100 лучших консультантов в сфере лидерства


Скачать 232.64 Kb.
Название100 лучших консультантов в сфере лидерства
Дата публикации15.05.2013
Размер232.64 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Литература > Документы
ИНИЦИАТИВЫ XXI века Номер 4.5_2011 № 4.5, 2011 г.

Политические озарения

Отрывки из новой книги

Автор

Ицха́к Кальдеро́н Ади́зес(Ichak Kalderon Adizes) — один из известнейших экспертов в области повышения успешности и эффективности работы организаций. Согласно ему любой отдельный человек способен быть успешным лидером, управленцем, руководителем организации лишь на ограниченном отрезке времени.

Организации «построенные навечно» управляются взаимодополняющими командами, а при разработке и внедрении изменений в них необходимо учитывать, на какой стадии жизненного цикла они находятся. Адизесом создана, пожалуй, первая в мире школа консультантов, в которой выстроено многоступенчатое обучение процессному консалтингу. Подготовленные по Методологии Адизеса консультанты работают в большинстве стран с рыночной экономикой, включая Россию. По итогам рейтинга «100 лучших консультантов в сфере лидерства» издания Executive Excellence (2008–2009 гг.) Адизес занимает 28-е место, а Институт Адизеса входит в десятку лучших консалтинговых организаций мира. Предлагаем читателям отрывки из новой книги Ицхака Адизеса «Политические озарения», которая готовится к выходу в издательстве «Рид Групп».



Безропотные мученики России
В 2008 г. я читал лекции в Киеве. Моей аудиторией были 300 руководителей и студентов MBA.

Проектор в зале был установлен очень высоко, из-за чего мне приходилось писать практически над головой. Перед этим я допустил оплошность, неверно сориентировав просветную пленку в проекторе, из-за чего изображение на экране появлялось повернутым на 90 градусов.

Полтора часа спустя, ближе к концу лекции, я наконец заметил свою ошибку. За все это время ни один человек, включая сидевшего в первом ряду аудитории директора бизнес-школы, не пожаловался! Никто не сказал, что им было неудобно читать мои записи. Они просто молча приняли свою судьбу: терпеть.

Немного позже в Москве я повторил эту «ошибку», в ходе мастер-класса после принятия моей седьмой почётной докторской степени. С тем же результатом: все слушатели крутили головы, но никто даже не попытался поправить меня. Все смирились, невзирая на крайнее неудобство.

Я спросил их: «Почему вы спокойно сидите и терпите? Вы же все заплатили деньги, чтобы меня услышать. Почему никто не отстаивает свои права?»

Тогда я понял, что это наследие социализма. Из страха ли, уважения ли или из-за апатии, люди снесут и стерпят всё, что делает власть.

Это также объясняет, почему сервис в экс-коммунистических странах такой дикий. Рынок (то есть потребители или в данном случае аудитория) полагает, что не имеет никаких прав. Люди принимают то, что получают, и благодарны, если получают что-нибудь вообще.

Это тихое принятие мучений не ограничивается рассеянными лекторами, не обращающими внимания на оборудование.

Я только что закончил консультирование крупной российской компании в Москве. На дорогу до работы большинство людей тратит здесь ежедневно около двух часов. Четыре часа за рулём каждый день. На средней скорости пять миль [1] в час. Мне потребовалось два с половиной часа, чтобы проехать восемнадцать миль от аэропорта до отеля.

Это ― нормально; бывает намного хуже. Когда Владимир Путин, или Дмитрий Медведев, или какая-то другая важная шишка едет домой, или в офис, или куда-либо ещё, дорожная полиция перекрывает транспортные потоки, чтобы освободить им проезд. Пробки разрастаются до ужасающих размеров. Движение просто останавливается на многие часы. Кто станет терпеть подобное? Но в России тишина, смирение, понимание бессилия что-либо изменить.

Я задался вопросом: как в подобной культурной обстановке преподавать предпринимательство?

Похоже, что для установления настоящей рыночной экономики в бывших соцстранах политической революции должна предшествовать культурная.
Повседневная коррупция

Проблема отнюдь не ограничивается дорожным движением. Люди, занимающие высокие посты, — достаточно высокие, чтобы я им доверял, — говорили мне, что коррупция в России полная и даже не тайная.

Нельзя сказать, что российское государство работает как коррумпированная организация. Коррумпированы отдельные чиновники, но практически все. Вымогает каждый, кто может. Это хуже, чем организованная мафия, где, заплатив один раз, вы можете быть уверены, что решили свою проблему. В России ни в чём нельзя быть уверенным. Вы платите одному чиновнику, завтра на его место приходит другой, и вам приходится платить снова и снова.

Пока цена нефти высока, на коррупцию не обращают внимания: денег хватает на каждого коррумпированного чиновника. Но что случится, когда цена барреля упадет? Чиновники уменьшат свои аппетиты или же ещё более настойчиво попытаются наложить лапу на активы?

Граждане России о коррупции, конечно, знают. Они знают, что государство разлагается. Посреди комнаты лежит мёртвый зловонный слон ― как его можно не заметить? Все об этом говорят, но никто ничего не делает. Никаких голодовок протеста. Никаких палаток перед парламентом. Нет даже кричащих заголовков на первых полосах центральных газет.

Почему? Думаю, это генетическая память. Ведь в течение нескольких поколений авторитарные режимы подавляли любую инициативу в обществе и даже в семьях.
Неполноценные семьи
К «достижениям» коммунистических режимов можно отнести не только появление овцеподобных людей, безропотно принимающих любые указания власти. Я недавно читал о том, что Сталин сделал с семьёй как единицей общества. Коммунисты полагали, что единобрачие было простым буржуазным предрассудком и должно быть отменено. Гражданский брак придумали не американцы; во времена Сталина он был нравственно приемлемым и даже поощрялся. К чему это привело? К подрыву института брака.

Другой способ ослабить семейные узы состоял в том, что детей в школе учили сообщать в правоохранительные органы, если кто-либо в семье выступал против Сталина. Немало родителей отправились на лесоповал из-за того, что дети выполнили эту свою «обязанность».

Коммунисты хорошо знали, что делали. Если институт семьи подорван, а религия отменена, что у вас остаётся? Государство. И коммунистическая пропаганда в это время открыто называла Сталина отцом народов.

Я помню, как я рос в коммунистической Югославии. Мне промывали мозги, чтобы я в первую очередь ощущал себя сыном Тито.

Согласно коду Адизеса PAEI [2], менеджеры с административным (A) стилем руководства обязательно должны чувствовать, что всё находится под их контролем. Любые средства при этом хороши — как моральные, так и аморальные. В ход идёт религия, идеология и привязанность. Администраторы используют кнут и пряник, чтобы получить неограниченную власть. Администратор считает, что для достижения цели любые средства хороши, поэтому, если потребуется, он узаконит незаконные средства.
Языковые сигналы
Мне кажется, что авторитарная культура закреплена в русском языке. В своей последней поездке, например, я обратил внимание, что синхронист переводит слова solution (ответ на поставленную проблему) и decision (выбранный вариант действий) одним и тем же словом «решение».

Как интересно. Это значит, что для русского любой вариант действий ― это решение проблемы. Как будто лицо, ответственное за выбор варианта, не ошибается.

Мы знаем из опыта, что есть плохие решения, которые совсем ничего не решают. Но в русском языке (значит, и в русской культуре) любой выбранный вариант действий есть решение, и больше не о чем говорить.

Другой пример: слово belt (ремень). В английском это связь между областями или объектами, а также пояс, который держит ваши брюки. В русском языке «дать ремня» ― подвергнуть телесным наказаниям. Моя интерпретация: чтобы сохранить единство, надо дать ремня.
Неестественная подгонка
Странно, что в русском языке нет точного перевода для слова efficiency, даже при том что это ― raison d’être [3] администратора (A), его лозунг и знак квалификации. И вот еще одно озарение: логично было бы ожидать, что культура России находится под влиянием административного стиля управления, потому что социализм был всецело административно-командной системой. Посмотрите на здания той эпохи. Проезжая по Москве, я легко мог определить, какие здания построены при социализме, и ни разу не ошибся. Все они большие, квадратные, тяжёлые и претенциозные. То же самое верно для архитектуры гитлеровского Берлина или Италии эпохи фашизма; и вы видели столицу Бразилии, Бразилиа, проект который был разработан социалистическим архитектором?

Но, с другой стороны, посмотрите на то, как русские ездят. Между прочим, манера вождения много говорит о культуре страны. Русские не знают, что такое полоса. Они постоянно пытаются найти в потоке разрыв, чтобы влезть перед кем-нибудь.

Такая манера езды характерна для израильтян или греков; это типично для предпринимателя (E), производителя (P), но уж никак не для администратора (A). Если вы хотите посмотреть, как должен ездить типичный администратор, отправляйтесь в Англию. Там знают правила и соблюдают их не по принуждению, а из естественной потребности.

Я думаю, что административный стиль, столь очевидный в культуре Советского Союза, не свойственен русским изначально. Русские не стоят мирно в очереди. Они напирают, толкаются и пытаются влезть впереди других, как израильтяне. Административный стиль был навязан России.

У британцев же это часть культуры. Как и у немцев. Мне кажется, коммунизм не имеет культурных корней в России. Скорее, Сталин насильно заставил её принять эту идеологию. Он хотел изменить страну диктаторским способом. Он добивался изменений любой ценой, а предельно жёсткая административная система неукоснительно добивалась исполнения самых жестоких приказов. Миллионы людей были убиты или сосланы в Сибирь.

Коммунизм отлично подходил руководящему стилю Сталина. Но с таким же успехом ему подошёл бы нацизм. Это вопрос стиля, а не ценностей.

Из этой поездки можно многое извлечь.
Предсказуемое отступление Путина
Находясь в Белоруссии, я увидел по спутниковому каналу CNN передачу «Царь Путин», в которой утверждалось, что Путин разрушает подающую надежды демократию в России. Будь я в этот момент у себя дома в Санта-Барбаре, Калифорния, думаю, я согласился бы с критикой Путина. Но из Минска всё видится совершенно иначе.

Почему люди удивлены тем, что делает Путин?

Развитие не линейно. Мы всегда делаем два шага вперед, один назад. Даже находясь на диете, где важнее всего не менять свою модель поведения. Развитие всегда идет по ломаной. И это особенно верно для России, у которой никогда не было опыта настоящей демократии. В этой стране на протяжении веков одна диктатура сменяла другую.

В этом столетии русские проделали огромный путь от централизованного планирования до рыночной экономики.

Когда мы пытаемся децентрализовать компанию, намного меньшую, чем государство, мы сталкиваемся с огромными проблемами и ненормальными реакциями на культурные изменения. А здесь мы говорим о самом большой в мире стране, совершающей переход от стопроцентно государственной экономики к частной собственности, от социализма к капитализму. Это не только смена собственника. Это ― изменение всей системы ценностей. Такие перемены не могут происходить без некоторых отступлений. Это нормально.

Россия традиционно не только поддерживала власть, она её прославляла. Именно поэтому Сталин так долго оставался во власти. Тех, кто шёл наперекор этой культуре, как Борис Ельцин, общество отвергало и презирало. Ельцин появлялся на публике пьяным и даже танцевал как цирковой клоун. Благодаря его действиям распался Советский Союз, и многие обвиняют его в утере прежней славы России. Путин, напротив, воспринимается как человек, возвращающий русским гордость и чувство собственного достоинства.

Мнение, что демократия в России не может развиваться без крепкой оппозиции, не отражает существующую политическую культуру России. Любая оппозиционная партия, критикующая российскую власть, воспринимается обществом как пытающаяся ослабить государство, а русские и без того считают, что их страна слаба и унижена. Они хотят ощущать себя более сильными.
Культурный шок
Запад ждёт, что русские примут модель конкурентной демократии. Но на текущей стадии культурного развития России, учитывая огромную традицию прославления власти, конкурентная политическая борьба здесь кажется противоестественной.

В Израиле мне рассказывали, что российские евреи, репатриированные в 70–90-х гг. XX в., испытали настоящий «культурный шок». У них в сознании не укладывалось, что можно критиковать, высмеивать и открыто давить на избранных лидеров Израиля. Они считали, что это всё равно, что плюнуть в лицо собственной матери.

Следует понять, что политические системы не сводятся к процедуре. У них есть культурный компонент, и то, что приемлемо для нас, может быть полностью чуждым другой стране.

Ещё момент. Американские газеты критикуют Путина за то, что он усложнял нам жизнь своей позицией по Ирану и Косово. Право, удивительно. А что делали мы в 1962 г., когда русские собирались разместить ракеты на Кубе? США чуть не развязали войну. И когда президент Джордж Буш-младший размещал ракеты у самых границ России, мы почему-то полагали, что Путин это примет как должное. Какое высокомерие!

Я не оправдываю действия Путина. Нисколько. Но то, что он делает, вполне ожидаемо: не он, так кто-нибудь другой поступал бы точно так же. Путин понимает, чего от него хочет страна; он стремится вернуть российскому обществу точку опоры, потому что изменения, произошедшие в России, в буквальном смысле подорвали устои.

В России произошли колоссальные перемены, и страна должна «зафиксировать вес», прежде чем двигаться дальше. Демократизация должна исходить изнутри, а не экспортироваться Соединёнными Штатами — в противном случае общество её не примет, считая утратой суверенитета.

Сперва Россия должна возродить гордость, потерянную с распадом Советского Союза. Затем нужно обуздать дикий капитализм, который напоминает сейчас поезд без машиниста. В Москве не редкость нищие, просящие милостыню напротив витрин магазинов для миллионеров. А ведь люди не забыли ещё идеалы социализма; до сих пор они терпели всё увеличивающийся разрыв в доходах, но вряд ли это продлится долго.

Как и в медицине, корректирующие действия врача после рецидива должны совпадать с желанием самого больного. Их нельзя проводить насильно; это только задержит развитие, которое всё равно произойдёт, так или иначе.
Побочные эффекты глобализации
Я люблю народную музыку. Любую. Я люблю аккордеон. Я играю на нём, и это ― мой любимый отдых. Везде, где я бываю, я стараюсь найти людей, знающих и исполняющих народные песни, ещё лучше ― если поют хором.

Но… мне редко везёт. Из 52 стран, в которых мне довелось побывать, есть только три, где ещё можно найти ресторан, в котором едят и поют: Сербия, Португалия и Мексика. (Может быть, ещё и Греция, но я давно там не был; многое могло измениться.)

Народные песни исчезают. Мне не забыть мою первую поездку в Перу. Я очень волновался. В аэропорту я обратил внимание на музыку, транслировавшуюся через громкоговорители. Но тщетно я ждал какую-нибудь перуанскую песню: передавали I Left My Heart in San Francisco [4].

В Москве я просил хозяев дома, в котором жил, показать место, где играет гармонист и поют русские народные песни. Увы. В Москве негде послушать настоящую гармонь, да и хоровое пение вы тоже вряд ли найдёте. Максимум, на что можно рассчитывать, ― туристические ловушки, где профессиональные танцоры и певцы исполнят для вас пару народных танцев и споют песню или две. Но местных жителей там не будет.

Но так было не везде и не всегда. Я помню много ресторанов в Македонии, где живые музыканты играли народную музыку, а гости охотно пели и даже исполняли традиционные танцы между столиками. Но это в прошлом. Если сегодня вы захотите увидеть народный танец, нужно поинтересоваться, нет ли поблизости свадьбы. Возможно, вам повезёт, и там будут танцы.

Я недавно был в Париже. Я давно мечтал пойти в настоящий французский ресторан и услышать французского шансонье и игру на аккордеоне. Ничего подобного. Где я только не был! Я опросил всех консьержей в самых дорогих отелях. Ни-че-го. «Это раньше было…» ― говорили они. Этой традиции больше нет. Это всё равно как приехать в Сахару и не обнаружить там песка.

И все-таки я услышал аккордеон в Париже. На станции метро играл музыкант. Он был из Румынии. Я дал ему мелкую монету…

Во Франции нет больше аккордеонистов. Вы можете в это поверить?! В России я тоже ни одного не встретил. В Италии пока ещё есть, но все они ― старики. В США я долго не мог найти мастера, который починил бы мой аккордеон. Наконец в Сан-Диего я нашёл очень старого серба, который взялся отремонтировать инструмент, и я немедленно послал ему свой аккордеон, ― вдруг бы он умер прежде, чем сделал работу?

Народные песни и танцы быстро исчезают. Их вытесняет поп-музыка. MTV во всех странах одинаковое и не отличается ни ритмами, ни картинкой, от того, что есть у нас, в США. Только языки другие. Если выключить звук, то и не поймёшь, в какой ты стране.

Земной шар быстрого питания
Исчезают не только музыка и музыкальные инструменты. Исчезает национальная кухня. Повсюду фастфуд ― McDonald’s, KFC и пиццы. Во всем мире нашествие дешёвых итальянских блюд. Почему? Они простые, их легко готовить и сервировать.

Надо сказать, что кушанья, которые нам в ресторанах выдают за национальные, очень отличаются от настоящей национальной кухни. Например, турецкая еда, поданная где угодно за пределами Турции, ничуть не похожа на те же самые блюда, приготовленные в Турции. Она приспособлена к местному вкусу. В Мексике вы вряд ли найдёте (если найдёте вообще) пищу, выдаваемую в Соединённых Штатах за мексиканскую. Пицца в Италии совершенно не похожа на пиццу, подаваемую в California Pizza Kitchen. Национальные кухни исчезают, остаются лишь названия. Народные промыслы, музыка, еда, костюмы ― всё находится под угрозой исчезновения. Так происходит в Македонии. Так происходит в Черногории. Три года назад здесь можно было найти много ресторанов с «национальной кухней». Когда я был там в феврале этого года, те же самые рестораны подавали пасту и стейки. Именно этого хотят туристы; именно это они получают.

Большие гостиничные сети всюду одинаковы. Еда тоже приходит к единому знаменателю. Во время путешествий я всё чаще задаю себе вопрос: где я? Мы теряем нашу самобытность. Этого нельзя допустить.

В Мехико есть ресторан La Fonda del Recuerdo, где подают традиционные мексиканские блюда, приготовленные с неукоснительным соблюдением старинных рецептов. Там исполняют только народную музыку. Находясь здесь, вы действительно чувствуете, что вы в Мексике.
Так должно быть в каждой стране. ЮНЕСКО защищает здания и города как часть наследия человечества. Франция, Мексика, Италия и Испания вполне подходят для того, чтобы признать их национальные кухни всемирным наследием. Но, увы! ― у ЮНЕСКО нет программы защиты кулинарии. Печально. И глупо, добавлю я. Охранять следует не только редких животных и растения; охранять нужно наши народные ремёсла, наши песни, нашу музыку и нашу еду.

[1] 1 миля = 1609,34 м.

[2] Код Адизеса PAEI ― разработанная Ицхаком Адизесом модель менеджмента (PAEI). Она описывает четыре ключевые функции и стиля менеджмента, которые необходимы для успешной работы команды менеджеров любой организации. PAEI — это акроним, образованный от начальных букв следующих слов: Producer — Производитель, Administrator — Администратор, Entrepreneur — Предприниматель, Integrator — Интегратор.

[3] Смысл существования (фр.).

[4] Популярная песня, написанная в 1954 г. Джорджем Кори и Дугласом Кроссом и ставшая визитной карточкой певца Тони Бенетта.
Номер 4.5_2011 № 4.5, 2011 г.

^ МЕЧТАТЕЛЬ ИЛИ ПРОВИДЕЦ?

Предисловие к книге Ицкаха Адизеса


«Политические озарения»

Зачем крутится ветр в овраге,

Подъемлет лист и пыль несёт,

Когда корабль в недвижной влаге

Его дыханья жадно ждёт?

Зачем от гор и мимо башен

Летит орёл, тяжёл и страшен…

На чёрный пень… Спроси его?

А.С. Пушкин

Есть идеи, которые никто ни у кого не заимствует, но которые тем не менее высказываются многими мыслителями одновременно. Пользуясь обыденными терминами, можно сказать, что идеи эти «носятся в воздухе», философы же определят, что такие идеи имеют архетипическое значение. Тем более, когда эти идеи касаются судеб современной цивилизации. А будущее нашей цивилизации туманно и тревожно, и отрывок из стихотворения А.С. Пушкина для метафорического описания современного положения в мире взят мной в качестве эпиграфа неслучайно.

15 марта 2011 г. в рамках семинара, посвящённого корпоративной социальной ответственности, организованного в Москве Институтом экономических стратегий, мне довелось прослушать лекцию президента Международной лиги стратегического управления, оценки и учёта профессора Робина Мэтьюза. Суть своего выступления г-н Мэтьюз проиллюстрировал несколькими графическими образами. Он нарисовал с десяток кругов, каждый из которых изображал либо отдельного индивида, либо некоторую организацию. Затем между некоторыми кругами он изобразил связи в виде линий. Вот по такой схеме некогда, по словам профессора Мэтьюза, могла существовать человеческая цивилизация. Отдельные её элементы были способны функционировать отдельно друг от друга либо становились зависимыми, образуя некоторые альянсы. Какова, по мнению профессора Мэтьюза, графическая модель сегодняшней цивилизации? Отвечая на этот вопрос, он соединил линиями ВСЕ изображённые круги со ВСЕМИ. Ситуация в современном мире характеризуется английским словом interdependency — взаимозависимость. Ни один индивид, ни одна фирма, ни одна организация не могут действовать сегодня, не оказывая заметное влияние на все остальные элементы сети (global networking). Недаром цепочка «революций» на Ближнем Востоке, уничтожившая казавшиеся незыблемыми политические режимы, началась с крайне незначительного на первый взгляд события — конфискации партии овощей и фруктов у тунисского торговца.

А вот ключевые мысли из книги, которую вы, уважаемый читатель, держите в руках:

«Когда мы осознаем, что на глобальном уровне нет частных интересов, а есть интересы всего земного шара, перед нами тут же всплывёт множество проблем…

…Мы все взаимозависимы; если каждая страна будет продолжать действовать, как будто значение имеют лишь её собственные интересы, проблемы не решатся никогда.

…Если мы взаимозависимы, мы должны действовать сообща. Сложившуюся на сегодняшний день ситуацию я бы назвал невзаимодействующей взаимозависимостью. Ни к чему хорошему это привести не может.

…Мы быстро приближаемся к развилке, на которой определится, есть ли будущее у нашей цивилизации. И в зависимости от того, как мы себя поведём, мы можем встретить либо новую Эру Водолея, либо полный апокалипсис. Что нас ждёт? Удивительная новая культура, в которой поведение людей будет основано на полном доверии и взаимном уважении, или тотальное разрушение цивилизации?»

Д-р Ицхак Кальдерон Адизес

Имя автора этих строк для российского читателя не нуждается в представлении.

Доктор Ицхак Кальдерон Адизес — основатель и директор Adizes Institute в Лос-Анджелесе, Калифорния, а также руководитель Adizes Graduate School for the Study of Change and Leadership, действующей при этом институте.Влияние работ доктора Адизеса на теорию и практику современного менеджмента, влияние его идей на умы управленцев и собственников бизнеса трудно переоценить. Ицхак Адизес — исследователь, посвятивший более сорока лет разработке и совершенствованию своего метода повышения эффективности корпораций за счёт глубоких и в то же время (и это, пожалуй, главное) безболезненных преобразований. Его перу принадлежит более 10 книг, посвящённых вопросам стратегического планирования, лидерству и различным аспектам менеджмента, среди которых — абсолютные бестселлеры, как на западном, так и на российском рынках: «Управление жизненным циклом корпорации», «Идеальный руководитель», «Управляя изменениями» и др. К услугам Ицхака Адизеса как консультанта обращаются крупнейшие мировые компании и правительства ведущих стран.

Книга, которую я представляю российскому читателю, нетипична для Ицхака Адизеса. В самом её появлении, в жанре, в котором она написана, я усматриваю некоторый знак. Во-первых, она не что иное, как электронные дневники д-ра Адизеса. С 2003 г. на сайте Института Адизеса под заголовком «Insights» — «озарения» существует блог, содержание которого обновляется как минимум раз в неделю и в котором Ицхак Кальдерон Адизес делится с читателями своими мыслями не только на тему развития современного менеджмента, но и по многим актуальным проблемам бытия. Сам д-р Адизес признаёт: «Я навсегда останусь частью доинтернетовского поколения… Интернет, блоги и сообщения в Твиттере хороши для быстрого и масштабного распространения информации, но мне они кажутся недолговечными, временными, а в книге есть некое постоянство». Это отношение Ицхака Адизеса к книге как более значимому носителю информации побудило его опубликовать «Озарения» несколькими отдельными изданиями. Во-вторых, «Озарения» Ицхака Адизеса для российского читателя — это возрождение жанра литературных дневников, жанра некогда очень популярного, но почти совершенно исчезнувшего в последнее время.

Первая книга из серии «Озарений» посвящена политике. Почему? Во-первых, философы всегда утверждали тождество макро- и микрокосма, следовательно, для лучшего понимания процессов, которые происходят в отдельно взятой организации, нужно понимать происходящие ныне глобальные процессы. Во-вторых, никакая организация не существует в вакууме, политическое же окружение — есть среда существования этой организации. В-третьих, современная цивилизация столь стремительно движется… не к краху, используем более осторожное определение, принадлежащее Ицхаку Адизесу, к дезинтеграции, что Адизес как гуманист-мыслитель не может не придавать этой теме первостепенное значение.

Так в чём же состоит позиция д-ра Ицхака Кальдерона Адизеса по глобальным вопросам?

Мир многообразен. Мир противоречив. Мир взаимозависим. А главное, что мир развивается и изменяется. Эти обстоятельства порождают проблемы, а проблемы, в свою очередь, становятся источниками конфликтов.

«Конфликт похож на бурное течение. Оно имеет колоссальную энергию, которая, например, может вырабатывать электричество, а может стать причиной разрушительного наводнения».

Конфликт может иметь конструктивное, а может — деструктивное разрешение. Адизес пишет о четырёх факторах, обращающих разрушительный конфликт в конструктивный:

• общее видение и ценности;

• наличие функциональной структуры (единого управления);

• грамотно организованный процесс принятия решений;

• люди, имеющие правильный взгляд на вещи.

Что может стать той интегрирующей ценностью, предотвращающей развитие конструктивного конфликта в деструктивный? Уважение. Определяя этот, увы, почти не используемый в современной политической риторике термин, Адизес апеллирует к Иммануилу Канту: «Уважение есть признание суверенного права другого человека быть не таким, как вы». И далее, развивая эту мысль, он пишет: «Если в обществе преобладает такое отношение, мы открыты для изучения разных мнений. Нет особого смысла слушать только тех, кто с нами согласен, ведь этим мы только укрепляемся в своём (возможно, ошибочном) мнении. Выслушивая же оппонентов, мы обогащаемся новой информацией, и тем самым наши решения становятся более обоснованными. В результате мы учимся ценить несогласие».

Второй базовой ценностью, о которой пишет Адизес, является «доверие».

«Доверие отличается от уважения. Доверие возникает, когда есть осознаваемая всеми общность интересов, и понимание, что будущее можно улучшить для всех, а не для какой-то отдельной группы. Людям свойственно бояться, что одни окажутся в лучшем положении за счёт других и что приносимые ради общего дела жертвы не будут равноценными; без доверия во взаимоотношениях между группами одна группа в конечном итоге чаще всего оказывается победителем, а другая — проигравшим. Если люди не доверяют друг другу, они много энергии тратят впустую: на подозрения, бессмысленную конкурентную борьбу и т.д.».

Интересно, что именно общие ценности «доверие и уважение» в трактовке Адизеса дифференцируют демократические системы от тоталитарных:

«Тоталитаризм делит всё на чёрное и белое. Это просто и ясно, в отличие от сложной риторики демократов. Именно поэтому нетерпимые к инакомыслящим политические течения, государства и религиозные секты имеют преимущество в периоды активных перемен. Именно поэтому, когда растёт темп перемен, усиливается и какофония демагогических лозунгов, политических и религиозных — мусульманских, еврейских, христианских. Это — одно из побочных проявлений прогресса».

Однако «уважение», которое проповедует Ицхак Адизес, отнюдь не означает повальной толерантности к деструктивным сообществам, включая террористические и фашистские.

«В такой … обстановке было бы в корне неверно разрешить кому бы то ни было подрывать устои нашего общества, демократические принципы или разжигать расовую вражду. Все нетерпимые течения, движения, организации и секты следует запретить, а образовательную систему выстроить таким образом, чтобы сформировать у людей установку на интеграцию, разнообразие и толерантность».

Но где же те функциональные структуры, которые смогут защитить право демократических стран на «инакость», вытекающую из общих ценностей?

«Человечеству необходим единый руководящий орган, совет, который будет действовать в интересах всех землян… Кто будет в этом совете? Глобальная проблема требует глобального решения. В такой орган должны войти наиболее влиятельные люди во всех сферах. Они должны объединить в своих руках полномочия, власть и влияние (coalesced authority, power, and influence — CAPI). В этот совет должны войти и те, кто потенциально способен пустить под откос деятельность подобного органа власти, — по моим наблюдениям, люди, которые гребут на лодке, не раскачивают лодку.

Зачем нам нужна группа, обладающая всей полнотой власти? Потому что механизмы, с помощью которых цивилизация до сих пор вырабатывала судьбоносные решения, более не работают. Нам нужен институт, способный принимать и реализовывать решения, учитывающие личные и национальные интересы, в том числе и тех людей, которые не участвуют в политике, чтобы формовать единую политику во всеобщих интересах. Располагая всеми рычагами власти, подобная группа будет иметь возможность и способности провести в жизнь нужные решения».

Далее Адизес подробно обсуждает вопрос, сможет ли таким органом стать Организация Объединённых Наций.

Кто же войдёт в обладающую всей полнотой власти группу, кто те правильные люди, имеющие правильный взгляд на вещи?

«Помимо политиков, во Всемирный совет должны входить крупнейшие бизнесмены, ведущие деятели науки и искусств, религиозные лидеры, представители мировых СМИ. Среди них должны также быть технологи и интеллигенция — люди, «которые знают, КАК сделать то, ЧТО следует сделать». Они не обязательно должны отвечать за принятие или осуществление решений…»

Уважаемый читатель! Я думаю, что по мере чтения этих строк у вас накопилось много исторических аналогий. Созданием Всемирного правительства грезили многие политики прошлого. От их идей мы сегодня открещиваемся как от утопических. Но утопических почему? Потому что не воплотились в жизнь тогда? Не воплотились, потому что мир оказался не готов к восприятию этих идей? Да и сегодня мир вряд ли готов к попытке реализации схемы мирового устройства по Ицхаку Адизесу. Есть только одно НО, разделяющее сегодня и вчера. Сегодня мир настолько близко подошёл к дезинтеграции, что комплекс мер, предлагаемых д-ром Адизесом, возможно, является одним из немногих путей спасения цивилизации.

В этой книге вы, уважаемый читатель, найдёте ещё много интересных идей, высказываемых Ицхаком Кальдероном Адизесом на тему сегодняшнего и, возможно, будущего мирового устройства. Например, о роли бизнеса в обществе и политике:

«…И эта отлично оснащённая, эффективная машина стала жить собственной жизнью, подвергая опасности окружающую среду — наши воздух, воду и природные ресурсы. Бизнесрасполагает такими средствами, что непропорционально влияет на другие элементы общества, такие как политическое окружение. И на социальную среду, постоянно увеличивая пропасть между бедными и богатыми — как в отдельных странах, так и глобально. Этот процесс затрагивает всё: окружающую среду, политику, общество, даже юридические структуры.

…Я хочу ясно выразить свою мысль. Я не говорю, что бизнесмены безответственны и не имеют совести. Многие из них видят, что мир идёт в неверном направлении, и объединяют усилия с некоммерческими организациями, пытаясь изменить планету к лучшему.

…Проблема не в людях. Проблема в том, что система сильнее людей. Мы всё ещё сами крутим баранку автомобиля, но в реальности он всё более и более управляется автоматическими компьютерными системами, и мы превращаемся в простых пассажиров».

Другая, для меня совершенно неожиданная мысль об экспорте американской системы управления как тормозе демократии:

«Управленческие методы, которым мы учим других, не поддерживают демократию и не способствуют росту разнообразия стилей и интересов. То, что мы преподаём, практикуем и распространяем, подрывает демократию и насаждает диктат, в лучшем случае доброжелательный».

И очень трогательный, возможно, немного наивный призыв (в рамках базовых ценностей «уважения и доверия») учредить всемирный День прощения:

«Я предлагаю учредить ежегодный День прощения, в который каждая нация должна просить прощения у тех, кому она причинила зло, — и это совершенно не обязательно должен быть еврейский Холокост. В этот день турки должны признать преступления, совершённые ими против армян, а армяне признают, что и им есть в чём повиниться перед турками. Япония признаёт свои преступления против китайцев, а американцы — против индейцев. Представители всех общественных групп — женщины, мужчины, старые, молодые — должны продемонстрировать своё стремление никогда впредь не допускать ничего подобного».

Книга Ицхака Адизеса очень многогранна. Это не только глобальный анализ существующего положения вещей в мире и не только картины будущего мироустройства. Это и взвешенные мнения Ицхака Кальдерона Адизеса о событиях и политической ситуации в различных странах, в большинстве случаев, основанные на опыте консультирования правительств этих стран. Эти части книги иногда напоминают жанр политических портретов. Среди «героев» Ицхака Адизеса — знакомые русскому читателю персонажи и не очень: Владимир Путин, Михаил Горбачёв, Слободан Милошевич, Бранко Црвенковский, Винсенте Фокс и др.

Портреты политиков, данные Ицхаком Кальдероном Адизесом, важны на фоне тех временных политических пейзажей, к которым они относятся. Анализируя с позиций сегодняшнего дня сделанные им некогда выводы, мы можем только подивиться провидческому дару Адизеса.

Вот несколько отрывков из бесед Ицхака Адизеса со Слободаном Милошевичем в 1991 г., пришедшим к власти на волне лозунга «Косово — в Сербию»:

«Вы должны отпустить Косово… Способ, которым вы получили власть, не годится, чтобы оставаться у власти. Косово — это гангрена Сербии. И она продолжает распространяться… Уходите из Косово, сократите свои потери, или вы подвергнете опасности всю Сербию».

Окончание противостояния Сербия — Косово хорошо известно. Декларация независимости Косово, провозглашённая утром 17 февраля 2008 г., была только последним актом в драме, которая началась давным-давно.

И ещё один показательный пример, по стечению обстоятельств также балканский. Д-р Адизес пишет:

«В Черногории я читал лекции правительственным чиновникам. Некоторые из них с энтузиазмом рассказывали мне, что у Черногории сегодня большой профицит бюджета и положительный платёжный баланс. Они гордились иностранными «инвестициями», которые наводняют страну.

Меня это совсем не радует. По моему мнению, профицит и деньги в казне появились потому, что они распродают страну. Земля, фабрики, здания — всё продается, и другие страны, особенно русские, скупают всё это. «Это не инвестиции,— сказал я заместителю премьер-министра за деловым обедом. — Что вы будете продавать, когда всё, что можно продать, закончится?»

Черногория — маленькая балканская страна, великолепная природа которой и живописные пляжи всё больше притягивают русских туристов. Уважаемые читатели! Был ли кто-нибудь из вас на великолепном черногорском курорте Петровац? Обратили ли вы внимание на один простой факт? Основной язык общения там — русский. По сути дела вся значимая недвижимость в Петроваце, вся индустрия гостеприимства скуплена русскими бизнесменами. Не об этом ли предупреждал Ицхак Адизес?

Можно было бы привести ещё много примеров того, как провидел д-р Ицхак Адизес ту или иную политическую ситуацию, например в современной Турции или в государстве Израиль. Но ограничимся лишь этими двумя примерами, поскольку в противном случае пришлось бы пересказывать всю книгу.

…Дорогие читатели! Существуют четыре причины, по которым я настоятельно рекомендую вам прочитать эту книгу Ицхака Кальдерона Адизеса. Первая. Прочитав её, вы сможете приблизиться к пониманию современных тенденций развития мировой цивилизации. Вторая. Прочитав эту книгу, вы увидите для себя возможные выходы из тупика, к которому подошёл современный мир. Третья. Прочитав эту книгу, вы гораздо лучше станете понимать, какие политические процессы происходят в разных точках земного шара. И, наконец, четвёртая. И, возможно, главная. Прочитав эту книгу, вы сможете смотреть на окружающую вас действительность чуть добрее, чуть оптимистичнее. Так, как смотрит на мир Ицхак Кальдерон Адизес.
Станислав Дмитриевич Фурта,

профессор факультета инновационно-технологического

бизнеса Российской академии народного хозяйства

и государственной службы при Президенте РФ,
cтарший тренер тренинговой компании CBSD Thunderbird Russia

Похожие:

100 лучших консультантов в сфере лидерства iconКнига «100 лучших бизнес-книг всех времен»
В издательстве Альпина Паблишерс вышла любопытная книга – «100 лучших бизнес-книг всех времен»
100 лучших консультантов в сфере лидерства iconЕ. А. Жукову Президенту Международной ассоциации фондов мира
Признательность за рекомендацию Сочинского концертно-филармонического объединения для участия в конкурсе «100 лучших предприятий...
100 лучших консультантов в сфере лидерства icon100 лучших фильмов по версии Кинопоиска

100 лучших консультантов в сфере лидерства icon­консалтинговое агентство «кама-центр»
И снова в Перми Владимир Якуба, один из лучших хэдхантеров и консультантов по подбору и оценке персонала в России, старший партнер...
100 лучших консультантов в сфере лидерства icon­консалтинговое агентство «кама-центр»
И снова в Перми Владимир Якуба, один из лучших хэдхантеров и консультантов по подбору и оценке персонала в России, старший партнер...
100 лучших консультантов в сфере лидерства iconНачихали на Чехова. Составлен официальный список 100 лучших отечественных книг
СПбГУ, уже наделал много шуму и стал предметом горячих споров. Особое недоумение интернет-пользователей вызвал тот факт, что ни одно...
100 лучших консультантов в сфере лидерства icon100 лучших мелодий против стресса
Вивальди. «Времена года», концерт №4 фа минор «Зима», соч. 8 №4, rv 297: II. Largo. «Дождь» 2: 0
100 лучших консультантов в сфере лидерства iconЛидерства и руководства
Феномен лидерства на протяжении веков волновал сознание многих исследователей. В начале двадцатого столетия началось изучение управления....
100 лучших консультантов в сфере лидерства iconВ августе 2012 года был составлен список 100 лучших книг для детей...
В августе 2012 года был составлен список 100 лучших книг для детей и подростков, согласно онлайн-опросу, проведенному американской...
100 лучших консультантов в сфере лидерства iconДжон Максвелл 21 неопровержимый закон лидерства предисловие
В данной книге вы не найдете никакой теории, которая являлась бы плодом уединенных размышлений, — в ней содержатся неизменные и вечные...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница