И. В. Каргель Свет из тени будущих благ или 32 беседы


НазваниеИ. В. Каргель Свет из тени будущих благ или 32 беседы
страница4/33
Дата публикации09.06.2013
Размер4.33 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33
^

3. Ворота, дверь и завеса


А для ворот двора завеса в двадцать локтей [вышиною] из голубой и пурпуровой и червленой шерсти и из крученого виссона узорчатой работы; столбов для нее четыре, и подножий к ним четыре.

(Исх. 27:16)

И сделай завесу для входа в скинию из голубой и пурпуровой и червленой шерсти и из крученого виссона узорчатой работы;

(Исх. 26:36)

И сделай завесу из голубой, пурпуровой и червленой шерсти и крученого виссона; искусною работою должны быть сделаны на ней херувимы;

(Исх. 26:31)

и повесь завесу на крючках и внеси туда за завесу ковчег откровения; и будет завеса отделять вам святилище от Святого-святых.

(Исх. 26:33)

Уже в прошлом нашем исследовании мы бросили несколько беглых взглядов во внутренность двора скинии, не упомянув при этом о значении ворот. И, однако, при первом взгляде хотя бы и неопытного наблюдателя на двор скинии, ему не могла не броситься в глаза поразительная разница между тканями ворот и тканями завес двора. Последние были белы, как снег, не имея в себе решительно ничего цветного, тогда как на воротах мы видим четыре часто повторяющиеся цвета, а именно; голубой, пурпуровый, червленый и затем знакомый нам, встреченный нами уже в завесах, белый цвет. Это должно иметь значение и требует объяснения, почему ворота так исключительно выделялись. Чтобы дать подобающее объяснение этому предмету, мы должны бы сначала дать подробное толкование значения священных цветов, что в данную минуту не желательно, так как впоследствии нам еще представится случай для этого, а теперь это нас только отвлекло бы от нашего предмета. Потому ограничимся сегодня только обозначением смысла названных цветов. Голубой цвет - это цвет неба и всего небесного; красный, или пурпуровый, свидетельствует о человеческой царственной высоте и величии: червленый цвет указывает на кровь, и в нем же заключается мысль о жизни "Ибо душа всякого тела есть кровь его" (Лев.17:14), но также и о смерти, или о преданной на смерть жизни; затем следует белый цвет виссона, означающий, как мы уже видели, непорочность и праведность.

Вы уже, конечно, видите, что чрез эти цвета ворота получают высокое значение. При самом входе во двор они представляют нам в немногих чертах всего Христа; голубым цветом они указывают Его нам, как Сшедшего с небес, пурпуровым - как Царя человечества или, соединив эти две мысли вместе, как Бога воплотившегося, Который, согласно значению червленого цвета, отдал на смерть Свою жизнь и сделал это, как указывает белый цвет, в качестве Праведного за неправедных. Не будем же упускать всего этого из виду.

Затем нам хотелось бы обратить ваше внимание на то, что кроме ворот для входа во двор, о которых только что шла речь, существовала еще дверь, которая вела во святилище, а внутри святилища - завеса, отделявшая его от Святого-святых. Они все три были сделаны из одного и того же материала, совершенно одинаковые цвета украшали их, и размеры их также были одинаковы. Уже из этого ясно, что ко всем этим трем входам должны применяться те же самые истины. А именно они проповедуют нам Христа, как дверь, чрез которую мы достигаем Бога. Но эти три различные двери не означают трех различных Христов, но представляют собою Одного и Того же Христа, как вход к различным положениям пред Богом. Пусть бы эта истина стала нам особенно ясна при рассмотрении
^

ворот, двери и завесы.


Начнем сперва с ворот двора. Они научают нас, что Христос есть дверь, чрез которую мы достигаем примирения с Богом. Вот то положение пред Богом, к которому мы, как грешники, прежде всего должны стремиться. Это яснее всего видно над Израильтянами. По природе они не составляли исключения в глазах Божиих: подобно другим, они "все согрешили и лишены славы Божией", почему в обрядном законе им был прообразно указан тот же путь к Иегове, какой нам предлагает теперь Евангелие в лице Христа Иисуса. Нравственный закон не знал прощения, как бы нарушитель его ни старался исправить свою вину, решаясь впредь служить Богу вернее и быть готовым начать новую жизнь. Не обещал он также и примирения с Богом, хотя бы горькое раскаяние и горячие слезы сокрушали сердце грешника. Примирение с Богом могло состояться только на одном пути, на одном месте, а именно внутри святого двора, у ворот которого мы сейчас находимся.

И когда обремененный виною грешник из Израиля, изнемогая под тяжестью своих преступлений, с сознанием приговора, метался по стану, сокрушенный и согбенный, или, пораженный проказою, даже исключался из стана, как нечистый, то он все же знал, что существуют ворота, чрез которые он может пройти, существует вход, чрез который ему возможно приблизиться к Богу; он знал, что за этими воротами находится тот жертвенник, где он может встретить Бога и примириться с Ним. Как горячо, должно быть, стремился он к тому мгновению, когда ему будет позволено войти через эти ворота! Как только он мог туда проникнуть, он знал, что наступал конец его отлучению, что при его входе в ворота скинии сердце Бога Израилева снова для него открывалось, чтобы его снова благословить, и восстановить утраченные им человеческие, гражданские и священные права его. Этим объясняется нам поспешность, с которой ушли те девять из десяти исцеленных Иисусом прокаженных, забывая даже поблагодарить Господа, очистившего их. Они спешили, как можно скорее получить удостоверение в восстановлении своего положения и прав в Израиле, и этот личный интерес помешал им, по выражению Господа "воздать славу Богу".

Возлюбленные, мы все по природе принадлежим к стоящим вне, пребывающим в стане греха, нечистым и прокаженным. Путь к Богу, Святому и Чистому, со дня грехопадения закрыт для нас. Нам нельзя вернуться тем путем, которым мы вышли. Уничтожение нашей невинности, запятнание созданной в нас праведности и нарушение воли Божией своим собственным решением - вот та дверь, чрез которую мы постыдно вышли. Можем ли мы этим же путем вернуться назад? Можем ли мы своими собственными усилиями и желанием самоусовершенствования вернуть себе невинность, исполнить волю Божию и приобрести праведность, могущую устоять пред Богом? Нет, вовеки нет! Мы сами навсегда закрыли пред собою дверь. Но, благодарение Господу вовек, Он снова открыл ее нам в Сыне Своем, Иисусе Христе. Сшедший с небес второй Адам, Царь человечества, Праведник, положивший Свою жизнь за неправедных, и восставший из мертвых, Он - наша дверь, чрез нее мы имеем доступ в Его вечное царство.

И теперь посмотрите, как Он сделался ею. Если грех и лежащее на нем проклятие заградили нам путь к Богу, то Он, Безгрешный, сошел с небес не в греховной плоти, но "в подобии плоти греховной" и осудил грех во плоти. Грех получил свой смертный приговор и заслуженное им наказание в то время, когда, вися на древе, Он понес на Своем собственном теле проклятие. Поэтому апостол и может без всякой оговорки принести нам эту радостную весть: "Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою; ибо написано: проклят всяк, висящий на древе" (Гал.3:13). Так "рукописание, свидетельствовавшее против нас, было уничтожено, изъято из среды и пригвождено ко кресту" (Кол.2:14), - доступ теперь открыт. Открыв послание к Евреям гл. 10:19,20,22, мы ясно и отчетливо читаем это с применением, именно, к ветхозаветным прообразам, которые мы теперь рассматриваем; там сказано: "Итак, братия, имея дерзновение входить во святилище посредством крови Иисуса Христа, путем новым и живым, который Он вновь открыл нам чрез завесу, то есть плоть Свою, да приступаем с искренним сердцем, с полною верою, кроплением очистив сердце от порочной совести и омыв тело водою чистою". В знак того, что впредь не существует больше преграды между Богом и грешником и что дверь теперь открыта, - разодралась надвое при смерти Господней единственная завеса, существовавшая тогда в храме, и именно сверху до низу (Матф.27:51). Это не должно означать ничего другого, как: доступ во Святое-святых освобожден чрез Христа, всякое препятствие снято, грешный человек, стоящий вне его и не смевший войти туда, имеет теперь доступ во Христе; ему не нужно более оставаться вне, если он сам этого не желает. Это также значило: Сам Бог открыл дверь, потому что завеса разорвалась без участия руки человеческой, она разорвалась непосредственно, - разорвалась не снизу вверх, что люди могли бы сделать, но разорвалась сверху вниз: Бог сделал это, Он открыл вход. Священное Писание так преисполнено изречениями, что Отец проложил нам путь посредством отдачи Сына Своего, как будто оно старается в этом превзойти самого себя; опять и опять ставится Он на первый план. Выслушаем некоторые из этих изречений: "Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного" (Иоан.3:16); - "Господь возложил на Него грехи всех нас"; - "Господу угодно было поразить Его" (Ис.53:6,10); - "Незнавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом" (2Кор.5:21); таким образом всякий, приходящий через Сына к Богу, может быть вполне спасенным и блаженным. А вы, возлюбленные, спасены ли вы, пришли ли вы к Богу, пришли ли чрез Христа? Вне Его нет спасения, вне Его нет пути!

На это указывает и то обстоятельство, что был только этот единственный вход во двор, эти единственные ворота, чрез которые грешник имел доступ в присутствие Божие. Раньше всего он должен был подумать о них и затем направить сюда свои шаги или навеки остаться вдали от лица Божия. И потому как безумно поступает еще сегодня тот грешник, который старается прийти к Богу чрез какую-нибудь другую дверь, а не чрез Христа, и воображает себе, что нашел ее. К сожалению, существует множество таких людей, которые ищут восстановить свою связь с Богом помимо Христа. Это путь собственных усилий; они ищут сделаться угодными Богу вместо того, чтобы чрез Посредника прежде всего получить примирение. Это значит отстранять Христа, не иметь в Нем нужды, желать сделаться своим собственным спасителем. Но это никак не может удастся: они лица Божия не увидят! И знаете ли вы, кто был предшественником этих людей? То был Каин. Он первый избрал иной путь, вместо пути примирения: он явился не с агнцем для жертвы за грех, подобно Авелю, он пришел с жертвой благодарения, как порывающийся проникнуть во святилище, прежде чем прошел через ворота, ведущие к примирению: но, вместо того, чтобы приблизиться к Богу, попытка эта кончилась бегством от лица Божия в землю Нод, что значит изгнание. Этот одинокий и пустынный путь, на который в начале вступил только один злой человек, превратился с тех пор в "широкий путь", называемый в послании Иуды "путем Каиновым" (Иуд.11). Тысячи людей идут по стопам его и хотят жертвовать и молиться во святилище, не пройдя через ворота примирения. Это им никогда не удастся, ибо непоколебимо верным остается собственное слово Господне, когда Он нам говорит: "Я есмь дверь (а не одна из дверей); кто войдет Мною, тот спасется, и войдет, и выйдет, и пажить найдет" (Иоан.10:9).

Перенесем теперь наш взор с ворот двора на дверь святилища и посмотрим, чему она нас научит.

Она научает нас тому, что Христос есть также и вход к истинному освящению. Нам дается чрез Христа не только оправдание и примирение, но и действительное освящение. Бог сделал Его для нас "премудростью и праведностью", и точно так же "освящением и искуплением" (1Кор.1:30). Об этом особенно ясно свидетельствует дверь, ведущая в жилище Иеговы. Если, например, кто-нибудь вошел в ворота двора и принес на медном жертвеннике своего агнца, примирился с Богом, и после этого пожелал проникнуть дальше, то он приходил к медному умывальнику, наполненному прозрачной водой для очищения. Здесь омывались священники пред своим посвящением, здесь облекали их в их славные одежды и здесь помазывали их елеем; затем открывалась дверь во святилище, чрез которую они вступали во внутреннее жилище Божие, чтобы с этой минуты служить только Ему Одному и предстоять пред Ним. С этой минуты их ежедневные обязанности состояли в священных занятиях в присутствии Иеговы. Отделенные даже от своих братьев, находились они внутри святилища, совершая все дела свои пред лицом Иеговы.

Да, братия мои, это одно отношение к Богу - стоять во дворе, как чадо Божие, помилованное и оправданное Богом, и другое - когда радостной детской верой принимаешь славное, дарованное во Христе положение - стоять перед Ним, как освященный и посвященный Ему. В первом случае отдаешь за себя в жертву Христа и берешь чрез Него благодать и мир; во втором же - приносишь чрез Христа самого себя в жертву на служение Богу, как бы говоря Господу: "Вот я, вот я! Отданный Тебе на святое употребление, не принадлежа отныне самому себе, воистину и на самом деле будучи Твоею собственностью, стою в Твоем полном распоряжении". Это то, к чему настойчиво побуждает апостол Павел римских христиан, предварительно назвав их "возлюбленными Божиими и призванными святыми": "Умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу для разумного служения вашего" (Рим.12:1).

Но в то святилище, воздвигнутое руками человеческими, могли вступать только священники, только немногие отдельные личности. Так ли обстоит дело и в Новом Завете? Могут ли только некоторые отдельные личности войти в святую отдачу и посвящение для хождения пред лицом Божиим? Не преимущество ли это всех и каждого из детей Божиих? Непременно; потому что здесь нет никакого различия, как Святой Дух говорит: "Нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос" (Кол.3:11). А если Христос во всех, может ли возникнуть различие? И не свидетельствует ли нам также Священное Писание, что тот же Христос "соделал нас царями и священниками Богу и Отцу Своему" (Откр.1:6)? И апостол Петр так же отзывается о всех чадах Божиих: "Вы род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет" (1Пет.2:9). Благодарение Богу! Во Христе не существует между членами Его никаких степеней, никаких классных чинов, никаких каст. В Нем не только проповедник Его Евангелия, миссионер или евангелист есть священник Божий, но всякое, даже только сегодня возрожденное чадо Его. Все, все Ему посвящены; все должны стоять в Его присутствии, пребывать в Его святилище. Как часто плачет мое сердце о том, что большинство из вас не понимают этого своего положения, а потому и остаются во дворе и никогда не входят во святилище. Вошли ли вы, братия мои?

Я боюсь, недоразумение есть причина того, что многие не занимают своего священнического положения и не достигают истинного освящения. Дело в том, что они хотят сами совершать свое освящение, хотят сами пробиваться вперед. Они думают, как годами думал я: Христос искупил нас Своею кровью, а нам теперь надо из любви и благодарности к Нему напрячь все наши силы, чтобы не впасть снова в грех, но творить добро и вести истинно-христианскую жизнь. О, если б они хоть раз могли убедиться, как жалка и любовь и благодарность наша и насколько мало могут они быть рычагом, двигающим нас вперед! Христос - дверь, чрез которую ты можешь достичь святого хождения пред Богом; Он не только освящает тебя, брат мой, но Он Сам лично - освящение твое, Он - сила твоя, жизнь Его - твоя жизнь. Ты все это знаешь и даже исповедуешь; но весь вопрос в том, насколько твое знание и исповедывание представляют для тебя только учение, догмат, и насколько они для тебя осуществленная истина и действительность? Сделался ли Господь для тебя относительно твоего освящения "силой Божией", как о Нем проповедует апостол Его (1Кор.1:23,24)? Достаточно ли Ему простора, чтобы Он мог "могущественно действовать" в тебе, как свидетельствует о себе апостол Павел? Можешь ли ты все "в укрепляющем тебя Иисусе Христе" (Фил.4:13)? Исполнен ли ты плодов праведности Иисусом Христом (Фил.1:16)? Вот о чем идет речь, а не о каком-нибудь собственном деле, которое мы можем совершить сами по себе. О, как часто приходится мне стыдиться самого себя, что я так долго думал, что я чрез Него оправдан и, наконец, буду принят чрез Него на небеса, но что для этого я должен утомительными усилиями освятить себя! Я как бы отдал Ему начало и конец, но взял середину в свои собственные руки и по неведению уклонился от Его жизни, Его руководства и Его силы. И как много пришлось Ему меня учить, пока я не понял, что без Него я не могу ничего: но теперь я знаю, что "Он действует во мне, производя и хотение и действие по своему благоволению" (Фил.2:13). Да, Он есть дверь и к истинному освящению.

Дальше, дверь во святилище вела входящего, как ясно видно, к чудному свету. Как только священник входил чрез нее в те святые помещения, он был окружен совершенно другим светом, нежели тот, который светил во дворе. Там светил естественный дневной свет, здесь же священника окружало удивительно приятное сияние, святой свет, исходивший из семилампадного светильника, бросавшего лучи свои на позолоченные стены и на все другие предметы. Последние отражали от себя полученный свет, и, таким образом, вошедший сюда был охвачен им одинаково со всех сторон и видел здесь все предметы во всей привлекательности и красоте этого света. Кто никогда туда не проникал, тот не мог себе составить никакого понятия о царивших внутри сиянии и славе.

Конечно, свет необходим, чтобы подойти к Богу и сделать наше хождение благоугодным Ему, но в ком же найти свет, как не в Нем Самом? А между тем, как много собственного, природного света, как много света, заимствованного у нашего человеческого разума, мы видим у многих детей Божиих применено к святым и божественным истинам! Сколько в них еще существует мрака и тьмы и как незначительна ясность понимания и познания слова Божия, воли Божией и путей Господних; как ничтожно познание даже Бога и Самого Иисуса Христа! Многие, которым давно надлежало бы быть учителями, нуждаются сами в изучении первых начал слова Божия, нуждаются в молоке, а не в твердой пище; годами они не подвигаются вперед, "оставаясь младенцами по разуму" и удивляясь даже, когда другие рассказывают им о славе и красоте, ими найденных во Христе. Отчего это происходит? Да оттого, что своим познанием, своей верой, а, следовательно, и своей жизнью и своим хождением они остаются во дворе; оттого, что они слишком мало двинулись вперед. Это вовсе не удивительно, потому что им недостает света святилища! Да, жалка жизнь того, кто, даже будучи чадом Божиим, вместе с Асафом вне святилища рассматривает все предметы и о них размышляет. Прочтите 72-ой Псалом до 18-го стиха и заметьте, какими темными и загадочными кажутся ему там все предметы; он и хотел бы уразуметь их значение, но это было слишком трудно в глазах его; он даже доходит до признания, что "едва не пошатнулись ноги его, едва не поскользнулись стопы его". И не удивительно: природный свет не мог ему дать разъяснения на все его загадки. Но посмотрите, как все сразу меняется с минуты его вступления во святилище Божие. Там светил ему святой божественный свет, там раскрылись пред ним тайны, там его собственное положение и состояние, которое раньше давало ему повод "пошатнуться" и поскользнуться, выяснилось, как "руководство советом Божиим". Он теперь увидел себя богатым, блаженным и почувствовал себя так переполненным в своем Боге, что ему больше нечего было желать ни на небе, ни на земле, - в Нем он нашел полное удовлетворение. Братия мои, Христос - дверь к освящению, Христос святилище, в котором мы всегда должны стоять и ходить; Он же и чудный свет, в котором мы должны видеть все в нас, вокруг нас и над нами, если хотим все это видеть в истинном свете. "Кто последует за Мною", - так возвестили нам Его уста истины, - "тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни" (Иоан.8:12). Находиться в Нем значит "ходить во свете".

Но дверь во святилище вела входящего в нее еще и к святому наслаждению. Священник, вошедший в нее, сделав несколько шагов вперед, стоял перед накрытой трапезой. Там, во святилище, находился золотой стол с хлебами предложения, всегда лежавшими пред Господом; каждую Субботу они съедались священниками и заменялись новыми. Это наслаждение можно было найти только во святилище.

И нам, неправда ли, необходима жизнь, необходима сила, необходимо подкрепление пищей? Как часто мы гонимся за этими дарами, мы глубоко нуждаемся в них, но как редко они выпадают нам на долю, потому что мы ищем их не там, где Бог уготовал их для нас, то есть во Христе. Как часто, когда находим, что их нам не достает, мы начинаем петь какую-нибудь прекрасную духовную песнь с чудным, хорошо разученным напевом, охотно идем слушать меткие и красноречивые проповеди, сближаемся с тем или другим из детей Божиих, из которого как бы исходит жизнь, участвуем в богослужениях, надеясь во всем этом наслаждаться и найти силу и жизнь; но... но не приходим ли мы часто к убеждению, что при всем этом мы истощаемся, ослабеваем и теряем даже жизнь. Все это чудные и прекрасные вещи, когда они на своем месте, когда они нас ведут ко Христу, истинному хлебу, истинной трапезе нашей души: но, если они к этому не приводят, тогда они не достигают своей цели; если чрез них мы надеемся найти что-нибудь другое, или же ищем в них силу и жизнь, то этим мы их ставим на место Господа, приписывая им то, что на самом деле заключается в Нем Одном. Он Один - хлеб жизни; Им Одним мы должны питаться, чтобы, как говорит Пророк, "течь и не устать, идти и не утомиться" (Ис.40:31). Но если мы хотим Его вкушать, то место наше должно быть во святилище, в постоянном присутствии Божием, потому что только там можно питаться святым хлебом, но никак не на дворе. Далее, дверь во святилище вела к блаженному общению. Скиния, под которой подразумевается, главным образом, жилище Божие, т.е. святилище и Святое-святых, носила также название "скинии собрания". Бог и человек встречались здесь. Что эта встреча происходила уже во дворе - это очевидно; так очевидно должно быть для нас и то, что стоять и действовать, жить и ходить во святилище означает вступить в более тесное общение, большую близость с Господом. Все, здесь находящееся, свидетельствует о непосредственной близости Иеговы. Одной лишь тонкой виссонной завесой священник был отделен от Пресвятого и Вездесущего, и эта завеса с вотканными в нее изображениями херувимов, служивших символом величия и всемогущества Божия, возвещала, что здесь обитает Он Сам.

"Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят", - сказал наш прославленный Спаситель, и, в известном смысле, это сбывается уже теперь, здесь, на земле. Хождение во святилище, хождение во свете, жизнь в присутствии Божием устраняет преграду, прорывает заслоняющие свет облака и делает око чистым, и не только это, но ведет нас к блаженному, дружескому, общительному отношению с Тем, Которого мы еще не видим, но Которого несказанно любим. Да, дорогие слушатели, существует такая жизнь общения с Богом, в которой можно постоянно лицезреть Его, в которой Он составляет любимое сокровище сердца, центр всех мыслей и чувств, тему разговоров и причину всех наших поступков, причем уже здесь на земле душа наша, насколько она может это в себя вместить, вполне насыщена и блаженствует. Но позвольте спросить вас: в таком ли вы состоянии? Если нет, то не старайтесь его создать силой представления или воображения, потому что оно скоро рассеялось бы, будучи жалким самообманом; постарайтесь лучше скорее перейти из двора жалкого существования грешника во святилище священнических прав, дарованных вам во Христе Иисусе в неотъемлемую собственность; и ваше общение будет "с Отцом и Сыном Его, Иисусом Христом" (1Иоан.1:3).

Остановимся, наконец, еще пред завесою во Святое-святых.

Она проповедует нам, что Христос есть также и дверь к вечной славе. Святое-святых было прообразом небес, на что неоднократно указывается в послании к Евреям. Туда мог входить только первосвященник и притом только однажды в год; и, окропив кровию, он должен был тотчас же оттуда выйти, чем Дух Святой показывал, что "еще не был открыт путь во святилище, доколе стояла прежняя скиния" (Евр.9:7,8). В ветхозаветном домостроительстве никто другой, кроме первосвященника, не смел даже заглянуть за завесу Святого-Святых; первосвященник же, который сам не имел права там оставаться, не имел также права и вводить туда с собой кого-нибудь.

Благодарение Богу, теперь это изменилось: первой скинии уже не существует, путь открыт, потому что великий наш Первосвященник вошел и навсегда остался в нерукотворенной скинии, воздвигнутой помимо человека. И, входя туда, Он разорвал завесу, отделявшую святилище от Святого-святых, путь туда теперь для нас открыт. И чтобы нам как бы дать наглядную картину об этой истине, Он вошел во славу не Один, но взял с Собой пред нашими глазами того бедного разбойника, предварительно сказав ему: "Ныне же будешь со Мною в раю". Он, великая Глава, взял с Собой и членов Своих, так что в настоящую минуту уже исполнилось слово, что Бог нас "воскресил с Ним и посадил на небесах во Христе Иисусе" (Еф.2:6). Еще только короткое пребывание во святилище, недолгое стояние в Его свете, хождение верой в течение немногих дней, и все искупленные кровию Его пойдут за Ним, чтобы увидеть Его, как Он есть. Это для них так же несомненно, как их собственное существование. Потому они "имеют желание разрешиться и быть со Христом" (Фил.1:23) и "воздыхают, желая облечься в небесное их жилище" (2Кор.5:2). Да будет хвала Ему, что Он взялся "соблюсти их от падения и поставить пред славою Своею непорочными в радости" (Иуд.24). О, если б все это относилось и к нам!

Путь, ведущий туда, мы видели: он прост, он свободен, он указан; путь этот - Он Сам, Господь, Который сказал: "Я есмь дверь; кто войдет Мною, тот спасется; и войдет, и выйдет, и пажить найдет" (Иоан.10:9). Христос - наше примирение, Христос наше освящение и Христос - наше прославление, - вот основание нашей веры, но и основание нашего хождения и нашей жизни, на славу Ему! Аминь.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Похожие:

И. В. Каргель Свет из тени будущих благ или 32 беседы iconЖан Бодрийар в тени молчаливого большинства, или Конец социального
«В тени молчаливого большинства, или Конец социального»: Editions denoel, 1982; Екатеринбург; 2000
И. В. Каргель Свет из тени будущих благ или 32 беседы iconСвет и тени Автор: глава 1 отредактирована бетой Ночная тень, со 2 главы Kira Lvova
Когда именно это началось, Драко сказать не мог. Стоило ей пройти мимо, и в животе начинало все порхать
И. В. Каргель Свет из тени будущих благ или 32 беседы iconСущность и виды общественных благ
Эффективность распределения ресурсов и благ по критерию Парето, фундаментальная теория экономики благосостояния
И. В. Каргель Свет из тени будущих благ или 32 беседы iconСейчас уже достаточно хорошо известно, что здоровье ребенка закладывается...
И вовсе не дело случая, каким он явится на свет: сильным или слабым, с хорошей или плохой сопротивляемостью, с большими или малыми...
И. В. Каргель Свет из тени будущих благ или 32 беседы icon   Мне уже несколько раз приходилось высказывать мысль о том, что...
Говорится обыкновенно, что настоящий, хороший патриотизм состоит в том, чтобы желать своему народу или государству настоящих благ,...
И. В. Каргель Свет из тени будущих благ или 32 беседы iconТакие информационно-агитационные беседы среди будущих абитуриентов...
Кузгту встречались со школьниками в Анжеро-Судженске, Тайге и в поселке Яшкино. Ребята рассказывали ученикам 9,10 и 11ых классов...
И. В. Каргель Свет из тени будущих благ или 32 беседы iconСистема государства (племя людей)
Добыча вещества природы – производство сырья – производство благ – распределение благ среди населения – обмен между людьми их результатами...
И. В. Каргель Свет из тени будущих благ или 32 беседы iconПисьмена бога
В центральной стене, на уровне пола, пробито широкое зарешеченное окно. В час без тени (полдень) вверху открывается люк, и тюремщик,...
И. В. Каргель Свет из тени будущих благ или 32 беседы icon1. совокупность отношений в области производства, распределения,...
Производство это процесс создания материальных и духовных благ, необходимых для существования и развития человека
И. В. Каргель Свет из тени будущих благ или 32 беседы iconSony Alpha slt-a99 (Body Only)
Авто, Дневной свет, Тень, Облачно, Свет лампы накаливания, Люминесцентное освещение (Теплый белый / Холодный белый / Дневной белый...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница