Первая


НазваниеПервая
страница5/35
Дата публикации12.03.2013
Размер3.84 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

подобает говорить без толку.

15-го августа. Успение Пресвятыя Богородицы. Однако в то самое время,

как я восторгался женой моей, я и не заметил, что тронувшее Наташу слово мое

на Преображеньев день других тронуло совершенно в другую сторону, и я посеял

против себя вовсе нежеланное неудовольствие в некоторых лицах в городе.

Богомольцы мои, конечно не все, а некоторые, конечно, и впереди всех

почтмейстерша Тимонова, обиделись, что я унизил их намеком на Пизонского. Но

все это вздор умов пустых и вздорных. Конечно, все это благополучно на

самолюбиях их благородий, как раны на песьей шкуре, так и присохнет.

3-го сентября. Я сделал значительную ошибку: нет, совсем этой

неосторожности не конец. Из консистории получен запрос; действительно ли я

говорил импровизацией проповедь с указанием на живое лицо? Ах, сколь у нас

везде всего живого боятся! Что ж, я так и отвечал, что говорил именно вот

как и вот что. Думаю, не повесят же меня за это и головы не снимут, а между

тем против воли смутно и спокойствие улетело.

20-го октября. Всеконечно, правда, что головы не снимут, но рот

замкнуть могут, и сделать сего не преминули. 15-го же сентября я был вызван

для объяснения. Одна спешность сия сама по себе уже не много доброго

предвещала, ибо на добро у нас люди не торопливы, а власти тем паче, но,

однако, я ехал храбро. Храбрость сия была охлаждена сначала

тридцатишестидневным сидением на ухе без рыбы в ожидании объяснения, а потом

приказанием все, что вперед пожелаю сказать, присылать предварительно

цензору Троадию. Но этого никогда не будет, и зато я буду нем яко рыба.

Прости, Вседержитель, мою гордыню, но я не могу с холодностию бесстрастною

совершать дело проповеди. Я ощущаю порой нечто на меня сходящее, когда

любимый дар мой ищет действия; мною тогда овладевает некое, позволю себе

сказать, священное беспокойство; душа трепещет и горит, и слово падает из

уст, как угль горящий. Нет, тогда в душе моей есть свой закон цензуры!.. А

они требуют, чтоб я вместо живой речи, направляемой от души к душе, делал

риторические упражнения и сими отцу Троадию доставлял удовольствие

чувствовать, что в церкви минули дни Могилы, Ростовского Димитрия и других

светил светлых, а настали иные, когда не умнейший слабейшего в разуме

наставляет, а обратно, дабы сим уму и чувству человеческому поругаться. Я

сей дорогой не ходок.

Нет, я против сего бунтлив, и лучше сомкнитесь вы, мои нельстивые уста,

и смолкни ты, мое бесхитростное слово, но я из-под неволи не проповедник.

23-го ноября. Однако не могу сказать, чтобы жизнь моя была уже совсем

обижена разнообразием. Напротив, все идет вперемежку, так что даже и интерес

ни на минуту не ослабевает: то оболгут добрые люди, то начальство потреплет,

то Троадию скорбноглавому в науку меня назначат, то увлекусь ласками попадьи

моей, то замечтаюсь до самолюбия, а время в сем все идет да идет, и к смерти

все ближе да ближе. Еще не все! Еще не все последствия моей злополучной

Преображенской проповеди совершились. У нас, в восьмнадцати верстах от

города, на берегу нашей же реки Турицы, в обширном селе Плодомасове, живет

владелица сего села, боярыня Марфа Андревна Плодомасова. Сия кочерга столь

старого леса, что уже и признаков жизни ее издавна никаких не замечается, а

известно только по старым памятям, что она женщина весьма немалого духа. Она

и великой императрице Екатерине знаема была, и Александр император,

поговорив с нею, находил необременительною для себя эту ее беседу; а

наиболее всего она известна в народе тем, как она в молодых летах своих одна

с Пугачевым сражалась и нашла, как себя от этого мерзкого зверя защитить.

Еще же о чем ежели на ее счет вспоминают, то это еще повторение о ней

различных оригинальных анекдотов о ее свиданиях с посещавшими ее

губернаторами, чиновниками, а также, в двенадцатом году, с пленными

французами; но все это относится к области ее минувшего века. Ныне же про

нее забыли, и если когда речь ее особы коснется, то думают, что и она сама

уже всех забыла. Лет двадцать уже никто из сторонних людей не может

похвастаться, что он боярыню Плодомасову видел.

Третьего дня, часу в двенадцатом пополудни, я был несказанно изумлен,

увидев подъезжающие ко мне большие господские дрожки тройкой больших рыжих

коней, а на тех дрожках нарочито небольшого человечка, в картузе ворсистой

шляпной материи с длинным козырем и в коричневой шинели с премножеством один

над другим набранных капишончиков и пелерин.

Что бы сие, думаю, за неведомая особа, да и ко мне ли она едет или

только ошибкой правит на меня путь свой?

Размышления эти мои, однако же, были скоро разрешены самою сею

загадочною особой, вошедшею в мою зальцу с преизящною благопристойностью,

которая всегда мне столь нравится. Прежде всего гость попросил моего

благословения, а затем, шаркнув своею чрезвычайно маленькою ножкой по полу и

отступив с поклоном два шага назад, проговорил:

- Госпожа моя, Марфа Андревна Плодомасова, приказали мне, отец иерей,

вам кланяться и просить вас немедленно со мною к ним пожаловать.

- В свою очередь, - говорю, - позвольте мне, сударь узнать, чрез кого я

имею честь все это слышать?

- А я, - отвечает оный малютка, - есмь крепостной человек ее

превосходительства Марфы Андревны, Николай Афанасьев, - и, таким образом мне

отрекомендовавшись, сия крошечная особа при сем снова напомнила мне, что

госпожа его меня ожидает.

- По какому делу, - говорю, - не знаете ли?

- Ее господской воли, батюшка, я, раб ее, знать не могу, - отвечал

карла и сим скромным ответом на мой несообразный вопрос до того меня

сконфузил, что я даже начал пред ним изворачиваться, будто я спрашивал его

вовсе не в том смысле. Спасибо ему, что он не стал меня допрашивать: в каком

бы то еще в ином смысле таковый вопрос мог быть сделан.

Пока я в смежной комнате одевался, сей интересный карлик вступил в

собеседование с Наташей и совсем увлек и восхитил ее своими речами.

Действительно, и в словах да и в самом говоре сего крошечного старичка есть

нечто невыразимо милое и ко всему сему благородство и ласковость. Служанке,

которая подала ему стакан воды, он положил на поднос двугривенный, и когда

сия взять эти деньги сомневалась, он сам сконфузился и заговорил: "Нет,

матушка, не обидьте, это у меня такая привычка"; а когда попадья моя вышла

ко мне, чтобы волосы мне напомадить, он взял на руки случившуюся здесь за

матерью замарашку-девочку кухаркину и говорит: "Слушай, как вон уточки на

бережку разговаривают. Уточка-франтиха говорит селезню-козырю: купи коты,

купи коты! а селезень отвечает: заказал, заказал!" И дитя рассмеялось, да и

я тоже сему сочинению словесному птичьего разговора невольно улыбнулся. Это

хотя бы даже господину Лафонтену или Ивану Крылову впору. Дорогу не заметил,

как и прошла в разговорах с этим пречудесным карлой: столь много ума,

чистоты и здравости нашел во всех его рассуждениях.

Но теперь самое главное: наступал час свидания моего с одинокою

боярыней.

Немалое для меня удивление составляет, что при приближении сего

свидания я, от природы моей не робкий, ощущал в себе нечто вроде небольшой

робости. Николай Афанасьич, проведя меня через ряд с поразительною для меня

пышностью и крайней чистотой содержимых покоев, ввел меня в круглую комнату

с двумя рядами окон, изукрашенных в полукругах цветными стеклами; здесь мы

нашли старушку немногим чем побольше Николая. При входе нашем она стояла и

вертела ручку большого органа, и я уже чуть было не принял ее за самую

оригиналку-боярыню и чуть ей не раскланялся. Но она, увидев нас, неслышно

вошедших по устилающим покои пушистым коврам, немедленно при явлении нашем

оставила свою музыку и бросилась с несколько звериною, проворною ухваткой в

смежный покой, двери коего завешены большою занавесью белого атласа, по

которому вышиты цветными шелками разные китайские фигурки.

Эта женщина, скрывшаяся с такою поспешностью за занавесь, как я после

узнал, родная сестра Николая и тоже карлица, но лишенная приятности,

имеющейся в кроткой наружности ее брата.

Николай тоже скрылся вслед за сестрою под ту же самую занавесь, а мне

указал дожидаться на кресле. Тут-то вот, в течение времени, длившегося за

сим около получаса, я и почувствовал некую смягу во рту, столь знакомую мне

по бывшим ощущениям в детстве во время экзаменов. Но, наконец, настал и сему

конец. За тою же самою занавесью я услышал такие слова: "А ну, покажи-ка мне

этого умного попа, который, я слышала, приобык правду говорить?" И с сим

занавесь как бы мановением чародейским, на невидимых шнурах, распахнулась, и

я увидал пред собою саму боярыню Плодомасову. Голос ее, который я пред сим

только что слышал, уже достаточно противоречил моему мнению о ее дряхлости,

а вид ее противоречил сему и еще того более. Боярыня стояла предо мной в

силе, которой, казалось, как бы и конца быть не может. Ростом она не велика

и не дородна особенно, но как бы над всем будто царствует. Лицо ее хранит

выражение большой строгости и правды и, судя по чертам, надо полагать,

некогда было прекрасно. Костюм ее довольно странный и нынешнему времени

несоответственный: вся голова ее тщательно увита в несколько раз большою

коричневою шалью, как у туркини. Далее на ней, как бы сказать, какой-то

суконный казакин светлого цвета; потом под этим казакином юбка аксамитная

ярко-оранжевая и желтые сапожки на высоких серебряных каблучках, а в руке

палочка с аметистовым набалдашником. С одного боку ее стоял Николай

Афанасьевич, с другого - Марья Афанасьевна, а сзади ее - сельский священник,

отец Алексей, по ее назначению посвященный из ее на волю пущенных

крепостных.

- Здравствуй! - сказала она мне, головы нимало не наклоняя, и добавила:

- я тебя рада видеть.

Я в ответ на это ей поклонился, и, кажется, даже и с изрядною

неловкостью поклонился.

- Поди же, благослови меня, - сказала она.

Я подошел и благословил ее, а она взяла и поцеловала мою руку, чего я

всячески намерен был уклониться.

- Не дергай руки, - сказала она, сие заметив, - это не твою руку я

целую, а твоего сана. Садись теперь и давай немножко познакомимся.

Сели мы: она, я и отец Алексей, а карлики возле ее стали.

- Мне говорил отец Алексей, что ты даром проповеди и хорошим умом

обладаешь. Он сам в этом ничего не смыслит, а верно от людей слышал, а я уж

давно умных людей не видала и вот захотела со скуки на тебя посмотреть. Ты

за это на старуху не сердись.

Я мешался в ответах и, вероятно, весьма мало отвечал тому, что ей об

уме моем было насказано, но она, к счастию, приступила к расспросам, на

которые мне пришлось отвечать.

- Тебя, говорят, раскольников учить прислали? - так она начала.

- Да, - говорю, - между прочим имелась в виду и такая цель в моей

посылке.

- Полагаю, - говорит, - бесполезное это дело: дураков учить все равно

что мертвых лечить.

Я не помню, какими точно словами отвечал, что не совсем всех

раскольников глупыми понимаю.

- Что ж, ты, умными их почитая, сколько успел их на путь наставить?

- Нимало, - говорю, - еще не могу успехом похвастать, но тому есть

причины.

Она. О каких ты говоришь причинах?

Я. Способ действия с ними несоответственный, а зло растет через ту

шатость, которую они видят в церковном обществе и в самом духовенстве.

Она. Ну, зло-то, какое в них зло? Так себе, дурачки Божии, тем грешны,

что книг начитались.

Я. А православный алтарь все-таки страждет на этом распадении.

Она. А вы бы этому алтарю-то повернее служили, а не оборачивали бы его

в лавочку, так от вас бы и отпадений не было. А то вы ныне все благодатью,

как сукном, торгуете.

Я промолчал.

Она. Ты женат или вдов?

Я. Женат.

Она. Ну, если Бог благословит детьми, то зови меня кумой: я к тебе

пойду крестить. Сама не поеду: вон ее, карлицу свою, пошлю, а если сюда дитя

привезешь, так и сама подержу.

Я опять поблагодарил и, чтобы разговориться, спрашиваю:

- Ваше превосходительство, верно, изволите любить детей?

- Кто же, - говорит, - путный человек детей не любит? Их есть царствие

Божие.

- А вы давно одни изволите жить?

Она. Одна, отец, одна, и давно я одна, - проговорила она, вздохнув.

Я. Одиночество это часто довольно тягостно.

Она. Что это?

Я. Одиночество.

Она. А ты разве не одинок?

Я. Каким же образом я одинок, когда у меня есть жена?

Она. Что ж, разве твоя жена все понимает, чем ты, как умный человек,

можешь поскорбеть и поболеть?

Я. Я женой моею счастлив и люблю ее.

Она. Любишь? Но ты ее любишь сердцем, а помыслами души все-таки одинок

стоишь. Не жалей меня, что я одинока: всяк брат, кто в семье дальше братнего

носа смотрит, и между своими одиноким себя увидит. У меня тоже сын есть, но

уж я его третий год не видала, знать ему скучно со мною.

Я. Где же теперь ваш сын?

Она. В Польше мой сын, полком командует.

Я. Это доблестное дело врагов отчизны смирять.

Она. Не знаю я, сколько в этом доблести, что мы с этими полячишками о

сю пору возимся, а по-моему, вдвое больше в этом меледы.

Я. Справимся-с, придет время.

Она. Никогда оно не придет, потому что оно уж ушло, а мы все как кулик

в болоте стояли: и нос долог и хвост долог: нос вытащим - хвост завязнет,

хвост вытащим - нос завязнет. Перекачиваемся да дураков тешим: то поляков

нагайками потчуем, то у их хитрых полячек ручки целуем; это грешно и мерзко

так людей портить.

- А все же, - говорю, - войска наши там по крайней мере удерживают

поляков, чтоб они нам не вредили.

- Ни от чего они их, - отвечает, - не удерживают; да и нам те поляки не

страшны бы, когда б мы сами друг друга есть обещанья не сделали.

- Это, - говорю, - осуждение вашего превосходительства, кажется, как бы

несколько излишне сурово.

Она. Ничего нет в правде излишне сурового.

- Вы же, - говорю, - сами, вероятно, изволите помнить двенадцатый год:

сколько тогда на Руси единодушия явлено.

Она. Как же, как мне не помнить: я сама вот из этого самого окна

глядела, как наши казачищи моих мужиков колотили и мои амбары грабили.

- Что ж это, - говорю, - может быть, что такой случай и случился, я

казачьей репутации нимало не защищаю, но все же мы себя героически отстояли

от того, пред кем вся Европа ниц простертою лежала.

Она. Да, удалось, как Бог да мороз нам помогли, так мы и отстояли.

Отзыв сей, сколь пренебрежительный, столь же и несправедливый,
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Похожие:

Первая iconКнига первая часть первая
Охватывает; без постижения существования невозможно постичь истину
Первая iconМарк Леви Первая ночь Серия: Первый день. Первая ночь 2 «Первая ночь»
Эдриен летит в Китай и находит Кейру. Несмотря на нависшую над ними опасность, они вновь отправляются в путь. Разгадка тайны все...
Первая iconКнига первая глава первая
И дети первое время называют всех мужчин отцами, а женщин матерями и лишь потом различают каждого в отдельности
Первая iconКнига первая (А) глава первая
И дети первое время называют всех мужчин отцами, а женщин матерями и лишь потом различают каждого в отдельности
Первая iconЗапертый в Клетке. Часть Первая (из Трех). Множество ретроспектив....

Первая iconМетафизика книга первая глава первая
И причина этого в том, что зрение больше всех других чувств содействует нашему познанию и обнаруживает много различий [в вещах]
Первая iconУчебное пособие. Спб, 1999 введение 1 часть первая. Этничность и...
Врожденная привязанность или социальный конструкт? (споры о природе этнического) 7
Первая iconJohann Wolfgang von Goethe
Фауст. Первая часть трагедии. Первая часть «Фауста» печатается без «Посвящения», «Театрального вступления» и «Сна в Вальпургиеву...
Первая iconПриказ Минздравсоцразвития России №51н от 31. 01. 2011 Национальный...
Первая вакцинация против дифтерии, коклюша, столбняка, полиомиелита. Первая вакцинация против гемофильной инфекции
Первая iconПервая. Основное деление
Первая. Основное деление аристотель (Eth. Nicom L, 8) разделил блага человеческой
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница