Genre prose rus classic Author Info Николай Васильевич Гоголь Мертвые души «Мертвые души» уникальный роман, ставший для русской литературы своеобразным


НазваниеGenre prose rus classic Author Info Николай Васильевич Гоголь Мертвые души «Мертвые души» уникальный роман, ставший для русской литературы своеобразным
страница14/14
Дата публикации16.07.2013
Размер4.22 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Литература > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14
милостиво, – нужно укладываться да ехать. – Покатим, Павел Иванович, – сказал Селифан. – Дорога, должно быть, установилась: снегу выпало довольно. Пора уж, право, выбраться из города. Надоел он так, что и глядеть на него не хотел бы. – Ступай к каретнику, чтобы поставил коляску на полозки, – сказал Чичиков, а сам пошел в город, но ни <к> кому не хотел заходить отдавать прощальных визитов. После всего этого события было и неловко, – тем более, что о нем множество ходило в городе самых неблагоприятных историй. Он избегал всяких встреч и зашел потихоньку только к тому купцу, у которого купил сукна наваринского пламени с дымом, взял вновь четыре аршина на фрак и на штаны и отправился сам к тому же портному. За двойную <цену> мастер решился усилить рвение и засадил всю ночь работать при свечах портное народонаселение – иглами, утюгами и зубами, и фрак на другой день был готов, хотя и немножко поздно. Лошади все были запряжены. Чичиков, однако ж, фрак примерил. Он был хорош, точь-точь как прежний. Но, увы! он заметил, что в голове уже белело что-то гладкое, и примолвил грустно: «И зачем было предаваться так сильно сокрушенью? А рвать волос не следовало бы и подавно». Расплатившись с портным, он выехал наконец из города в каком-то странном положении. Это был не прежний Чичиков. Это была какая-то развалина прежнего Чичикова. Можно было сравнить его внутреннее состояние души с разобранным строеньем, которое разобрано с тем, чтобы строить из него же новое; а новое еще не начиналось, потому что не пришел от архитектора определительный план и работники остались в недоуменье. Часом прежде его отправился старик Муразов, в рогоженной кибитке, вместе с Потапычем, а часом после отъезда Чичикова пошло приказание, что князь, по случаю отъезда в Петербург, желает видеть всех чиновников до едина. В большом зале генерал-губернаторского дома собралось все чиновное сословие города, начиная от губернатора до титулярного советника: правители канцелярий и дел, советники, асессоры, Кислоедов, Красноносов, Самосвистов, не бравшие, бравшие, кривившие душой, полукривившие и вовсе не кривившие, – все ожидало с некоторым не совсем спокойным ожиданием генеральского выхода. Князь вышел ни мрачный, ни ясный: взор его был тверд, так же как и шаг… Все чиновное собрание поклонилось, многие – в пояс. Ответив легким поклоном, князь начал: – Уезжая в Петербург, я почел приличным повидаться с вами всеми и даже объяснить вам отчасти причину. У нас завязалось дело очень соблазнительное. Я полагаю, что многие из предстоящих знают, о каком деле я говорю. Дело это повело за собою открытие и других, не менее бесчестных дел, в которых замешались даже наконец и такие люди, которых я доселе почитал честными. Известна мне даже и сокровенная цель спутать таким образом все, чтобы оказалась полная невозможность решить формальным порядком. Знаю даже, и кто главная пружина и чьим сокровенным…,[110] хотя он и очень искусно скрыл свое участие. Но дело в том, что я намерен это следить не формальным следованьем по бумагам, а военным быстрым судом, как в военное <время>, и надеюсь, что государь мне даст это право, когда я изложу все это дело. В таком случае, когда нет возможности произвести дело гражданским образом, когда горят шкафы с <бумагами> и, наконец, излишеством лживых посторонних показаний и ложными доносами стараются затемнить и без того довольно темное дело, – я полагаю военный суд единственным средством и желаю знать мнение ваше. Князь остановился, как <бы> ожидая ответа. Все стояло, потупив глаза в землю. Многие были бледны. – Известно мне также еще одно дело, хотя производившие его в полной уверенности, что оно никому не может быть известно. Производство его уже пойдет не по бумагам, потому что истцом и челобитчиком я буду уже сам и представлю очевидные доказательства. Кто-то вздрогнул среди чиновного собрания; некоторые из боязливейших тоже смутились. – Само по себе, что главным зачинщикам должно последовать лишенье чинов и имущества, прочим – отрешенье от мест. Само собой разумеется, что в числе их пострадает и множество невинных. Что ж делать? Дело слишком бесчестное и вопиет о правосудии. Хотя я знаю, что это будет даже и не в урок другим, потому что наместо выгнанных явятся другие, и те самые, которые дотоле были честны, сделаются бесчестными, и те самые, которые удостоены будут доверенности, обманут и продадут, – несмотря на все это, я должен поступить жестоко, потому что вопиет правосудие. Знаю, что меня будут обвинять в суровой жестокости, но знаю, что те будут еще…[111] меня те же обвинять… Я должен обратиться теперь только в одно бесчувственное орудие правосудия, в топор, который должен упасть на головы. Содроганье невольно пробежало по всем лицам. Князь был спокоен. Ни гнева, ни возмущенья душевного не выражало его лицо. – Теперь тот самый, у которого в руках участь многих и которого никакие просьбы не в силах были умолить, тот самый бросается теперь к ногам вашим, вас всех просит. Все будет позабыто, изглажено, прощено; я буду сам ходатаем за всех, если исполните мою просьбу. Вот моя просьба. Знаю, что никакими средствами, никакими страхами, никакими наказаниями нельзя искоренить неправды: она слишком уже глубоко вкоренилась. Бесчестное дело брать взятки сделалось необходимостью и потребностью даже и для таких людей, которые и не рождены быть бесчестными. Знаю, что уже почти невозможно многим идти противу всеобщего теченья. Но я теперь должен, как в решительную и священную минуту, когда приходится спасать свое отечество, когда всякий гражданин несет все и жертвует всем, – я должен сделать клич хотя к тем, у которых еще есть в груди русское сердце и понятно сколько-нибудь слово «благородство». Что тут говорить о том, кто более из нас виноват! Я, может быть, больше всех виноват; я, может быть, слишком сурово вас принял вначале; может быть, излишней подозрительностью я оттолкнул из вас тех, которые искренно хотели мне быть полезными, хотя и я, с своей стороны, мог бы также сделать <им упрек>. Если они уже действительно любили справедливость и добро своей земли, не следовало бы им оскорбиться на надменность моего обращения, следовало бы им подавить в себе собственное честолюбие и пожертвовать своей личностью. Не может быть, чтобы я не заметил их самоотверженья и высокой любви к добру и не принял бы наконец от них полезных и умных советов. Все-таки скорей подчиненному следует применяться к нраву начальника, чем начальнику к нраву подчиненного. Это законней, по крайней мере, и легче, потому что у подчиненных один начальник, а у начальника сотни подчиненных. Но оставим теперь в сторону, кто кого больше виноват. Дело в том, что пришло нам спасать нашу землю; что гибнет уже земля наша не от нашествия двадцати иноплеменных языков, а от нас самих; что уже, мимо законного управленья, образовалось другое правленье, гораздо сильнейшее всякого законного. Установились свои условия; все оценено, и цены даже приведены во всеобщую известность. И никакой правитель, хотя бы он был мудрее всех законодателей и правителей, не в силах поправить зла, как <ни> ограничивай он в действиях дурных чиновников приставленьем в надзиратели других чиновников. Все будет безуспешно, покуда не почувствовал из нас всяк, что он так же, как в эпоху восстанья народ вооружался против <врагов>, так должен восстать против неправды. Как русский, как связанный с вами единокровным родством, одной и тою же кровью, я теперь обращаюсь <к> вам. Я обращаюсь к тем из вас, кто имеет понятье какое-нибудь о том, что такое благородство мыслей. Я приглашаю вспомнить долг, который на всяком месте предстоит человеку. Я приглашаю рассмотреть ближе свой долг и обязанность земной своей должности, потому что это уже нам всем темно представляется, и мы едва…[112] Примечания 1 Ревизская сказка – список крепостных крестьян, составлявшийся при переписи (ревизии). 2 Тягло – крестьянская семья, составляющая хозяйственную единицу. Раскладка податей и повинностей производилась по тяглам. 3 Негоция – коммерческая сделка. 4 Бельведер – буквально: прекрасный вид; здесь: башня на здании. 5 Сколеской (советник) – искаженное коллежский. 6 Пряженцы – «маленькие пирожки с мясом и луком; подается к ним суп или бульон». (Из записной книжки Н.В. Гоголя.) 7 Побратима – «шарообразный сосуд деревянный, с узким горлом; кладут мед, варенье». (Из записной книжки Н.В. Гоголя.) 8 Устерс – устриц. 9 Сомовий плёс – «хвост у сома, весь из жира». (Из записной книжки Н.В. Гоголя.) 10 Утка – прибавка к ставке. 11 Играть дублетом – «не отделять от выигрыша, а пускать вдвое». (Из записной книжки Н.В. Гоголя.) 12 Гальбик – карточная игра. 13 В большом количестве (фр.). 14 Фортунка – игра с помощью вертящегося кружка (фортунки). 15 Фенарди – известный в двадцатые годы XIX века акробат и фокусник. 16 Мордаш – порода собак, малорослых и большеголовых. 17 …Двугривенник серебром больше пятидесяти копеек ассигнациями, которые предлагал дать Ноздрев. 18 Звезда на груди – орден Станислава. 19 Черные мяса – ляжки у борзых. 20 Щиток – острая морда у собак. 21 Скосырь – хват, забияка; черкай – от слова «черкаться» (чертыхаться). 22 Суперфлю – (от фр. superflu) – рохля, кисляй. Здесь употреблено Ноздревым без всякого смысла. 23 Растепель (от «растеплить») – рохля, кислый. 24 qетюк – слово, обидное для мужчины, происходит от q – буквы, почитаемой некоторыми неприличною буквою. (Прим. Н.В. Гоголя.) 25 Скалдырник – скряга. 26 Брудастая – «собака с усами и торчащей шерстью». (Из записной книжки Н.В. Гоголя.) 27 Шильник – плут. 28 Талия – карточная игра. 29 Корамора – большой, длинный, вялый комар; иногда залетает в комнату и торчит где-нибудь одиночкой на стене. К нему спокойно можно подойти и ухватить его за ногу, в ответ на что он только топырится или корячится, как говорит народ.(Прим. Н.В. Гоголя.) 30 Кирчёная изба – «вытесанная, когда бревна стесаны в гладкую стену». (Из записной книжки Н.В. Гоголя.) 31 Маврокордато, Миаули, Канари – греческие полководцы в период национальной войны за освобождение Греции от турецкого ига (1821–1828). 32 Бобелина – греческая партизанка, героиня той же войны. 33 Гога и Магога – князь Гог, предводитель разбойничьего народа Магог (библ.). 34 Колокотрони – участник национально-освободительного движения в Греции в 20-х г. XIX в. 35 Сибирка – кафтан с перехватом и сборками. 36 Чапыжник – «мелкий кривой дрянной лес, кустами поросший от корней». (Из записной книжки Н.В. Гоголя.) 37 Юфть – грубая кожа. 38 Сушилы – «верхний этаж над амбарами, ледниками и проч., где лежат пух, окорока, рыба высушенная, овчины, кожи разные». (Из записной книжки Н.В. Гоголя.) 39 Губина – «все, что подходит под губу, съедобное; всякая овощь, кроме хлеба и мяса». (Из записной книжки Н.В. Гоголя.) 40 Лагун – «форма ведра с закрышкой». (Из записной книжки Н.В. Гоголя.) 41 Мыкольник – лукошко для пучков льна. 42 Государственная – ассигнация в тысячу рублей. 43 Суда-суряки – суда, получившие свое название от реки Суры. 44 Древнеримский поэт Вергилий (70–19 гг. до н. э.) в поэме Данте Алигьери (1265–1321) «Божественная комедия» через Ад и Чистилище провожает автора до Рая. 45 Зерцало – трехгранная пирамида с указами Петра I, стоявшая на столе во всех присутственных местах. 46 Беленькая – ассигнация в двадцать пять рублей. 47 Маслянцы – клецки в растопленном масле. 48 Взваренцы – компот с медом. 49 Горка – карточная игра. 50 Сиделец – приказчик, продавец в лавке. 51 Вертер и Шарлотта – герои сентиментального романа И.-В. Гёте «Страдания молодого Вертера» (1774). 52 Фризовая шинель – из фриза (толстая ткань, вроде байки). 53 Ланкастерова школа – обучение по системе английского педагога Ланкастера (1778–1838), по которой педагог обучает только лучших учеников, а те, в свою очередь, обучают других учеников. Метод Ланкастера применялся декабристами при преподавании солдатам грамоты. Тем, что почтмейстер хвалит «Ланкастерову школу», Гоголь подчеркивает некоторое его «вольнодумство», проявляющееся и в рассказе о капитане Копейкине. 54 Юнговы «Ночи» – поэма английского поэта Э. Юнга (1683–1765) «Жалобы, или Ночные думы о жизни, смерти и бессмертии» (1742–1745); «Ключ к таинствам натуры» (1804) – религиозно-мистическое сочинение немецкого писателя К. Эккартсгаузена (1752–1803). 55 Рулó – обруч из китового уса, вшитый в юбку. 56 В приписке (лат.). 57 Инкомодитé (от фр. l’incommоdité) – здесь: нездоровье. 58 Безе (от фр. le baiser) – поцелуй. 59 Кокурка – булка с начинкой. 60 Пеструшка – домотканая пестрая ткань. 61 Клок – дамское широкое пальто. 62 Фижмы – юбка с каркасом. 63 Бель-фам (от фр. belle femme) – пышная женщина. 64 Сконапель истоар (от фр. се qu’on appele histoire) – что называется, история. 65 Строить куры (от фр. faire la cour) – ухаживать. 66 Ринальдо Ринальдини – разбойник, герой одноименного романа немецкого писателя Х.-А. Вульпиуса (1762–1827). 67 Оррёр (от фр. une horreur) – ужас. 68 Иора (ёра) – забияка, удалец. 69 Оттопать – «вогнать опять в лес, чтоб выгнать на барина». (Из записной книжки Н.В. Гоголя.) 70 Андроны едут – выражение, употребляемое как синоним чепухи (андроны – телеги с жердями, концы которых тащатся по земле и производят шум). 71 Комеражи (от фр. le commeragé) – сплетни. 72 Разговор с глазу на глаз (фр.). 73 Воксал (англ. vauxholl) – увеселительное заведение, собрание; впоследствии это название было присвоено станционным помещениям на железной дороге. 74 Генерал-аншеф – высший генеральский чин. 75 Фензерв (фр. fins herbe – пахучие травы) – пряный соус. 76 Апокалипсические цифры – мистическое число (три шестерки), которым обозначалось в Апокалипсисе (одной из книг Нового Завета) имя антихриста. 77 «Герцогиня Лавальер» – роман французской писательницы С. Жанлис (1746–1830). 78 Шибень – выбоины. 79 Рыдван – в старину: большая дорожная карета. 80 Мухортая – лошадь с желтыми подпалинами. 81 Повытчик – начальник отдела («выть» – отдел). 82 Красная – ассигнация в десять рублей. 83 Кантонисты – солдатские сыновья, с самого рождения определенные в военное ведомство. 84 Дышло – толстая оглобля, прикрепляемая к середине передней оси повозки при парной упряжке. 85 Заклекнуть – завянуть. 86 Опекунский совет – учреждение, ведавшее воспитательными домами и занимавшееся также выдачей ссуд под залог имений. 87 Припертень – обидчик. 88 Второй том «Мертвых душ» представлен в ранней редакции как наиболее полной. 89 В рукописи стерто два слова. 90 В угловых скобках даются отсутствующие в рукописи, но необходимые по смыслу слова. 91 Окончание главы отсутствует. В первом издании второго тома «Мертвых душ» (1855) имеется примечание: «Здесь пропущено примирение генерала Бетрищева с Тентетниковым; обед у генерала и беседа их о двенадцатом годе; помолвка Улиньки за Тентетниковым; молитва ее и плач на гробе матери; беседа помолвленных в саду. Чичиков отправляется, по поручению генерала Бетрищева, к родственникам его, для извещения о помолвке дочери, и едет к одному из этих родственников, полковнику Кошкареву». 92 Так в рукописи. Следует: Парис. 93 В ранней редакции – Скудронжогло. В дальнейшем Гоголь изменил эту фамилию на Костанжогло. Так печаталось во всех изданиях второго тома «Мертвых душ». 94 В рукописи четыре слова не разобрано. 95 В рукописи фраза не дописана. Стоящие в скобках слова прибавлены П. Кулишом в издании «Сочинения и письма Н.В. Гоголя». СПб. 1857. 96 Далее в рукописи отсутствуют две страницы. В первом издании второго тома «Мертвых душ» (1855) примечание: «Здесь в разговоре Костанжогло с Чичиковым пропуск. Должно полагать, что Костанжогло предложил Чичикову приобрести покупкою именье соседа его, помещика Хлобуева». 97 Одно слово в рукописи не прочтено. 98 В рукописи отсутствуют две страницы. В первом издании второго тома «Мертвых душ» (1855) примечание: «Здесь пропуск, в котором, вероятно, содержался рассказ о том, как Чичиков отправился к помещику Леницыну». 99 Окончание главы в рукописи отсутствует. 100 Из более ранней, чем остальные главы, редакции. 101 Фраза в рукописи не дописана. 102 То есть Васильевич. 103 С любовью (итал.). 104 В рукописи не дописано. 105 То есть Костанжогло. 106 Ранее: Тентетникова. 107 Далее часть рукописи отсутствует. 108 Текст начинается с новой страницы, начало фразы в рукописи отсутствует. 109 русского 110 В рукописи не дописано. 111 Край листа рукописи оторван. 112 На этом рукопись обрывается.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

Похожие:

Genre prose rus classic Author Info Николай Васильевич Гоголь Мертвые души «Мертвые души» уникальный роман, ставший для русской литературы своеобразным iconНиколай Васильевич Гоголь Мертвые души
«Мертвые души» – уникальный роман, ставший для русской литературы своеобразным эталоном иронической прозы
Genre prose rus classic Author Info Николай Васильевич Гоголь Мертвые души «Мертвые души» уникальный роман, ставший для русской литературы своеобразным iconНиколай Васильевич Гоголь d5fd9685-2a81-102a-9ae1-2dfe723fe7c7
«Мертвые души» – уникальный роман, ставший для русской литературы своеобразным эталоном иронической прозы
Genre prose rus classic Author Info Николай Васильевич Гоголь Мертвые души «Мертвые души» уникальный роман, ставший для русской литературы своеобразным iconКнига, раздерганная на цитаты еще в xix в и no-прежнему потрясающая воображение
«Мертвые души» – уникальный роман, ставший для русской литературы своеобразным эталоном иронической прозы
Genre prose rus classic Author Info Николай Васильевич Гоголь Мертвые души «Мертвые души» уникальный роман, ставший для русской литературы своеобразным iconН. В. Гоголь «Шинель», «Мертвые души» (I,ii том); *«Выбранные места...
Н. В. Гоголь «Шинель», «Мертвые души» (I,ii том); *«Выбранные места из переписки с друзьями»
Genre prose rus classic Author Info Николай Васильевич Гоголь Мертвые души «Мертвые души» уникальный роман, ставший для русской литературы своеобразным iconGenre prose rus classic Author Info Александр Сергеевич Пушкин Капитанская...

Genre prose rus classic Author Info Николай Васильевич Гоголь Мертвые души «Мертвые души» уникальный роман, ставший для русской литературы своеобразным iconСемьи в романе Л. Н. Толстого «Война и мир». Семьи Ростовых, Безуховых, Болконских в романе
Души мертвые и живые в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (Чичиков, помещики, умершие крестьяне в поэме)
Genre prose rus classic Author Info Николай Васильевич Гоголь Мертвые души «Мертвые души» уникальный роман, ставший для русской литературы своеобразным iconGenre prose rus classic Author Info Александр Куприн Олеся Куприн...

Genre prose rus classic Author Info Николай Васильевич Гоголь Мертвые души «Мертвые души» уникальный роман, ставший для русской литературы своеобразным iconGenre prose classic Author Info Эрих Мария Ремарк Три товарища Антифашизм...

Genre prose rus classic Author Info Николай Васильевич Гоголь Мертвые души «Мертвые души» уникальный роман, ставший для русской литературы своеобразным iconGenre prose classic Author Info Оноре де Бальзак Шагреневая кожа...

Genre prose rus classic Author Info Николай Васильевич Гоголь Мертвые души «Мертвые души» уникальный роман, ставший для русской литературы своеобразным iconGenre prose classic Author Info Джек Лондон Маленькая хозяйка Большого...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница