Книга издана


НазваниеКнига издана
страница23/29
Дата публикации05.05.2013
Размер4.29 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Литература > Книга
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   29

'2 Ко-шьо

353

- Жасмин! - слышит она чей-то возглас. Какая еще Жасмин? Ее зовут Габриэла!

Она застывает на миг, не успев согнать с лица заледене­лую улыбку. Нет, теперь она больше не Габриэла. А как? Жасмин!

Внезапно она слышит треск затворов, но понимает, что все объективы наведены на ту, что идет следом за ней.

- Жасмин! Посмотри сюда! Вправо! Фотографы, кажется, разом сошли с ума.

Она уже достигла конца «коридора», причем никто не удосужился выкрикнуть ее имя, никому не нужное и не интересное. Андрогин поджидает ее.

- Не огорчайся, — сказал он, впервые проявив какое-то подобие человеческой теплоты. — Увидишь сама — то же самое произойдет сегодня вечером и с другими. То же, если не хуже, потому что их-то имена выкрикива­ли - и совсем недавно, а сейчас они проходят с улыб­кой, ожидая съемки, но никто, ни один репортер не сжалился, не щелкнул.

Надо выказать хладнокровие. Надо взять себя в руки. Это еще не конец света, и демоны налетят еще не сию минуту.

  • Да я и не огорчаюсь. У меня ведь сегодня всего лишь дебют... А кто такая эта Жасмин?

  • Еще одна дебютантка. Днем объявили, что она подписала умопомрачительный контракт с Хамидом Хусейном. Да нет же, нет - не на участие в съемках, не бойся.

Да она и не боится. Она хочет всего лишь, чтобы под ногами разверзлась земля и поглотила ее.

8:12 РМ

^Зна улыбается.

И делает вид, что не знает, с какой стати столько лю­дей выкрикивают ее имя.

И проходит, как будто под ногами не помост, а крас­ная ковровая дорожка.

Внимание! Люди уже входят в зал, секунды, отведен­ные на съемку, уже истекли, надо идти дальше.

Но журналисты не перестают окликать ее. Ей нелов­ко, что идущей следом паре приходится ждать, когда все они вдоволь ее наснимают, а этого не будет никогда -можно найти еще более выигрышный ракурс, сделать идеальный снимок (словно бывает такой!), поймать взгляд, устремленный прямо в объектив твоей камеры.

Она взмахивает рукой на прощанье. И удаляется.
В конце коридора журналисты обступают ее плотным кольцом. Все хотят знать подробности грандиозного кон­тракта с одним из самых видных модельеров мира. Ей хо­чется сказать: «Это неправда», - но она произносит:

- Мы обсуждаем условия.

Журналисты не унимаются. Наезжает телекамера, и девушка с микрофоном в руке спрашивает, довольна ли она новостями. Да, ей кажется, что показ прошел удач­но и что следующие работы модельера - она выговари­вает ее имя с некоторым нажимом — будут показаны на парижской Неделе высокой моды.

Репортерша, кажется, и не знает, чью коллекцию де­монстрировали днем. Сыплются прежние вопросы, только теперь их записывает видеокамера.

Не расслабляйся, говори лишь то, что тебе интересно, а не то, что пытаются вытянуть из тебя во что бы то ни ста­ло. Притворись, что подробности тебе не известны, и го­вори о том, с каким успехом прошел показ коллекции, по­священной Анн Саленс, гениальному модельеру, неспра­ведливо забытому всего лишь оттого, что ей не выпало счастья родиться во Франции. Какой-то юноша с потуга­ми на остроумие спрашивает, как ей нравится праздник, а она в тон ему отвечает: «Дайте же оглядеться!» Бывшая модель, а ныне ведущая на одном из кабельных телекана­лов, осведомляется, как она себя чувствует теперь, став «лицом» коллекции XX? Более информированный про­фессионал уточняет - правда ли, что в соответствии с подписанным контрактом она отныне будет получать в год нечто превышающее шестизначную сумму.

— В пресс-релизе должны были указать — «семизнач­ная цифра». «Превышающее шестизначную сумму» зву­чит нелепо, вы не находите? А еще лучше было бы просто написать: «вознаграждение составит более миллиона ев­ро» вместо того, чтобы заставлять зрителей загибать пальцы. А? Как вам кажется? Ну, или в крайнем случае сказать: «сумму с шестью нулями» — как вам кажется?

Ей никак не кажется.

- Мы изучаем контракт, - повторяет Жасмин. - Ате-перь, пожалуйста, дайте мне вдохнуть свежего воздуха. Чуть позже я постараюсь ответить на все ваши вопросы.

Вранье. Чуть позже она возьмет такси и вернется в отель.

Кто-то спрашивает, почему она не в туалете от «Ха­мид Хусейн».

- Я всегда работала с этой модельсршей.

И называет ее имя. Кое-кто записывает. Другие по­просту пропускают мимо ушей, ибо пришли сюда за но­востями, достойными печати, а не затем, чтобы полу­чить информацию.

Ее выручает ритм, в котором всегда проходят такие празднества - в коридоре фотографы выкрикивают уже другое имя. Как оркестранты, повинующиеся же­сту невидимого дирижера, окружившие ее журналис­ты оборачиваются и видят появление новой знамени­тости. Жасмин, воспользовавшись этой паузой, реша­ет уйти в зимний сад, превращенный в гостиную, где слоняются с места на место, пьют и курят приглашен­ные.

Вскоре ей, должно быть, тоже удастся выпить, заку­рить, взглянуть на небо, развернуться и удалиться.

Тем временем двое — молодая женщина и странное существо, похожее на андроида из фантастического фильма - не сводят с нее глаз, следя за каждым ее ша­гом. Да, они, видно, тоже не очень понимают, зачем пришли сюда, можно подойти и завести разговор. Она представляется. Андроид достает из кармана телефон и, скорчив гримасу, просит извинения — он должен нена­долго отойти.

Девушка остается и смотрит на Жасмин с таким ви­дом, словно хочет сказать: «Ты испортила мне вечер».

Она раскаивается, что приняла приглашение. Его принесли ей двое мужчин, когда они с подругой собира­лись отправиться на скромный прием, устроенный

ВСЛ'. А впрочем, все не так уж плохо — если фотогра­фии напечатают, платье будет замечено и кто-нибудь может заинтересоваться именем его создательницы.

Двое принесших приглашение, производили впечат­ление людей хорошо воспитанных. Вежливо сообщили, что у дверей ее ждет автомобиль, и добавили, что увере­ны — у столь опытной модели сборы не займут больше четверти часа.

Потом один, достав из сумки ноутбук и портативный принтер, сказал, что они прибыли составить великий каннский контракт. Остались мелочи — они сообщат и запишут в соответствующие графы условия, а ее агент (они знали, что женщина, сидевшая рядом, — не только ее модельер, но и агент) подпишет.

Они обещают оказать модельеру всяческое содейст­вие в создании следующей коллекции. Да, разумеется, с сохранением имени на этикетке. Да, конечно, с исполь­зованием возможностей их собственной пиар-службы. Более того - хотел бы вообще выкупить у нее бренд, а также инвестировать сумму, достаточную для того, что­бы о ней широко оповестила итальянская, французская и британская пресса.

Но есть два предварительных условия. Первое: во­прос должен быть решен незамедлительно — с тем. что­бы новость успела попасть в утренние газеты.

Второе — расторгнуть контракте Жасмин Тайгер, кото­рая отныне будет работать исктючительно с Хамидом Ху­сейном. Недостатка в моделях на рынке нет, так что бель­гийка очень скоро сумеет подыскать ей замену. Кроме то­го, она в качестве се агента получит большие деньги...
1 Belgian Clothing Assosiation - Бельгийская Ассоциация про­изводителей одежды.

— Расторгнуть контракт с Жасмин я готова, — без раз­думья отозвалась она. — Насчет всего остального мы по­говорим позже.

Как же это она согласилась так скоро? Женщина, от­ветственная за все, что случилось в жизни Жасмин, те­перь легко и даже как будто с удовольствием расстается с ней... Женщина, которую она любила больше всего на свете, нанесла ей удар в спину.

Первый достает из кармана свой смартфон.

  • Мы прямо сейчас отправим ваше заявление для прессы. Оно уже готово: «Я очень взволнована возмож­ностью...»

  • Да погодите вы! Ничего я не взволнована. Я вооб­ще не понимаю, о чем вы говорите.

Но ее подруга начинает править текст, заменяя «взвол­нована» на «рада», «возможность» — на «предложение». Придирчиво вчитывается в каждую фразу, каждое слово. Требует, чтобы был упомянут чудовищно высокий гоно­рар. Двое не соглашаются, уверяя, что это приведет к взвинчиванию цен на рынке. В таком случае, следует от­вет, будем считать, что мы не договорились. Двое, изви­нившись, выходят, доставая мобильники, и вскоре возвра­щаются. Предлагают не называть конкретную сумму, а указать расплывчато и неопределенно: «превышающее шестизначное число». Потом пожимают руки обеим, бор­мочут несколько комплиментов модельеру и модели, пря­чут ноутбук и принтер в сумки, просят наговорить в теле­фон формулу официального согласия в доказательство то­го, что переговоры по поводу Жасмин прошли успешно и предложения приняты. Выходят так же стремительно, как появились, на ходу куда-то звоня, и просят не задержи­ваться дольше пятнадцати минут — сегодняшняя вечерин­ка уже оговорена в только что заключенном контракте.

— Приготовься.

— Какое право ты имеешь распоряжаться моей жиз­нью?! Ты ведь знаешь — я не согласна, но не могу даже высказать собственное мнение. С другими работать мне неинтересно!

Модельер выбирает из кучи расшвырянных по всей комнате платьев самое красивое — белое, отделанное кружевами в виде бабочек. На минутку задумывается, какие туфли и сумка к нему подойдут, но быстро делает выбор - время не ждет.

— Они забыли потребовать от тебя, чтобы ты появи­лась на вечере в туалете от XX. И у нас есть возможность показать кое-что из моей коллекции.

Жасмин не верит своим ушам;

  • Так это все только ради этого?

  • Только и исключительно.

Они стоят лицом к лицу, и смотрят, не отводя глаз.

— Врешь ты все. -Вру.

Они обнимаются.

— С того уикенда на пляже, когда мы сделали первые снимки, я знала: этот день наступит. И вот он пришел — пусть чуть позже, чем я предполагала — но тебе уже ис­полнилось девятнадцать лет, ты стала взрослой и мо­жешь принять вызов. Приходили ко мне и другие люди, делали предложения насчет тебя. Я неизменно отвечала отказом, а сама думала: это оттого, что боюсь тебя поте­рять, или оттого, что ты еще не готова? И сегодня, уви­дев в зале Хамида Хусейна, поняла, что он пришел не только чтобы отдать дань уважения Анн Салене: он за­думал что-то еще, и теперь я знаю, что именно. Мне пе­редали, что он очень бы хотел поговорить с нами... Я не­много растерялась, но сообщила, в каком отеле мы остановились. И когда эти двое явились к нам, нисколь­ко не удивилась.

— Но почему ты согласилась?

— Потому что тот, кто любит, освобождает. Твой по­тенциал неизмеримо выше того, что могу предложить тебе я. И я благословляю тебя. Хочу, чтобы ты получила все, чего заслуживаешь. Мы по-прежнему будем вместе, потому что я принадлежу тебе душой и телом.

Я сохраню свою независимость, хоть и знаю, как важ­ны в этой сфере покровители. Если бы Хамид пришел ко мне и предложил продать мой бренд, я бы согласилась, не задумываясь, и работала бы на него. Но дело касается не моего таланта, а твоей работы. И я была бы недостой­на самой себя, если бы приняла эту часть предложения.

Она поцеловала Жасмин.

— Я не могу согласиться, — ответила та. — Когда мы познакомились, я была перепуганной девчонкой — все­го боялась: что привлекут за лжесвидетельство, что убийцы по моей вине останутся на свободе... И всерьез помышляла о самоубийстве. Всем, что было в моей жиз­ни, я обязана тебе...

Подруга попросила ее сесть перед зеркалом. И преж­де чем начать причесывать, погладила по волосам:

— К тому времени, когда мы встретились, я тоже по­теряла всякий вкус к жизни. Муж бросил меня, ушел к другой — помоложе и побогаче. Мне пришлось для зара­ботка заняться фотографией, а по выходным я безвы­ходно сидела дома: читала, смотрела какое-то старье по телевизору или лазила в интернете. Давняя мечта стать модельером с каждым часом слабела и отдалялась: ни­кто не соглашался финансировать мой проект, и я уже не могла больше обивать пороги и разговаривать с людьми, пропускавшими мои слова мимо ушей.

И тут появилась ты. В ту субботу, признаюсь, я дума­ла только о себе, понимая, что ко мне в руки попала ис­тинная драгоценность, и если мы подпишем эксклю­зивный контракт, мои дела могут поправиться. По­мнишь, я предложила стать твоим агентом? Предложи­ла не потому, что хотела защитить тебя от враждебного мира: я рассуждала так же эгоистически, как сейчас -Хамид Хусейн. Я бы знала, как распорядиться этим со­кровищем. Я разбогатела бы на одних фотографиях.

Она поправила ей прядь у виска и убрала слева на лбу слишком густо наложенный тон.

- А ты в свои шестнадцать лет сумела показать мне, как способна любовь преображать людей. Благодаря те­бе я поняла самое себя. Чтобы мир увидел мой талант, я стала придумывать тебе платья - а эти замыслы всегда роились у меня в голове и ждали только случая стать ре­альностью, воплотиться в тканях, кружевах, аксессуа­рах. Мы шли вместе и вместе учились, хоть я и старше тебя вдвое. И благодаря этому люди начали обращать внимание на мои работы, решились вкладывать в мои проекты деньги, и тогда я впервые в жизни смогла осу­ществить все, что так долго вынашивала в душе. И вот мы вместе дошли до Канн, и не этому контракту нас разлучить.

Она приносит из ванной косметический набор и принимается за работу, приговаривая уже совсем иным тоном:

— Сегодня вечером ты должна быть ослепительна. До сих пор еще ни одна модель от полной безвестности не переходила в один миг к славе, так что пресса будет очень заинтересована. Отвечай, что детали тебе неизве­стны - этого будет достаточно. Журналисты все равно будут выспрашивать, и мало того — предлагать тебе ва­рианты вроде: «Я всегда мечтала работать с ним» или: «Считаю это важным шагом в моей карьере».

Она провожает ее вниз, до автомобиля; шофер от­крывает дверцу.

- Стой на своем: никаких подробностей контракта не знаю, этим занимается мой агент. И постарайся, что­бы это празднество прошло не впустую.
Празднество.

На самом деле — это ужин, только нет ни столов, ни угощения, зато официанты беспрерывно мельтешат в толпе с подносами, предлагая все мыслимые виды и сорта напитков, включая минеральную воду. Уже обра­зовались маленькие группки и кружки, и одиночки чув­ствуют себя неуютно. Дело происходит в огромном саду, где повсюду расставлены диваны и кресла, и на метро­вых экранах полураздетые модели с точеными телами танцуют под музыку - она доносится из динамиков, спрятанных в стратегически выгодных точках.

Знаменитости продолжают прибывать. Они улыбают­ся и кажутся беззаботно-счастливыми и общаются друг с другом с ласковой бесцеремонностью давних знакомых, однако Жасмин знает, что это притворство: может быть, раз или два виделись на подобного рода сборищах, и. хо­тя не никогда не помнят, как зовут тех, с кем разговари­вают, должны выглядеть людьми влиятельными, извест­ными, знакомыми всем и со всеми.

Девушка - куда девалась ее досада? - сейчас кажется какой-то совсем потерянной. Просит сигарету, называ­ет свое имя. Через несколько минут они уже знают друг о друге все. Жасмин ведет ее к ограде, и они долго смо­трят вместе на океан, пока сад заполняется известными и неведомыми им личностями. Выясняется - обе рабо-

тают на одного и того же человека, хоть и в разных про­ектах. Ни та, ни другая его не знают, у обеих эта работа началась одновременно.

Время от времени к ним подбираются мужчины, пробуют завести разговор, но и Жасмин, и Габриэла де­лают вид, что не слышат. Первой так нужна вторая, что­бы попытаться рассеять и прогнать какое-то сиротское чувство, не оставляющее ее, несмотря на красивые сло­ва подруги-модельера перед отъездом сюда. Ей бы при­шлось выбирать между карьерой и любовью всей жиз­ни - она бы не сомневалась ни минуты: все бросила бы, пусть это и выглядело бы по-девчоночьи. Но оказывает­ся, ее любимая хочет, чтобы Жасмин предпочла карьеру, а сама она приняла предложение Хамида Хусейна лишь для того, чтобы гордиться тем, как много сделала для нее, как бережно направляла ее шаги, как осторожно ве­ла, как ласково исправляла промахи и ошибки, с каким воодушевлением воспринимала каждое слово и каждый шаг, сколь бы трудны они ни были.

И Габриэле тоже нужна была эта встреча. Чтобы по­советоваться и поблагодарить за то, что ей уже не так одиноко, и можно поверить, что хорошие вещи порою в этом мире еще случаются. Чтобы признаться — она обескуражена тем, как внезапно исчез ее сопровождаю­щий, хотя он получил распоряжение представлять ее людям, которых она должна знать.

— Он думал, что сумеет скрыть свои чувства. Но я знаю - что-то пошло не так...

Жасмин отвечает:

— Не беспокойся, расслабься, сделай глоток шампан­ского, наслаждайся музыкой и видом на море... Всегда может случиться что-то непредвиденное, но здесь - це­лая армия людей, обученных спраатяться с неожиданно возникающими проблемами, причем так, чтобы реши­тельно ни одна душа не узнала о том, что за кулисами роскоши и гламура что-то стряслось... Скоро появится

Звезда».

- Только ты, пожалуйста, не бросай меня одну. Я здесь буду недолго.

Габриэла обещает, что не оставит одну свою единст­венную подругу из нового мира, куда вступила только что.

Да, это ее единственная подруга, но она еще так мо­лода, что это наводит на печальные мысли о том, не по­здно ли ей самой затевать что-либо? Пока вместе со Звездой они шли по красной ковровой дорожке, Габри­эла успела понять, какой это поверхностный и легко­мысленный человек, и разочаровалась в нем. И сколь ни симпатична и мила ей эта девушка, на сегодняшний ве­чер нужен, по-старому выражаясь, кавалер... Она заме­чает, что тот мужчина, что сидел тогда в баре, тоже здесь - повернувшись спиной ко всем присутствую­щим, как если бы происходящее на этом гала-ужине не имело к нему совершенно никакого отношения, созер­цает море. Он хорош собой, элегантен, излучает некое таинственное обаяние. Надо улучить правильную мину­ту и предложить Жасмин подойти к нему и заговорить -все равно о чем.

В конце концов, как бы то ни было, сегодняшний день, уже ознаменовавшийся для нее большой удачей, может принести и новую любовь.
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   29

Похожие:

Книга издана iconКнига издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального...
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке
Л 86 Семинары, Книга I: Работы Фрейда по технике психоанализа (1953/54). Пер с фр. / Перевод М. Титовой, А. Черноглазова (Приложения)....
Книга издана iconКнига издана в двух томах. Первый том начинается в 1905 году, со...
«Алмазная колесница» — книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга издана iconКнига издана в авторской концепции
Историческое исследование. Запорожье: Дикое Поле, 1997. 264 с. Тираж 1000 экз
Книга издана iconСледует предупредить о том, что книга издана на двух языках, французском...
Следует предупредить о том, что книга издана на двух языках, французском и русском, чего я себе не мог позволить. Заметки на полях...
Книга издана iconКнига издана ограниченным тиражом на частные пожертво вания. Если...
Т. В. Грачева. Невидимая Хазария. Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы. — Рязань
Книга издана iconАннотация Книга «Экзистенциализм это гуманизм»
Книга «Экзистенциализм — это гуманизм» впервые была издана во Франции в 1946 г и с тех пор выдержала несколько изданий. Она знакомит...
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке российского гуманитарного
Пределы господства культурного бессознательного над субъектом 91глава II. Деконстрмстивизм как литературно-критическая практика постструктурализма...
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке благодарных учеников
Биск И. Я. Методология истории: курс лекций / И. Я. Биск. Иваново: Иван гос ун-т, 2007. 236 с
Книга издана iconКнига Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга издана в двух томах. Второй том переносит нас в Японию 1878 года: ниндзя, гейши, самураи… Это история любви молодого дипломата...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница