это Жан! Господин граф! (Слушает; зрителю не слышно слов графа.) Да, ваше сиятельство! (Слушает.) Да, ваше сиятельство! Сию минуту. (Слушает.) Хорошо-с, ваше сиятельство! (Слушает.) Да-с! Через полчаса!

Фрекен (в тревоге). Что он говорит? Господи Иисусе, что он говорит?

Жан. Желает кофе и сапоги через полчаса.

Фрекен. Значит, через полчаса! Ах, как я устала. Ничего не могу — не могу каяться, не могу бежать, оставаться, жить не могу, не могу умереть! Помогите же мне! Приказывайте, и я буду слушаться, как собака. Окажите мне последнюю услугу, спасите мою честь, спасите его имя! Вы же знаете, чего мне надо хотеть, да я не хочу... Сами этого пожелайте и прикажите мне исполнить!

Жан. Не знаю... нет, теперь уж я тоже не могу... не понимаю... Будто из-за этой ливреи я сразу... я не могу вам приказывать... вот граф поговорил со мною, и я... трудно объяснить... никуда не денешься от своего рабства! Наверно, если б граф сейчас спустился... и приказал мне перерезать собственную глотку, я бы сразу послушался.

Фрекен. Так вообразите ж себя на его месте, а меня на вашем! Вы давеча так славно играли роль, когда стояли передо мною на коленях — изображали рыцаря... или... видели вы когда-нибудь в театре гипнотизера?

^ Жан утвердительно кивает головой.

Он говорит медиуму: возьми метлу — и тот берет; он говорит — мети, и тот метет...

Жан. Но он же сперва усыпить его должен!

Фрекен (с восторгом). Я сплю уже! Вся комната будто в дыму, вы — будто печь железная... как кто-то длинный, черный, в цилиндре... и глаза ваши сверкают как угли, когда угасает пламя, и лицо — будто белая кучка золы. (Солнечный луч падает на Жана.) Как тепло, как хорошо (потирает руки, словно греет у огня) и как светло... и покойно!

Жан (подает ей бритву). Вот метла! Пока не стемнело... идите на гумно и... (Шепчет ей на ухо.)

Фрекен (очнувшись). Благодарю! Скоро я отдохну! Только скажи... что и первые тоже сподобятся милости божьей. Скажи, даже если сам не веришь.

Жан. Первые? Нет, не могу! Хотя постойте... фрекен Жюли... вот! Вы уже не среди первых... вы среди последних!

Фрекен. Правда. Я среди самых последних. Самая последняя! О! Но я уже не могу уйти. Еще раз вели мне уйти!

Жан. Но теперь я тоже не могу! Не могу!

Фрекен. И первые станут последними!

Жан. Не думайте, не надо! Вы всю силу у меня отнимаете, я делаюсь трусом... Что это? Мне показалось — звонок! Сейчас заткнуть его! Надо же — так дрожать, так бояться звонка! Но это не просто звонок... кто-то же звонит в него, чья-то рука его дергает... и что-то же дергает эту руку — да заткните же уши — заткните уши! Ох, как он его дергает! И будет звонить, пока не добьется ответа — но поздно! Ленсман придет, и... вот.

Раздается два резких звонка. Жан вздрагивает, распрямляется.

Ужасно! Но другого выхода нет! Ступайте!

Фрекен решительно выходит за дверь.

1 «Передача идей, внушение» (нем.).

2 Очень мило, мсье Жан! Очень мило! (фр.)

3 Вы изволите шутить, мадам! (фр.)

4 А вы изволите говорить по-французски! (фр.)

5 Будьте осторожны. Все-таки я мужчина! (фр.)

Страница |
1   2   3   4   5

Похожие:

Фрекен жюли iconGenre prose contemporary Author Info Питер Хёг Фрекен Смилла и её...

Фрекен жюли icon«Фрекен Смилла и ее чувство снега»
Отложите всё. Прочитайте «Смиллу». И оглядитесь вокруг новыми глазами.øken Smillas fornemmelse for sne
Фрекен жюли iconГоспожа Бовари Гюстав Флобер Госпожа Бовари Гюстав Флобер госпожа бовари луи Буйле 1
Мари-Антуану-Жюли Сенару, парижскому адвокату, бывшему президенту Национального собрания и министру внутренних дел
Фрекен жюли iconГюстав Флобер Госпожа Бовари Луи Буйле 1 Мари-Антуану-Жюли Сенару, парижскому адвокату
Когда мы готовили уроки, к нам вошел директор, ведя за собой одетого по-домашнему "новичка" и служителя, тащившего огромную парту....
Фрекен жюли iconФрекен смилла и её чувство снега карты город
На улице необычайный мороз – минус 18 градусов по Цельсию, и идет снег, и на том языке, который больше уже не является моим, такой...
Фрекен жюли icon«Муми тролль и комета»
Еленького бегемотика, его папой и мамой, как две капли воды похожими на сына, фрекен Снорк и ее братом, философом Ондатром, Снусмумриком,...
Фрекен жюли iconПосле кончины своего супруга, мать троих детей начинает изнемогать...
Спустя год женщина умирает, и старшие дети Жюли и Джек решают спрятать её тело в подвале для того, чтобы стать полноценными хозяевами...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница