Книга А. А. Морозова «Русская стихотворная пародия (18-20в)»


Скачать 98.11 Kb.
НазваниеКнига А. А. Морозова «Русская стихотворная пародия (18-20в)»
Дата публикации01.08.2013
Размер98.11 Kb.
ТипКнига
userdocs.ru > Литература > Книга
Пародия - комический образ художественного произведения, стиля, жанра.

Крайне туманны определения пародии в энциклопедиях и словарях. Причем такое же положение наблюдается и в зарубежных справочных изданиях. Польский литературовед Маркевич написал специальную статью «Об определениях литературной пародии», где подверг строгому сопоставительному анализу разнообразные трактовки понятия «пародия», выявил немало противоречий в самом употреблении этого термина. А.З. Паперный, являющийся одновременно и литературоведом, и пародистом, не преминул ехидно спародировать саму попытку дать точную дефиницию жанра: «Что такое пародия? Я бы предложил такое определение: пародия – это такое произведение, где пародирующий пародирует пародируемого».

Возможность системно описать пародию появилась тогда, когда отечественное литературоведение накопило значительный опыт. Здесь прежде всего надо сказать о книге «Русская литературная пародия», вышедшей в 1930 году и ставшей значительным событием в научном изучении жанра. Книга содержала статьи А. Цейтлина «Литературная пародия и классовая борьба», Л. Гроссмана «Пародия как жанр литературной критики», Б. Бегака «Пародия и ее приемы», Н. Кравцова «К истории русской пародии», А. Морозова «Литературная роль пародии». Книга внесла большой вклад в изучение пародии, наметила интересные перспективы дальнейшего поиска.

Книга А.А. Морозова «Русская стихотворная пародия (18-20в)», вышедшая в 1960 году в журнале «Русская литература» тоже внесла значительный вклад в изучение русской стихотворной пародии. Пародия – нарочитое подражание, «передразнивание» с целью осмеяния или сатирического разоблачения. Может пародироваться отдельное произведение, обычно широко известное, группа произведений, идиостиль писателя, литературное течение и т.д. Комическое или сатирическое впечатление традиционно вызывается двумя прямо противоположными способами: 1) б у р л е с к о м, когда о заведомо низком предмете повествуется преувеличенно высоким стилем; 2)т р а в е с т и р о в а н и ем, когда говорится, наоборот, о заведомо высоком предмете неуместно сниженным стилем.

Пародия – особый вид сатиры, основанный на комическом, преувеличенно подчеркнутом воспроизведении характерных индивидуальных особенностей формы того или иного явления, которое вскрывает его комизм и низводит его содержание.

Пародия существует постольку, поскольку сквозь произведение просвечивается второй план, пародируемый; чем уже, определеннее, ограниченнее этот второй план, чем более все детали произведения носят двойной оттенок, воспринимаются под двойным углом, тем сильнее пародийность. Проводя различия между пародией и стилизацией, Ю.Н. Тынянов установил, что в пародии обязательна невязка обоих планов, их смещение.

Невязка – сигнал пародийности, услышав который мы перестаем верить в буквальность первого плана. Ни первый план пародии, ни угаданный нами второй ее план, ни сам факт невязки между ними не дают нам художественного смысла. Пародия не просто двусмысленность, она обладает сложным, многозначным и конкретным третьим планом, представляющим собой соотношение первого и второго планов как целого с целым. Третий план – это мера того неповторимого смысла, который передается только пародией и непередаваем никакими другими средствами. Важно выйти на третий план, на глубинное измерение пародийного смысла.

Большинство исследователей (А. Морозов, Н. Новиков) делят пародии на сатирические и юмористические. Это разделение планомерно, т.к. сатира и юмор имеют не только различный пафос, но и художественные задачи. Позиция сатирического породиста откровенно публицистична, смех в этом случае не распространяется на автора пародии. В юмористической пародии смех, напротив, «распространяется и на самого смеющегося».

Необходимым свойством жанра пародии является имитационность, вторичность текста, его «стилистическая несамостоятельность» [Вербицкая, 1987: 8]. Это обстоятельство позволяет нам выдвинуть гипотезу о том, что основным стилеобразующим фактором для пародии выступает имитация, которая предполагает отталкивание от конкретного образца и реализуется в языке как явление вторичное. Имитация как механизм создания пародии включает в себя следующие приёмы, сформированные в работе Б. Бегака: [Бегака, 1930: 98]

1) снижение стиля;

2) введение нового материала,

3) его вставку и подстановку;

4) замена поэтической лексики прозаической;

5) гипербола;

6) гротеск;

7) переворачивание;

8) создание пародийного персонажа;

9) введение авторской самохарактеристики и т. п.

Все это, безусловно, верно и может быть продолжено, расширено и дополнено. Искусство пародирования располагает широким арсеналом средств, порою очень пристальных и детализированных.

В поэтическом словаре А. Квятковского пародия определяется следующим образом: «Жанр критико – сатирической литературы, основанной на … карикатурном подчеркивании и утрировке особенностей писательской манеры». Но данное определение не затрагивает всей сути литературной пародии. В «Словаре литературоведческих терминов» (под редакцией Л. И. Тимофеева и С. Я. Тураева ) указано, что «пародия может быть направлена против определенных особенностей литературных произведений – тематики, идейного содержания, особенностей сюжетов, образов героев, композиции, языка. Основное ее средство – ироническое подражание осмеиваемому образу, передача в гиперболизированном, шаржированном виде свойственных ему характерных черт, доведение их до абсурда, нелепости, чем и достигается сатирико – комический эффект» [СЛТ, 1974: 259].

Союз публицистической и литературной пародии уходит своими корнями в античность. В эпоху развития журналистики он становится нерасторжимым. Уже Аристофан боролся с Еврипидом, извлекая из его произведений и пародируя ставшие банальными предания. В это время происходит смена одних общественных форм жизни другими, старые родовые авторитеты теряют свое былое влиянии, и публицистическая пародия, вступив в борьбу, способствует свободе мышления. Деспотическую власть авторитета над словом, над воображением, над видением мира она подрывает тем, что переосмысливает судьбы исторических героев на современный лад. Публицистическая и художественная пародия в древней Греции отвечали одному эстетическому принципу: личность или явление дискредитировались весело, при помощи смешных сравнений, аналогий и параллелей.

В последующие более бурные эпохи эстетические принципы, объединяющие публицистическую и художественную пародию, стали еще прочнее. Превосходный пример – пародия эпохи Французской революции 1848 года. Революционная журналистика, пародируя газетные сообщения орлеанистской прессы, парламентскую и судебную хронику, государственные указы, политические обзоры, петиции на имя короля, создала грозную антиправительственную сатиру. Старая жизнь, пропущенная сквозь новые идеи, воспринималась как пародия на общественный строй и его институты. Но не всегда публицистам удавалось воспроизвести явления в целом, ибо, пародируя, они выбирали наиболее уязвимую сторону государственных указов и петиций. При этом они умели находить наиболее характерные детали, отражающие бесчисленные противоречия общественных отношений.

Определяющим моментом для жанра пародии является также стремление её к лаконичности.
Исследователи выделяют следующие основные разновидности художественно - публицистической пародии:

1. Юмористическая или шуточная пародия. Отличается ослабленной направленностью по отношению ко «второму плану», что сближает ее с комической стилизацией; может быть не лишена критицизма. К юмористической пародии примыкают и некоторые виды шуточной поэзии с чертами пародийности, а также автопародии.

В качестве приёмов юмористического пародирования выступают:

  1. воспроизведение характерных особенностей речи конкретного лица (известного адресату), определённого стиля речевого общения (например, сниженного разговорного стиля), особенностей диалектного произношения слов и т.п. в расчете на эффект их узнаваемости. При этом имитация принимает утрированный характер, получая функцию скрытой «ходячей» цитаты с заданной экспрессией или используясь в качестве образца для продуцирования аномальных форм;

  2. подражание национальному колориту речи (подчеркивание характерных для того или иного языка фонетических и лексических особенностей) [Гридина, 1996: 25,26].

Юмористическая или «дружеская» пародия стоит близко к юмористической стилизации и, как правило, лишена оценочной характеристики. Пародист в этом случае выступает не в роли критика, а, скорее, в роли соревнующегося. Он как бы «показывает» в комическом ключе художественные приемы пародируемого автора, «обнажает» их, но не с целью «снижения», дискредитации и т. п. Пародист вступает в шутливое творческое состязание, как бы говоря: «Вот это ты, коллега, сделал так-то и так-то. А я вижу «прием» и, шутя, «показываю на него». «Дружеская» пародия, таким образом, скорее — игра стилем, нежели «играющее суждение». Это веселые пометы на полях произведения, написанного стилистически и эстетически близким автором. «Амбивалентность» смеха здесь значительно смещена в сторону положительной «валентности» и пародия максимально приближается к комической стилизации, почти переходит в нее. Такие пародии бывают и остроумны, и изящны, но они обычно не глубоки и малоинтересны, т. к. захватывают только внешний слой «второго плана». Граница между классической «амбивалентной» пародией и ее «дружеским» вариантом, а также водораздел между комической стилизацией и дружеской пародией настолько зыбки, что различение их даже в теоретическом плане чрезвычайно трудно. На практике же для установления степени «дружественности» пародии требуется тщательный анализ каждого явления с непременным захватом возможно более широких кругов контекста: история, мотивы и цель создания пародии, взаимоотношения пародиста и пародируемого и т. п. В условиях литературного процесса конца XIX — начала XX вв. такой тип пародии практически не использовался.

Дружественная пародия ориентируется на юмор, но способна переходить в сатиру. Одна негодует и дискредитирует, другая шутливо и благожелательно указывает на промахи и заблуждения. Отсутствие разрушительной сатирической направленности в юмористической пародии это доказательство того, что пародирование вообще не заключает в себе «ненависти» к пародируемому.

2. Сатирическая пародия. Отличается отчетливой направленностью против пародируемого объекта. Занимает враждебную или резко критическую позицию по отношению к оригиналу. Нападает на идейную и эстетическую сущность произведения пародируемого автора или целого направления.

Сатирическая пародия прибегает к наиболее острым и разрушительным средствам переосмысления пародируемого оригинала, она негодует и дискредитирует. Главнейшие ее средства — утрировка и гиперболизация образного строя, доведение его до абсурда, нагромождение поэтических шаблонов, обычно не связанных между собой или противоречащих друг другу, нарочитая подстановка или подмена традиционных тем и мотивов (например, в лирике) неожиданными прозаизмами. Гротескное заострение и преувеличение, «передержка», комическая реализация метафор и сравнений создают ощущение смешной бессмыслицы и надутого ничтожества. Гротеск опирается на остроту, которая представляет собой гротескное суждение, суждение не констатирующее, а конструирующее. Острота является сатирической разновидностью словестного образа, тропа.

Позиция сатирика откровенно тенденциозна, публицистична, смех в этом случае отчуждает моральный мир художника от обличаемого предмета

[ Вулис, 1971: 674]. Л. Е. Пинский считает, что «источником сатирического смеха служат пороки, недостатки как таковые. Сатира... откровенна в своих целях, тенденциозна. Бескомпромиссно требовательная позиция сатирика ставит его во внешнее, отчужденное, враждебное положение к объекту» [Пинский, 1975: 1014].

Сатирическая пародия не только форма критической оценки, но и активного неприятия. ^ Она вырастает из критики и продолжает ее средствами, заимствованными из арсенала самого критикуемого. Это — предметная критика. Раздраженный и насмешливый критик наряду с логическими доводами использует пародию. Приведение к абсурду художественных средств разбираемого автора является своеобразным критическим доказательством. Пародия нередко предваряет критический разбор, еще чаще его завершает. Она возникает как продолжение цитаты или мотивируется желанием «подражать». 3. Перепев. Изменяет свою направленность, обращая ее на внелитературные цели. Направленность против используемого (пародируемого) оригинала либо вовсе отсутствует (пародии на классиков и писателей далекого прошлого), либо сочетается с внелитературной. Пародические использования можно, в свою очередь, разделить на сатирические, служащие общественно-публицистическим целям, и юмористические. [«Русская литература», I960, № 1, стр. 48—77].

Разделение пародии на сатирическую и юмористическую продуктивно, так как у сатиры и у юмора не только различный пафос, но и художественные задачи разные. [Морозов, 19: 63] То есть сама природа сатиры и юмора определяет их различные задачи: непримиримое отрицание у сатирика и серьезная попытка познания, только выраженная во внешне смешном виде — у юмориста. При этом, если сатирическая задача решается в смеховом аспекте (не всякая сатира комична), то и в сатирическом произведении сохраняются признаки положительной «валентности». Пародия же всегда комична.

«Остроумное создают, комическое находят», - утверждал Аристотель. Распространяя этот афоризм на пародию, можно заметить, что пародийный комизм всегда «создается» самой соотнесенностью двух планов. И если психологически реакция на «второй план» при «дружеском» пародировании может быть «юмористической», то воплощение этой реакции в пародии всегда связано с остроумным конструированием, с «играющим суждением», с «творческой оценкой», с «художественной критикой». Амбивалентность, присутствующая как желание юмористического смеха, при оформлении этого смеха в пародийный смещается в сторону «отрицательной» валентности, вышучивания, высмеивания, комического развенчания «второго плана». Естественно, что, чем ближе «второй план» пародисту психологически, чем более в его восприятии юмористического, а не сатирического, тем мягче будет критика, тем доброжелательнее, «дружественнее» будет пародийный смех. Но даже в «юмористической» пародии хотя бы в силу амбивалентности юмора сохраняется дистанция между пародией и пародируемым. Отличие же «юмористической» пародии от «сатирической» — в познающем пафосе первой из них, в задаче «приемлющего» изучения, растворенных в смеховой стихии. А сатирическая пародия открыто и тенденциозно отрицает объект пародирования, комически дискредитируя его и подчеркивая тем самым несостоятельность «серьезного» восприятия «второго плана».
Сочинения в жанре перепев отличны от пародий не только тем, что не задевают смехом имитируемые образцы. Если пародист создает комический художественный образ чужого стиля, то автор перепева “фотографирует” чужой стиль, достигает комического эффекта механическим присоединением к собственному словарю “осколков” цитат из широко известного текста. Цель пародии – в гиперболизирующем “снижении” черт оригинала, цель перепева – в подтверждении “высоты” источника, в опоре на эту “высоту”.

Неслучайно при создании перепева писатели обращаются к наиболее популярным, “хрестоматийным” произведениям: читатели опознают каждое из них как эталон, а “полуцитаты”, аллюзии обращают читателей к смыслу копируемого произведения. Невольно соотнося известные литературные образы с теми новыми, что представлены в перепеве, читатель вынужден судить о сатирически изображенной действительности в соответствии с законами того мира, который был создан, может быть, даже вымышлен, автором классического сочинения. Современность оказывается “сниженной” перед лицом прошлого.

Похожие:

Книга А. А. Морозова «Русская стихотворная пародия (18-20в)» iconКнига А. А. Морозова «Русская стихотворная пародия (18-20в)»
А. З. Паперный, являющийся одновременно и литературоведом, и пародистом, не преминул ехидно спародировать саму попытку дать точную...
Книга А. А. Морозова «Русская стихотворная пародия (18-20в)» iconСмирнова Л. Е. Морозова Неопределенный интеграл
Неопределенный интеграл: Учебное пособие / В. Б. Смирнова Л. Е. Морозова; спб гос архит строит ун-т.; – спб., 2007. – 51 с
Книга А. А. Морозова «Русская стихотворная пародия (18-20в)» iconПеревод с английского А. Меньшиковой, И. Нелюбовой
Безбашенная книга и потрясающая пародия на психоанализ, «Дайсмен» увлекателен, насмешлив и шокирующ, настоящий диверсант в тылу американской...
Книга А. А. Морозова «Русская стихотворная пародия (18-20в)» icon6 класс Русская литература XIX века
Чехов А. "Толстый и тонкий", "Хирургия", "Налим", "Беззащитное существо", "Жалобная книга" и др
Книга А. А. Морозова «Русская стихотворная пародия (18-20в)» iconПоследний роман Бакли «Флоренс Аравийская» виртуозно написанная пародия...
Бакли – «Флоренс Аравийская» – виртуозно написанная пародия на шпионский роман. Самим названием автор отсылает к истории Лоуренса...
Книга А. А. Морозова «Русская стихотворная пародия (18-20в)» iconБилет №3 Вопрос №1
Русского го­сударства, преодолевались местные культурные особенности, скла­дывалась единая русская культура. В то же время русская...
Книга А. А. Морозова «Русская стихотворная пародия (18-20в)» iconКнига 1 и 2
Русская Православная Церковь в советское время (1917–1991). Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью...
Книга А. А. Морозова «Русская стихотворная пародия (18-20в)» iconLitru. Ru электронная Библиотека Название книги: Путешествие дилетантов...

Книга А. А. Морозова «Русская стихотворная пародия (18-20в)» iconОргкомитет конференции председатель
Морозова И. М., к ф м н., доцент, декан факультета предпринимательства и управления
Книга А. А. Морозова «Русская стихотворная пародия (18-20в)» iconАктивный раздаточный материал «Философия» фогп, для всех специальностей 3 кредита 3 семестр
Основой духовного самосознания и менталитета народа в русской философии является русская идея. Русская идея – это вопрос о существования...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница