Биография Игоря Талькова 3 Стихотворный разговор памяти Виктора Баянова О. Р. «Живу и верю»


НазваниеБиография Игоря Талькова 3 Стихотворный разговор памяти Виктора Баянова О. Р. «Живу и верю»
страница3/4
Дата публикации01.08.2013
Размер0.6 Mb.
ТипБиография
userdocs.ru > Литература > Биография
1   2   3   4

^ Жизнь и быт людей с ограниченными возможностями

«Коля»

Здравствуйте, дорогие читатели! Сегодня мне желается рассказать вам историю жизни одного хорошего человека. Зовут его Николаем Дешевых. Молодому человеку 38 лет. Работает санитаром у нас в интернате. Один из лучших работников в своей сфере, без всякого образования. Добрый и понимающий, практически безотказный, скромный. Живет в кемеровском доме инвалидов уже 5 лет. Пришел сюда сам, по собственному желанию. Мечтал жить именно в этом интернате. Один из тех, кто ценит и понимает заботу подобного учреждения о людях. Понимает - не понаслышке, каково инвалиду 2 гр. жить одному, ничего не понимая в жизни. Как быть никому не нужным, голодным, холодным.

Общаться мы начали почти сразу, как Коля пришёл в интернат и стал работать санитаром. Между нами возникло как-то само собой чувство уважения. Какое-то трепетное понимание без слов. Мы оба -малоразговорчивы. Коля очень скромен. Редко берёт предложенные угощения. Но мы можем вместе пить чай или кофе, если у него кончаются запасы — мы пьем мои, если у меня нет чая или кофе-он угощает. У нас общий друг Женька, если у нас нет напитков — угощает Женька. При пересменке встречаясь на работе — они приходят в мою комнату и мы дружно пьём кофе-чай, общаемся.

Коля поступил в кемеровский дом престарелых и инвалидов 15.08.2007. детство провёл в детском доме г. Юрги, кемеровской области. Со слов Коли: сначала условия проживания в детдоме были жуткие, директор ничего не делал. Кровати гнилые, матрацы тоже. Когда директора убрали и поставили нового стало постепенно все налаживаться, сделали ремонт, уволили плохих работников, завезли новых детей. Интернат преобразился.

Отправляли их во взрослые интернаты в 17 лет, но Колю, как хорошего помощника оставили ещё на год. Была такая практика.

В 92г Николай вышел из детского дома, жил с матерью в д. Ягуновке, кемеровской области. Был юн, мечтал о нормальной человеческой жизни - дом, семья, работа...

постепенно он понял, что это не его жизнь, так как не было хороших материальных условий, быта. В 20 лет устроился в организацию МПРУ дворником. Начальник был хороший. Сделал ему за свой счёт трудовую книжку. Зарплату платил 100р. Проработал там 5 лет до развала МПРУ. Зарплату, после смерти начальника, не платили. Он стал добиваться увольнения. Новое начальство не увольняло и денег не платило, но всё же потом выплатило задолженность и он уволился.

Друзей настоящих не было. В 1995г сестра Наталья вышла замуж. В 1999г зять устроил Колю в ЦУМ1 проработал там Николай 2 года. Уволен.

Мать болела сахарным диабетом. После ее смерти он жил с сестрой и зятем... Потом с братом. Калымил. Брат ввел его в плохую компанию. Голодали. Когда Коля понял, что погибнет, если ничего не изменить в этой жизни - обратился в РАЙСОБЕЗ, его отправили в приемник-распределитель, жил там 7 месяцев на оформление документов в кемеровский дом интернат. Мечтал попасть именно сюда, чтоб остаться в родном городе. Работал там же — ценили и тянули с оформлением. как-то дали на выбор 3 путевки в разные интернаты, даже в Омск (другая область), он не согласился. Божьей милостью, попался хороший человек: оформил в кемеровский интернат. Коля до сих пор этому рад. Не ропщет, как большинство, на условия проживания. У него даже пропуска постоянного на выход за территорию нет. Берёт разовые. Всё ради его блага. В интернате он кому-то нужен, здесь заботятся о нём: есть крыша над головой, кормят, есть работа, уважают. Друзья рядом. Год или два назад Коля Крестился в Православной Церкви. Меня это очень порадовало! Первые дни ходил такой светлый... жаль, что дело воцерковления дальше пока не пошло, но я очень надеюсь, что Колька придёт к Богу.

Была у Коли в интернате и любовь -Иринка. Дружили, мечтали комнату получить, свадьбу сыграть... не сложилось...

её увезли в другой интернат по состоянию здоровья... но Коля её не оставил одну, даже в такой ситуации! Они перезваниваются, переписываются, он ездит к ней в гости примерно раз в месяц. Ира живёт в ПНИ (интернат для больных с хроническими заболеваниями психики) закрытого типа г. Берёзовского кемеровской области. Чтоб встретится с любимой девушкой Коле надо пораньше приехать в Берёзовский интернат, дождаться заведущую и написать заявление на свидание на 2 часа в комнате свиданий или на прогулку по городу. Иногда ожидание свидания занимает по времени больше самого свидания, но он всё равно ездит и всегда с подарком для Иры. Они помогают друг другу жить. Они верят и любят друг друга. Несмотря на то, что у них нет сейчас шансов быть вместе. Меня поражает и приводит в трепет эта история любви. Высокой любви. Он давно мог бы найти себе другую девушку, но не нашёл. Ира живёт в женском интернате. Окружение её далеко от обычного человеческого. Может быть, Коля -это единственное что держит её в этой жизни? Даёт ей сил не сломаться, остаться человеком, пусть маленьким, но человеком. За это я его ещё больше уважаю. Коля — настоящий мужчина. С чувством долга и ответственности. Спаси вас Господь, ребята! Я благодарна Богу, что у меня есть такой благородный друг, помощник, санитар. Просто настоящий человек!
Информация взята из беседы с Николаем и личного общения за годы его жизни и работы в интернате.

---------------------------------------------------------------
«Я приглашу на танец Память...»
сегодня наша рубрика подготовлена более основательно и посвящается поэтессе и певице Татьяне Снежиной
лирика и судьба Татьяны Снежиной

биогрвфия

Самые дорогие воспоминания любого человека - воспоминания о своем детстве, отце, маме, о том беззаботно-радостном восприятии мира, которое никогда уже не повторится.
Я родилась на Украине, и первыми моими впечатлениями от жизни были мелодичные украинские напевы из радиоприемника около детской кроватки и мамина колыбельная. Мне не исполнилось и полугода, когда судьба перебросила меня из теплого, плодородного края на суровую землю Камчатки. Первозданная красота Природы... Седые вулканы, заснеженные сопки, величественный простор океана. И новые детские впечатления: длинные зимние вечера, завывания пурги за окном, треск березовых поленьев в печи и нежные мамины руки, рождающие на свет незабываемые мелодии Шопена.
Наше старое пианино... Я иногда смотрю на него, и мне кажется, что оно все эти годы было членом семьи, радовалось и печалилось, болело и выздоравливало вместе со мной. Я еще не умела говорить, но, своими детскими пальчиками ударяя по клавишам, пыталась показать окружающему миру свои чувства и мысли.
Потом, года в три-четыре, первые "эстрадные" выступления. Мамина косметика, мамина юбка и что-нибудь из репертуара 70-х. Помните: "Ах Арлекино, Арлекино..." или еще лучше "Очи черные...". И, конечно, бурные аплодисменты гостей и родителей, влюбленных в свое чадо. Под занавес "концертов" - первые детские стишки. Одним словом - Детство.
Потом школа и новый переезд, на этот раз в Москву. И первое осознанное потрясение в жизни - потеря друзей, которые остались за тысячей непреодолимых километров, в том суровом и прекрасном краю. И на смену радостно-шаловливым детским строфам про "червячков и букашек" в голову вместе с ночными слезами по первой любви, "который там, далеко, в краю далеком и суровом", стали приходить грустные и вместе с тем лирические строки. Их нельзя было назвать еще стихами, они... были, пожалуй, теми зернами, которым было суждено прорасти позже. А почву питали томики Цветаевой, Пастернака, Гейне, подсунутые незаметно заботливой рукой старшего брата, который все видел и понимал.

Чужие стихи, чужие песни, подружка Лена, вечера, переходящие в ночь у пианино, это все на людях, а ночью тайком свое - в тетрадку, плохое, но свое. А позже первый слушатель - мама, самый близкий мне человек, и ее слезы, слезы радости и грусти. Только тогда я поняла, что то, что я долгие годы вынашивала и таила, способно вызвать чувства не только у меня. И постепенно круг людей, которым я стала доверять, говорить о самом сокровенном, личном, стал шириться. Но это было позднее, когда я поступила во 2-й Московский мединститут. Не знаю, можно ли было уже тогда говорить о творчестве, не мне судить, но я этим жила, я просто восполняла внутреннее одиночество, жажду чего-то прекрасного и... несбыточного, и это нравилось людям. Частыми стали студенческие вечера с друзьями у клубного фортепьяно, кто-то из них незаметно записал то, что я пела и играла, на магнитофон, и кассеты стали расходиться по знакомым, друзьям, родственникам. Это был мой первый, а потому самый дорогой тираж, первая радость творческого удовлетворения. Сразу даже не верилось, что то, что писала для себя, нужно кому-то еще. Постепенно стихала старая боль, появились новые друзья, короче, не было границ счастью и беззаботности...
И тут ЕГО смерть. Смерть великого Человека и Поэта - смерть Игоря Талькова, и сны, сны о нем. Сколько еще не написано, сколько не спето. Почему так нужные России люди уходят рано - Пушкин, Лермонтов, Высоцкий, Тальков? Сны снились вещие, тяжелые. Потрясение, снова душевный вакуум. Не могла ходить, думать, писать. Оставались друзья... И новый удар судьбы, которая, не считаясь ни с чем, бросает меня опять за тысячи километров от дома, друзей, моей жизни - в Сибирь, в город на Оби - Новосибирск. Тоска по всему, что я потеряла, как когда-то вновь, тоска, не оставлявшая меня ни днем, ни ночью. И стали рождаться песни, на этот раз я могу сказать уверенно - именно песни, иногда по две-три за ночь. А за окном все тот же снег, может, поэтому я Снежина - снег,

снег, холод, пустота. И звонки из прошлого, издалека, из Москвы от друзей, от брата: "Мы с тобой. Запиши что-нибудь новое и вышли". Если бы не они... И кассеты, которые я уже записывала сама в домашней студии, летели в столицу. Одна из них, по воле все той же судьбы, случайно отклонилась от назначенного маршрута и попала на Таганку в студию "КиС-С". Через день звонок: "Готовы работать". Через два часа я уже в промерзшем аэропорту Новосибирска, еще через пять - спускаюсь по темным ступенькам в святая святых моего 94-го года, в студию, - я шла навстречу моей мечте. Мечта, впрочем, меня быстро окатила ушатом воды, словами моего первого аранжировщика Александра Савельева: "Работать и работать... но что-то в этом есть". Я вдруг услышала, как мне тогда показалось, божественные звуки таинственной мелодии, которые через пару секунд оказались всего лишь талантливой аранжировкой моей песни школьных лет "Роза".
Это была новая страница моей биографии. Репетиции и записи, ссоры и примирения с друзьями-аранжировщиками и оператором, ночные такси и прокуренный подвал студии, первый успех и первый провал. Год колоссального труда ребят, с которыми я работала: Калинкина В., Савельева А., Савари Д., Крылова С. Работала с ними сутками, неделями не выходя из студии. И результат - первый альбом моих песен "Вспомни со мной", двадцать одна песня. Только сейчас я осознаю, что это песни, которые получились из моих диалогов с собой, с моей душой, из моих слез и моих радостей, из моей жизни.
Был в ушедшем году и дебют в Театре эстрады в концерте В. Струкова. Постепенно стала приобретать опыт на эстрадных площадках. Это приходилось совмещать с учебой в институте, поэтому моей первой аудиторией стали ночные дискотеки и клубы. Дала свои первые интервью по радио. Конечно, если бы не поддержка моей семьи, брата, друзей, коллектива студии, я, наверное, не смогла бы преодолеть первые трудности на пути к моей мечте, мечте помочь людям "вспомнить со мной", что счастье рядом.
Сейчас продолжаю трудиться, сопрягая это с необходимостью окончить институт. Надеюсь выпустить, несмотря на сложность такого дела, как шоу-бизнес, свой первый альбом. Но уже в проекте запись второго. Ведь за годы творчества у меня накопилось около двухсот песен, которые ждут своего слушателя. Да и жизнь идет своим чередом, новые впечатления, новые размышления, новые слова, которые нужно услышать и постараться понять. А главное - есть мечта. Конечно, надо еще трудиться и трудиться, многому научиться, многое преодолеть, без этого нельзя, но пока есть мечта в душе, свет вдалеке и друзья у плеча - можно пройти сквозь огонь и не сгореть, переплыть через океан и не утонуть.
Татьяна СНЕЖИНА,

Новосибирск - Москва

12 февраля 1995 года
Весной 1995 года Татьяне Снежиной поступило предложение от Сергея Бугаева работать в студии "M & L Art".
Первые этапы этой работы были вначале похожи на бесконечные битвы - Татьяне не нравились трактовки ее песен аранжировщиками, аранжировщики, в свою очередь, не видели "коммерческих перспектив раскрутки ее материала". Эти трения, которым, казалось, не будет конца, возвращали в душу Татьяны боль и неверие, которые стали затихать после неудачного периода работы со студией "КиС".
А на улице дождь

Льет на окна печаль.

Все, конечно, пройдет,

Только прошлого жаль...
В этот критический момент Татьяне очень помогли талант и работоспособность Бугаева. Где-то терпением, а где-то жест-костью он добился взаимопонимания и творческого настроя в своем коллективе. Сама Снежина рассказывала: "Работа проходила по-разному. Бывает, спорим, даже ругаемся, но постоянно приходим к какому-то решению и результату. Если речь идет о моем творчестве, о том, что вышло из меня, то Сергей Иванович нередко мне уступает, дает мне больше высказаться, если же речь идет о профессиональной стороне, о сцене, аранжировках - я доверяю больше Сергею Ивановичу..." И стали появляться новые песни Снежиной. Они рождались трудно, работа велась кропотливо и тщательно. Некоторые песни записывались по 2-3 месяца, и это было так не похоже на то, как это делалось раньше, когда "московские друзья" умудрялись сделать аранжировку и запись 4-5 песен за неделю.
В мае 1995 года дебют новой песни Снежиной - "Музыкант".
Музыкант до рассвета

Пел мне песенку эту.

Что найду - я не знала,

Но уже не искала

Я к дороге обратной следы...
Работа шла, и немного менялся Танин стиль, и менялся подход студии к ее творчеству, они взаимно влияли друг на друга, и в воздухе уже витало ожидание рождения гармонии, которой так не хватало нашей эстраде. Как потом вспоминал один из аранжировщиков, "мы слишком долго пытались подтянуть Танины песни под мировые стандарты и неожиданно поняли, что это невозможно. То, что она пишет, не нуждается в сколь-нибудь серьезных обработках, все, что она пишет, должно звучать почти в нетронутом виде потому, что это то, что мы ждали, искали и долго не могли найти...". Бугаев и сам в одном из телевизионных интервью признался, что это была их удача - найти в одном лице и автора музыки, песен, и талантливого исполнителя. И понимая, наверное, в чем-то порочность современной эстрады, добавил: "В наших планах нет создания поп-дивы... это ни в коей мере не коммерческий проект... мы хотим, чтобы Танины песни просто услышали, чтобы у нее появилась своя аудитория..."
И эта аудитория стала появляться: были первые победы на различных конкурсах, первые овации и первые неудачи, первые телевизионные интервью и выступления, поклонники. Но Татьяну внешняя сторона жизни не прельщала, не являлась самоцелью. Главное для нее было писать песни и петь их для людей, пробуждая давно забытые чувства:
А где-то в распахнутом настежь окне

Горел мягкий свет, и, словно во сне,

Летели снежинки на свет в окне том

Под музыку, что напевал патефон.
Вот что она сказала в одном из интервью: "Я не ставлю сверхзадач, я просто иду шаг за шагом, пока хватает сил и дыхания..." И это не пустые слова. Снежина была очень работоспособным и требовательным к себе человеком. Она постоянно терзала себя вопросом, что живет не так, что еще мало сделала
Творила везде, где могла, писала стихи на салфетках в кафе, на билетах в транспорте. Семья Снежиной бывала буквально в шоке, когда ее стихи находились повсюду, в конспектах, в бумажном мусоре и т. д. Она любила говорить: "Вот надоест писать, появится много времени, тогда возьмусь за старые записи - обработаю".
Но жизнь не давала ей передышки - учеба в институте, занятия хореографией, уроки вокала, репетиции, записи...
И казалось, что именно сейчас ей улыбнулась счастливая звезда - у нее была любимая работа, талантливый продюсер и друг, хороший творческий коллектив, был создан проект развития ее творчества. Планировалось в сентябре выпустить магнитоальбом, потом ряд клипов, к зиме за рубежом - лазерный диск. Но, очевидно помня о своем нелегком пути к успеху, о тех трудностях, которые предстоит преодолеть молодым талантам, Татьяна вместе с Сергеем создает Благотворительный культурный фонд помощи молодым исполнителям. Впереди было много целей и задач, и она бы с ними справилась... Но в душе было одиночество.
Одиночество - мой век. Одиночество

Рядом с именем моим, словно отчество.
И тут Судьба сделала еще один подарок Снежиной - Любовь. Примерно через два месяца после знакомства Сергей сказал Татьяне, что он ее любит и намерен сделать ей официальное предложение выйти за него замуж. Еще через два месяца он его сделал и получил согласие.
Свадьбу назначили на 13 сентября.
Люди, которые окружали эту пару в последние месяцы их жизни, говорили о том, насколько они были гармоничны вместе: два красивых человека, русская певица, поэтесса и продюсер, радеющий за славу российской эстрады, любящий мужчина и любящая женщина. Друзья Сергея вспоминают, что у него будто выросли крылья за спиной, что он светился изнутри и выглядел так, словно не было его счастливее на свете. Близкие Тани увидели резкий, как в русской сказке, расцвет девичьей красоты и какой-то внутренней мудрости. Они много пережили до встречи друг с другом: предательства любимых и нечестность друзей, крушение планов и потерю целей, разочарование в своей работе и бессилие перед равнодушием людей, - и теперь казалось, что они нашли то, что искали, к чему стремились, - свою последнюю пристань, пристань любви и счастья.
В конце пути - в финале всех тревог,

В конце пути - на стыке всех дорог,

Навстречу мы друг к другу подойдем,

И за руки возьмемся, и не упадем
15 августа 1995 года радиостанция "Европа плюс" сообщит о предстоящей свадьбе Бугаева и Снежиной.
Татьяна и Сергей, на миг забыв о творческих планах, окунаются в приятные хлопоты. Уже куплены обручальные кольца и свадебное платье, подготовлены приглашения друзьям. Татьяна дарит чудесные строки своему возлюбленному:
Прости, мой верный талисман,

Что ты хранишь меня надежно,

А я кладу тебя в карман,

Ногтем царапая безбожно.
До венчания оставалось меньше месяца.
18 августа в 12 часов состоялась презентация нового продюсерского проекта.
Телевидение рассказывало об этом событии и молодой талантливой певице Татьяне Снежиной. Настоящим потрясением для собравшихся на этой "тусовке" были неожиданно исполненные Татьяной, вместо ожидаемых эстрадных песен, два романса "Звезда моя" и "Если я умру раньше времени...".
Звезда моя, ты не сияй в печали,

Не обнажай души моей при всех,

К чему всем знать, что нас с тобой венчали

И райский ад, и непорочный грех.
Она пела, и неизвестно, кто был больше потрясен - публика или те, кто, работая с Татьяной, долго и упорно отвергал эту сторону ее таланта. Можно только предполагать, как бы это повлияло на дальнейшие творческие планы ее коллектива. Через три часа Сергей и Татьяна уедут, и последнее, что услышит публика из ее уст, будут слова романса:
Если я умру раньше времени,

Пусть меня унесут белы лебеди

Далеко, далеко, в край неведомый,

Высоко, высоко, в небо светлое...
18 августа 1995 года в 17 часов они и их друзья отправились в предсвадебное путешествие в горы Алтая.
Последней из близких, кто видел их взаимное счастье, была мать Тани, когда из окна своего дома она провожала взглядом маленький микроавтобус. Если бы знать нам всем тогда, что он увозит их навсегда...
Все, что знаем мы о случившемся, - из скупых милицей-ских протоколов и показаний свидетелей:
"21 августа 1995 года на 106-м километре Черепановской трассы Барнаул - Новосибирск микроавтобус "ниссан" столкнулся с грузовым автомобилем "МАЗ". В результате этого дорожно-транспортного происшествия погибли, не приходя в сознание, все шесть пассажиров микроавтобуса: директор МКЦ "ПИОНЕР" Сергей Бугаев, певица Татьяна Снежина, кандидат наук Шамиль Файзрахманов, директор аптеки "Мастер-вет" Игорь Головин, его супруга врач Головина Ирина и их пятилетний сын Владик".
На месте гибели была найдена отснятая Таней, Сергеем и их друзьями в последний день жизни фотопленка. Многие кадры не пощадила кровь погибших, но составители книги сочли нужным включить эти фотографии в издание.
Рукописи не горят. Все, что было создано Татьяной Снежиной, этой юной и прекрасной русской девушкой, останется с нами. Останутся ее стихи, останутся ее песни, останется фонд, названный теперь в ее честь и в честь ее друга, останутся ее искренность и доброта, останется ее душа, светлая, как венчальное платье, ставшее в тот роковой день погребальным, и чистая, как российский снег.
* * *
Имя Татьяны Снежиной, наряду с другими талантливыми именами, без сомнения, в скором времени станет определяющим для нового этапа русской культуры конца двадцатого века, именем целого поэтического мира, объединившего в себе энергию обновления общества и нерушимую силу поэтических корней России, значимость которых мы ощущаем уже сейчас, во время острого дефицита гармонии и национальной культуры.
Творчество любого таланта неразрывно связано с его судьбой. Так и жизнь, и песни Снежиной слиты воедино, одновременно светлы и глубоко трагичны.
В этот сборник вошли песни и стихи разных лет. Они отражают творческие поиски автора, ее внутренний духовный мир на протяжении жизненного пути. При явных различиях они имеют объединяющую тональность: почти все песни и стихи пронизывает острая, щемящая душу грусть. В них выражены ощущение трагизма жизни, внутренняя боль и взволнованное, тревожное состояние личности.
Не стоит думать, что автор этих строф специально, по конъюнктурным соображениям выискивал болевые точки, чтобы произвести впечатление на публику. Достаточно самим повнимательней присмотреться к окружающей жизни, чтобы убедиться в этом.
Что нас окружает? Изменение нравов, стремление к материальным благам как к единственной цели и главному смыслу существования, усилилась тяга к показной роскоши, к престижности, к разного рода развлечениям. Внешне броское, поверхностное ценится неизмеримо выше, чем подлинное, глубокое, значительное.
Функциональность и расчет проникают и в область чувств. Человек нужен другому человеку лишь для "дела" не только в социальной, но и в интимно-духовной сфере.
Жизнь превращается в погоню за удовольствиями. Мы сами перед собой постоянно оправдываем бездуховное, эгоистичное, по сути, пустое существование. Главным врагом его становятся нежность, привязанность, потребность в ком-то, наша любовь, которая, впрочем, часто даже не успевает возникнуть, оказываясь препятствием на пути к примитивным наслаждениям.
Все труднее и реже понимают друг друга близкие люди, все острее ощущают они взаимную отчужденность, все чаще вспыхивают конфликты, вызванные нарушением душевных и духовных контактов, стремлением к кажущейся простоте и легкости. Но простое и легкое, построенное без труда, на поверку оказывается недолговечным и непрочным. Отношения между людьми оказываются поверхностными и легко рвутся. И это превращается в норму. Нормой становится Трагедия - Трагедия души.
Для молодых женщин нормой становится образ неодухотворенной вещи, которую можно купить, и неважно за что, валюту или рубли, удовольствия и необременительность отношений, славу и карьеру, сытую обеспеченную жизнь, квартиру в престижном районе. Главное - не продешевить... Только участники таких сделок не понимают, что можно продать тело и жизнь, но продать душу нельзя, рано или поздно она напомнит о себе. Останется ли время это понять и что-то изменить?
Нормой для мужчин становится образ плейбоя - множество легковесных связей, отсутствие глубокой привязанности к одному человеку, простота и цинизм в решении жизненных проблем. С таким мужчиной легко... легко, пока не наступит прозрение. Зачастую оно наступает очень поздно, когда тот, кто был "белой вороной", человеком "не от мира сего", современным Ромео, уже согласился принять те условия игры, на которые толкнула его жизнь. Опомнившись, мы пытаемся вернуть то, что потеряли, но содрогаемся от ужаса при виде пропасти, бездонной пустоты, которую сами же и создали. И опять Трагедия, трагедия неверия в чистоту человеческих отношений, в то, что есть на свете то ценное, ради чего стоит жить, трудиться, гореть и вдохновляться. И мы вступаем в порочный круг. Вот плата за нежелание преодолевать трудности, личные амбиции - плата за стремление получить все сразу и без проблем.
И все же боль от непонимания, от легко рвущихся отношений между людьми - не самое важное в творчестве Тани. Она прежде всего стремилась раскрыть значительность и глубину человеческих чувств. Тем самым она возвращала нас к потерянной нами истинной мере человека - его душе, великой и непреходящей ценности. Каждая душа неповторима и несет в себе целый мир. Она цельна и единична по своей сути, незаменима, и отведение ей второго плана в спектакле жизни оборачивается почти всегда бедой в личной, интимной сфере жизни и обретает глубокий трагический смысл.
Снежина глубоко лично воспринимала трагедию каждого человека, это, пожалуй, и был ее главный "литературный прием", основа ее таланта.
Так уж заведено, что поэтические издания предваряют статьи критиков или маститых литераторов, где скрупулезно, шаг за шагом проводится анализ текстов, поиск глубинного смысла. Мы не будем этого делать, точнее - мы не сможем этого сделать, как, наверное, не сможем измерить человеческую душу, до конца постичь человеческие чувства.
Поэзия Снежиной далека от академизма, скорее она ближе к народному песенному творчеству. Конечно, при желании можно найти огрехи в стиле и рифмах ее стихов, но никому не найти в них фальши и неискренности. Почти каждое стихотворение рождалось на свет как песня и имеет свою мелодию. Трудно порой отличить, где кончается песня и начинается стих. Жаль, что книга не может передать неповторимость и красоту ее мелодий, ее голоса. Как цыганские романсы почти невозможно слушать, сидя в театральном кресле, так и эта книга вряд ли станет лишь украшением книжной полки. Удел ее поэзии - жить в человеческом сердце вместе с памятью об этом прекрасном человеке, вопреки той роковой осени 1995 года

Эта осень пришла так рано,

Не спросившись и не постучав,

В не зажившую в сердце рану

Вихрем огненным ворвалась.
После Таниной смерти остались сотни набросков, незаконченных песен и недописанных строф. Но так ли уж они незакончены? Может, в их кажущейся незавершенности, в тех многоточиях, что как будто бы обрывают мысль, и таится вся мудрость, глубина внутреннего прозрения, которую она пыталась нам донести.
А душа устала изливаться

И держит все в себе,

Чтоб не упасть, и не сорваться,

И не разбиться в пустоте...
Эти многоточия - приглашение нам, живущим, найти свою дорогу, свой единственно верный путь души.
Плакала ночью звезда о том, что ушло навсегда,

О том, что напрасно сияла и солнце достать не смогла...
Откуда столько трагизма в мыслях молодой, красивой девушки. Думаю, трудно будет отыскать среди молодых поэтесс ту, которая столько бы написала о расставаниях и несчастной любви, сколько Снежина.
Я закрываю библию своей любви...

Пусть не прочитана она, но я должна,

Должна поверить в то, что не смогла

Разжечь огонь, сжигающий дотла.
Должна поверить в то, что не найду

Мою с небес упавшую звезду.

Должна закрыть глаза и сердце сжать,

Как можно дальше от любви бежать.
Огонь чувств, кажется, готов испепелить юное сердце поэ-тессы, и мы на волне переданных нам ее эмоций верим, что все это происходит с ней, с Татьяной... Вот она, истинная мера таланта - способность прочувствовать и пережить вместе с другим его радость или горе, пропустить через свое сердце чужую боль, через свою душу - трагедию чужой души. И заставить нас поверить, что все это было... Жизненный опыт Снежиной - это опыт ее души по прочтению человеческих судеб.
Но даже в самых грустных стихах она оставляет надежду на счастье. Всякий разрыв с любимым, всякий уход - это символическая дверь в новую жизнь, напоминание нам, что через страдания и терпимость очищается человеческая душа.
И любовь - не любовь, и мечта - не мечта,

И дорога в цветах оказалась не та...

За туманом судьбы, за кромешною тьмой

Ветер странных надежд снова спорит со мной...
Пытаясь сделать людей добрее, разбудить их души, найти гармонию в окружающей действительности и натыкаясь лишь на сытое безразличие и циничное предательство, она приходит к мысли, что в этом мире встреча со злом неизбежна:
"...Куда податься человеку, подошедшему к тяжелым дверям адского храма Жизни? Ведь за дверями так много манящего, тянущего, отпугивающего, злого, доброго, прекрасного и ужасного... И хочется идти к манящему, доброму и прекрасному, но на пути обязательно есть что-то отпугивающее, злое, ужасное. И хочется обойти стороной это зло, но оно все равно обязательно встретится на пути. Не сейчас, так позднее..."
В поисках выхода ее взор невольно обращается к заоблачным далям, за линию горизонта, в неведомые края. В ее лирике утверждается, как одна из основных творческих тем, тема свободы, ухода от обжитого и привычного в еще не познанное. Такая тяга к свободному полету говорит о желании найти место на земле, или в другом мире, где человек будет счастлив.
Я в путь не возьму ничего

И лишь оглянусь на пороге,

Уйду от земного всего,

Чтоб ближе стать к Господу Богу...
Мечтая о своем маленьком счастье, Таня в мыслях улетает то с "грозой ночной", то "ласточкой в небо", то листочком осенним. Ее мечты искренни, и поэтому в своей поэзии она легко сливается воедино с тем миром, в котором царит романтика дорог и приключений, где простота и бедность - синонимы душевности и чистоты, где вдали от мирской суеты царят справедливость и гармония.
Но путь - это только путь. И есть еще дом. В ее лирике это не просто жилище, это целый мир, где есть друзья, любимые, близкие люди, где счастье и горе. Дом - это ее корни, то, что взрастило и питало ее душу и творчество. И потому мы читаем:
Я с покаянием вернусь в тот дом

И на колени встану пред крестом.

Молитвою святою с грешных губ

Перечеркну немую тишину.
Она всегда возвращалась домой в своих мечтах и стихах, не смогла вернуться только в жизни однажды - 21 августа 1995 года - помешала Смерть...
Признание не успело принять Таню в свои объятия. Но мы уверены, что ее поэзия достучится в сердца людей и эта книга найдет своего читателя. И признание придет...
Пусть я жила без времени,

Пусть я жила неправедно.

Вы лишь теперь простите мне

И все поймите правильно.
Вадим Печенкин,

январь 1996 года, Москва
Ирина Белякова
^ МАТЕРИАЛ ВЗЯТ ИЗ ГРУППЫ В КОНТАКТЕ

http://vk.com/snezhina23

------------------------------------------------------------------------
1   2   3   4

Похожие:

Биография Игоря Талькова 3 Стихотворный разговор памяти Виктора Баянова О. Р. «Живу и верю» iconПоложение о литературной Премии имени Виктора Баянова 2011- 2012 года Общие положения
Премия имени Виктора Баянова — российская премия для русскоязычных писателей, проживающих в России
Биография Игоря Талькова 3 Стихотворный разговор памяти Виктора Баянова О. Р. «Живу и верю» iconОткровенный разговор с россией
Вашему вниманию предлагается новая книга депутата Государственной Думы всех созывов, известного политика Виктора Илюхина
Биография Игоря Талькова 3 Стихотворный разговор памяти Виктора Баянова О. Р. «Живу и верю» iconD349609a-4eb9-4ac8-bf99-433919066539
Монолог>творчество И. Талькова представлено его песнями-пророчествами, задушевной лирикой, выдержками из записных книжек и дневников,...
Биография Игоря Талькова 3 Стихотворный разговор памяти Виктора Баянова О. Р. «Живу и верю» iconКнига эта должна была называться «Эпоха Вырождения»
В книге творчество И. Талькова представлено его песнями-пророчествами, задушевной лирикой, выдержками из записных книжек и дневников,...
Биография Игоря Талькова 3 Стихотворный разговор памяти Виктора Баянова О. Р. «Живу и верю» icon3 Организация памяти в микропроцессорных системах
Информацию в ячейки памяти можно записывать и считывать. Считывание информации из ячейки памяти не нарушает содержимого последней....
Биография Игоря Талькова 3 Стихотворный разговор памяти Виктора Баянова О. Р. «Живу и верю» iconМученики Виктор и Стефанида День памяти:  Ноябрь 11 / 24
Стефанида, открыто прославила Христа, за что была предана лютой казни: ее привязали к двум согнутым пальмам, которые, распрямившись,...
Биография Игоря Талькова 3 Стихотворный разговор памяти Виктора Баянова О. Р. «Живу и верю» iconА. Головин Как заработать первый миллион
Россияне не должны думать: «Я бедный, потому что живу в России». Им нужно рассуждать так: «Именно потому, что я живу в России, я...
Биография Игоря Талькова 3 Стихотворный разговор памяти Виктора Баянова О. Р. «Живу и верю» iconГерметическое Искусство Памяти   Часть первая: Использование Памяти
Джордано Бруно2, повлекло за собой известность Искусства Памяти в узких академических кругах, мы не можем сказать того же самого...
Биография Игоря Талькова 3 Стихотворный разговор памяти Виктора Баянова О. Р. «Живу и верю» iconБиография Л. Н. Толстого
К сожалению, биография писалась, когда еще не было псс, не были известны многие документы и воспоминания
Биография Игоря Талькова 3 Стихотворный разговор памяти Виктора Баянова О. Р. «Живу и верю» iconКнига «Мы, боги» рассказывает о том, как боги учились. Каждый из...
С тех пор как возникли религии, человек, думая о Боге, оперирует только категориями «Верю» или «Не верю»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница