Книга издана


НазваниеКнига издана
страница25/29
Дата публикации05.05.2013
Размер4.29 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Литература > Книга
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29

15 получасе езды от Канн, в другом государстве, где, впрочем, говорят на том же языке и используют ту же денежную единицу, но где со­вершенно иное политическое устройство — страной, как в стародавние времена, правит князь — сидит за ком­пьютером человек. Пятнадцать минут назад пришел мейл с сообщением о гибели одного знаменитого артиста, и это привлекло его внимание.

Моррис разглядывает фотографию жертвы: имя это­го человека решительно ничего ему не говорит — в кино он не бывал сто лет. Но, вероятно, и впрямь знамени­тость, если новостной портал придает этому событию такое значение.

Он уже давно на пенсии, но подобные дела интересу­ют его как трудная шахматная задача, в решении кото­рых он не знает себе равных. Речь тут не о служебном ус­пехе, не о карьере, но исключительно о самоуважении.

У него есть свои незыблемые правила, которым он с удовольствием следовал, служа в Скотланд-Ярде: рас­сматривать все версии, начиная с самых немыслимых и неправдоподобных, благо это дает простор уму. На то­мительно-скучных рабочих совещаниях он любил шо-

кировать коллег такими, к примеру, заявлениями: «Все, что вы знаете, есть результат опыта, накопленного за го­ды службы. Но прошлые решения и годятся только для прошлых задач. Если хотите творческого прорыва — по­забудьте на время о своем богатом опыте!»

Матерые сыщики делали вид, что записывают, моло­дые взирали на него с изумлением, и совещание кати­лось дальше так, словно эти слова никогда и не звучали. Но он-то знал: его посыл услышан и воспринят, и уже очень скоро - разумеется, не упоминая с благодарнос­тью его имени, — начальники примутся требовать от подчиненных свежих идей, нетрадиционного подхода.

...Он распечатывает досье, присланные каннской по­лицией, хотя обычно старается не изводить бумагу, что­бы не попасть в «серийные убийцы лесов», но иногда без этого не обойтись.

И начинает изучать modus operandi, то есть манеру преступника — время суток (в данном случае он убивает и утром, и днем, и вечером), орудие убийства (руки, яд, стилет), тип жертвы (здесь - и мужчины, и женщины разного возраста), физический контакт (в двух случаях он наличествует, в двух других — отсутствует), реакция жертвы (сопротивления не оказывал никто).

Когда обнаруживаешь, что ты в тупике, самое луч­шее — пустить мысли в вольный полет, отвлечься: пусть работает подсознание. Моррис открывает новый экран с графиками котировок на Нью-Йоркской бирже. Что может быть скучнее для человека, у которого нет акций, но в том-то и заключается его безотказно действующий прием: многолетний опыт обрабатывает полученную информацию, интуиция формулирует ответы — новые и нестандартные. Через двадцать минут он возвращается к досье — голова теперь свежа и пуста.

И результат налицо: теперь Моррису удается уловить нечто общее во всех этих случаях.

Преступник — человек, как говорится, высокой куль­туры. Можно не сомневаться, он провел многие дни и не­дели в библиотеках, изучая наилучший способ выполнить свою миссию. Умеет обращаться с отравляющими веще­ствами так, чтобы не подвергать себя риску, и наверняка не сам запечатывал конверт с цианидом. Достаточно раз­бирается в анатомии, чтобы воткнуть стилет в нужную точку, где острие не наткнется на кость. Без особого труда наносит разящие удары. О смертоносных свойствах кура­ре знают немногие. Вполне вероятно, ознакомился с де­лами серийных убийц и, убедившись, что почерк и мане­ра неминуемо наводят на след злоумышленника, каждое свое новое преступление совершает в ином стиле, прене­брегая, на первый взгляд, своим «модусом операнди».

Однако это невозможно: преступник, пусть и бессоз­нательно, действует по некоей схеме — просто Моррис пока не сумел определить ее.

Да, есть и еще один очень важный фактор — у преступ­ника есть деньги. Достаточно, чтобы пройти курс самбо и в совершенстве узнать, на какие точки человеческого тела надо воздействовать, чтобы парализовать жертву. У пре­ступника есть связи. Такие отравляющие вещества не ку­пишь в аптеке за углом, и даже на черном рынке у мест­ного криминалитета не достанешь. Это весьма сложное биологическое оружие - надо знать, как его применить, надо уметь с ним обращаться. Убийца наверняка пользо­вался поддержкой и помощью специалистов.

И наконец, он действует очень стремительно, а это наводит на мысль о том, что срок его пребывания в Кан­нах ограничен. Может быть, неделей, может быть, деся­тью днями.

Пауло Коэльо

Куда же ведут эти умозаключения?

Если он, Моррис, пока не пришел ни к какому выво­ду, то лишь потому, что сам сейчас играет по правилам. Он потерял наивную непредвзятость взгляда, которой требовал у своих сотрудников. Да, именно этого мир в конечном счете и добивается от человека — жизнь сте­сывает с него всякое своеобразие, усредняет и делает «таким, как вес», одновременно гася огонь вдохнове­ния. В глазах общества старость — это признак не муд­рости, а немощи. Все убеждены, что человек, перева­ливший рубеж пятидесятилетия, уже просто физически не в состоянии адекватно разбираться в том, что проис­ходит в сегодняшнем стремительно меняющемся мире.

Да, разумеется, Моррис уже не может бегать как раньше, а читать вынужден в очках. Тем не менее мозг его работает с небывалой отчетливостью — по крайней мере он хочет в это верить.

Но если разум по-прежнему остер, почему же ему не под силу решить задачу, которая раньше нисколько бы его не затруднила?

Нет, он не пришел ни к какому выводу. И не придет, пока не появятся новые жертвы.

9:11 РМ

1^акая-то пара — супруги, по всей видимости — улыбаясь, замечает, как ему повезло — две такие красавицы рядом!

Игорь благодарит, потому что и в самом деле должен отвлечься. Совсем уже скоро произойдет долгожданная встреча, и даже он, человек, привыкший справляться с напряжением любого рода, невольно вспоминает сей­час афганские времена. Перед выходом на опаагую опе­рацию где-нибудь в окрестностях Кабула его товарищи пили, болтали о женщинах или футболе, словом, убеж­дали себя, что находятся не здесь, а в отчизне, за столом с друзьями и родными. Так они преодолевали волнение, обретали свою истинную сущность, соображали скорее и внимательнее вглядывались в предстоящие им опас­ности.

Как подобает хорошему солдату, он знает, что суть боя — не в схватке как таковой, а в том, достигнута ли цель. Как человек, умеющий мыслить стратегически, — все же, начав с нуля, он превратил свою маленькую фирму в одно из самых уважаемых российских предпри­ятий, — Игорь отдает себе отчет в том, что цель всегда должна оставаться прежней, хотя причины, по которым

ее преследуют, могут с течением времени многократно измениться. Так произошло и сегодня: в Каннах он ока­зался по одной причине, но лишь начав действовать, смог понять, что двигали им совсем иные. Все эти годы он был слеп, а теперь ему воссиял свет, и наконец даро­вано откровение.

И вот именно поэтому он должен идти до конца. Его решения обдумывались с безудержной, размашистой отвагой и даже с толикой безумия — не разрушительно­го, а позволяющего человеку выйти за пределы собст­венных возможностей. Он всегда поступал так и по­беждал, ибо в самый момент принятия решения умел это безумие обуздывать. И друзья, прежде твердившие: «Ты слишком сильно рискуешь», неизменно говорили: «А я был уверен, что ты поступаешь правильно», — причем переход этот совершался с невиданной быст­ротой. Да, Игорь был способен удивлять, не бояться нового и — главное — идти на необходимый риск.

Но здесь, в Каннах, быть может, оттого, что попал в совершенно непривычную обстановку или оттого, что почти не спал и сознание его порою туманилось, он ри­сковал без необходимости. Все могло кончиться раньше, чем задумывалось. И случись такое, он никогда бы не обрел того просветления, что помогло ему иными глаза­ми взглянуть на женщину, которую он, как ему казалось, так страстно любит, ради которой готов был принести в жертву и других людей, и самого себя... Он вспоминает, как подошел к полицейскому и сознался в совершенном преступлении. В этот миг и началось его преображение. В этот миг душа девочки-португалки защитила его, объ­яснив, что он совершает верные поступки по неверным побуждениям. Концентрация любви приносит удачу, концентрация ненависти — несчастье. Тот, кто не заме­тит дверь, за которой таятся неприятности, в конце кон­цов оставит ее открытой и впустит в нее беды.

Он принял любовь девочки. Он стал орудием Бога, пославшего его, чтобы избавить Оливию от мрачного будущего. А теперь уже она помогает ему двинуться дальше.

Игорь сознает: при всех предосторожностях не ис­ключено, что он чего-то мог не учесть и не предвидеть, и миссия его может быть прервана, прежде чем он дове­дет ее до конца. И все равно не стоит сетовать и бояться: он сделал что мог, он действовал безупречно, а если Гос­подь не хочет, чтобы он довершил свою работу, и ничего не остается, как принять Его волю.

Отвлекись. Поболтай с этими девушками. Расслабь мышцы перед тем, как напрячь их для последнего уда­ра — так он будет нанесен вернее. Габриэла — та самая, что сидела в баре одна, когда он пришел в отель, - пре­бывает в полнейшей эйфории и каждый раз, когда появ­ляется гарсон, ставит ему на поднос свой бокал — даже если успела выпить не больше половины - и берет с подноса следующий.

— Шампанское должно быть ледяным!

Ее настроение мало-помалу передается и ему. По ее рассказам он понял, что она получила роль в фильме, как он будет называться и что это за роль и сама не зна­ет, но уверяет, что «самая главная». Режиссер известен своим непревзойденным искусством отбирать хороших актеров и находить хорошие сценарии. В главной муж­ской роли будет занят актер, которого Игорь видел и лю­бит. Услышав же имя продюсера, он кивает, как бы давая понять: «Да-да, я знаю его», — но угадывает, что понято это будет как: «Я не знаю, кто это, но не желаю просльп ь невеждой». Габриэла говорит без умолку о гостиничных


384

13 Коэльо

385

номерах, заполненных подарками, о красной ковровой дорожке, о встрече на яхте, о том, какой строжайший от­бор ей пришлось пройти, о планах на будущее.

- Вот в эту самую минуту тысячи девушек в этом го­роде и миллионы — по всему миру мечтают оказаться здесь, разговаривать с вами и рассказывать истории сво­ей жизни. Мои молитвы услышаны. Мои усилия не про­пали даром.

Вторая девушка не так оживлена и выглядит даже не­много растерянной — ну да, она еще моложе и совсем неопытна. Когда она проходила по «коридору», Игорь, оказавшийся как раз за спинами фотографов, слышал, как выкрикивали ее имя и засыпали вопросами. Но здесь, на ужине, ее никто, вероятно, не знает: поневоле растеряешься и загрустишь, если сначала такой ажиотаж, а потом оказываешься оттесненной на обочину.

Инициативу сближения взяла на себя первая, разго­ворчивая девушка — это она решилась подойти и спро­сить, что он тут делает. Чувство неловкости вскоре про­шло: Игорь знал, что не эти, так другие гостьи непремен­но подошли бы и познакомились, чтобы не выглядеть затерянными в этом многолюдстве чужаками-одиночка­ми. И потому он поддержат разговор — а вернее, компа­нию, поскольку мысли его были сосредоточены совсем на другом. Назвав свое имя («Понтер»), он сообщил, что он — германский промышленник, занимающийся тяже­лым машиностроением (эта сфера гарантированно нико­го здесь не могла заинтересовать), а сюда попал по при­глашению друзей. Завтра улетает (что было в сущности правдой, хотя, конечно, пути Господни неисповедимы).

Услышав, что он не имеет отношения к кино и про­будет здесь, в Каннах, недолго, актриса едва ли не от­шатнулась. Но вторая девушка удержала ее. сказав что­то вроде того, как, мол, интересно, знакомиться с но­выми людьми. И они остались втроем: один ждал при­ятеля, который так и не пришел, другая — ассистента, который как сквозь землю провалился, а третья не ждала ничего и никого, кроме разве что толики мира в душе.

Все произошло очень быстро. Актриса заметила ка­кую-то пылинку на лацкане его смокинга, стряхнула ее, прежде чем Игорь успел остановить ее, и удивилась:

— Ты что, куришь сигары?

Ладно, пусть думает, что во внутреннем кармане у не­го лежит портсигар...

— Да, после ужина.

— Хотите, поедем потом на яхту? Приглашаю вас обоих... Только сначала мне нужно найти моего ассис­тента.

Жасмин предлагает не торопиться, Во-первых, Габ­риэла только что заключила контракт и еще не скоро получит право окружать себя друзьями (или создавать «антураж» — как принято называть прихлебателей, тол­пящихся вокруг знаменитостей). Надо идти одной, как предписано правилами хорошего тона.

Актриса благодарит за совет. Проходит официант. Полупустой бокал шампанского ставится на поднос, полный с подноса снимается.

— Я, кроме того, посоветовал бы тебе и пить помед­леннее, — говорит Игорь/Гюнтер.

Он мягко забирает у нее бокал и выплескивает его со­держимое за перила.

Актриса сначала всплескивает руками в комическом отчаянии, но потом смиряется, поняв, что это для ее же блага.

— Знаешь, я так взбудоражена... — признается она. — Мне надо успокоиться. Может быть, угостишь меня си­гарой?

- Мне очень жаль, но у меня осталась всего одна. Да и потом наука уже давно доказала, что никотин взвин­чивает, а не успокаивает.

Сигара... Да, предмет, лежащий в верхнем внутрен­нем кармане, по форме напоминает толстую «гавану», но больше ничего общего с ней не имеет. Это глуши­тель — цилиндрик сантиметров десяти длиной, который навинчивается на ствол «беретты» — пистолет лежит в кармане брюк - и способен сотворить истинное чудо: Превратить громкий «бах!» в чуть слышный «пуф-ф».

А все оттого, что вступают в действие простые физи­ческие законы: скорость пули немного замедляется при прохождении через несколько резиновых дисков с про­сечками, а выделяющиеся при выстреле пороховые газы заполняют полое пространство этого устройства, быст­ро охлаждаются и гасят звук.

Эта штука изменяет траекторию пули и потому нику­да не годится при стрельбе с дистанции, но незаменима, когда бьешь в упор.
Игорь начинает терять терпение: неужели те, кого он ждет, решили пренебречь приглашением? А что если — эта мысль на долю секунды повергает его в панику - он подсунул конверт под дверь как раз тех апартаментов, где остановились супруги?

Нет-нет, этого не может быть — такое невезение про­сто немыслимо... Он думает о близких тех, кто погиб от его руки: преследуй он единственную цель — отвоевать женщину, бросившую его ради мужчины, который ее не достоин, — все его усилия пошли бы прахом.

Хладнокровие изменяет ему: неужели именно из-за этого Ева даже не попыталась связаться с ним, несмот­ря на все посланные ей сообщения? Он дважды звонил их общему дру(у, и тот подтвердил, что никаких ново­стей нет и не было.

Сомнения обретают тяжеловесную непреложность уверенности. Да, оба скорее всего уже мертвы... Чем еще объяснить, что «ассистент» так поспешно оставил дове­ренную его попечению девушку, бросив в полнейшем одиночестве ту, кого и наняли для того, чтобы она по­явилась рядом с великим модельером?

Как знать, не Господь ли карает его за слишком силь­ную любовь к женщине, которая ее не стоит? Не Ева ли его руками умертвила девушку-португалку, а ей, быть может, суждено было изобрести средство против рака или каким-то образом растолковать человечеству, что оно уничтожает свою планету. Даже если Ева ничего не знала, не она ли побудила его применить яды? Игорь убежден, совершенно убежден: ничего этого делать бы­ло не надо — хватило бы одного-единственного уничто­женного мира, чтобы послание дошло до адресата. Он привез с собой свой маленький арсенал, зная, что все это — не более чем игра: и в первую его ночь в Каннах она, зайдя в бар перед тем, как отправиться на очеред­ной прием или вечеринку, должна была почувствовать там его присутствие, понять, что прощена за все то зло, которое невольно сеяла вокруг себя. В какой-то науч­ной статье ему довелось прочесть, что люди, долго про­жившие вместе, обретают способность ощущать, что их спутник где-то рядом, даже если не вкдят его, даже если не знают точно, где он.

Но этого не произошло. Безразличие Евы в прошлую ночь - или это было не безразличие, а чувство вины за

Пауло Коэльо

^ ПОБЕДИТЕЛЬ ОСТАЕТСЯ ОДИН


то, как она обошлась с ним? — не позволило ей заметить человека, делавшего вид, будто прячется за колонной, но разложившего вокруг русские экономические журналы, которые могли бы навести на след того, кто ищет поте­рянное. Охваченному страстью вечно чудится на улице, в театре, на многолюдных сборищах любимое лицо: ве­роятно, Ева променяла свою любовь на блеск и роскошь.

...Постепенно он успокаивается. Ева — сама по себе сильнодействующая отрава, мощнее которой нет в при­роде, так что ее счастье, если погибла от цианида. Она заслуживает более мучительной смерти.

Девушки продолжают разговаривать. Игорь отхо­дит — нельзя поддаваться страху, что он может разру­шить свое собственное творение. Ему нужны одиноче­ство, хладнокровие, способность стремительно реаги­ровать на внезапную перемену курса.

Он приближается к нескольким оживленно беседую­щим людям: речь у них идет о том, как лучше всего бро­сить курить. Да, это одна из самых излюбленных тем в мире: показать приятелям, что способен, если надо, проявить волю. Чтобы отвлечься, он закуривает, хоть и знает, что это похоже на провокацию.

  • Это очень вредно для здоровья, — замечает тощая как скелет женщина в бриллиантах, со стаканом сока в руке.

  • Привычка жить вреднее всего, — отвечает он. — Ра­но или поздно обязательно сведет нас в могилу.

Мужчины смеются. Женщины смотрят на новопри­бывшего с интересом. Однако в этот миг из коридора, расположенного отсюда метрах в двадцати, раздаются крики фоторепортеров:

— Хамид! Хамид!

Даже издали, даже сквозь густую толпу он видит зна­менитого модельера и его спутницу — ту самую, что в былые времена, в иных краях совершала тот же проход рядом с ним, Игорем, ласково, изяшно и мягко держа его под руку.

Прежде чем он успевает вздохнуть с облегчением — «жива-здорова!» — что-то заставляет его взглянуть в противоположном направлении: со стороны сада в зале, беспрепятственно пропущенный охранниками, появля­ется некий мужчина, который тотчас начинает вертеть головой, кого-то отыскивая, и этот «кто-то» — явно не один из приятелей, затерявшихся в сутолоке.

Игорь молча отделяется от группы, возвращается к балюстраде, где по-прежнему заняты разговором обе его новые знакомые, берет за руку одну из них - актрису. Мысленно взывая к девочке-португалке, просит у нее прощения за то, что усомнился — но ведь смертные лю­ди нечисты в своих помыслах и неспособны постичь благодать, осеняющую их так великодушно и щедро.

- Тебе не кажется, что ты торопишь события? -спрашивает девушка, не выказывая, впрочем, ни малей­шего намерения высвободить руку.

— Кажется. Но если верить твоим словам, получает­ся, что сегодня все в твоей жизни сильно ускоряет темп.

Та смеется в ответ. Смеется и вторая. Полицейский проходит мимо, не обращая на них внимания, останав­ливая взгляд на всех седеющих мужчинах приблизи­тельно сорока лет.

Но — пребывающих в одиночестве.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29

Похожие:

Книга издана iconКнига издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального...
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке
Л 86 Семинары, Книга I: Работы Фрейда по технике психоанализа (1953/54). Пер с фр. / Перевод М. Титовой, А. Черноглазова (Приложения)....
Книга издана iconКнига издана в двух томах. Первый том начинается в 1905 году, со...
«Алмазная колесница» — книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга издана iconКнига издана в авторской концепции
Историческое исследование. Запорожье: Дикое Поле, 1997. 264 с. Тираж 1000 экз
Книга издана iconСледует предупредить о том, что книга издана на двух языках, французском...
Следует предупредить о том, что книга издана на двух языках, французском и русском, чего я себе не мог позволить. Заметки на полях...
Книга издана iconКнига издана ограниченным тиражом на частные пожертво вания. Если...
Т. В. Грачева. Невидимая Хазария. Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы. — Рязань
Книга издана iconАннотация Книга «Экзистенциализм это гуманизм»
Книга «Экзистенциализм — это гуманизм» впервые была издана во Франции в 1946 г и с тех пор выдержала несколько изданий. Она знакомит...
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке российского гуманитарного
Пределы господства культурного бессознательного над субъектом 91глава II. Деконстрмстивизм как литературно-критическая практика постструктурализма...
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке благодарных учеников
Биск И. Я. Методология истории: курс лекций / И. Я. Биск. Иваново: Иван гос ун-т, 2007. 236 с
Книга издана iconКнига Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга издана в двух томах. Второй том переносит нас в Японию 1878 года: ниндзя, гейши, самураи… Это история любви молодого дипломата...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница