Литература 16 идеал святости на руси об этимологии слова «святой»


Скачать 218.92 Kb.
НазваниеЛитература 16 идеал святости на руси об этимологии слова «святой»
Дата публикации10.04.2013
Размер218.92 Kb.
ТипЛитература
userdocs.ru > Литература > Литература
СОДЕРЖАНИЕ

ИДЕАЛ СВЯТОСТИ НА РУСИ 3

1 ОБ ЭТИМОЛОГИИ СЛОВА «СВЯТОЙ». 3

2 СВЯТОСТЬ 3

3 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РУССКОЙ СВЯТОСТИ 5

4 ИДЕЯ РУССКОЙ СВЯТОСТИ 9

5. НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИДЕАЛ РУССКОЙ СВЯТОСТИ 11

5.1 ИДЕАЛ ГРАЖДАНСКОГО СЛУЖЕНИЯ 11

5.2 ОСОБОЕ НИЩЕЛЮБИЕ 12

5.3 ЮРОДСТВО 13

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 14

ЛИТЕРАТУРА 16

ИДЕАЛ СВЯТОСТИ НА РУСИ

1. ОБ ЭТИМОЛОГИИ СЛОВА «СВЯТОЙ».

В славянских, балтийских и иранских языках слово «святой» (праслав. svent) происходит от индоевропейского «k'uen-to» — возрастать, увеличиваться, цвести — в прямом и переносном смысле, плодоносить.

В язычестве слово понималось в прямом смысле: оно означало любое возрастание, цветение, плодоношение, в Христианстве же образуется понятие «святости» как возрастания, цветения духовного. Возможно, земля свята уже потому, что она цветет и плодоносит. Люди, жители земли, становятся носителями этой святости, благодаря уже тому, что они на ней живут. Как и когда произошло переключение с языческого на христианское, с материального на духовное — неясно. Святость переносится с природы на человека, с материально- физического на идеально-духовное, с конкретного и зримого на отвлеченное и незримое.

^ 3 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РУССКОЙ СВЯТОСТИ

Церковь представляет собою таинственное продолжение жизни Христа, Воплощенного Слова, и поэтому она никогда не может быть ни узконациональной, ни интернациональной. Как Сам Христос, она сверхнациональна, всемирна; она есть вселенская Церковь. Вследствие этого каждый народ, переживая на свой особый лад истины, возвещаемые Церковью, налагает на них свой собственный отпечаток; в отношении русского народа это верно так же, как и в отношении всякого другого. Действительно, каждый народ имеет свое особое религиозное призвание. Наиболее полно оно осуществляется его религиозными гениями, то есть святыми. Поэтому, чтобы знать подлинную русскую духовность, недостаточно знания одних только идей и русских духовных течений последних веков, нужно также изучить русскую духовную традицию, дух, насыщающий ту атмосферу, которою дышит русский народ, и составляющий саму его жизнь. Этот дух выражается в культе, в иконах, в русском благочестии, в явлении старчества, как и в произведениях перечисленных выше светских мыслителей. Но в особенности этот дух выражается в жизни святых. Русский святой — не византийский святой и не сирийский; он и не латинский святой, не французский, не итальянский, не испанский и не немецкий. Он именно русский. Этим мы хотим сказать, что он — сын особого народа, имеющего, как таковой, свое особое природное лицо и свой особый исторический путь, определенные его происхождением, его культурой и землей, на которой он живет.

Ни одна страна в мире не считала своим идеалом святость, кроме Руси, которая с момента Крещения, поняла, что именно святость - величайшая ценность нации. К.Леонтьев говорит, что русский человек может быть святым, но не может быть честным. Честность - западноевропейский идеал. Русский идеал - святость.

В формуле К.Леонтьева есть некоторое эстетическое преувеличение, но есть в ней и несомненная истина, в ней ставится очень интересная проблема русской народной психологии. У русского человека недостаточно сильно сознание того, что честность обязательна для каждого человека, что она связана с честью человека, что она формирует личность. Нравственная самодисциплина личности никогда у нас не рассматривалась как самостоятельная и высшая задача. В нашей истории отсутствовало рыцарское начало, и это было неблагоприятно для развития и для выработки личности. Русский человек не ставил себе задачей выработать и дисциплинировать личность, он слишком склонен был полагаться на то, что органический коллектив, к которому он принадлежит, за него все сделает для его нравственного здоровья.

Русское православие, которому русский народ обязан своим нравственным воспитанием, не ставило слишком высоких нравственных задач личности среднего русского человека, в нем была огромная нравственная снисходительность. Русскому человеку было прежде всего предъявлено требование смирения. В награду за добродетель смирения ему все давалось и все разрешалось. Смирение и было единственной формой дисциплины личности. Лучше смиренно грешить, чем гордо совершенствоваться.

Русский человек привык думать, что бесчестность - не великое зло, если при этом он смиренен в душе, не гордится, не превозносится. И в самом большом преступлении можно смиренно каяться, мелкие же грехи легко снимаются свечечкой, поставленной перед угодником. Высшие сверхчеловеческие задачи стоят перед святым. Обыкновенный русский

человек не должен задаваться высокой целью даже отдаленного приближения к этому идеалу святости. Это - гордость. Православный русский старец никогда не будет направлять по этому пути. Святость есть удел немногих, она не может быть путем для человека. Всякий слишком героический путь личности русское православное сознание признает гордыней, и идеологи русского православия готовы видеть в этом пути уклон к человекобожестью и демонизму. Человек должен жить в органическом коллективе, послушный его строю и ладу, образовываться своим сословием, своей традиционной профессией всем традиционным народным укладом.

В каком же смысле русское народное православное сознание верит в святую Русь и всегда утверждает, что Русь живет святостью, в отличие от народов Запада которые живут лишь честностью, т.е. началом менее высоким? В этом отношении в русском религиозном сознании есть коренной дуализм. Русский народ и истинно русский человек живут святостью не в том смысле, что видят в святости свой путь или считают святость для себя в какой-либо мере достижимой или обязательной.

Русь совсем не свята и не почитает для себя обязательно сделаться святой и осуществить идеал святости. Она - свята лишь в том смысле, что бесконечно почитает святых и святость, только в святости видит высшее состояние жизни, в то время как на Западе видят высшее состояние также и в достижениях познания или общественной справедливости, в торжестве культуры, в творческой гениальности. Для русской религиозной души святится не столько человек, сколько сама русская земля, которую «в рабском виде Царь Небесный исходил, благословляя». И в религиозных ведениях русского народа русская земля представляется самой Богородицей. Русский человек не идет путями святости, никогда не задается такими высокими целями, но он поклоняется святым и святости, с ними связывает свою последнюю любовь, возлагается на святых, на их заступничество и предстательство, спасается тем, что русская земля имеет так много святынь. Душа русского народа никогда не поклонялась золотому тельцу и, верю, никогда ему не поклонится в последней глубине своей. Но русская душа склонна опускаться в низшие состояния, там распускать себя, допускать бесчестность и грязь. Русский человек будет грабить и наживаться нечистыми путями, но при этом он никогда не будет почитать материальные богатства высшей ценностью. Он будет верить, что жизнь св. Серафима Саровского выше всех земных благ и что св. Серафим спасет его и всех грешных русских людей, предстательствуя перед Всевышним от лица русской земли.

Русский человек может быть отчаянным мошенником и преступником, но в глубине души он благоговеет перед святостью и ищет спасения у святых, у их посредничества. Какой-нибудь хищник и кровопийца - может очень искренно, поистине благоговейно склоняться перед святостью, ставить свечи перед образами святых, ездить в пустыни к старцам, оставаясь хищником и кровопийцей.

Это даже нельзя назвать лицемерием. Это - веками воспитанный дуализм, вошедший в плоть и кровь, особый душевный уклад, особый путь. Это-прививка душевно-плотской, недостаточно духовной религиозности. Святость остается для русского человека трансцендентным началом, она не становится его внутренней энергией. Почитание святости построено по тому же типу, что и почитание икон. К святому сложилось отношение, как к иконе, лик его стал иконописным ликом, перестал быть человеческим. Но это трансцендентное начало святости, становящееся посредником между Богом и человеком, должно что-то делать для русского человека, ему помогать и его спасать, за него совершать нравственную и духовную работу. Русский человек совсем и не помышляет о том, чтобы святость стала внутренним началом, преображающим его жизнь, она всегда действует на него извне.

Святость слишком высока и недоступна, она - уже не человеческое состояние, перед ней можно лишь благоговейно склоняться и искать в ней помощи и заступничества за окаянного грешника. Почитание святых заслонило непосредственное богообщение. Святой - больше, чем человек, поклоняющийся же святому, ищущий в нем заступничества, - меньше, чем человек. Где же человек? Всякий человеческий идеал совершенства, благородства, чести, честности, чистоты, света представляется русскому человеку малоценным, слишком мирским, средне-культурным. И колеблется русский человек между началом звериным и ангельским, мимо начала человеческого. Для русского человека так характерно это качание между святостью и свинством. Русскому человеку часто представляется, что если нельзя быть святым и подняться до сверхчеловеческой высоты, то лучше уж оставаться в свинском состоянии, то не так уже важно, быть ли мошенником или честным. А так как сверхчеловеческое состояние святости доступно лишь очень немногим, то очень многие не достигают и человеческого состояния, остаются в состоянии свинском. Активное человеческое совершенствование и творчество парализованы. В России все еще недостаточно раскрыто человеческое начало, оно все еще в потенциях, великих потенциях, но лишь потенциях.

Русская мораль проникнута дуализмом, унаследованным от нашей своеобразной народной религиозности. Идея святой Руси имела глубокие корни, но она заключала в себе и нравственную опасность для русского человека, она нередко расслабляла его нравственную энергию, парализовала его человеческую волю и мешала его восхождению. Это - женственная религиозность и женственная мораль. Русская слабость, недостаток характера чувствуется в этом вечном желании укрыться в складках одежд Богородицы, прибегнуть к заступничеству святых. Божественное начало не раскрывается изнутри, в самой русской воле, русском жизненном порыве. Переживания своей слабости и своего окаянства и представляются религиозными переживаниями по преимуществу. И мы всего более нуждаемся в развитии в себе мужественного религиозного начала во всех отношениях. Мы должны развивать в себе сознание ответственности и приучаться возлагать как можно больше на самих себя и на свою активность. От этого зависит будущее России, исполнение ее призвания в мире. Нельзя видеть своеобразие России в слабости и отсталости. В силе и в развитии должно раскрыться истинное своеобразие России. Русский человек должен перестать возлагаться на то, что за него кем-то все будет сделано и достигнуто.

Исторический час жизни России требует, чтобы русский человек раскрыл свою человеческую духовную активность. Очень характерно, что не только в русской народной религиозности и у представителей старого русского благочестия, но и у атеистической интеллигенции, и у многих русских писателей чувствуется все тот же трансцендентный дуализм, все то же признание ценности лишь сверхчеловеческого совершенства и недостаточная оценка совершенства человеческого. Так средний радикальный интеллигент обычно думает, что он или призван перевернуть мир, или принужден остаться в довольно низком состоянии, пребывать в нравственной неряшливости и опускаться. Промышленную деятельность он целиком предоставляет той «буржуазии», которая, по его мнению, и не может обладать нравственными качествами. Русского человека слишком легко «заедает среда». Он привык возлагаться не на себя, не на свою активность, не на внутреннюю дисциплину личности, а на органический коллектив, на что-то внешнее, что должно его подымать и спасать.

Материалистическая теория социальной среды в России есть своеобразное и искаженное переживание религиозной трансцендентности, полагающей центр тяжести вне глубины человека. Принцип «все или ничего» обычно в России оставляет победу за «ничем».

Нужно признать, что личное достоинство, личная честь, личная честность и чистота мало кого у нас пленяют. Всякий призыв к личной дисциплине раздражает русских. Духовная работа над формированием своей личности не представляется русскому человеку нужной и пленительной. Когда русский человек религиозен, то он верит, что святые или сам Бог все за него сделают, когда же он атеист, то думает, что все за него должна сделать социальная среда. Дуалистическое религиозное и моральное воспитание, всегда призывавшее исключительно к смирению и никогда не призывавшее к чести, пренебрегавшее чисто человеческим началом, чисто человеческой активностью и человеческим достоинством, всегда разлагавшее человека на ангельско-небесное и зверино-земное, косвенно сказалось теперь, во время войны. Святости все еще поклоняется русский человек в лучшие минуты своей жизни, но ему недостает честности, человеческой честности. Но и почитание святости, этот главный источник нравственного питания русского народа, идет на убыль, старая вера слабеет. Зверино-земное начало в человеке, не привыкшем к духовной работе над собой, к претворению низшей природы в высшую, оказывается предоставленным на произвол судьбы. И в отпавшем от веры, по современному обуржуазившемся русском человеке остается в силе старый религиозный дуализм. Но благодать отошла от него, и он остался предоставленным своим непросветленным инстинктам. Оргия химических инстинктов, безобразной наживы и спекуляции в дни великой мировой войны и великих испытаний для России есть наш величайший позор, темное пятно на национальной жизни, язва на теле России. Жажда наживы охватила слишком широкие слои русского народа. Обнаруживается вековой недостаток честности и чести в русском человеке, недостаток нравственного воспитания личности и свободного ее самоограничения. И в этом есть что-то рабье, какое-то не гражданское, догражданское состояние. Среднему русскому человеку, будь он землевладельцем или торговцем, недостает гражданской честности и чести. Свободные граждане не могут спекулировать утаивать продукты первой необходимости и т.п. во время великого испытания духовных и материальных сил России. Это несмываемый позор, о котором с содроганием будут вспоминать будущие поколения наряду с воспоминанием о героических подвигах русской армии, о самоотверженной деятельности наших общественных организаций. Я верю, что ядро русского народа нравственно-здоровое. Но в нашем буржуазно-обывательском слое не оказалось достаточно сильного нравственного гражданского сознания, нравственной и гражданской подготовки личности. Перед этим слоем стоят не только большие испытания, но и большие соблазны. Русский человек может бесконечно много терпеть и выносить, он прошел школу смирения. Но он легко поддается соблазнам и не выдерживает соблазна легкой наживы, он не прошел настоящей школы чести, не имеет гражданского закала. Это не значит, что, так легко соблазняющийся и уклоняющийся от путей личной и гражданской честности, русский человек совсем не любит России. По-своему он любит Россию, но он не привык чувствовать себя ответственным перед Россией, не воспитан в духе свободно-гражданского к ней отношения.

В глубине России, в душе русского народа должны раскрыться имманентная религиозность и имманентная мораль, для которой высшее божественное начало делается внутренне преображающим и творческим началом. Это значит, что должен во весь свой рост стать человек и гражданин, вполне свободный. Свободная религиозная и социальная психология должна победить внутри каждого человека рабскую религиозную и социальную психологию. Это значит также, что русский человек должен выйти из того состояния, когда он может быть святым, но не может быть честным. Святость навеки останется у русского народа, как его достояние, но он должен обогатиться новыми ценностями. Русский человек и весь русский народ должны сознать божественность человеческой чести и честности. Тогда инстинкты творческие победят инстинкты хищнические.

^ 4 ИДЕЯ РУССКОЙ СВЯТОСТИ

Святость человека во всей ее полноте известна одному Господу Богу, но людям присуще иметь идею святости, и тех, кто так или иначе приближается к идеалу святости, считают святыми. Религиозно - нравственный идеал русского народа - жизнь по Правде Божией . Это и есть та основа, которая побудила наших предков назвать свою страну Святой Русью.

Несомненно, русские святые носят на себе национальный отпечаток, но никакое определение не может дать исчерпывающего представления, в чем именно состоит сущность русского святого. Это представление вырабатывается только при внимательном чтении житий, которые позволяют нам признать, что общим для всех русских святых является их искание Царства Божия, Царства Духа Святого, общение с которым достигается ими путем долгой и неотступной молитвы. Молитва их не всегда устная, она может быть и молитвой без слов, но она всегда — устремление к Богу человеческого духа, и, конечно, без любви к Богу не может быть молитвы. В ответ на беззаветную отдачу своего сердца Богу, человек получает Любовь Божию, которая дает ему внутреннее ощущение Царства Божия, как дар Духа Святого, и это общение с Богом делает человека святым.

Стремясь к осуществлению своего идеала, русский человек часто уклонялся от истинного пути и боролся за правду человеческую, но все же его идеалом была жизнь праведная, и он всегда был с Богом не только тогда, когда отрекался от мира и шел спасаться в леса и пустыни и в затвор, но и тогда, когда бунтовал против Бога, утверждая в своем исступлении: "Не прав Твой, о Боже, святой приговор!"

Так было, пока идеал Божьей Правды не был подменен идеалом человеческим, идеалом всеобщего земного благополучия. Идея общего благополучия была позаимствована тоже из идеала Святой Руси, но для достижения его были нарушены нравственные законы и на несчастье многих стали строить весьма относительное счастье немногих, которые временно оказались у кормила власти, а их соратники по разрушению идеалов и благополучия Святой Руси сами оказались "У разбитого корыта". Главное, что принадлежало «Святой Руси»,— это ее святые, представленные иконами, мощами, памятными местами, источниками, урочищами и предметами, и житиями. 10

Среди святых Древней Руси—рядовые монахи, основатели монастырей и крупных, а иногда малоизвестных, церковные иерархи, князья-военачальники, князья-мученики за веру, просветители народов, окружавших Русь, княгини, монахи, домохозяйки, дети-мученики, юродивые. Не все они пользовались равным почитанием. Были среди них и местночтимые, и получившие всероссийское признание. И тем не менее святых нельзя делить по роду религиозных подвигов, ими совершаемых, или по тому, какое место они занимали в жизни. Патриарх Гермоген или митрополит Филипп — святые иерархи, но одновременно и мученики. Александр Невский святой, но не только потому, что он как полководец ограждал православную веру, а и по той схиме, которую он принял перед смертью: не случайно он на старых иконах изображается не в одеянии воина, а именно схимником. Святая Ефросиния Полоцкая была княгиней и много сделала для своей полоцкой епархии, но она же переписывала книги и этим не меньше потрудилась во славу Господа. Основатели монастырей на Севере и Востоке часто являлись просветителями соседних языческих народов. Святые подвизались на разных поприщах, и их объединяла деятельная вера и глубокая аскеза.

Итак, в разное время возникают разные типы святости. Конечно, святость одна, но различны ее проявления. Эпохой наивысшего подъема святости на Руси являлся конец XIV и весь XV век. И среди всех святых этого времени выделяется лик Сергия Радонежского и возникновение от основанного им Троице-Сергиева монастыря множества монастырей Русского Севера—русской фиваиды.

По типу своей святости Сергий Радонежский очень близок к жившему за век до него в Италии Франциску Ассизскому. То же стяжание Духа Божия, через молитву к уединению, то же презрение к мирским богам, нищелюбие, стремление помочь всем и всему живому. Та же ответственность перед природой, стремление к христианскому просвещению окружающих его людей. Можно было бы много приводить совпадений в поступках Франциска и Сергия, но есть и различие. В то время, как Франциск просил милостыню, Сергий строжайше запрещал своей братии просить и в голод старался заработать хлеб своим трудом, отказываясь брать свой заработок до окончания работы. Сергий умел делать и делал всю крестьянскую работу: копал огород, носил воду, строил жилище, портняжничал и т. д. Именно поэтому он стал на Руси высшим авторитетом для крестьян и когда великому князю московскому Дмитрию необходимо было ополчение, чтобы противостоять Мамаю, Сергий благословил его и дал ему двух схимников Пересвета и Ослябю, чтобы показать, что участие в обороне Русской Земли—святое дело, разрешаемое им даже для схимников. Благословение Сергия имело большое значение в битве на Куликовом поле.

С тех пор так и повелось: хозяйственные и вогнные заботы стали одним из подвигов святых—Пафнутия Боровского, игумена соловецкого Филиппа и многих, многих других.

Даже русские юродивые отличались заботой не только о том, чтобы выказать свое смирение и принять на себя облик самый невзрачный, но чтобы з этом невзрачном виде послужить людям, сказать им правду, обличить властителей, защитить слабых. Было бы неправильно с православной точки зрения думать, что святость определяется той пользой, которую приносит святой людям, его любовью к ним, его строгостью в следовании заповедям церкви, даже его усердием в аскезе. Преподобный Серафим Саровский в беседе с Н.А. Мотовиловым утверждал, что истинная святость дается стяжанием Духа Божия. «Так в стяжании этого-то Духа Божия и состоит истинная цель нашей жизни христианской, а молитва, бдение, пост, милостыня и другие, ради Христа делаемые добродетели суть только средства к стяжанию Духа Божия. Все же не ради Христа делаемое, хотя и доброе, но мзды в жизни будущего века нам не представляет, да и в здешней жизни благодати Божией тоже не дает». Как же познать истинно святого, на которого сошел Дух Божий? Серафим дает на это ответ—Бог прославляет святого чудесами. Вот почему в житиях святых особое значение имеют чудеса, удостоверяющие их святость, стяжание ими Духа Божия. Чудесами главным образом и подается свидетельство, по которому праведник причисляется к лику святых.

^ 5. НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИДЕАЛ РУССКОЙ СВЯТОСТИ

Исследуя жития русских святых, можно выделить следующие особенности русской святости.

5.1 ИДЕАЛ ГРАЖДАНСКОГО СЛУЖЕНИЯ

Так например, «Святые благоверные князья — пишет Г. П. Федотов — составляют особый весьма многочисленный чин святых в русской Церкви. Можно насчитать около 50 князей и княгинь, канонизированных к общему или местному почитанию. Хотя почитание святых князей начинается с первых лет христианства на Руси (св. Борис и Глеб), но особенно усиливается во времена монгольского ига, чтобы прекратиться одновременно с ним к концу XV века. В первое столетие татарщины, с разрушением монастырей, почти иссякает русская монашеская святость. Подвиг святых князей становится главным, исторически очередным, не только национальным, но и церковным служением. От большинства святых князей не сохранилось для нас ни житий, ни летописных сказаний, ни преданий народных, ничего, кроме имен и святых останков. Тем драгоценнее немногие сохранившиеся княжеские жития, которые дают нам возможность судить о качестве увенчанного Церковью подвига.

Среди борцов „ за землю Русскую " первое место, бесспорно, принадлежит Александру Невскому (1220-1263). Борьбу он вел с татарами, по отношению к которым он придерживался презрительной политики, а также со шведами (1240) и с германскими меченосцами (1242). Житие его, написанное в ХШ веке и переработанное в XIV, представляется нерасторжимым сплетением героических и религиозных элементов. Яркий пример гражданского служения мы видим и в житие Феодосия Печерского. Свет христианского идеала, сложившегося еще в Древней Руси, был укоренен в Евангелие. Христос провозглашал важнейшие две заповеди: любовь к Богу и любовь к человеку. Здесь основа подвига Феодосия Печерского, который ставит во главу угла действенную любовь, служение людям милосердием. Служение правде приводит святого в столкновение с судьями и князьями. Сыновья князя Ярослава, Святослав и Всеволод, сгоняют старшего брата Изяслава с Киевского престола. Феодосий Печорский не перестает обличать Святослава, самовластно захватившего Киев. Он пишет ему «эпистолии», из которых Нестор вспоминает одну, «великую зело». Феодосий пишет князю: «Глас крови брата твоего вопиет на тя Богу, яко Авелева на Каина». Князь разгневан, но не смеет поднять руку на праведника.

Святой не считает мирских и политических дел неподсудными своему духовному суду. В стоянии за правду он готов идти в изгнание и на смерть. Но в отношении к князям Феодосий выступает не как власть имущий, а как воплощение кроткой силы Христовой.

Иным предстает перед нами со страниц жития Преподобный Авраамий Смоленский. Упоминая о милостыне, Нестор пишет, что не со страданием к немощам людским выходил из своей кельи суровый аскет, а со словами назидания, наполняющего трепетом сердца. Его «дар и труд божественных писаний заменяет Преподобному Авраамию дар и труд социального служения», без которого редко можно представить себе святого Древней Руси.

Это аскет с напряженной внутренней жизнью, с беспокойством и взволнованностью: не возливающий елей целитель, а суровый учитель, одушевленный пророческим вдохновением. Сюда же можно отнести служение Сергия Радонежского. Он жил во времена татарщины. Лично его она не затронула: укрыли леса Радонежские. Но он к татарщине не пребыл равнодушен. Отшельник, он спокойно, как все делал в жизни, поднял крест свой за Россию.

Его авторитет среди русских князей был велик: он нередко действовал как примиритель в их междоусобицах. В 1380 преподобный благословил князя Дмитрия Донского на битву с Мамаем на Куликовом поле и дал ему двух иноков Александра (Пересвета) и Андрея (Ослябю).

Ярким является гражданский и социальный подвиг святого Иннокентия Митрополита Московского Апостола Аляски. Он родился в Иркутске в 1797 году в бедной семье пономаря церкви. Закончив семинарию, преуспев в учении, он становиться дьяконом в Благовещенской Иркутской церкви. А в 1823 году добровольно едет с семьей на далекие Алеутские острова. Отправившись сначала на остров Уналашки, а затем на остров Ситхе распространять православие среди язычных народов алеутов и колошей , он становиться не только их духовным пастырем, но и учителем жизни: посвятил их в искусство кузнечного и плотницкого ремесла, научил прививать оспу, строил школы для детей. Изучив языки алеутов и колошей, он создал азбуку для этих народов и перевел на эти языки Евангелие.

Таким образом, одно из главных качеств русских святых, которое особенно отличает их от византийских святых, заключается в том, что их подвиг не есть подвиг личной аскеты (ухода от мира, мирских дел), он заключается в служении народу, Отечеству.

^ 5.2 ОСОБОЕ НИЩЕЛЮБИЕ

Еще одной особенностью русских святых , не менее важной, является чрезвычайное нищелюбие. Изучая жития, я выделила наиболее яркие примеры, потому что невозможно предсавить себе русского святого, лишенного милосердия. Образцом здесь могут послужить святые Феодосий Печорский, Иосиф Волоцкий , святой Корнелий.

Феодосий Печорский, став игуменом монастыря, много времени уделяет общественному служению. Около монастыря он построил дом «нищим, слепым, хромым, трудоватым (т. е. больным)», и на содержание этой благодетели шла одна десятая всех монастырских доходов. Кроме того, каждую субботу Феодосий посылает в город воз хлебов для заключенных в

тюрьмах.

Преподобный Иосиф Волоцкий во время голода широко отворяет житницы монастыря: кормит в день до семисот человек, до пятидесяти детей, брошенных родителями, собирает их в устроенный им приют. Когда нет хлеба, приказывает покупать, нет денег - занимать, чтобы никто не ушел со двора голодным. Монахи ропщут: «Нас переморит, а их не перекормит». Но Иосиф уговаривает их потерпеть.

Святой Корнилий подает милостыню, как написано в житии, «по два, по три раза каждому из убогих, которые хотят обмануть его. Ученики протестуют, но явившийся ему во сне Антоний Великий одобряет его непрактичную щедрость.

5.3 ЮРОДСТВО

Существует еще одна форма аскетизма, такая как юродство. Выдающийся французский знаток России, Леруа-Болье, очень верно отметил, что „ русский народ — один из тех немного народов, который любит то, что составляет сущность христианства: Крест. Русский человек не разучился ценить страдания, он воспринимает его силу, чувствует действенность искупления и знает вкус его горькой сладости". „Юродство Христа ради " и есть не что иное, как одна из форм, одно из проявлений этой любви ко Кресту, на которую указывал Леруа- Болье. В основе этого „ подвига " (одного из величайших, какие только могут быть доступны человеческим силам) лежит ощущение страшной виновности души перед Богом, не позволяющее пользоваться всеми благами мира сего и побуждающее ее страдать и распинаться с Христом. Сущность этого „ подвига " в добровольном принятии на себя унижений и оскорблений для достижения высшей степени смирения, кротости и благости сердечной и, тем самым, для развития любви даже по отношению к врагам и преследователям. Это борьба не на жизнь, а насмерть не только с грехом, но и с самым корнем греха — самолюбием, во всех его самых тайных и скрытых проявлениях, Юродивый Христа ради " стремится следовать за распятием Христом и жить в полной отрешенности от всех земных благ, он знает вместе с тем, что такое поведение грозит создать среди людей репутацию святости и укрепить его самолюбие, развивая в нем гордость, быть избранным Божьей благодатью - самый опасный подводный камень при стремлении к святости. Чтобы его не принимали за святого, юродивый отвергает внешний облик достоинства и душевного спокойствия, вызывающий уважение, и предпочитает казаться несчастным, ущербленным существом, заслуживающим насмешек и даже насилия. Лишения, которым он себя подвергает, его героический, почти сверхчеловеческий аскетический подвиг- все это должно казаться толпе лишенным всякой ценности и не вызывать ничего, кроме презрения.

Иными словами, это полный отказ от собственного человеческого достоинства и даже от всякой духовной ценности своего собственного существа, смирение, доведенное до героической степени, и порою даже больше того, впадающее по внешней видимости в крайность.

Ярким примером юродивого святого является Василий Блаженный. Так он укоряет царя за то, что, стоя в церкви, мыслями был на Воробьевых горах, где строились царские палаты.

Скончавшийся в 50-х годах XVI века св. Василий не был свидетелем опричного террора Грозного. Но легенда заставляет его перенестись в Новгород во время казней и погрома города (1570). Оказавшись под мостом у Волхова в какой-то пещерке, Василий зазывает к себе Иоанна и угощает его сырой кровью и мясом. В ответ на отказы царя, он обнимает его одной рукою, другой показывает в небесах возносящиеся души невинных мучеников. Царь в ужасе машет платком, приказывая остановить казни, и страшные яства превращаются в вино

и сладкий арбуз.

О почитании святого Василия Блаженного, канонизированного в 1588 г., говорит посвящение ему храмов еще в XVI столетии и самое переименование народом Покровского собора, в котором он был погребен, в собор Василия Блаженного.

Юродство продолжает существовать и в двадцатом веке. В 1932 году в городе Минеральные воды появился странный старик. Ему было за девяносто лет, он ходил босиком в яркой рубашке и под насмешливые взгляды прохожих резвился с детьми. На милостыню, которую ему подавали, он покупал конфеты и раздавал их детям. Хлебом кормил птиц и кошек, приговаривая: «Ешьте, только с молитвой». Глядя на все эти чудачества, люди только качали головой и приговаривали: «Совсем из ума выжил старик». Но постепенно к нему привыкли и перестали обращать внимание на его странности. Наступил 1941 год, началась война. Немцы подступили к Минводам. Как-то Феодосий Кавказский в своей цветной сорочке подбежал к детскому саду и закричал: «Гулю-гулю, деточки, бегите за мной, бегите»- и побежал в сторону, высоко задирая ноги. Дети со смехом бросились за ним; чтобы вернуть их из своего помещения, выбежали и воспитатели. Через минуту раздался взрыв: в здание детского сада угодил немецкий снаряд. Но никто не пострадал, всех спас юродивый.

Греческая церковь чтит некоторых юродивых (6), в русской церкви чтимых юродивых 36. Юродивый стал приемником святого князя в социальном служении, как отмечает Федоров в книге «Святые Древней Руси». Католический запад вообще не знал юродства, так что вполне можно считать, что это чисто русская особенность.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

" Мы огромны, — любил повторять Достоевский, — огромны, как матушка Россия ". Русский человек мучается огромностью и безбрежностью своей земли. Для русского духа, для русского человека земля имеет не малое значение. В стране неограниченных далей и безмерных протяжений с суровым климатом, почти без всяких внутренних рубежей и без определенных внешних географических границ, широко открытой для всевозможных нашествий, человек легко приобретает сознание своей физической слабости и бренности своих дел.

Это безразличие вовсе не означает, что русский народ менее грешен, чем другие. Наоборот, он может быть даже более грешен, но он и грешен по-другому. История русского народа — история очень тяжелая, очень мучительная, очень кровавая.

Русский человек самой природой приучен к страданию. Христианство лишь возвысило эту привычку — или это качество — тем, что показало ему будущее блаженство как дивное преображение страдания. Крест неотделим от славы. Это — две стороны одной и той же медали. Русский человек уважает страдание как таковое. Он принимает страдание потому, что за всяким страданием стоит единственная жертва, принесенная Сыном Божиим. Когда человек страдает и "несет свой крест", врата Рая тем самым открываются перед ним.

Русская религиозная совесть никогда не удовлетворялась зрелищем личного спасения одной индивидуальной души, она всегда была озабочена общим спасением. Все души связаны между собою и ни одна не приходит к Богу без того, чтобы не увлечь за собою других.

Лучшими выразителями идеалов были русские святые, которые стремились не только к личному спасению, но и спасению всего народа. Святой — это идеал человека. Поведение святого—пример для поведения всех людей. Однако святые — это идеальные люди, заслуживающие с точки зрения верующих не только поклонения, но и подражания, и святость которых как бы удостоверена Богом. Однако народ не может жить одним, унифицированным идеалом человека. Перед великим народом всегда открываются разные пути и к разным идеалам. Чем многообразнее у народа идеалы, тем он духовно богаче. Если мы с этой точки зрения взглянем на весь собор русских святых, то поразимся не только многообразию и разноликости святых, но и их связью с русской действительностью—различной в разное время и в разных географических условиях России.

ЛИТЕРАТУРА

1. Федотов Г. П.Святые Древней Руси. – Москва: Терра, 1997.

2. Очерки по истории Русской Святости / составил Иеромонах Иоанн - Брюссель: Издательство «Жизнь с Богом, 1961.

3. Большая энциклопедия Кирилла и Мифодия. Компьютерная версия, 2003.

4. Воскобойников В.М. Энциклопедический православный словарь. –М.: Издательство «Эксмо, 2005 г.

5. Хрестоматия по литературе 8-9 классы. Школьный справочник / Под редакцией В.В. Славкина. – М.: «Слово, 1997.

6. Д. Орехов. Русские святые и подвижники XX столетия. С-П.: Издательство Невский проспект , 2001 год.

7. Б. Зайцев. Люди Божии. – М.: Издательство Советская Россия, 1991 год.

8. Толковый словарь Живого Великорусского языка В. Даля. Том четвертый. С-П.: Издательство Терра,1882.

9. С. И Ожегов. Словарь русского языка. М.: Издательство Русский язык, 1985 год.

10. В. О. Топоров. О русском мыслителе Георгии Федотове и его книги // Наше наследие, 1989.

11. П. Я. Черных. Историко-этимологический словарь современного русского языка. - М.: Русский язык, 1994.

12. Доманова Н. Как провести социологический опрос // Бюллетень Московского ИСАР, №8, 1999

Похожие:

Литература 16 идеал святости на руси об этимологии слова «святой» iconЛитература 7 тематический обзор 8
Язычество славян. Крещение Руси. Отношения Древней Руси и Великой Степи. Византийско-древнерусские связи. Культура домонгольской...
Литература 16 идеал святости на руси об этимологии слова «святой» iconЖак ле Гофф Интеллектуалы в средние века
В нем находил свое выражение идеал школ с XII по XV вв. — идеал христианского гуманизма. Однако гуманист для нас опять-таки означает...
Литература 16 идеал святости на руси об этимологии слова «святой» iconЛекция: литература и театр
История литературы (античная литература, литература средних веков и эпохи Возрождения, литература Нового времени, литература ХХ –...
Литература 16 идеал святости на руси об этимологии слова «святой» iconСвятость и смирение
В иисусе, Святом Боге, Который и нас делает святыми, божественное смирение было тайной Его жизни, Его смерти и Его превознесения;...
Литература 16 идеал святости на руси об этимологии слова «святой» iconСвятой Царь Николай Второй своей кровью искупил грех клятвопреступления...
Это искупление есть икона, образ первообраза Искупительного подвига Иисуса Христа. Кто отвергает даже саму возможность существования...
Литература 16 идеал святости на руси об этимологии слова «святой» iconЭндрю Мюррей Святость и смирение “ остановись, не подходи ко мне,...
В иисусе, Святом Боге, Который и нас делает святыми, божественное смирение было тайной Его жизни, Его смерти и Его превознесения;...
Литература 16 идеал святости на руси об этимологии слова «святой» iconЛитература Об
Золото Древней Руси. Русская матрица основа золотых пропорций. М.: Белые альвы, 1998. 144 с., ил
Литература 16 идеал святости на руси об этимологии слова «святой» icon4 наука, изучающая объективные закономерности возникновения, становления...
Чтобы объяснить происхождение слова «психология» необходимо обратиться к греческой мифологии. Эрот, сын богини Афродиты, влюбился...
Литература 16 идеал святости на руси об этимологии слова «святой» iconПетр Алексеевич Кропоткин
Метки: Кропоткин, Анархия, Анархизм, Анархия: Сборник, Анархия (Сборник), Анархия. Сборник, Анархия, её философия, её идеал, Анархия,...
Литература 16 идеал святости на руси об этимологии слова «святой» iconЛитература, задания на логику. Участники: учащиеся
Дорогие друзья, предлагаем вам задания конкурса «Лабиринтами Знаний к тайнам Древней Руси»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница