Книга издана


НазваниеКнига издана
страница28/29
Дата публикации05.05.2013
Размер4.29 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Литература > Книга
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29

^ Ева переводит дух. По крайней мере обойдется без драки.

- Ты не понимала моих сообщений. Я говорил, что способен уничтожить мир, а ты не видела этого. А если видела, то не верила. А что это такое - «уничтожить мир»?

Сунув руку в карман, он вынимает оттуда маленький пистолет. Но не наводит его ни на кого, продолжая смо­треть на море, на месяц. Хамид чувствует, что кровь бы­стрее струится в жилах — либо этот человек задумал на­пугать и унизить их, либо сейчас начнется смертельная схватка. Здесь? Прямо на этом гала-вечере? Зная, что его схватят, как только он поднимется в отель? Не может же он быть до такой степени безумным — иначе не до­стиг бы того, что достиг.

Ну, хватит абстракций. Хамид — тренированный и обу­ченный боец, умеющий защищаться и нападать. И пони­мает, что надо стоять совершенно неподвижно, потому что тот, другой, хоть и не смотрит на него, чутко фиксиру­ет малейшее движение.

Но глаза его отмечают: на пляже никого нет. Сверху доносятся первые звуки музыки: оркестр настраивает инструменты, готовясь к безудержному веселью на всю ночь. Хамид ни о чем не думает — его учили действовать инстинктивно, отключив сознание.

^ Между ним и русским, оцепенев при виде оружия, сидит Ева. И ничего сделать нельзя, потому что если дернешься — он выстрелит, а она — на линии огня.

Но может быть, его первое предположение было вер­ным? И русский хочет лишь напугать их? Выставить его трусом. Опозорить. Если бы и вправду собирался стре­лять, едва ли держал бы пистолет так небрежно и рас­слабленно. Надо завести с ним разговор, отвлекая его и одновременно отыскивая выход из положения...

  • ^ Как это — «уничтожить мир»? — спрашивает Ха­мид.

  • Для этого надо оборвать одну-единственную жизнь. И вселенная кончится. Перестанет существовать все, что видел этот человек, все, что ощущал и чувство­вал, исчезнет все то доброе и злое, что пересекало его путь, сгинут вес мечты, надежды, победы и поражения. И вообще все. В детстве мы заучивали в школе отрывок текста, и я лишь потом узнал, кто его автор: «Когда мо­ре, что раскинулось перед нами, унесет в свои пучины хоть одну малую песчинку, мы этого, разумеется, не за­метим, ибо это всего лишь песчинка, но европейский континент станет меньше...»

Он замолкает на миг. Доносящийся сверху шум начи­нает раздражать его — тихий рокот волн внес было уми­ротворение в его душу, готовую насладиться этой мину­той так, как она того заслуживает. Густобровый ангел наблюдает за всем этим и доволен тем, что видит.

^ Мы учили это наизусть, чтобы понять: мы ответст­венны за идеальное, иначе говоря, коммунистическое общество, — продолжает Игорь. — Где все люди братья.

На самом же деле один присматривал за другим, следил за ним и доносил на него.

Им вновь овладевает раздумчивое спокойствие.

  • Я плохо слышу тебя, - говорит Хамид, понимая, что это может послужить предлогом шевельнуться.

  • Да нет, тебе все отлично слышно. Разумеется, ты знаешь, что у меня в руке пистолет, и хочешь придви­нуться поближе и попробовать отнять его... И сейчас пы­таешься просто отвлечь меня, пока думаешь, как выйти из положения. Будь добр, не шевелись. Момент еще не пришел.

  • Игорь, давай забудем все, — произносит Ева по-русски. — Я люблю тебя. Я готова уйти с тобой.

  • Говори по-английски. Твой муж должен все пони­мать.

Да, он все поймет. И когда-нибудь скажет ему за это «спасибо».

  • Я люблю тебя, — послушно повторяет она по-анг­лийски. — Я не получала твоих сообщений, иначе бегом прибежала бы к тебе. Я несколько раз пыталась дозво­ниться тебе, но — тщетно. Просила, чтобы твоя секре­тарша попросила перезвонить мне, но ты не звонил...

  • Нет.

  • А с тех пор как сегодня утром стали приходить от тебя эсэмэски, не могла дождаться часа нашей встречи. Я понятия не имела, где ты, но знала: ты меня найдешь. Знаю — ты не простишь меня, но по крайней мере поз­воль мне жить рядом с тобой. Я стану твоей служанкой, твоей нянькой и кухаркой, я буду заботиться о тебе и о твоей любовнице, если ты решишь завести такую. Поз­воль мне быть рядом — больше мне ничего не надо.

...Хамиду она все объяснит потом... Сейчас надо го­ворить что-нибудь — все равно что, чтобы можно было уйти отсюда, подняться в реальный мир, где есть поли­ция, способная стать на пути Абсолютного Зла и не дать ему снова показать свою ненависть.

— Что ж, превосходно. Мне хотелось бы верить в это. Вернее сказать - верить, что и я тебя люблю и хочу, что­бы ты вернулась. Но это не так. Я думаю, ты снова лжешь, как лгала всю жизнь.

Хамид уже не прислушивается к их разговору: мысли его далеко - он обращается к своим предкам-воинам, прося у них вдохновения и отваги для верного удара.

  • Ты могла бы сказать мне, что наш брак был не та­ким, как мы надеялись. Мы столько создали вместе — не­ужели невозможно было отыскать решение? Всегда есть способ впустить в свой дом счастье, но для этого нужно, чтобы оба супруга отдавали себе отчет в том, что есть ка­кое-то неблагополучие. Я выслушал бы все, что ты захо­тела мне сказать, наш брак обрел бы радость и жар тех дней, когда мы только встретились. Но ты этого не захо­тела. Ты предпочла самый простой выход.

  • Я всегда боялась тебя. А сейчас, когда ты с писто­летом в руке, боюсь еще больше.

От этих слов Хамид возвращается к действительнос­ти: душа его больше не парит в заоблачных высях, ис­прашивая совета у воинов пустыни, как ему поступить.

Она не должна была говорить этого. Зачем давать по­тачку врагу? Зачем обнаруживать перед ним свою сла­бость? Зачем показывать, что он способен внушать страх?

— Я так хотела бы однажды поужинать с тобой, — продолжает Ева. — Сказать, как одиноко мне, несмотря на все эти вечера, банкеты, драгоценности, встречи с королями и президентами. И знаешь еще что?.. Ты все­гда привозил мне дорогие подарки, но ни разу не пре­поднес самого простого — букетика цветов.

Это становится похоже на семейную сцену.

- Поговорите, а я, пожалуй, пойду.

Игорь ничего не отвечает, но не отрывая глаз от мо­ря, наводит на Хамида ствол, молча приказывая не дви­гаться. Да он настоящий сумасшедший: это спокойст­вие опаснее яростных криков и неистовых угроз.

- Да, - продолжает русский, словно не слыша по­следней реплики. - Ты предпочла самый простой вы­ход. Бросить меня. Ты не оставила мне никаких шансов, ты не поняла: все, что я делал, я делал из-за тебя, ради тебд и во имя тебя.

Но все равно - несмотря на все эти унижения и не­справедливости, я согласился бы на все, лишь бы вер­нуть тебя. До сегодняшнего дня. До того часа, когда на­чал посылать тебе сообщения, а ты - делать вид, будто ничего не получаешь. Иными словами, даже гибелью тех, кого я приносил тебе в жертву, я не смог тронуть те­бя и унять твою жажду власти и роскоши.

Отравленный киноактер, режиссер, находящийся меж­ду жизнью и смертью... - неужели он, Хамид, начинает понимать то, перед чем воображение должно бы отказы­вать? Он осознает и еще кое-что, гораздо более серьезное: этот русский, изливая перед ними душу, подписывает смертный приговор... Кому? Он либо покончит с собой, либо убьет их обоих, знающих теперь слишком много.

Быть может, он просто бредит? Быть может, Хамид неправильно толкует его слова? Но так или иначе - вре­мя уходит.

Он смотрит на пистолет, зажатый в руке Игоря. Ма­лый калибр. Если пуля не попадет в ту или иную опреде­ленную точку, особого вреда не причинит. Вероятно, рус­ский не слишком опытен в обращении с оружием, иначе выбрал бы что-нибудь более смертоносное. Купил, надо думать, первое, что предложили, сказав, что оно стреля­ет и может убивать.

Но почему там, наверху, опять загрохотала музыка? Неужели не понимают, что она заглушит звук выстрела? И разве заметят они разницу между этим грохотом и другим — одним из многих неестественных шумов, ко­торые отравляют - да, вот именно, отравляют, заража­ют, загрязняют пространство.
...Он снова застыл в неподвижности, и это куда опас­нее, чем если бы он продолжал говорить, мало-помалу изливая горечь и ненависть. Хамид снова взвешивает шансы, понимая, что действовать придется в ближай­шие несколько секунд. Броситься между ним и Евой и вырвать пистолет, пока русский в нее не целится, хотя ствол и направлен ей в грудь, а палец - на спусковом крючке? Резко выбросить руки вперед - тот отпрянет от неожиданности, и Ева выйдет с линии огня? Он вскинет оружие, переводя его на Хамида, но тот будет уже вплот­ную к нему и сможет выкрутить кисть. Все произойдет мгновенно.

И именно в это мгновение.

Может быть, это молчание сулит надежду - русский задумался, рассосредоточился? Или это начало конца -он уже сказал все, что собирался?

Вот сейчас.

В первую долю секунды мускулы его левого бедра, предельно напрягшись, бросают его со всей стремитель­ностью и силой в сторону Абсолютного Зла, и поверх­ность его тела ужимается, когда он, вытянув вперед ру­ки, закрывает собой Еву. Секунда эта все длится, и Ха­мид видит ствол пистолета, наведенный прямо в лоб — русский двигается проворнее, чем он ожидал.

Его тело продолжает полет. Надо было, вероятно, по­говорить с Евой раньше — она никогда особенно не рас­пространялась о своем бывшем муже, как бы негласно условившись с ним о том, что тот принадлежит прошло­му, которое ни при каких обстоятельствах не хотелось бы воскрешать. ...Все происходит будто при замедлен­ной съемке, и русский с кошачьим проворством отсту­пает. Пистолет в руке не дрожит.

Первая секунда истекла. Хамид видит, как сдвинулся палец, нажимая спусковой крючок, но ничего не слы­шит^ а только чувствует, как под страшным давлением раздвигаются кости в самой середине его лба. И в тот же миг гаснет его вселенная, а вместе с ней — память о юно­ше, мечтавшем добиться успеха, о приезде в Париж, об отцовской лавке, о шейхе, о борьбе за место под солн­цем, о дефиле и показах, о встрече с любимой, о счастье, об улыбках и слезах, о вине и розах, о последнем восхо­де луны, о взгляде Абсолютного Зла, об испуганных гла­зах жены. Все исчезает.
— Не кричи! Ни звука! Успокойся.

Разумеется, она не станет кричать, но и ни к чему просить ее успокоиться. Она объята животным ужа­сом — она и сама, несмотря на дорогое платье и драго­ценности, стала насмерть перепуганным животным. Кровь будто застыла в жилах, лицо бледнеет, голос про­пал, артериальное давление резко падает. Он точно зна­ет; что она испытывает сейчас — когда-то и ему самому, оказавшемуся под прицелом афганской винтовки, при­шлось пережить те же чувства. Человек впадает в ступор и не способен шевельнуть ни рукой, ни ногой. Он уце­лел тогда потому, что товарищ успел выстрелить пер­вым. Он на всю жизнь сохранил благодарность одно­полчанину, спасшему ему жизнь: потом все считали это­го парня всего лишь его личным водителем, тогда как они были по-настоящему близки, часто разговарива­ли — и не далее как сегодня во второй половине дня Игорь звонил ему, справляясь, нет ли вестей от Евы.

Ева, бедная Ева. Нелегко, когда рядом с тобой поги­бает человек. Люди — они такие: совершенно непредска­зуемые существа, вот зачем он полез, не имея никаких t шансов справиться с ним?.. И как поведет себя оружие, тоже никогда не узнаешь наперед — он-то думал, что пу­ля пройдет навылет, расколов черепную коробку, но она, пущенная под этим углом, вероятно, пронизала мозг, на­ткнулась на неподатливую кость и ушла в грудную клет­ку. Об этом можно судить по тому, что крови почти нет, а Хамид продолжает биться в конвульсиях.

Должно быть, это они, а не выстрел так перепугали Еву. Он ухватывает тело за ноги, тянет на себя, высво­бождая женщину, и стреляет Хамиду в затылок. Судоро­ги стихают. Что ж, этот человек был отважен до конца и потому заслуживает достойной смерти.
И вот они остаются на пляже вдвоем. Игорь, став на колени, прижимает ствол к ее груди. Ева неподвижна.

Он-то думал, что у всей этой истории будет иной фи­нал: она понимает смысл его сообщений и дает ему но­вый шанс на счастье. Он столько раз представлял себе, что скажет ей, когда — вот как сейчас — они останутся вдвоем, глядя на безмятежную ширь Средиземноморья, как будут улыбаться и разговаривать.

И что эти слова, хоть и вполне бесполезные, не заст­рянут у него в горле.

— Я всегда воображал, как, взявшись за руки, мы сно­ва будем гулять по парку или по берегу моря, и наконец скажем друг другу слова любви, которые были отложе­ны так надолго. Раз в неделю будем ужинать где-нибудь вне дома, ездить туда, где никогда прежде не бывали, и ездить исключительно ради прелести узнавания новых мест в обществе друг друга.

Покуда тебя не было со мной, я переписал себе в блок­нот стихи, которые буду читать тебе на ухо, чтобы убаю­кать. Я писал тебе письма, в которых рассказывал обо всем, что со мной происходит, и все, что я чувствую, но не отправлял их, а оставлял там, где ты их рано или позд­но найдешь и поймешь: я не забывал тебя ни на день, ни на минуту... Мы будем обсуждать с тобой архитектуру и убранство того дома, который я хотел построить для нас двоих на берегу Байкала: знаю, у тебя есть мысли на этот счет. Я планировал построить и частный аэродром и на­деялся, что ты с твоим тонким вкусом поможешь проду­мать его интерьеры. Ты — женщина, которая оправдыва­ет мое существование и придает моей жизни смысл.

Ева молчит. Только смотрит на расстилающуюся пе­ред нею гладь.

— Я пришел сюда только ради тебя. А теперь наконец понял, что все это совершенно впустую.

Он спускает курок.

Выстрел почти не слышен — дуло плотно прижато к ее груди. Пуля попала куда нужно, и сердце перестало бить­ся мгновенно. Ева причинила ему много страданий, но все же ему не хочется, чтобы она мучилась перед смертью.

Если есть жизнь после жизни, они оба — женщина, которая предала его, и мужчина, который позволил, чтобы это случилось, — идут сейчас, взявшись за руки, по лунной дорожке, протянувшейся от горизонта до са­мого берега. Они повстречают ангела в обличье девуш­ки-португалки с густыми бровями, которая объяснит им толково и доходчиво все, что произошло, и не позволит испытать злобу, обиду, ненависть, ибо всем и каждому в свой час приходится покидать планету под названием Земля. И скажет, что любовь оправдывает поступки, не­доступные постижению человеческому, — если только человек не пережил то, что пережил он, Игорь.

Глаза Евы по-прежнему открыты, но тело обмякло и осело на песок. Он оставляет обоих убитых, а сам, по­дойдя к скалам, тщательно стирает отпечатки пальцев с пистолета, а его забрасывает в море — как можно дальше от того места, где все трое созерцали новорожденный месяц. Поднимается по лестнице, по дороге опускает в мусорную урну глушитель — он не пригодился, музыка всем своим громом и лязгом вступила вовремя.

10:55 РМ


I абриэла идет к единственному человеку, которого знает.

Гости в эту минуту уже выходят из зала, где ужинали; оркестр играет музыку 60-х, и люди, улыбаясь друг дру­гу, стараются перекричать ее оглушительный грохот.

  • Я искала тебя. А где же твои друзья?

  • А где твой спутник?

— Только что ушел, сказав, что с актером и режиссе­ром стряслось что-то ужасное. Бросил меня, ничего не объяснив. Добавил только, что вечеринка на яхте отме­няется.

Игорь представляет себе, что значит «стряслось что-то ужасное». Он вовсе не собирался убивать человека, которым так восхищался — если выпадало немного сво­бодного времени, он старался не пропускать ни одного фильма с его участием. Но ведь он не виноват, что так вышло — человек есть слепое орудие судьбы.

— Я собираюсь уходить. Если хочешь, могу отвезти тебя в отель.

— Но ведь праздник только начинается!

— Что ж, оставайся, повеселись. Мне завтра рано ут­ром улетать.

Решать Габриэле надо быстро. Либо с сумочкой, на­битой бумагой, оставаться здесь, где она никого не зна­ет, дожидаясь, когда какая-нибудь добрая душа сжалит­ся и довезет ее хотя бы до Круазетт — а уж оттуда, сняв туфли, она пройдет бесконечный подъем до квартирки, снятой на пятерых.

Либо принять предложение этого обходительного и приятного господина, обладающего, без сомнения, множеством полезных связей, да еще и дружащего с же­ной самого Хамида Хусейна. Да, она застала начало ка­кой-то вроде бы ссоры, но думает, что все уладилось, и они вскоре помирились.

Она получила роль. И очень устала от бурных собы­тий и чувств сегодняшнего дня. И боится, что опять вы­пьет слишком много и все испортит. Одинокие мужчи­ны будут виться вокруг нее, осведомляясь, не скучно ли ей, и почему она без кавалера, и что намерена делать по окончании праздника, и не хочет ли заглянуть в один из ювелирных бутиков. И весь остаток вечера надо будет уклоняться от этих назойливых ухаживаний — причем так, чтобы никого не обидеть, не задеть чересчур чувст­вительных струн, ибо никогда ведь не знаешь, с кем раз­говариваешь.

— Нет, пойдем.

Настоящая звезда только так себя и ведет — уходит вдруг, неожиданно для всех.

Они идут к стойке портье. Понтер (она не может вспомнить его второе имя) просит вызвать такси, и им отвечают, что им несказанно повезло — еще немного, и пришлось бы выстаивать длиннющую очередь.

Уже в машине она спрашивает, почему он сказал не­правду насчет того, чем занимается. Вовсе нет, отвечает ее спутник, я и в самом деле владел компанией сотовой связи, но потом решил продать ее, сочтя, что будущее — за тяжелым машиностроением.

Ну, а как его зовут по-настоящему?

— Игорь — это уменьшительное от Понтера.

Габриэла ждет, что вот-вот последуют сакраменталь­ные слова: «Давай зайдем в бар, выпьем перед сном че­го-нибудь». Ничего подобного не происходит: Игорь высаживает ее у подъезда, пожимает на прощанье руку и уезжает.

Вот что такое истинная изысканность!

Да, сегодня был ее первый удачный день. Первый из многих. Завтра, когда получит назад свой телефон, по­звонит — «за счет вызываемого абонента» — в городок под Чикаго, расскажет о потрясающих новостях, ска­жет, чтобы купили журналы: там напечатан снимок, на котором она поднимается по ступеням каннской лест­ницы. Скажет, что ей пришлось изменить имя. А если с замиранием сердца начнут выспрашивать, что же все-таки произошло, она заговорит о другом — из чистого суеверия: чтобы не сглазить еще не осуществленный проект. Они будут узнавать обо всем по мере поступле­ния новостей. «...Никому не известная актриса пригла­шена на главную роль... Лиза Виннер станет главной гостьей на празднике в Нью-Йорке. Девушка из Чика­го - ошеломительное открытие режиссера Джибсона... Подписан миллионный контракт с одним из крупней­ших голливудских продюсеров...»

Предел очерчен небом.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29

Похожие:

Книга издана iconКнига издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального...
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке
Л 86 Семинары, Книга I: Работы Фрейда по технике психоанализа (1953/54). Пер с фр. / Перевод М. Титовой, А. Черноглазова (Приложения)....
Книга издана iconКнига издана в двух томах. Первый том начинается в 1905 году, со...
«Алмазная колесница» — книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга издана iconКнига издана в авторской концепции
Историческое исследование. Запорожье: Дикое Поле, 1997. 264 с. Тираж 1000 экз
Книга издана iconСледует предупредить о том, что книга издана на двух языках, французском...
Следует предупредить о том, что книга издана на двух языках, французском и русском, чего я себе не мог позволить. Заметки на полях...
Книга издана iconКнига издана ограниченным тиражом на частные пожертво вания. Если...
Т. В. Грачева. Невидимая Хазария. Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы. — Рязань
Книга издана iconАннотация Книга «Экзистенциализм это гуманизм»
Книга «Экзистенциализм — это гуманизм» впервые была издана во Франции в 1946 г и с тех пор выдержала несколько изданий. Она знакомит...
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке российского гуманитарного
Пределы господства культурного бессознательного над субъектом 91глава II. Деконстрмстивизм как литературно-критическая практика постструктурализма...
Книга издана iconКнига издана при финансовой поддержке благодарных учеников
Биск И. Я. Методология истории: курс лекций / И. Я. Биск. Иваново: Иван гос ун-т, 2007. 236 с
Книга издана iconКнига Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Книга издана в двух томах. Второй том переносит нас в Японию 1878 года: ниндзя, гейши, самураи… Это история любви молодого дипломата...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница