Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год


НазваниеИрина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год
страница14/23
Дата публикации22.06.2013
Размер3.21 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   23

* * *
Как я ни старалась помочь Олегу с дневником умершей старушки, у меня ничего не вышло: я только еще больше запутывалась в ее записях. Лежа на диване с включенным телевизором, я выписывала имена и фамилии из ее тетрадки в блокнот. Не знаю, зачем я этим занималась – все равно там отсутствовали адреса и номера телефонов! Чаще всего встречалось имя некоего Бориса. «Борис сказал, что начал исследования по homunculus ». «Сегодня Борис получил лабораторию для своих исследований. Похоже, homunculus становится более или менее реален?» Что это значит?

На одной странице я наткнулась на странное изображение человечка. У него была большая уродливая голова, похожая на те, что рисуют у воображаемых пришельцев, тоненькие ручки и ножки и сгорбленный позвоночник – эта Арамейченко воистину обладала странноватым чувством юмора, а уж художница из нее была вообще никакая!

Да брось ты это дело, – посоветовал Шилов, вернувшись с работы. – Не найдем мы родственников – и бог с ними, потом объявятся, как до дележа наследства очередь дойдет!

Нет, – упрямо ответила я, – мне нужно разобраться. Конечно, получится не так быстро, как я планировала, но что то в этой тетрадке есть... Что то таинственное, понимаешь?

Шерлок Холмс ты мой недоделанный, – тяжело вздохнул Олег, присаживаясь на краешек дивана.

Ничуть не обидевшись на эти слова, я спросила:

Слушай, а можно узнать, где работала эта Прасковья Федоровна? Ну, до того, как вышла на пенсию?

Шилов пожал плечами:

Наверное, можно... А зачем тебе?

Я и сама не понимала, почему меня так заинтересовала личность умершей пациентки мужа.

Может, через Пенсионный фонд? – предположила я, не унимаясь. – Там же должны быть сведения: когда человек оформляет пенсию, он должен предоставить трудовую книжку...

Слушай, вот уж не думал, когда давал тебе этот чертов дневник, что ты станешь носом землю рыть! – изумленно воскликнул Олег. – Я просто хотел, чтобы бабулю похоронили родственники...

И она этого заслуживает! – перебила я. – Представляешь, каково это – когда всем на тебя наплевать, когда нет никого, кто пришел бы на твои похороны? Она же не бомж, не опустившийся человек, а врач, который, наверное, сделал людям немало добра – должен же быть кто то, кому не все равно?

Олег покачал головой.

Ты – ужасное создание, – резюмировал он нашу короткую беседу. – Однако, как ни странно, я люблю тебя именно за это – никогда не знаешь, чего от тебя ожидать!

Сколько вы еще можете продержать Арамейченко в морге? – пропустив его слова мимо ушей, спросила я.

Ну, думаю, пару суток она еще потерпит, если это так уж необходимо, а потом все равно придется...

Я постараюсь управиться побыстрее, – пообещала я.

Утром я позвонила в Пенсионный фонд. Получить необходимую мне информацию оказалось не так уж и просто: чиновники обычно любят, когда приходиш ь к ним на прием – это придает им сознание собственной значимости, ведь «ходоки» порой проделывают долгий путь, чтобы добраться до их места работы, вынужденно отрываются от собственных занятий и так далее. Тем не менее мне повезло, и через пару бесполезных звонков мне все же удалось наткнуться на неравнодушного человека, готового выслушать меня даже по телефону. Я объяснила, что пытаюсь разыскать бывших коллег недавно умершей женщины, и дама на другом конце трубки пообещала перезвонить, как только найдет интересующие меня сведения. По правде сказать, я не очень то поверила, что она это сделает, поэтому уже собиралась снова снять трубку, как вдруг действительно раздался звонок и все та же дама сообщила мне, что Прасковья Федоровна Арамейченко работала в Педиатрическом институте на кафедре неонатологии и медицинской генетики, одновременно практикуя в городской детской больнице номер два. Душевно поблагодарив женщину, я повесила трубку и с чистой совестью отправилась на работу. До двух часов было просто не продохнуть, а тут еще и Охлопкова вдруг решила вызвериться и потребовала, чтобы я сдала все отчеты за неделю, поэтому пришлось задержаться, лихорадочно дописывая бумажки.

Наконец, освободившись примерно около четырех, я рванула в Педиатрический. Когда то я хотела поступать туда, но в последний момент почему то передумала, несмотря на то, что конкурс был меньше, чем в Первый мед. Как выяснилось, в деканате не помнили сотрудницу по фамилии Арамейченко, но это меня не удивило: девочки, работающие там, наверняка еще не родились, когда Прасковья Федоровна вышла на пенсию. Тогда я попросила найти мне самого старого сотрудника кафедры, и меня направили к Ольге Самуиловне Ропшиной. Едва завидев эту женщину – маленькую, сухонькую, с густой копной совершенно седых вьющихся волос, – я сразу поняла, что она именно та, кто мне нужен. Узнав, кем я интересуюсь, Ропшина посмотрела на меня с удивлением.

Параша? – переспросила она. – Параша Арамейченко, вы сказали?

Так странно было слышать уменьшительное имя Прасковьи Федоровны, ведь так уже давно никого не зовут – только в старых советских фильмах еще можно встретить подобные имена!

Я кивнула.

А почему вы спрашиваете?

Видите ли, она умерла.

Умерла?! Боже мой! Когда?

Пару дней назад, в больнице.

Ропшина поднесла руку к глазам и сняла очки.

Она ведь всего на три или четыре года старше меня, – пробормотала женщина. Я ее прекрасно понимала. В определенном возрасте люди становятся очень восприимчивы к уходу из жизни своих сверстников, ведь каждая такая смерть напоминает о том, что и они неуклонно приближаются к последней черте, за которой, возможно, ничего нет.

Понимаете, я пытаюсь разыскать ее родственников, – объяснила я. – Ну, чтобы похоронить достойно, как полагается. Не знаете случайно, к кому бы мне обратиться?

Ропшина покачала головой.

У нее никого не было, – сказала она. – Параша была очень одинока с тех пор, как...

С тех пор как – что? – поторопилась спросить я, так как женщина неожиданно замолкла. Она посмотрела на меня с сомнением, словно раздумывая, стоит ли продолжать.

Ладно, – вздохнула она наконец. – Все равно это ей уже не повредит, верно? Да и вообще – теперь к таким вещам относятся гораздо более терпимо, чем в наше время. А тогда ведь могли и на партсобрание такой вопрос вынести! Параша много лет была любовницей профессора Немова...

Как вы сказали, простите? – перебила я, услышав знакомое имя.

Профессор Немов, – повторила Ропшина, удивленно глядя на меня. – А в чем, собственно, дело?

Н нет, ничего, – пробормотала я. – Извините. Продолжайте, пожалуйста!

Так вот, как он умер, она замкнулась в себе, у нее как будто пропала цель в жизни. Параша практически забросила научную деятельность, а ведь раньше являлась одной из ведущих сотрудниц кафедры. Только работа в больнице, казалось, приносила ей хоть какое то удовлетворение.

Значит, он умер...

Я запомнила фамилию врача, который вел Елену Агееву во время и после ЭКО. Это, очевидно, другой Немов, просто однофамилец.

А этот профессор Немов – чем он занимался? – поинтересовалась я.

Генетическими исследованиями. Неблагодарный, скажу вам, труд в те времена – слава богу, хоть кафедру открыли, ведь генетика долгое время считалась лженаукой, а ученые, занимавшиеся ею, – практически еретиками от науки! А у Бориса Геннадьевича, профессора Немова, сформировалась отличная группа, которая занималась, в числе прочего, вопросами клонирования.

Клонирования? Но ведь это считалось запрещенным?

Теперь это уже не тайна: они получили государственный заказ. Вам, надеюсь, понятно, от кого конкретно он поступил?

От спецслужб? – уточнила я.

Ропшина наклонила голову в знак подтверждения.

Из лаборатории Немова вышло немало видных ученых генетиков. В России только сейчас эта наука стала по настоящему развиваться, да и то нельзя сказать, что широко. В развитых странах Европы генетика стоит на одной из самых высоких ступеней среди всех научных областей, а у нас... Знаете, ведь Немова считали сумасшедшим? И я, признаюсь, тоже так думала.

Сумасшедшим? – удивилась я. – Почему это?

У него были такие идеи... Понимаете, в то время они казались бредовыми, но сейчас, спустя столько лет, когда генетические исследования стали наконец приносить первые плоды, я пересмотрела свое мнение. Немов был гением, которого не поняли и не оценили в его время, и огромные возможности, которые могла бы получить страна уже много лет назад, оказались навсегда упущены!

Может, вы могли бы порекомендовать, с кем еще мне поговорить насчет Прасковьи Федоровны? – попросила я. – Другие сотрудники...

Полагаю, можно поговорить с учениками профессора Немова. Они тогда были молодыми, тесно общались с Парашей и Борисом Геннадьевичем. Я напишу вам имена тех, кого помню, если хотите. К сожалению, здесь уже никого не осталось, все расползлись по разным институтам и больницам.

Поблагодарив Ропшину, я уже собралась уходить, но она вдруг остановила меня вопросом:

А когда похороны Параши?

Еще неизвестно, – ответила я. – Чем скорее, тем лучше.

Ропшина снова взяла ручку и нацарапала что то на листке бумаги.

Вот, – сказала она, протягивая его мне. – Вы позвоните мне, когда будет известна дата, ладно? Я хотела бы прийти на похороны.
* * *
Несмотря на то что результат анализа ДНК казался предсказуемым из за фактов, известных ранее, мы все были немного шокированы тем, что Елена точно так же может не являться биологической матерью Владика, как и ее бывший муж – отцом.

И что теперь? – вопросил Павел, как обычно в минуты неуверенности протирая свои толстые очки.

Ошиблись в клинике? – неуверенно произнесла Ивонна. – Перепутали пробирки?

Халатность? – подал голос Никита. – А нам оно вообще то надо? Мы ведь не проблему зачатия расследуем, а похищение детей ради изъятия органов, помните?

Поэтому я вас и собрал, – кивнул Лицкявичус. – Олег, рассказывайте!

Гришаев, снова появившийся в офисе ОМР, похоже, не испытывал ни малейшего смущения от того факта, что большинству присутствующих его нахождение здесь кажется, мягко говоря, неуместным.

Мне удалось пообщаться со всеми потерпевшими, – начал он. – Андрей Эдуардович, – он кивнул в сторону главы ОМР, – просил меня поторопиться. Выяснилось, что все мамаши действительно прошли через ЭКО, и – пристегните ремни – именно в клинике «Шаг в будущее»!

Да вы что?! – не сдержалась я, внезапно найдя подтверждение своим бредовым теориям.

Ага, – подтвердил Олег. – Я копнул это заведение и узнал, что оно, оказывается, на данный момент является одним из ведущих в городе, занимающимся проблемами бесплодия. За последние десять лет они здорово встали на ноги, у них появились богатые спонсоры, и «Шаг в будущее» процветает. Расценки у них высокие, но положительный результат, судя по форуму на официальном сайте, гарантирован. Народ преисполнен благодарности к «высоким профессионалам», работающим в «Шаге», хвалебных отзывов пруд пруди и – ни единой жалобы!

Ну, разумеется, сайт то официальный! – заметил Никита.

А возглавляет это заведение доктор Немов, – продолжал журналист. – Он – личность довольно известная, автор нескольких статей по проблемам лечения бесплодия и аномалиям развития плода, часто бывает за рубежом.

Я уже слышала это имя, – подала голос я. – В связи с другим делом, но тот доктор Немов занимался генетикой.

Это, наверное, вы его отца имеете в виду? – спросил Олег.

Борис Немов – так звали того профессора.

Ну, точно: «нашего» Немова зовут Дмитрием Борисовичем! Он не пошел по стопам отца, а предпочел гинекологию и неонатологию, хотя в некоторой степени эти науки можно считать схожими.

В этот момент дверь в офис распахнулась, и на пороге возник Леонид. Как обычно, волосы патологоанатома стояли ровно перпендикулярно голове, словно ни одно дуновение ветра не могло нарушить его идеальной прически, а черные глаза блуждали. В остальном высокий, стройный Кадреску так и просился на обложку гламурного журнала.

В чем дело, Леня? – спросил Никита. – Убегал от кого?

Занят был, – буркнул патологоанатом, одним движение плеча сбрасывая плащ на руки Вики. Данный жест показался мне восхитительно барским, но совершенно натуральным, словно Кадреску этого и не осознавал. – Вы же хотите быстрых результатов?

Удалось у всех пробы взять? – поинтересовался Лицкявичус.

Да, но быстро только кошки родятся, – ответил патологоанатом. – Нужно время.

Они насмерть перепуганы, – сказал глава ОМР. – После того как Тамара Решетилова рассказала родителям о своих злоключениях, они не стали задавать никаких вопросов и безропотно согласились на анализ ДНК.

Так что же мы в результате имеем? – задал вопрос Никита.

А имеем мы то, – ответил Лицкявичус, – что теперь появилась хоть какая то связь – «Шаг в будущее». Мы пытались определить, кто имел отношение ко всем детям с медицинской точки зрения, и теперь этот вопрос решен.

Но они всего лишь были зачаты в этой клинике! – возразил Павел. – Наверняка после родов их наблюдали другие врачи, да и времени прошло слишком много – неужели ты, Андрюша, считаешь, что «Шаг» может иметь отношение к похищению детей? Зачем им это нужно?!

Я предпочитаю не ставить телегу впереди лошади, – сказал Лицкявичус. – Пока мы просто установили связь, а там – увидим. Теперь меня интересует, Агния, в связи с чем вы столкнулись с именем Немова отца?

Я в нескольких словах обрисовала ситуацию.

Странно, – пробормотал глава ОМР. – Опять совпадение? Чего только не случается...

Я собираюсь поговорить с теми, кто близко общался с Арамейченко, – добавила я. – Могу попробовать навести справки и о сыне Немова.

Хорошая идея, – согласился Лицкявичус. – Раз уж нам все равно придется иметь с ним дело, то хорошо бы узнать как можно больше – и помимо официальной информации. На всякий случай я еще попрошу Карпухина провентилировать личность Немова младшего на предмет его причастности к чему то незаконному. Может, его имя всплывало в связи с каким нибудь медицинским скандалом?

Ну, скандал то я ему обеспечить могу! – ухмыльнулся журналист. – Вы представляете, какой шум поднимется, если заявить о том, что родителям, заплатившим, между прочим, немалые деньги, подсунули неизвестную яйцеклетку, оплодотворенную незнамо чьей спермой?!

А вот этого я прошу вас не делать, – холодно произнес Лицкявичус. – Во всяком случае – пока. Эта «сенсация» от вас никуда не убежит – все равно, вы единственный журналист, который в курсе событий.

Торжествующая улыбка Гришаева немного увяла, но он, по видимому, не собирался спорить.

Теперь насчет Решетиловых, – со вздохом произнес Лицкявичус. – Ребята Карпухина согласились в свободное время нам помочь и подежурить у них, обеспечивая безопасность. Так что, Никита, у тебя будет смена, а то ведь основную работу никто не отменял! Однако я боюсь, что скоро охранять придется не только Решетиловых, и этот вопрос ОМР решить не в состоянии.

Считаете, Рома не единственный, кто подвергается опасности? – спросила я испуганно.

Все возможно. Давайте надеяться, что я ошибаюсь.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   23

Похожие:

Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconИрина Градова Врач от бога Ирина Градова Врач от бога Пролог
Обожаю этот рейс! – отозвалась Ангелина. – Двое суток на Бали – что может быть лучше?
Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconИрина Градова Диагностика убийства Врачебные секреты 13 Ирина Градова...
Икбал знал, что можно расслабиться и выпить чаю с молоком под аккомпанемент ток шоу Вира Ананда, начинавшегося в половине одиннадцатого....
Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconЭнн Перри Чужое лицо
Он смотрит на свое отражение в зеркале и видит чужое лицо. Кто он такой? Ему говорят, что его имя — Вильям Монк, что он работает...
Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconИрина Василькова. Садовница. Нм. 2007,07
Василькова Ирина Васильевна родилась в Люберцах. Окончила геологический факультет мгу и Литературный институт им. А. М. Горького....
Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconПрограмма Пятница, 2 марта 2012 г. Открытие конференции: 10: 30 – 11: 00
Круглый стол «Антропологический поворот в филологии». Участники: Ирина Прохорова, Михаил Лурье, Кевин Платт, Александр Панченко,...
Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconПермская синематека и госкиноцентр «пермкино» рекомендуют: художественные...
Военная драма. Реж. Станислав Ростоцкий. В ролях: Андрей Мартынов, Ирина Шевчук, Ольга Остроумова, Елена Драпеко, Ирина Долганова,...
Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconЛитературоведение ирина сурат «Творить жизнь» Сюжет «ухода» у Пушкина и Толстого
Сурат Ирина Захаровна — исследователь русской поэзии, доктор филологических наук. Автор книг «Мандельштам и Пушкин» (2009), «Вчерашнее...
Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconНовый Год Абрамова Антонина Федоровна ночная рубашка (размер 48), 3 штуки. Ирина Навроцкая
Абрамова Антонина Федоровна – ночная рубашка (размер 48), 3 штуки. – Ирина Навроцкая
Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconНовый Год Абрамова Антонина Федоровна ночная рубашка (размер 48), 3 штуки. Ирина Навроцкая
Абрамова Антонина Федоровна – ночная рубашка (размер 48), 3 штуки. – Ирина Навроцкая
Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconИрина Молчанова Дневник юной леди Только для девчонок Ирина Молчанова Дневник юной леди Глава 1
...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница