Что я здесь делаю? Какая-то нелепая шутка, ей-богу! Это в любом случае не может происходить со мной. Просто не может. Не может. Не может, потому что я молодая


НазваниеЧто я здесь делаю? Какая-то нелепая шутка, ей-богу! Это в любом случае не может происходить со мной. Просто не может. Не может. Не может, потому что я молодая
страница1/4
Дата публикации11.03.2013
Размер0.53 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
  1   2   3   4
Глава 1

Не может быть
Что я здесь делаю? Какая-то нелепая шутка, ей-богу! Это в любом случае не может происходить со мной. Просто не может. Не может. Не может, потому что я молодая. И вообще потому, что это я. Да-да, это невозможно. У меня ведь всегда так. Вроде бы начинается что-то страшное и непривычное, а потом проходит мимо, и ты понимаешь, что это просто тебя жизнь чуть-чуть решила припугнуть. Что-то вроде маленького всплеска, чтобы ты проснулась. И ты даже чуточку поверишь. А потом... Все хорошо, все привычно. Выяснится, что все просто показалось. Все просто показалось? Да?

Я так часто смотрю на себя в зеркало и пытаюсь это выяснить. Больница эта хороша именно тем, что в ней есть огромное зеркало, в котором я могу попытаться отыскать свое отражение, а с ним и ответы на многие вопросы. Или просто побыть одной. Этого так не хватает, когда этого нет, а в привычку входят бесконечные осмотры врачей, разводящих то и дело руками, пристальные взгляды соседей по палате, универсальные советы и мысли, запутанные, лихорадочные, просто какой-то поток сознания у тебя в голове. А еще эти специфические запахи. И я со своим не в меру обостренным обонянием, компенсирующим мое неудавшееся зрение.

Главные спутники - смех и слезы. Две крайности, с таким переломным успехом соревнующиеся между собой за одну и ту же функцию, одну и ту же роль - выражать боль. Бывает и так. Все чувства почему-то так обостряются. И зеркало, ярко подтверждающее, что ты - красивая, цветущая девушка, а в этом большом больничном куске стекла еще красивее и романтичнее. Свет так падает. Такие красивые длинные белые волосы, искрящиеся глаза, плавные очертания необычной фигуры. Неужели это отражение и есть я? И я всегда была такой, жила столько лет...и не знала?! Я ведь всегда была собой недовольна. А я оказывается ничего! Да что ничего, просто восторг!

Вот только стоять утомительно тяжело и в горле ком от страха и отчаяния. Не может быть...


Глава 2

Кто я?
Мне ведь только 22 года. Странно, раньше я считала, что уже. Кто я теперь? Дочь, подруга, соседка, странная незнакомка, никто? Ах, да, я еще преподаватель английского языка. Совсем недавно или очень давно. В школе в общей сложности я проработала один несчастный год в 2005 году, после чего написала об этом титаническом испытании 40 страниц исповеди и весь следующий год просидела дома, зарабатывала на учебу репетиторскими услугами. Но потом, потом я снова вернулась в школу с новыми надеждами. На этот раз все складывалось почти успешно. Стресс я каждые выходные снимала танцами, а в школе за 2 месяца творческих усилий меня выдвинули на конкурс педагогического мастерства. Не знаю, нужно ли мне это было, но это было приятно. В любом случае это не та из утраченных перспектив, потерять которую мне было смертельно больно. Моя стихия - танцы. Вот где счастье и эйфория - возможность выразить себя в танце, забыть обо всем и улететь. Столько энергии, столько жизни в этих для многих лишенных смысла движений руками и ногами!

^ Глава 3

Есть такая профессия-пациент поликлиники
Правда, в ноябре силы меня стали подводить. Я постоянно чувствовала себя уставшим, изможденным, вынужденным путником, еле держащимся на ногах уже с утра. Шла на работу и как-то умудрялась думать, что мне это кажется. Мой дух авантюризма умудрялся все это игнорировать. Очень сильная страсть танцевать блокировала любое недомогание и боль. Это возможно! Правду Вам говорю. Я так с месяц держалась и еще, Бог знает, сколько бы смогла. Для моей тонкой натуры самый страшный недуг - это депрессия. Вот это действительно напасть, от которой может произойти все, что угодно. Наши бесконтрольные мысли - катализатор страшной силы, мощность которой определяется темпераментом, характером, уровнем чувствительности личности. У меня вообще либо депрессия, либо эйфория. Понимаю, что все в принципе создается изнутри, но все равно, живу главной целью избежать определенного сочетания событий и обстановки провоцирующего эту напасть. Ну, нет-таки, простыла, пришлось коротать дни у телевизора, и начала она ко мне подкрадываться со всех сторон, а я ее подпускать. Целою вечностью показалась мне эта пустующая неделя без событий и эмоций. Приятно было только, что на работу не надо было ходить, так как школа меня вгоняла в рамки и просто изматывала своей гиперстрессовой атмосферой. А потом еще неделя, еще... Анализы, видите ли, плохие. У меня новая работа как будто появилась в силу обстоятельств. Знаете, есть такая профессия - пациент поликлиники или член тайного кооператива с паролем "кто последний?". А если задуматься, так просто звено в очереди в неизвестность. Приходишь с утра и до вечера и не рыпайся домой, чувак. Ты что, самый умный? Хочешь - анализы сдавай, хочешь - пересдавай, хочешь - карточку ищи, хочешь - медитируй, хочешь - гавкай... Я все исправно делала.

^ Глава 4

Добрая тетя
А анализы все-таки плохие оказались.

-Езжайте-ка Вы в больницу.

-Что? А...нет. Я против категорически.

-Нет? Не хотите?

-Ой, нет. Я против, категорически против. (Я никогда в больнице не лежала. Ужас-то какой!).

-Тогда подпишите отказ. А вообще пройди-ка в соседний кабинет.

-К кому?

-Да к заведующей зайди. (Почему-то уже на ты. Хм.).

-Здрасьте. Можно к Вам?

-Здравствуй, красавица. Что такое, а? Что за скандалы ты здесь устраиваешь. Что позволяешь себе?

-???

-Скажи, ты здравомыслящий человек? Ты знаешь, что у тебя анализы оставляют желать лучшего.

-???

-Да-да. Плохие, очень плохие анализы. Мы...мы не знаем, что с тобой делать. Может, все и пройдет, допускаю, а ты не допускаешь мысли, что у тебя вообще рак. Ты знаешь, я здесь работаю много лет, столько насмотрелась вот таких случаев в твоем возрасте. Кто знает, может, счет в днях у тебя. Вон в прошлом году парень 21 год за месяц умер.

-М-м-м. (Что делать? Что за ужас она несет?)

-Да, кстати, сколько, говоришь, тебе лет? 22. О-о-о! Еще такая молодая. Ой, худенькая-то какая, бледная.

-Ну, не расстраивайся. Не бери в голову.

-(Ну, добрая тетя. Хм.).

^ Глава 5

В поисках надежды
Сейчас за плечами у меня 6 курсов химиотерапии, меня уволили с работы по инвалидности, которую пока дали только условно на год. Кто я теперь?

Да какая разница! Человек!

Каждый раз, когда в метро я достаю свое льготное удостоверение, чтобы пройти бесплатно, я воспринимаю его как проездной, купленный на жадно выделенные с крохотной учительской зарплаты 10 тысяч. Да и на фото такая цветущая молодая блондинка. В общем-то, ничего общего со всеми этими на первый взгляд штампами и надписями. Да вы знаете, в принципе, и в жизни. Но только так было не всегда.

После этих обнадеживающих слов-напутствий я долго еще не могла прийти в себя, отыскать хоть какую-то почву под ногами. Да, я дико жалела себя любимую, опустила руки, билась в истерике, пыталась не сойти с ума от панического предчувствия, хотя еще для этого не было никаких оснований. Никто из врачей не мог предположить, что со мной, более-менее конкретно. Меня просто отправляли в разные больницы с разными предположениями и диагнозами с вопросом и спустя какое-то время выписывали, качая головой. Не наше. Ко всему хоть как-то, но адаптируешься и привыкаешь. Неделю прорыдав, я всю следующую неделю просто лучилась оптимизмом, каждые четверть часа, заливаясь безудержным смехом. Надежду давали и так же неожиданно забирали у меня.


Глава 7

Подтянуто-втянутый животик

Под Новый год, всегда символизирующий для меня какие-то сказочные ожидания, меня неожиданно перебросили для разнообразия из изолированной, лишенной жизни и света инфекционной больницы с большим зеркалом в экстренную хирургию. Опять подарили надежду-подозрение на аппендицит. Счастье, правда, длилось недолго. Приехав туда, я вскоре поняла, что, видимо, и здесь я не свой пациент. Кстати, это был не первый случай. До этого я еще с подозрением на пневмонию месяц пролежала, с аллергией из-за передозировки лекарств, а вообще неизвестно из-за чего. Зачем же это выяснять? Ну, вот в хирургии так было весело хоть, даже несмотря на то, что по ночам у меня поднималась жуткая температура. Если и удавалось заснуть, то спала беспокойно, громко разговаривала, что-то пела. Правда, соседи терпели, не будили. Но, все равно, тогда этот не подтвердившийся перевод был для меня, выпавшей из жизни, просто каким-то новогодним подарком. Я бесконечно хохотала над собственными шутками, трещала по телефону с подругой (да, Леночка, с тобой!), уже вяло, но еще изредка позванивали мне мои поклонники, да и в отделении работали не старые, злые тетки, а молодые, красивые....и мужского пола. Короче, опять веселье. Это все эти надвигающиеся угрозы как-то закрыло и отодвинуло. Пока лежала в этом необычном отделении, ничего не ела. Сама поражаюсь, как выдержала. Врачи сказали: "На всякий случай не ешь. После выходных придем, посмотрим, что с тобой". Потом забыли отменить мне 0-вой стол и вовсе. В итоге забирали меня оттуда худой. Меня это даже радовало. Животик такой подтянуто-втянутый. Счас бы на дискотеку. А сама вовсе без сил. Ой, только теперь, когда я снова полна энергии, я понимаю, насколько была слабая, вялая и насколько эта идея была детской и утопической. И снова без диагноза. Снова эта убивающая, разрывающая все твои нервные клетки на части неизвестность. Только обследования, обследования...И поклонники все испарились. Без диагноза. А значит, и без лечения. Так, в принципе, еще один неспокойный месяц в другом измерении.

Глава 8.

Я все смогу
А я еще универ заканчиваю, сессия в разгаре. Как Вы думаете, что я думала? Да не нужно мне это все, это высшее образование и вообще. Может мне вообще уже ничего не нужно! У меня тут такое!!! Все жалейте меня. Ну и что? Зашла в универ, набравшись сил, просидела пару еле-еле. Заглянула и в деканат с просьбой помочь как-то, может, что-то отсрочить, и вижу, что никто и не собирался этого делать-жалеть. Сказали, что причина пропусков у меня не уважительная. А у меня губы трясутся, мысли не вяжутся, в горле ком, скулы сводит от постоянного нервного напряжения. Ненавидела себя в те минуты слабости и потерянности. И снова эта волна боли и отчаяния, как тогда, у зеркала. И снова те, четко произнесенные, засевшие в мозгу: "А может у тебя вообще рак! Кто знает, может, счет в днях у тебя!" Жалко себя, определенно жалко. Как тут не поплакать. Правда, вскоре я снова переключилась. Стоило мне посетить занятия, где я обычно блистала, а некоторым скептически поухмыляться в мою сторону, как я просто разозлилась, и сразу взял меня азарт. А вот нагоню и сделаю лучше всех. Несмотря ни на что. Вот смогу. Вот сделаю. И что же. Нагнала и сдала уже, казалось бы, заваленную сессию лучше всех предыдущих за годы учебы. Просто ушла с головой, погрузилась и сама была в шоке. Сдала последний экзамен и всю последующую ночь терзалась мыслями, самыми разными. Уснуть не смогла. Утром меня ждали стены больничного отделения и вскоре операция.

^ Глава 9

Влюбленные сердца
К концу января начали склоняться к тому, что у меня что-то с лимфоузлами. На тот период я уже обследовалась в онкодиспансере, долго, медленно, с периодами надежд и их падений. Когда заходила в это неведомое здание впервые, смотрела на всех, как на инопланетных созданий. Мое загнанное воображение, спровоцированное и страхом, и элементарной непросвещенностью, рисовало этакий концлагерь обреченных существ, зазеркалье ужаса где-то там, по ту сторону привычной жизни. На самом деле, это обычная поликлиника, куда каждый день приходят миллионы людей, и даже таких как я там полно: красивых, беззаботных, молодых. И здоровых. Некоторые просто состоят на учете, проверяются и живут себе припеваючи. Абсолютно серьезно. Правда, у меня тогда все только начиналось. Я приходила к кабинету врача, кажется, сотню раз, иногда с раннего утра, иногда вечером, после обеда, втыкала в уши наушники, мечтала о беззаботной любви и красивой жизни и одновременно панически боялась. Боялась не смерти, а в первую очередь потерять себя. Стать злой, до жалости обозленной на этот мир, стать некрасивой, упасть в эту немыслимую пропасть, сойти с ума от обиды на жизнь. Позже я еще боялась, что ни то, что не буду нравиться мужчинам, а просто даже вызывать брезгливость. Например, после операции у меня на животе останется огромный неаккуратный шрам, след хирургического вмешательства. Яркий, красный, полыхающий. Кажется, такой же след останется и в глубине души. Но, с другой стороны, это же свежий рубец, и со временем очертания будут становиться все бледнее и менее отчетливы. А что касается этих неведомых созданий мужского пола, так и среди них много тех, кто ничего этого и не увидит. Это влюбленные сердца! Они и поддержат, и примут такой, какая есть, и еще восхищаться будут. Не смотря ни на что.

Глава 10

Косички
Кто знает, что случится с Вами завтра. Я тоже раньше, кажется, час назад, ну, нет, не час, конечно, думала, что те, кто заболел, уже к этому привыкли и давно уже во всем этом, а остальные - это остальные. Даже когда меня только перевели в химиотерапевтическое отделение, я считала, что все эти люди, эти обреченные, несчастные инопланетяне, все они не такие, как я. Непонятная концепция, труднообъяснимая до конца. До сих пор я до конца не верю, до сих пор в душе противопоставляю себя все остальным больным. Вот называют меня врач больной, а я, вся такая спокойная, внутренне негодую. Какая я Вам больная! Тем не менее, все остальные кажутся мне больными. Ну, а если все-таки вернуться, то веду я к тому, что человек, думающий, всегда адекватно будет себя вести и все поймет как надо. А на нет и суда нет. Короче, мой шрам, как оказалось, далеко не приговор. Да и болезнь тоже. В больнице я лежала долго. Многие медсестры уже недоумевали. Кто-то успел сходить в отпуск, вернуться на работу и заприметить на проходном, сквозящем коридорчике мою шаркающую ногами унылую фигурку. Интересно было, когда одно утро было посвящено моей персоне. Я накрасилась, заплела косички, и все решили, что поступила новая больная. Хм. Разоблачилась я сама. Но это уже попозже, гораздо позже. После всего этого.

Глава 11

Помоги себе сам
Не поверите, самое страшное было первые три дня неизвестности перед операцией. Ну, и после нее. Тот факт, что я не могу танцевать. Ведь я, даже когда болела, всегда занималась, делала растяжку. Танцы для меня - все радости жизни. А тут и на бок то повернуться слабо, ни чихнуть, ни посмеяться не могу. Помню, немного легче было от того, что я была влюблена в анестезиолога. Все отходило на второй план. Вообще, в больницах я часто влюблялась во врачей. Только если начинать рассуждать на эту тему, можно десяток книг написать. Скажу лишь, что есть одна банальная ситуативная закономерность, которая играет в этом определенную роль, и закономерность эту я вполне осознаю. Вот, кстати, в дневнике отыскала запись своего радостного ликования после того, как он подмигнул мне во время обхода. Всегда знала, что для меня (да и для любого человека, просто в разной степени) эмоции - страшная сила. И именно она мне и помогла. Я концентрировалась на повседневных, казалось бы, незначительных мелочах, жила ими и...выживала! Да и в любом случае, это не конец и ни что-то потустороннее. Конечно, изначально больно и очень обидно. Почему я? За что? Эти вопросы - что-то из области человеческих рефлексов. Некоторым даже стыдно. Но после операции я как-то явно ощутила, сколько всего у меня есть. Я вижу этот мир, пусть и хреново. Я могу ходить и радоваться солнечному свету. Я могу изо всех сил пробежаться и забыть обо всем, вслушаться в звуки волнующей мелодии, пофантазировать. И я даже снова могу танцевать! Что-то я, конечно, потеряла. Иногда даже позволяла себе мысли о смерти, о нежелании жить. Но как же это глупо. На самом деле, никому ведь особенно нет до тебя дела, когда ты начинаешь плыть по течению, ныть и скулить, а тем более, умирать. Ты нужен только себе. И, думаю, еще своей матери. Но помочь себе можешь в первую очередь ты сам. Если это тебе дано пережить, значит, это нужно, и ты можешь это вынести. Впереди еще столько моментов счастья. А это шанс стать мудрее, жизнь переосмыслить и переиначить, увидеть мир другими глазами. И эта завеса приоткрылась именно мне.

  1   2   3   4

Похожие:

Что я здесь делаю? Какая-то нелепая шутка, ей-богу! Это в любом случае не может происходить со мной. Просто не может. Не может. Не может, потому что я молодая iconНачало
И самая большая шутка состоит в том, что я продаю это ничто вам, которые сами есть ничто! Это действительно шутка. Но до тех пор,...
Что я здесь делаю? Какая-то нелепая шутка, ей-богу! Это в любом случае не может происходить со мной. Просто не может. Не может. Не может, потому что я молодая icon-
Может он просто долбаёб? А может это реакция на употребление разных веществ в течении всей его жалкой жизни? В любом случае, я до...
Что я здесь делаю? Какая-то нелепая шутка, ей-богу! Это в любом случае не может происходить со мной. Просто не может. Не может. Не может, потому что я молодая iconГоворила молодая экзаменаторша, читая текст с листика. Но мои мысли...
Хотя, какая может быть компания? Ведь она не знала, о ком я улыбалась, но догадывалась, что не из-за вопросов к прочитанному тексту....
Что я здесь делаю? Какая-то нелепая шутка, ей-богу! Это в любом случае не может происходить со мной. Просто не может. Не может. Не может, потому что я молодая iconЗдесь я расскажу Вам, как можно заработать некоторые деньги, и попытаться...
Извините, что отнимаю время. Первое что может прийти Вам в голову, что это развод, что не может такого быть…Призываю Вас просто вникнуть...
Что я здесь делаю? Какая-то нелепая шутка, ей-богу! Это в любом случае не может происходить со мной. Просто не может. Не может. Не может, потому что я молодая iconЗаметки по поводу повести «потаённое окно, потаённый сад»
Может быть, потому, что настоящая жизнь, очень близкая и дорогая каждому, кажется нам такой беспорядочной и странной. Как прекрасно...
Что я здесь делаю? Какая-то нелепая шутка, ей-богу! Это в любом случае не может происходить со мной. Просто не может. Не может. Не может, потому что я молодая iconИнтервью с Михаилом Черновым мы и предлагаем вашему вниманию: 
В косово надо устраивать экскурсии, что бы посмотреть на свое будущее, на то будущее, что может быть у нас всех, которое может быть...
Что я здесь делаю? Какая-то нелепая шутка, ей-богу! Это в любом случае не может происходить со мной. Просто не может. Не может. Не может, потому что я молодая iconПримеры из жизни. Ответы на вопросы читателей
Например, военные: Здравия желаю! А, я для Вас, это сделал осознано, специально. Зачем? Спросите Вы а затем, что я, как-то дорос...
Что я здесь делаю? Какая-то нелепая шутка, ей-богу! Это в любом случае не может происходить со мной. Просто не может. Не может. Не может, потому что я молодая icon1«Закон не может быть законом, если за ним нет силы, могущей принудить»(Джеймс Абрам Гарфилд)
Сказывание Абрама Гарфилда, президента США в 1881году, о том, что «закон не может быть законом, если за ним нет силы, могущей принудить»...
Что я здесь делаю? Какая-то нелепая шутка, ей-богу! Это в любом случае не может происходить со мной. Просто не может. Не может. Не может, потому что я молодая iconПовышение конкурентоспособности российской экономики
Кремль; это может быть и поле спелой ржи, и родной двор, да мало ли что еще, но чаще всего это – место нашего обитания, нашей жизни,...
Что я здесь делаю? Какая-то нелепая шутка, ей-богу! Это в любом случае не может происходить со мной. Просто не может. Не может. Не может, потому что я молодая iconЕсли ты не проснешся как ты поймешь что ты спишь?
Все это рассчитано на создание инфантильного управляемого человека –потребителя. Неосознанный человек – это спящий человек. Во сне...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница