Серийные преступления


НазваниеСерийные преступления
страница5/51
Дата публикации31.03.2013
Размер5.64 Mb.
ТипУрок
userdocs.ru > Медицина > Урок
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   51

до лотерейного выигрыша, я отправил их в Мариенбург торговать пивом.

Прошло недели две и один из агентов, приехав в Ригу, сообщает, что дела

идут плохо, пивная пустует, публика, по старой памяти, идет в прежние лавки,

а их обходит.

Что тут делать?

Поломав голову, я изобрел следующий аттракцион. Вспомнив, как в дни

юности я захаживал иногда на Измайловском проспекте в Bier-Halle, где к

кружке пива, непременно подавалась соленая сушка, я предложил моим людям

завести такой обычай. На возражение агента, что подобный расход даст убыток

предприятию, я ответил согласием на убыток, и он уехал обратно в Мариенбург,

увозя с собой из Риги несколько пудов соленых сушек.

Сушка оказала магическое действие и через неделю, примерно, агенты

сообщили, что от публики отбою нет.

Прошло так месяца полтора и стал приближаться новый год. Агенты мне

пишут:

"Как нам быть, господин начальник? К новому году торговые патенты

должны быть обменены и, по установившемуся обычаю, принято, при получении

нового, - передать младшему помощнику начальника уезда конверт с 10 - 15

рублями, принося ему вместе с тем новогодние поздравления".

Я ответил: "Передайте конверт и поздравляйте". Они так и сделали. Один

из агентов отправился в нужный день к начальству и, получив новый патент и

передав красненькую, поздравил его с новым годом. Он был высокомилостиво

принят начальством и все обошлось гладко.

Между тем, поджоги продолжались. Я нервничал и торопил моих "купцов".

Наконец, в начале февраля, они доносят, что имеют сильное подозрение

против ряда лиц, посещающих их лавку. Во главе этой дружной и вечно пьяной

компании, состоящей из кузнеца и двух сыновей сторожа кирхи, стоит некий

Залит - местный брандмейстер, он же и фотограф. Подозрения свои агенты

строят, во-первых, на том, что все эти люди, особенно сыновья сторожа, были

по общему отзыву доселе бедняками. Между тем, за последние месяцы они

швыряют деньгами и целыми днями торчат в пивной, выпивая бесконечное

количество пива. Во-вторых, был такого рода случай: пьяный кузнец как-то

проговорился и предсказал на ночь пожар, намекнув при этом и на обреченный

дом. Предсказание в точности сбыдось и дом сгорел. Агенты тут же сообщали

подробные адреса этих четырех заподозренных лиц.

Получив столь серьезные сведения, я опять в обществе прокурора,

милейшего А. Н. Гессе, выехал в Мариенбург, захватив с собой несколько своих

людей.

На место мы прибыли к вечеру и, дождавшись ночи, вышли из своего вагона

и, разбившись на три группы, одновременно нагрянули с обысками к

брандмейстеру, кузнецу и сыновьям сторожа. Победа оказалась полной.

Как у Залита, так и его сообщников, мы обнаружили значительные суммы

денег, о происхождении которых они не могли дать объяснений. У каждого из

них мы нашли восковые конверты с пороховым шнуром, по нескольку десятков

аршин трута, большие запасы керосина и так далее.

Все они, конечно, арестованы и препровождены в Ригу. Я лично

присутствовал на громком процессе этих поджигателей, имевшим место в Риге,

причем у меня с защитником обвиняемых, известным петроградским адвокатом Г.,

произошел довольно странный конфликт. В качестве свидетеля я рассказал

подробно и откровенно суду о дивном трюке, к которому мне пришлось

прибегнуть для поимки виновных. На обычное предложение председателя суда,

обращенное сначала к прокурору, а затем и к защитнику:

- Не имеете ли предложить вопросы свидетелю?

Прокурор ответил отрицательно, а присяжный поверенный Г., с

запальчивостью:

- О, да!.. Имею!.. - после чего, повернувшись ко мне, наглым

ироническим тоном спросил:

- Расскажите, любопытный свидетель, какими еще происками занимались вы

в Мариенбурге?

Я обратился к председателю:

- Господин председатель, я покорнейше прошу вас оградить меня от

выпадов этого развязного господина!

Председатель принял мою сторону и заявил Г.:

- Господин защитник! Призываю вас к порядку и прошу задавать вопросы

свидетелю через меня и в более приличной форме!

Г. возразил:

- Я требую занесения слов свидетеля, обращенных ко мне, в протокол.

Я потребовал того же.

- Не имеете ли еще вопросов? - спросил председатель адвоката Г.

- Нет, не имею.

На атом инцидент был исчерпан.

Брандмейстера Залита приговорили к восьми годам каторжных работ. Его

сообщники отделались, кажется, меньшими сроками.

По окончании дела я, в присутствии моего агента, вызвал к себе

помощника начальника уезда.

- Послушайте, а красненькую-то отдать нужно! Деньги ведь казенные.

Он, сильно смущаясь, ответил:

- Слушаюсь, господин начальник! - и торопливо полез в бумажник.

Вспотевший, красный, как рак, он долго упрашивал меня не докладывать

губернатору об его зазорном поступке и я, на радостях, каюсь: махнул на него

рукой".
(А. Ф. Кошко. Уголовный мир царской России. Новосибирск, 1991)

^ "КНЯЗЬ ОДОЕВСКИЙ"
А. Ф. Кошко рассказывает в своей книге "Уголовный мир царской России" о

деле одного афериста, бывшего актера Михайлова.

"Как-то в приемные часы ко мне в кабинет явился неизвестный чиновник.

Вошел он в форменном сюртуке, при шпаге и в белых нитяных перчатках. Это был

малый лет тридцати, некрасивый, с удивительно глупым выражением лица.

- Честь имею представиться вашему превосходительству - губернский

секретарь Панов, - отрекомендовался он.

- Присаживайтесь. Что вам угодно? - Я явился к вашему

превосходительству по личному делу. Я стал жертвой мошенничества и пришел

просить вашей защиты.

- Расскажите, в чем дело?

Панов скромно откашлялся в перчатку и сказал:

- Конечно, я сам виноват в том, что произошло со мною, я проявил

излишнюю доверчивость, но все же обидно ни за что, ни про что потерять

восемьсот рублей.

- Нельзя ли ближе к делу, мне время дорого?

- Да, конечно! - сконфузился Панов. - Но не легко мне приступить к

объяснению, так как, в сущности, это целая исповедь.

- Ну, что ж, исповедайтесь, не стесняйтесь! Панов оттянул пальцем туго

накрахмаленный воротник, мотнул головой и принялся рассказывать:

- Видите ли, ваше превосходительство, по природе своей я человек

крайне честолюбивый и должен сознаться, что всякому чину, ордену и классу

должности придаю большое значение. Сам я из простой семьи, но окончил

гимназию и с помощью добрых людей пристроился чиновником в Департамент

Герольдии. Служу я там шестой год, получаю сто рублей в месяц. Первое время

был доволен, а затем затосковал. Вижу, что ходу мне не дают, так как и

протекции у меня нет, да и сослуживцы универсанты обгоняют. Хоть жалованье

мое и небольшое, но родительское наследство помогает мне существовать

безбедно.

И вот, видя, что карьеры мне в Сенате не сделать, я стал громко

сетовать на судьбу. Тут один из моих приятелей мне и посоветовал: "Дай, -

говорит, - объявление в газетах, что ты готов, дескать, уплатить тысячу

рублей тому, кто предоставить место на 200 р. в месяц чиновнику с пятилетним

служебным стажем и неопороченным формуляром".

Идея мне показалась хорошей. "И правда, - подумал я, - дай-ка

попробую". И попробовал.

Вскоре получаю приглашение явиться в Европейскую гостиницу в № 27, для

переговоров по делу об объявлении. Обрадовался я и полетел на Михайловскую,

захватив тысячу рублей. Вхожу в эту шикарную гостиницу, поднимаюсь в третий

этаж и робко стучу в 27-й номер. "Войдите!" - ответил мне зычный, важный

голос. Я вошел в небольшую прихожую, а затем в богато обставленную комнату,

вроде кабинета. За письменным столом сидел господин лет пятидесяти, на вид -

совершенный сановник. Он любезно привстал, протянул мне руку и промолвил:

"Князь Одоевский. Я пригласил вас согласно вашему газетному объявлению.

Скажите, что заставляет вас искать места на двести рублей: материальная

зависимость или иные, быть может, побуждения?"

- Нет, ваше сиятельство, - пролепетал я, - материально я независим,

но, сознаюсь вам откровенно, что червь честолюбия меня усиленно точит.

- Я так и думал, - сказал он мне. - Ну, что же, честолюбие в меру -

черта скорее симпатичная и во всяком случае - естественная в молодом

человеке. Я могу помочь вам, у меня большие связи. Но должен вам заметить,

что вы несколько наивны. Помилуйте, вы предлагаете тысячу рублей за

двухсотрублевое место! Что же, вы хотите не только широко шагнуть по

иерархической лестнице, но желаете менее чем в год окупить и все понесенные

расходы? Нет, молодой человек, так дела не делаются! Не менее двух тысяч

рублей - иначе нам и говорить не о чем!

- Что же, я заплачу и две, если место хорошее.

- А вы, собственно, чего бы хотели? - спросил он более мягким тоном.

- Я, право, не знаю, ваше сиятельство, может быть, вы посоветуете?

- Да кто вы такой и где служите?

Я подробно рассказал ему о себе. Внимательно слушая мой рассказ, он

потянул к себе ящик с сигарами и предложил мне.

- Благодарю вас, ваше сиятельство, я не курю.

Не торопясь, князь обрезал сигару и медленно ее раскурил, после чего

откинулся на спинку кресла и, пуская тонкие струйки дыма, глубоко задумался.

Наше молчание длилось несколько минут. Наконец, как бы очнувшись, он сказал:

- Вот что. Конечно, достать вам место на двести рублей я могу хоть

завтра. Но мне кажется, вряд ли это вас устроит. У вас имеется существенный

недостаток - отсутствие высшего образования. Положим, я вас устрою

каким-нибудь столоначальником, но не говоря уже о том, что ваши сослуживцы

будут коситься на вас, вы попадете в тупик. Вам не дадут дальнейшего

продвижения и вы карьеры не сделаете.

- Так как же быть, ваше сиятельство?

- Скажите, вы не отказались бы от службы в провинции?

- Нет, душа моя не льнет к провинции. Разве что-нибудь блестящее?

- Хотите, я вас устрою вице-губернатором? Конечно, не в центральной

России, а где-нибудь на окраинах, например, в Сибири и, разумеется, не за

две тысячи рублей?

От неожиданности и восторга у меня закружилась голова.

- Конечно, - пробормотал я, - это было бы чудесно! Но где же, мне,

пожалуй, и не справиться с такой должностью!?

- Э, полноте! Не боги горшки лепят, справитесь, привыкнете! Да в

Сибири вы и не будете бельмом на глазу - это ведь не Петербург!

Придя несколько в себя, я спросил:

- А каков бы был ваш гонорар?

- Ну, да что об этом говорить, - сказал князь, морщась брезгливо, -

каких-нибудь пять-шесть тысяч!

Обычно за такие дела я беру примерно годовой оклад своих протеже. Вас

не должно коробить это торжище, так как вы понимаете, конечно, что жизнь -

борьба, и за последнее время особенно обострившаяся, все так дорого, за все

так дерут!

- Помилуйте! - поспешил я сказать. - С какой же стати вы стали бы

хлопотать за постороннего человека? Я прекрасно понимаю и всегда держусь

правила, что всякий труд должен быть оплачен.

- Вот именно! Итак, вы согласны?

- Согласен, ваше сиятельство?

- Отлично! Я завтра же повидаю кой-кого из министров и поговорю

относительно вас. Вот вам листок бумаги: напишите на нем ваше имя, отчество,

фамилию, учреждение, должность и т. д. А то вы у меня не один, как бы не

перепутать.

Я повиновался. Затем он сказал:

- Я вам ставлю некоторые предварительные условия. - Во-первых, вы

должны быть немы, как рыба, иначе вы можете напортить, конечно, но мне - вам

никто не поверит, а себе. При первом вашем нескромном слове я напрягу все

свои связи, и тогда вы очутитесь в Сибири, но на положении, мало схожем с

вице-губернаторским. Во-вторых, - авансируйте мне рублей триста, так как в

данную минуту я испытываю некоторую заминку в деньгах, а хлопоты по вашему

делу могут быть сопряжены с непредвиденными расходами.

Я молча поклонился и поспешно передал князю триста рублей.

- Заезжайте ко мне послезавтра в это же время, - сказал он мне на

прощание.

Я раскланялся и вышел, не чувствуя под собою ног от радости. Одеваясь

внизу у швейцара, я взглянул на вывешенные визитные карточки постояльцев и с

удовольствием узрел против 27-го номера имя князя Одоевского. Я поймал себя

на этой мысли и подумал: ишь, Фома Неверный! Да разве и так не видишь, с кем

имеешь дело? Какие же могут быть сомнения! Эх ты! Вице-губернатор тоже!

Следующий день я провел как бы в горячечном бреду. Я не отрывал глаз от

карты Сибири, стараясь предугадать мою будущую губернию. В назначенный день

и час я снова явился к князю. На сей раз он был облачен во фрак с синей

лентой Белого Орла под жилетом. Он встретил меня словами:

- Хорошо, что не опоздали, а то я тороплюсь к П. А. Столыпину. Я

кое-что успел уже сделать по вашему делу, в принципе мне обещано ваше

назначение, но в данную минуту, кроме Якутска, вакансий нет. Ну, а Якутск с

полугодовой ночью и шестимесячным солнцем вряд ли вас устроит. Но мне

говорили о каких-то перемещениях. Словом, ваше дело на мази. Это меня

особенно радует, так как по министерству внутренних дел я хлопочу

сравнительно редко, уделяя свое внимание главным образом министерству двора

и придворным званиям, с ним связанным. Приходите ко мне ровно через неделю,

т. е. во вторник, к 12 часам, и я надеюсь, к тому времени дать вам

окончательный ответ по вашему делу...

- Скажите, ваше сиятельство, вы можете и придворное звание устроить?

- Отчего же, конечно, могу! Барон Фредерике со мной считается и редко

отказывает в моих ходатайствах.

- А что стоит это?

- Разно. Камер-юнкерство дешевле; камергеры, шталмейстеры,

егермейстеры - дороже; гофмейстеры - еще дороже. Впрочем, - многое зависит

от кандидата и положения его в обществе.

- Видите ли, князь, - сказал я, - есть у меня приятель из крупного

петербургского купечества. Вечно жертвует он деньги на разные

благотворительные учреждения ради чинов и орденов. Вот от этого самого

приятеля я не раз слышал восклицания вроде: "Что чины? Что ордена? Вот

устроил бы меня кто-нибудь камер-юнкером, так, честное слово, сто тысяч бы

уплатил, не мигнув глазом". У князя заблестели глаза.

- Купец? Этот трудно, очень трудно! Но не невозможно. За сто тысяч

готов похлопотать. Вы вот что: когда придете ко мне через неделю, приводите

и вашего приятеля. Мы поговорим. Ну, а теперь вы извините, Петр Аркадьевич

(Столыпин) меня ждет. Да, кстати: вам опять придется раскошелиться на

пятьсот рублей. Уж вы простите, что я все забираю, так сказать, вперед. Но

завтра предстоит мне дорогой ужин у "Медведя" с лицом, от которого зависит
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   51

Похожие:

Серийные преступления iconШпаргалка Оглавление
Понятие предмета преступления и его соотношение с объектом преступления. Многообъектные преступления
Серийные преступления iconВопрос 295. Понятие и значение объекта преступления. Классификация...
Няемые уголовным законом общественные отношения, на которые посягает общественно опасное и уголовно наказуемое деяние. Объект преступления...
Серийные преступления icon1 Состав преступления как юридическое основание квалификации преступлений
Понятие состава преступления является одним из важнейших понятий уголовного права. Состав преступления используется в качестве юридического...
Серийные преступления iconПонятие субъективной стороны преступления и ее уголовно-правовое значение
Ная сторона преступления является его внутренней (по отношению к объективной) стороной. Вопрос о содержании субъективной стороны...
Серийные преступления iconСтатья 33. Виды соучастников преступления
Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления
Серийные преступления iconКриминалистика Перепелкин Вячеслав Иванович, доцент кафедры у п. д
Механизм преступления – это понятие дословное. По мнению Белкина, под механизмом преступления понимается сложная динамическая система,...
Серийные преступления iconКриминалистика Перепелкин Вячеслав Иванович, доцент кафедры у п. д
Механизм преступления – это понятие дословное. По мнению Белкина, под механизмом преступления понимается сложная динамическая система,...
Серийные преступления iconКриминалистика Перепелкин Вячеслав Иванович, доцент кафедры у п. д
Механизм преступления – это понятие дословное. По мнению Белкина, под механизмом преступления понимается сложная динамическая система,...
Серийные преступления iconКриминалистика Перепелкин Вячеслав Иванович, доцент кафедры у п. д
Механизм преступления – это понятие дословное. По мнению Белкина, под механизмом преступления понимается сложная динамическая система,...
Серийные преступления iconКриминалистика Перепелкин Вячеслав Иванович, доцент кафедры у п. д
Механизм преступления – это понятие дословное. По мнению Белкина, под механизмом преступления понимается сложная динамическая система,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница