Дмитрий Врубель: "Современное искусство то, что не похоже на искусство" Интервью Василия Мельниченко. Берлин, февраль 2012


Скачать 68.83 Kb.
НазваниеДмитрий Врубель: "Современное искусство то, что не похоже на искусство" Интервью Василия Мельниченко. Берлин, февраль 2012
Дата публикации02.05.2013
Размер68.83 Kb.
ТипИнтервью
userdocs.ru > Литература > Интервью



Дмитрий Врубель: "Современное искусство - то, что не похоже на искусство"

Интервью Василия Мельниченко. Берлин, февраль 2012.

Автор знакового произведения "Братский поцелуй" недавно стал функционером Берлинского отделения Пиратской партии Германии, Пиратская партия стала творческой лабораторией художника, не поговорить о границах политического и эстетического было просто невозможно. И в потоке рабочих встреч мы ритуально выбрали день и место для беседы "под запись". Чтоб все было серьезно.
ВМ: Дмитрий, в России широкое распространение получило твое высказывание на тему русского современного искусства, которое представлено в Европе нефтью и газом. Сделай комментарий.
ДВ: Россия - это нефть и газ, когда их не хватает. Сейчас в Европе холодно, газа нужно больше, вспоминают Россию. А летом не вспоминают. Россия - это что-то климатическое. А современное русское искусство не вспоминают. Искусство России - это иконопись, идущая от Византии и русский революционный авангард, когда русские художники-авангардисты были частью европейской культуры. После этого ничего и нет. Но мне так кажется, что последние годы из искусства все больше и больше уходит национальность. Например, кто такой Демиан Херст по национальности - не имеет значения. Важно, интегрируются ли современные национальные художники в мировой контекст. Мировой контекст - это мировая проблематика. Но, к сожалению, современное русское искусство следует исключительно в форватере путинской политики, в том смысле, что путинская политика - это все поперек западу. Правда, потом выясняется, что у этого поперек есть экономические причины - поставки оружия в Сирию и все такое. К тому же у Путина есть ядерное оружие, нефть и газ, а у русского искусства ничего такого нет, поэтому его "перпендикулярность", невключённость в мировую проблематику проходит совершенно незамеченной. Русское независимое современное искусство - это искусство, от которого ничего не зависит. Ситуация с казусом под названием "Современное русское искусство" мне напоминает сцену из "Старика Хоттабыча" когда Волька попросил себе часы, и тут же на его руке оказались часы. Они были сделаны из куска чистого золота с бриллиантами, но они не шли, так как в них не было механизма. Россия скалькировала с запада арт-институции: арт-ярмарки, галереи, делает разные как бы художественные проекты, а вот механизма социального, политического существования искусства нет. Современное искусство корреспондирует современную мировую проблематику, и есть только один способ реализации художника - включение и взаимодействие. В противном случае, сиди у себя в Москве или Омске, делай что-то "своё", и не обижайся, что ты никому не интересен.
ВМ: Может у нас рождается русское народное современное искусство, с лубочностью, скоморошеством, идеей автаркии?
ДВ: Все это признаки той же "невключённости" в глобальный контекст, не имеющей ровным счетом никакого отношения к актуальным мировым процессам. Это "русское народное" явление будет интересно только историческому музею точно так же, как и русский андеграунд, русский рок, самиздат. Там же, как локальный исторический феномен, будет представлено "Русское искусство конца 20-го-начала 21-го века". Все эти явления нельзя воспринимать вне контекста современной им социально-политической действительности. Например, весь "шарм" андеграунда был в запрете, невозможности выставляться, в ментах и кагебешниках. Кончился совок - и смысл ушел. Все это существует только как одна из форм сопротивления режиму.

Но самое непонятное для меня это то, что в современной России огромное количество проблем, на которые художники не обращают никакого внимания. На западе современное искусство - это в том числе один их механизмов актуализации общественных проблем. В России превалирует гламур и стеб, понятный и интересный только нам самим.


ВМ: Твоя оценка пермского проекта?
ДВ: С Маратом меня связывают давние отношения. Мне кажется, что все было правильно, что было сделано в Перми вплоть до нашей выставки, Евангельского проекта. Современное искусство в России имело тотально провокативный характер, оно ставило на уши, заставляло думать, менять позицию. Марат сделал так, что несколько лет современное искусство из Перми никого не оставляло равнодушным. И вот это ушло. То, что сейчас происходит в Перми, стало менее интересно, чем то, что происходит на улицах Москвы. Я не знаю, почему Марат изменил свою позицию, но ничего "взрывного" из Перми я уже давно не слышал. Не слышал ничего, о чем стоило бы сказать типа "ВАУ!!!". Но, может быть, это только пауза перед следующим "генеральным наступлением". 
ВМ: Что может современное искусство?
ДВ: Современное искусство может хорошо перерабатывать деньги (шутка). А если серьёзно, современное искусство может "поднять на поверхность", сделать актуальными проблемы, которые давно не решаются. Поднять, показать их красиво, привлечь внимание общественности, инициировать процессы, направленные на решение этих проблем. Я считаю, в этом и состоит миссия искусства 21 века, и я уверен, что это форма его существования в ближайшем будущем. 
ВМ: Останется ли искусство иституциональным?
ДВ: Замечательно, что существует система современного искусства, которая сложилась в конце 20-го века, это система капитализации, переработки "говна в конфету" ("Когда б вы знали, из какого сора/ Растут стихи, не ведая стыда" А. Ахматова). Переработки и в том смысле, чтобы отсеять говно, а конфету оставить.  На основе этих институций может сложиться ситуация, когда искусство будет помогать людям и дорого стоить одновременно. Социально активное искусство является недостающим звеном в этой системе. 
ВМ: Зачем ты вступил в партию Пиратов?
ДВ: Мы с Викой Тимофеевой вступили в партию январе этого года. Я никогда не был ни в каких партиях, и первая мотивация была полухулиганская - вступить в немецкую партию, будучи гражданином другой страны и к тому же по Интернету. Второе - это то, что мне очень понравилось, как устроена эта партия. И третье - это то, что наше с Викой вступление в партию совпало с проведением конференции партии по проблемам интеграции. Так и случилось, что став членами партии, мы сразу стали и ее "функционерами". 
ВМ: Будешь делать партийную карьеру? 
ДВ: Мы инициировали создание отдельного подразделения партии, которое называется АРТ 3.0 - Мастерская Социального Искусства. 
ВМ: Для тебя это игра?
ДВ: Последние десять лет мы разрабатываем различные социальные проекты. Работали с разными структурами в России. В России социально-художественные проекты никому не нужны. Поэтому одна из причин нашего переезда в Берлин - это попытка реализовать свои проекты здесь. А Пиратская партия - это идеальный инструмент для реализации этих проектов, в силу ее сетевой устроенности, отсутствию вождей, свободе инициатив и действий членов партии. И когда мы в парламенте Берлина предложили реализовать нашу стратегию решения проблем интеграции через социальное искусство, партия сказала, что им очень интересны наши инициативы. Так мы пришли к тому, к чему шли. 


ВМ: Твой Гобальный арт-проект объединил много людей в России и Белоруссии, и ты его внезапно оборвал, что вызвало недоумение у многих глобартистов, зачем?
ДВ: Глобал арт - это очень важный этап вторжения в социально-политическую действительность, минуя всякие границы. Мы поняли, что это реальная сила, люди готовы в проекте участвовать, но встала проблема проблематики. Когда мы разрабатывали технологию, мы не думали, о чем мы будем говорить все вместе. Сейчас как раз мы над этим работаем, и проект будет продолжен по тем темам, которые объединяют участников проекта. Прекрасно этот проект выстрелил в Белоруссии. Это была форма поддержки угнетенного белорусского народа, а когда там была разгромлена оппозиция, наши нарисованные и приклеенные на стены всего мира хлопающие ладошки стали единственной формой протеста. Сейчас мы как раз работаем над проблематикой. Еще в Глобальном проекте было очень сильно авторитарное начало. А мы хотим, чтобы участники проекта сами были и инициаторами и администраторами проекта. Сейчас у нас в Берлине будет глубокий "заныр" в местную проблематику. Когда мы вынырнем, я уверен, окажется, что большинство местных проблем имеет международный характер. 
ВМ: В Европе активность человека мотивируется пафосом изменения среды, в России этого нет, как ты надеешься, что проект на родине станет саморазвивающимся?
ДВ: Поэтому мы и начинаем его в Европе. А потом применим известную тактику: "Все лучшее в Россию приходит с Запада". Нет смысла говорить о том, что Гугл придумали русские, что на Сименс работают русские инженеры. В самой России важно, что Гугл в Америке, а Сименс в Германии. В феврале будет съезд Пиратской партии Берлина, где мы планируем провести арт-интервью по социальным проблемам. Потом мы выберем самую острую проблему, с которой мы начнем работать. Мы постараемся всю эту работу делать он-лайн. Когда ты открываешь свою творческую лабораторию, люди начинают тебе что-то очень ценное советовать. Это будет поэтапная работа, итогом которой станет выборка мизансцен внутри проблемы, которые будут инсталлироваться на сцене под руководством респондента, формулирующего позицию по проблемному дискурсу. В зале будут присутствовать участники проблемного дискурса, придерживающиеся противоположного принципа: чиновники, эксперты. По ходу выстраивания мизансцены люди высказывают свои точки зрения. Мы на сцене исполняем роль режиссеров, в зале - роль провокаторов - модераторов. Используем весь набор подсветок, ракурсов, чтобы по итогам съемок делать картины, и показывать в конвенциональном (художественном) или ином пространстве. Как только ты делаешь проблему не противной, на нее уже можно смотреть. Искусство 3.0 - это когда демиургом является проблема. 
ВМ: Ты видишь какие-то угрозы, которые несет проникновение политического в область эстетического?
ДВ: Я думаю, что искусство должно использовать политическое пространство, а наоборот - не уверен. У нас по этому поводу есть с Викой разногласия. Она считает, что мы приносим жертву, когда работаем с политиками, мы, таким образом, их легитимизируем. Я к этому более спокойно отношусь. Когда нас спрашивали, зачем мы делаем выставки в Совете федерации и Госдуме, мы отвечали, что как Миклухо-Маклай повез людоедам европейские ценности, так и нам интересно забрасывать искусство на территорию, где его никогда не было. Я недавно анализировал свою "творческую жизнь" и понял, что начиная со своей первой квартирной выставки, проведенной в 1978 году, меня интересует процесс функционирования искусство там, где его никогда не было.



Похожие:

Дмитрий Врубель: \"Современное искусство то, что не похоже на искусство\" Интервью Василия Мельниченко. Берлин, февраль 2012 iconС вашей точки зрения, педагогика это наука и/или искусство ?
Во многих его работах употребляются выражения «искусство педагогики», «законы педагогического искусства», «искусство воспитания»,...
Дмитрий Врубель: \"Современное искусство то, что не похоже на искусство\" Интервью Василия Мельниченко. Берлин, февраль 2012 icon6 декабря 2012 года
...
Дмитрий Врубель: \"Современное искусство то, что не похоже на искусство\" Интервью Василия Мельниченко. Берлин, февраль 2012 iconАйкибудо современное боевое искусство, вобравшее в себя тысячелетний...
В основе традиции лежит древнее искусство, содержание, форма и дух которого должны сохраняться без изменений. Эволюция это выражение...
Дмитрий Врубель: \"Современное искусство то, что не похоже на искусство\" Интервью Василия Мельниченко. Берлин, февраль 2012 iconСвободное искусство свободный человек!
В современном мире искусство, как и все остальные отрасли производства, поставлено на поток. Индустриальное, конвейерное изготовление...
Дмитрий Врубель: \"Современное искусство то, что не похоже на искусство\" Интервью Василия Мельниченко. Берлин, февраль 2012 icon«Королевское искусство» и«искусство королей»
Загадочная наука, связавшая в прочную цепь магов и авантюристов, философов и чернокнижников
Дмитрий Врубель: \"Современное искусство то, что не похоже на искусство\" Интервью Василия Мельниченко. Берлин, февраль 2012 icon«Королевское искусство» и«искусство королей»
Загадочная наука, связавшая в прочную цепь магов и авантюристов, философов и чернокнижников
Дмитрий Врубель: \"Современное искусство то, что не похоже на искусство\" Интервью Василия Мельниченко. Берлин, февраль 2012 icon«Королевское искусство» и«искусство королей»
Загадочная наука, связавшая в прочную цепь магов и авантюристов, философов и чернокнижников
Дмитрий Врубель: \"Современное искусство то, что не похоже на искусство\" Интервью Василия Мельниченко. Берлин, февраль 2012 icon«Королевское искусство» и«искусство королей»
Загадочная наука, связавшая в прочную цепь магов и авантюристов, философов и чернокнижников
Дмитрий Врубель: \"Современное искусство то, что не похоже на искусство\" Интервью Василия Мельниченко. Берлин, февраль 2012 iconКраткий словарь терминов
С59 Искусство Древнего Рима: Архитектура. Скульптура. Живопись. Прикладное искусство: Кн для учащихся.—М.: Просвещение, 1996.—224...
Дмитрий Врубель: \"Современное искусство то, что не похоже на искусство\" Интервью Василия Мельниченко. Берлин, февраль 2012 iconПлан лекций по истории искусство Востока Искусство Храппы и Млхенджо Даро
Жанры и школы китайской живописи. Эпохи Тан и Сун – периодрасцвета китайского искусства
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница