Дадаизм и его влияние на развитие культуры и литературы 20 века


Скачать 275.72 Kb.
НазваниеДадаизм и его влияние на развитие культуры и литературы 20 века
страница2/3
Дата публикации16.05.2013
Размер275.72 Kb.
ТипКурсовая
userdocs.ru > Литература > Курсовая
1   2   3

^ Я много познал

Генерал Эбле впереди
Папильотки
Дисгармонии настроений по законам астрономии
Олицетворённое Здравствуйте
Печальное опьянение дегустаторов
На листопадах качаюсь сплю в перьях голова как кастрюля
Всё безразлично сингулярные сигналы где утверждалась ревность пыли [14;с48]


В этих примерах мы хотели бы обратить внимание не столько на литературную ценность данных примеров, сколько на – войну, как один из главных факторов, повлиявших на творчество, как отдельных людей, так и через них на формирование эпохи, а той, в свою очередь на дальнейшее развитие культуры в контексте совершенно иных форм, задач и концепций.

^ 2.3. Париж как центр движения дадаизма: Тцара, Бретон, Супо, Арагон, и другие. Манифесты Дада

«Почему вы пишете»? С таким вопросом обратилась уже набиравший ход «LITTERATURE» к своим читателям. Вряд ли в наше время СМИ и тотальной торговли кого-то бы взбудоражил такой вопрос. Однако, в то время, когда «писать стихи» было более чем «модно» на эту удочку попались многие. Можно сказать, это точка отсчёта (осень 1919) популярности Дада. До этого времени «LITTERATURE»считалась перспективным изданием, выделявшихся на фоне других, и издававшемся «довольно-таки интересными и эрудированными молодыми людьми». Надо заметить, что в то смутно время: газеты, журналы, «листки» возникали (и как следствие – исчезали) ещё быстрее, чем новые литературно-художественные движения. Что же это была за «LITTERATURE», и какие, такие «перспективные молодые» люди за ней стояли. Сейчас этот журнал стала раритетом, легендой; некоторые номера библиографической редкостью, а вот в 1919….

Один из основателей самого журнала, и один из лидеров именно парижского Дада Луи Арагон так писал в своих воспоминаниях: «Помню, как нам, Андре Бретону, Филлипу Супо и мне, впервые пришло в голову основать журнал. Было это перед самой зимой 1917-1918 годов, когда, прогуливаясь вдоль бульвара Фландрен, Андре Бретон показал Филлипу письмва Жака Ваше. Нас объединяли общие привязанности: Лотреамон, Жарри, Рембо. Самый близкий нам человек, Реверди, обходился с Рембо довольно бесцеремонно, а о прочих и говорить нечего. Принято было считать, что Жарри не создал ничего, кроме «УБЮ», а его шедевр «Мессалина» - убожество. Лотреамон стал библиографической редкостью. Нет сомнения, что наши современники с антипатией восприняли бы так хорошо нам знакомый юмор Ваше. Более того, нам недостаточно было журнала «Nord-Sud», ведь мы хотели замешаться в самую гущу жизни, той самой жизни, какую мы наблюдали парижскими вечерами, где властвовал особый ночной дух, яркое освещение уличных кафе, куда пускали без паспорта вне зависимости от взглядов и цвета кожи».[13;с72]

Первый проект 1917-1918 годов – «Negre» не был осуществлён. Ни Арагон, ни его друзья не располагали достаточной суммой, чтобы финансировать операцию. Никто не вспоминал о «Negre» , пока однажды Арагон не получил от Андре Бретона письмо, где сообщалось, что уже к 1 мая должен выйти ежемесячный журнал под редакцией некого Анри Кликенуа. Это и был первый «LITTERATURE», правда, по началу называвшийся несколько иначе: «Le Nouveau Monde».

В последствие «LITTERATURE» стал главным печатным органом дадаистов. В какое-то время даже появился такой термин «группа «LITTERATURE». Это происходило, тогда когда Дада раскололся на две части: первый лагерь – вышеозначенная группа, второй – «сторонники Тцара», но это будет немного позже…. Главным спонсором выступал (как и во всех дадаистских начинаниях) Фрэнсис Пикабиа.

Скажем несколько слов о том, как готовился Париж к приёму Дада, ибо ничего не происходит внезапно и просто так….

Ещё до появления на свет «LITTERATURE» в Цюрихе Тристан Тцара уже издал три номера журнала «DADA». Наверно происхождения названия раскрывать излишне…. Кстати, Тцара его издавал не сам, а уже вместе с вездесущим Пикабиа, который прибыл в Щвейцарию, каким-то образом прознав о том, что там возникло что-то наподобие того, что уже делалось в Нью-Йорке.

Третий номер «DADA» вышел в декабре 1918 года. Уже на тот момент творение рук Тцара и Пикабиа заявило о себе в полный голос. Месяц и девять дней не дожил до этого события Гийом Апполинер. Выдающийся поэт и мессия (на тот момент) всего литературного Парижа (а значит и Франции). «Праотец сюрреализма», как его правильно было бы называть, но никак не – «сюрреалист, основатель сюрреализма» или как-то ещё. Хоть в наши задачи это не входит, но сделаем маленькое отступление, «дабы пролить свет». Отцом сюрреализма правильно считать Андре Бретона и только его. Как видим, Аполлинер умер ещё до вторжения ДАДАИЗМА в Париже, а до сюрреализма было ещё добрых 5 лет. Но слово «сюрреалистский» на самом деле было придумано Гийомом Апполинером. Отзываясь о каком-то произведении, он назвал его «сюрреалистским», что в переводе с французского означает «сверх реальный». Видимо это слово и использовал Бретон для названия своего движения. Однако это произойдёт в 1924, а пока….

С уходом Апполинера в парижской литературной жизни образовалась пустота. Вслед за Апполинером умер Жак Ваше – кумир и чуть ли не идол Бретона. На наш взгляд, именно смерть двух наиболее близких людей побудила Бретона судорожно искать новой точки опоры, коей и стал Дада. Вот что об этом в воспоминаниях писал Филипп Супо: «Назревал бунт, мы были в ярости. В тот момент мы испытывали потрясение, словно услыхали сигнал с другой планеты. Прежде всего, нам хотелось подтвердить свою независимость, создав журнал, хозяевами которого будем мы». Ясно, что в Париже уже установился благоприятный климат. Бретон описывал обстановку того времени так: « возвращение солдат с фронта вскоре вызвало новую волну гнева: ощущение бесполезности стольких жертв, «неоплатного долга» тыла, где царили беспредел и бессовестный аферизм; разруха, бедность в будущем».

Взрыв в литературе, конечно, не мог произойти без детонатора. Таким детонатором стал Дада.

Несмотря на то, что Тристан Тцара появился в Париже лишь в середине января, первый манифест вышел за два года до того, как «главный дадаист всех времён и словарей» Тристан Тцара ступил на парижскую землю. Его пригласил, конечно же, Пикабиа. Но первый манифест был создан уже изрядно позабытым нами Рихардом Гюльзенбеком. Уже в этом первом документе, было все, для того чтобы взорвать Вселенную. Мы считаем, что этот манифест следует привести полностью т.к., во-первых, идеи достаточно четки и лаконично выражены, во-вторых, объём первого манифеста довольно-таки невелик:

«Манифест дадаизма

Сочинен Р. Хельзенбеком от имени:

^ Тристана Тцара, Франца Юнга, Георга Гросса, Марселя Янко,

Герхарда Прайса, Рауля Хаусмана, Вальтера Мериига, 0'Люти,

Фредерика Глаузера, Хуго Билля, Пьерра Альберта Биро,

Марио дАреццо, Джино Кантарелли, Прамполини, Р. вам Реез,

мадам ван Реез, Ганса Арпа, Г. Тойбера, Андре Морозини,

^ Франсуа Момбелло-Пасквати.

Искусство в своей реализации и направленности зависит от эпохи, в которую оно живет, люди искусства — созданья его эпохи. Высо­чайшим искусством будет то, которое содержанием своего созна­ния отразит многотысячные проблемы времени, искусство, несу­щее на себе следы потрясений последней недели, искусство, вновь и вновь оправляющееся от ударов последнего дня. Самыми лучши­ми и самыми неслыханными художниками будут те, что ежечасно спасают истерзанную плоть свою их хаоса жизненной катаракты, что одержимы интеллектом времени, руки и сердца которых кро­воточат. Оправдал ли экспрессионизм наши надежды на такое ис­кусство, представляющее собой баллотировку наших актуальнейших задач?

Нет! Нет! Нет!

Оправдал ли экспрессионизм наши надежды на искусство, ко­торое бы обжигало нашу плоть эссенцией жизненной правды?

Нет! Нет! Нет!

Под предлогом осмысления экспрессионисты сплотились в ли­тературе и живописи в поколение, которое уже сегодня страстно жаждет своего литературного и художественно-исторического признания, выставляет свою кандидатуру для почетного чествования со стороны граждан. Под предлогом пропаганды души в своей борьбе против натурализма они вернулись к патетически-абстрактным же­стам, истоки которых в бессодержательной, удобной, неподвижной жизни. Сцены полнятся королями, поэтами, фаустовскими натура­ми любого сорта; теория мелиористического мировоззрения, чья детская, психологически наивная манера должна якобы знамено­вать собой критическое завершение экспрессионизма, витает в без­деятельных головах. Ненависть к прессе, ненависть к рекламе, нена­висть к сенсации свидетельствует о людях, для которых их кресло важнее, чем шум улицы, и которые как достоинство выставляют то, что могут быть околпачены любым уличным спекулянтом. То сенти­ментальное сопротивление эпохе, которая не лучше и не хуже, не ре­акционней и не революционней, чем все другие эпохи, та вялая оппо­зиция, заглядывающаяся на молитвы и фимиам, когда ей не хочется делать бумажные пули из аттических ямбов, — это качество молоде­жи, никогда не умевшей быть молодой. Экспрессионизм, найденный на чужбине, стал в Германии, как это там водится, жирной идиллией и ожиданием хорошей пенсии, со стремлениями людей деятельных он не имеет ничего общего. Поставившие подписи под этим манифес­том объединились под боевым девизом

ДАДА!!!!

для пропаганды искусства, от которого они ожидают осуще­ствления новых идеалов. Что такое ДАДАИЗМ?

Слово «Дада» символизирует примитивнейшее отношение к окружающей действительности, вместе с дадаизмом в свои права вступает новая реальность. Жизнь предстает как одновременная пу­таница шорохов, красок и ритмов духовной жизни, которая без коле­баний берется на вооружение дадаистским искусством со всем сен­сационным гвалтом и лихорадкой ее лихого повседневного языка, во всей ее жестокой реальности. Здесь проходит резкая граница, разде­ляющая дадаизм со всеми предыдущими художественными направ­лениями, и прежде всего с футуризмом, который недоумки выдают за новое издание импрессионистской реализации. Первое из направ­лений, дадаизм не противостоит жизни эстетически, но рвет на час­ти все понятия этики, культуры и внутренней жизни, являющиеся лишь одеждой для слабых мышц.

БРУИТСКИЙ стих (шумовой стих — от франц. bruitшум).

описывает трамвай таким, какой он есть, дает сущность трам­вая с зевотой рантье по имени Шульце и скрежетом тормозов.

СИМУЛЬТАННЫЙ стих

учит смыслу сумбурной переклички всего на свете: в то время как господин Шульце читает, балканский поезд мчится по мосту у Ниша (Ниш — город в Югославии. —Прим. перев.), свинья визжит в подвале мясника Нутке.

СТАТИЧЕСКИЙ стих

создает из каждого слова индивидуальность, из трех букв ЛЕС является лес с кронами деревьев, ливреями лесничих и дикими сви­ньями, быть может, даже с пансионатом, быть может, даже с бельве­дером или bella vista (красивым видом (из окна) — ит.). Дадаизм при­водит к неслыханным новым возможностям и формам выражения во всех видах искусств. Он превратил кубизм в эстрадный танец, он про­пагандировал шумовую музыку футуристов (чисто итальянские про­блемы которого ему не хочется обобщать) во всех странах Европы. Слово «Дада»указывает также на интернациональность движения, не связанного ни религиями, ни границами, ни профессиями. Дада — интернациональное выражение той эпохи, великая фронда художе­ственных движений, художественное отражение всех этих начина­ний, конгрессов в защиту мира, потасовок на овощных рынках, ужи­нов на Эспланаде etc, etc. Дада желает использования нового матери­ала в живописи. Дада — это клуб, основанный в Берлине, в который можно вступить, не беря на себя никаких обязательств. Здесь — каждый председатель и каждый может сказать свое слово, когда речь идет о художественных проблемах. Дада — не повод для осуществле­ния честолюбивых замыслов некоторых литераторов (как хотелось бы думать нашим врагам). Дада — способ мышления, проявляющий­ся в любом разговоре, так, что можно сказать: этот — дадаист, тот — нет; клуб Дада имеет поэтому своих членов во всех частях света, и в Гонолулу, и в Новом Орлеане, и в Мезеритце. Быть дадаистом — зна­чит при других обстоятельствах быть больше купцом, партийцем, чем художником (и только случайно быть художником). Быть дадаи­стом — значит давать вещам овладеть собой, быть противником отло­жения солей. Просидеть лишь мгновенье на стуле — значит подверг­нуть жизнь опасности (мастер Венго уже вынул револьвер из карма­на брюк). Ткань под рукой рвется. Жизни, которая посредством отрицания стремится стать возвышенней, говорят — да! Говорить «да» значит говорить «нет»: потрясающий фокусник бытия окрыляет нервы истинного дадаиста — так он лежит, так он мчится, так он едет на велосипеде — Полупантагрюэль, Полуфрансиск, и хохочет, хохо­чет. Он против эстетически-этической установки! Против теории ли­тературных глупцов, взявшихся переделать мир! За дадаизм в лите­ратуре и живописи, за дадаистские события в мире. Быть против это­го манифеста — значит быть дадаистом! [4;с45]

^ 2.4. «Магнитные поля». А. Бретон и Ф. Супо

Мы не зря выделили в отдельную главу художественное произведение. Дело в том, что «Магнитные поля» считается сюрреалистским текстом, предвосхищением и основой первого манифеста сюрреализма 1924 года. Однако даты и факты не позволяют согласиться с этим. Во-первых, произведение двух авторов (именно двух, т.к. обычно помнят только Бретона) Филиппа Супо и Андре Бретона появилось в 9 и 10 номерах журнала «LITTERATURE» 1919 года. Во-вторых, в произведениях дадаистов давно уже применялась такая техника. Стоит только обратить внимание на тексты Пикабиа датированные ещё 1910 годом, «Единственный идеал» того же Пикабиа только год уже 1917; «Первое небесное приключение мсье Антипирина» (1916) Тристана Тцара; «Партия в шахматы между Пикабиа и Роше» Уолтера Конрада Аренсберга (1917)., предвосхищавшие «Магнитные поля», как по форме, так и по содержанию. Можно, конечно вспомнить вольные излияние о Париже Лафорга, а также «Песни Мальдорора» Лотреамона (хотя относительно этого автора мы немного противоречим себе т.к. уже приводили доказательства «не автоматичности» этого произведения). Ценность «Магнитных полей», на наш взгляд, заключается немного в ином. «Магнитные поля» являются первым официальным произведением написанным методом автоматического письма. Этот метод, заключается в свободном излиянии мыслей без каких-либо синтаксических, семантических и прочих рамок. Это ещё не поток сознания, и путать способ создание перечисленных выше произведений с такими творениями как «Улисс», «Джакомо Джойс», «Шум и ярость» не следует. Бретон рассказывал, как они с Супо долгое время тренировались фиксировать тот момент, когда человек засыпает и пробуждается. Именно в это время через проходят толпы каких-то смутных образов и слов, которые Супо и Бретон в конце концов научились запоминать и фиксировать. Результатом этих «тренировок» и стали «Магнитные поля». Однако не всё так «автоматично», как кажется на первый взгляд. Исследователи отмечают что «Магнитные поля» «на полях» испещрены множеством исправлений. Этот факт свидетельствует о том что «некоторую литературность» они всё же в себе несут.

Также существовал миф насчёт связи автоматического письма, сюрреализма и фрейдизма. Бретон впервые встретился с Фрейдом в 1924г. И встречей остался очень недоволен, после чего заклеймил «отца психоанализа» на страницах известного журнала. Сам же Зигмунд Ф. отнесся к этой встречи более чем спокойно, и реакции никакой не последовало. Далее мы приведём небольшой отрывок из «Магнитных полей»:

У башенного порога

Волны таинств и жестов
Божественный расчёт дворцов
Благодать всем членам
Роскошный ковёр трость со шпагой и слава изгнанников
Номера горизонтов алый язык склонений
Выше голову благородный или боец
Дни просачиваются сквозь пальцы
Маленькое пламя для слепорожденных
Демонстрация смеха школа-брюнетка на краю деревни синий дым шахтёров и альпийских лесников
Магическая радуга пастухов
Свет изливается родником
Физика уже ничто
Нити проводов и телеграммы цветы наших розовых цивилизаций
Позаботьтесь о соседях что пахнут ночами и завтрашним днём
Коллеж окно занавешенное плющом
Верблюдов галоп
Затерянный порт
Вокзал направо кафе вокзала Бифюр Это страх
Океанские префектуры
Я прячусь в историческую живопись
Такую зелёную что вот-вот расцветёт
Листочки нежные вздохи
Поторопитесь срубить ваши желания три неуловимые мачты безумные танцоры
У моря больше нет цвета приходите посмотреть на море водорослей
Левкой карта мира или акула
Справа бедная жирафа
Стонет тюлень
В руках инспекторов темнота и зимородки животный графометр высохших городов
Для вас потерянные фраги штаб
Охладевающих вечностей[14;с22]

1   2   3

Похожие:

Дадаизм и его влияние на развитие культуры и литературы 20 века iconПетраркой оказал огромное влияние на развитие всей европейской культуры
Джованни Боккаччо (1313—1375) — итальянский писатель, гуманист эпохи Раннего Возрождения, который наряду со своими кумирами — великим...
Дадаизм и его влияние на развитие культуры и литературы 20 века iconПлан. Особенности развития культуры ХХ века. Основные направления...
Открытие феномена бессознательного, обоснование его как активной силы, стимулирующей творчество, также повлияло на художественную...
Дадаизм и его влияние на развитие культуры и литературы 20 века iconРедактирование переводной литературы
«неполноценности» культуры восточных славян. Все европейские средневековые государства «учились» у стран-наследниц многовековой античной...
Дадаизм и его влияние на развитие культуры и литературы 20 века iconРабочая программа «История русской литературы 19 века, ч. 2»
В процессе изучения «Истории русской литературы 19 века, ч. 2», включающей период 40-60-х годов 19 века, выдвигаются следующие цели...
Дадаизм и его влияние на развитие культуры и литературы 20 века iconВопросы к экзамену Проблема периодизации культуры
Авангард (фовизм, дадаизм, футуризм, кубизм) в художественной культуре модернизма
Дадаизм и его влияние на развитие культуры и литературы 20 века iconФакторы, повлиявшие на развитие литературного процесса периода средневековья
Средневековье – период, отрезок культуры, который начинается после времени античности и до Новой культуры и литературы. В европе...
Дадаизм и его влияние на развитие культуры и литературы 20 века iconОсновные события культуры в Санкт-Петербурге
«Влияние культуры на развитие туризма» с участием министра туризма Израиля Стаса Мисежникова, вице-губернатора Санкт-Петербурга Василия...
Дадаизм и его влияние на развитие культуры и литературы 20 века icon«Селин Л. Ф. Смерть в кредит»: Ретро;; 2003 isbn 5 94855 011 7, 5 94855 015 Х
Селини — одно из классических произведений французской литературы XX века. Написанный в 1936 году, он широко представил колоритную...
Дадаизм и его влияние на развитие культуры и литературы 20 века iconВопросы к экзамену по истории русской литературы 19 века (3 треть)
Периодизация истории русской литературы последней трети XIX века. Ее обоснование
Дадаизм и его влияние на развитие культуры и литературы 20 века iconРеферат бухгалтерский учет в средние века. Развитие стоимостной парадигмы
Возникновение бухгалтерской профессии и специальной литературы вот главные аспекты в учете того далекого времени
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница