Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год


НазваниеИрина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год
страница8/23
Дата публикации22.06.2013
Размер3.21 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23

* * *
Обычно я соблюдаю правила выгула собак, потому что признаю, что размеры и устрашающая внешность Куси способны произвести неизгладимое впечатление на людей со слабой психикой. Конечно, все «собачники» в округе в курсе, что моя черная терьерша – милейшее создание, ни разу в жизни никого не обидевшее, но не все же лично знакомы с Кусей, и, вполне допускаю, есть и такие, которые вообще с удовольствием избежали бы подобного знакомства. Не знаю, что случится, если на нее всерьез нападут – пока бог миловал от этого, – однако я совершенно уверена в том, что Куся никогда не нападет первой даже на пса, который сам ищет неприятностей. Более того, она не реагирует на лай и рык проходящих мимо дурно воспитанных собак.

Тем не менее я не столь терпелива, как моя Куся, и порой раздражаюсь на «любителей животных», которых, к сожалению, становится все больше. Возможно, дело в массовой истерии, методично и последовательно подогреваемой СМИ, ведь газеты то и дело пестрят заголовками типа: «Собака загрызла трехлетнего ребенка!», или: «Болонка людоед сожрала семидесятилетнюю хозяйку!!», или «Псы убийцы на тропе войны!!!» и так далее. Поэтому народ в последнее время стал шарахаться от бедной Куси, как черт от ладана, и мне, как ее хозяйке, знающей славный характер собственной псины, это ужасно неприятно. Самое смешное, что хозяева маленьких собак или собак средних размеров, но не отнесенных к «опасным» породам, порой ведут себя не лучше. Вот и сегодня, проходя сквозь арку, ведущую к моему дому, я едва не столкнулась с женщиной средних лет, ведущей на поводке седоухого спаниеля. Пес неожиданно встал на дыбы и захлебнулся таким злобным лаем, что от неожиданности я вздрогнула. Куся же, не одарив брехуна даже взглядом, чинно прошествовала мимо. Чего нельзя сказать о хозяйке спаниеля. Она шарахнулась назад, натянув поводок так сильно, что бедняга повис в ошейнике, как в удавке. Не скрою, на какой то краткий миг мне показалось, что женщина сейчас взберется на рядом стоящее дерево – такое выражение отвращения и ужаса застыло на ее сильно накрашенном лице. После чего прозвучала фраза: «Пошли, Чарли, собака злая, собака кусачая!» Это она, естественно, про Кусю, которая, не понимая, что происходит, спокойно обнюхивала продух, где обычно прячутся кошки. Да, логике хозяйки спаниеля, по прежнему хрипящего, задыхаясь от бессильной злобы, можно было только позавидовать!

Едва сдержавшись, чтобы не оценить поведение «дрессировщицы» словесно, я сжала зубы и прошла мимо вжавшейся в стену тетки. Вот так прямо с утра можно легко испортить человеку настроение на весь день, а ведь у меня сегодня четыре операции, одна из которых тяжелая и продолжительная. Бедная Куся! Там, где я жила раньше, ее знают и любят практически все, а здесь, на новом месте, куда я время от времени забираю собаку, ей заново приходится «работать на репутацию».

Кипя от безмолвного гнева, я подошла к парадной и, ласково потрепав за ушами невинно глядящую на меня Кусю, стала рыться в кармане в поисках ключа. В этот момент от стены отделилась чья то фигура, и ее тень упала на нас с собакой.

Это вы Агния Смольская, работающая над делом о похищении детей?

Вопрос прозвучал как гром среди ясного неба. Я вскинула глаза и увидела высокую, очень полную женщину в джинсовом платье и надетой поверх него ярко зеленой куртке на размер меньше необходимого, которая не застегивалась на ее мощном теле. Она выглядела довольно безвкусно в этом наряде. Прибавьте к нему еще и неумело наложенную косметику, и сразу становилось ясно, что передо мной дама не из высшего общества. Однако было в ее глазах нечто, заставившее меня мгновенно забыть и о ее внешности, и о злости на тетку со злобным спаниелем. Это было выражение затравленности, испуга, недоверия, смешанных с надеждой.

А вы, простите, кто? – осторожно ответила я.

Меня зовут Тамара, – быстро выпалила она. – Тамара Решетилова. Я вчера вечером приехала.

Интересно, что фамилия показалась мне знакомой, но это нормально, ведь в больнице я сталкиваюсь с большим количеством имен пациентов.

Приехали? – удивилась я. – Откуда приехали?

Из Кировска.

И зачем же вы приехали?

Чтобы встретиться с вами.

Меня несколько встревожили ее слова: в конце концов, не я руковожу расследованием!

Знаете, – проговорила я, тщательно подбирая слова, чтобы не обидеть человека, проделавшего долгий путь для встречи со мной, – думаю, вам гораздо полезнее встретиться с моим начальником...

Эдуардом Лицкявичусом? – перебила незнакомка. – Нет, я хотела поговорить с конкретным человеком – с вами.

А как вы вообще обо мне узнали?

Мне рассказал журналист, который написал статью об Анатолии Лавровском, – пояснила женщина.

Здорово – а меня, значит, он не счел нужным поставить в известность о том, что дал кому то мой адрес! Я уже сто раз пожалела о своем скоропалительном решении впустить Олега Гришаева в круг членов ОМР – ему там вовсе не место! Тем не менее разговаривать с Тамарой Решетиловой на улице становилось неудобно, тем более что погода отнюдь не радовала: собирался дождь, усиливался ветер, и даже в теплой куртке было зябко. Поэтому я пригласила незваную гостью в дом. Проводив на кухню, я, как обычно, вымыла Кусе лапы, после чего тоже пошла туда, чтобы приготовить собаке еду. Куся у меня ест исключительно человеческую пищу, потому и выглядит, и чувствует себя очень хорошо: никакие сухие корма не способны заменить животному полноценного питания. Я глубоко убеждена, что все эти «Чаппи» и «Педигри», столь широко рекламируемые по телевидению, придуманы для ленивых хозяев. Конечно, гораздо проще насыпать домашнему любимцу полную миску хрустящего непонятно чего, чем бегать по магазинам в поисках подходящего мясного кусочка, а потом стоять у плиты, варить кашу и, соблюдая необходимые пропорции, смешивать ее с мясом и овощами. Одновременно с этим я приготовила кофе для себя и для гостьи. Тамара с явным удовольствием сделала глоток, предварительно сдобрив напиток четырьмя ложками сахара – не самое хорошее пристрастие, учитывая ее комплекцию.

Так о чем же вы хотели поговорить? – спросила я, помешивая кашу на огне.

Я... вернее, мой сын, Рома, являлся героем одного из репортажей Олега Гришаева, – ответила Тамара, и я замерла над собачьей миской, вспомнив, что одного из мальчиков, похищенных, а после возвращенных семье, звали, кажется, Ромой Решетиловым!

Рома – ваш сын?

Женщина кивнула.

Его похитили одним из первых. У него вырезали часть печени.

Мне очень жаль! – искренне сказала я. – Как он себя чувствует сейчас?

Вот об этом я и хотела с вами поговорить.

Она сделала паузу, которая продлилась довольно долго, затем продолжила:

Весь этот кошмар случился три с лишним года назад, но я помню его, словно это было вчера! Когда Рома пропал, мне показалось, что мне перекрыли кислород: я не могла есть, не могла спать, похудела на двадцать три килограмма за два месяца... Муж хотел уложить меня в больницу, потому что начал всерьез опасаться за мою жизнь, но я отказывалась, боясь, что как раз в мое отсутствие могут позвонить и потребовать выкуп за сына. Милиция довольно быстро забыла о нас. Да, сначала они, как говорится, «провели весь необходимый комплекс мероприятий», однако, когда стало ясно, что дело, скорее всего, не в выкупе, я поняла, что мы с мужем остаемся один на один со своим горем. Мы каждый день ходили в отделение, чтобы выяснить, как продвигаются дела, потому что понимали, что пускать все на самотек нельзя. Нам неизменно отвечали, что «следствие ведется», а потом мы вдруг узнаем, что дело приостановлено. С тех пор нам ничего не удалось добиться, но через три месяца Рома вернулся! Когда мы примчались в больницу, он находился в неплохом состоянии, но мы пришли в ужас, узнав, что у нашего ребенка отхватили полпечени! Мы снова обратились в милицию, и дело переквалифицировали из просто похищения в похищение и кражу органа. На этом все и закончилось: никаких результатов следствие не дало. Думаю, никто особенно жилы и не рвал, ведь ребенок вернулся живым, а значит, все довольны – так они рассуждали!

Я понимала возмущение этой матери, ведь никто, кроме собственного мужа, не поддержал ее в страшной ситуации, в которой она оказалась. Разве возвращение мальчика – достаточный повод для того, чтобы считать «инцидент» исчерпанным? Разве не имело место самое настоящее преступление, циничное и жестокое?

Появление Куси в дверном проеме напомнило мне, что я испытываю терпение животного: давно пора дать ей поесть, но я, увлеченная рассказом Тамары, совершенно об этом позабыла. Поставив миску собаке, я вернулась к гостье, и она продолжила излагать:

В общем, мы поняли, что ничего не добьемся. Правда, муж предлагал обратиться на телевидение, но я отказалась. Друзья и соседи и так были в курсе, но мне вовсе не хотелось, чтобы широкий круг людей узнал о том, что случилось с моим ребенком. Люди злы в своем неуемном любопытстве, понимаете, что я имею в виду? И мы решили переехать туда, где никто нас не знает. Никому ничего не сказали, собрали сына и отправились в Кировск, на родину моих родителей. Они до сих пор живут там и с удовольствием помогли решить вопрос с обменом квартиры. Нам казалось, что жизнь наладилась.

Казалось? – переспросила я, так как Тамара неожиданно замолкла. – Как это понимать?

А так и понимать – я снова опасаюсь за жизнь и здоровье сына!

Это прозвучало по меньшей мере странно. Все, что могло произойти, уже произошло, а семья вообще теперь живет в другом городе. Кроме того, существует известная истина о том, что снаряд не попадает дважды в одну воронку!

Почему вы думаете, что Роме что то угрожает? – осторожно поинтересовалась я.

Возможно, это своего рода паранойя и мать боится каждого шороха и любого незнакомца, проходящего мимо, рассматривает как потенциального похитителя?

Да потому, – ответила женщина, – что моего сына опять пытались похитить!

У меня просто пропал дар речи, поэтому я ничего не сказала, продолжая смотреть на Тамару широко распахнутыми глазами.

Вы мне не верите! – с осуждением произнесла она, заметив выражение моего лица.

Простите, – пробормотала я, – просто это очень... Это кажется практически невозможным!

И все же это правда! – упрямо возразила Тамара. – К счастью, мой мальчик стал старше, да и мы с отцом научили его быть осторожным и с опаской относиться к незнакомым людям, желающим к нему приблизиться.

Я подумала о том, что Роме Решетилову пришлось повзрослеть раньше времени. Конечно, нужно обучать детей необходимым предосторожностям, но семья, пережившая кошмар похищения единственного ребенка, наверняка психологически пострадала гораздо сильнее, чем принято думать в России. И хуже всего в такой ситуации именно ребенку. Если в какой нибудь Америке в подобных случаях семьей, попавшей в подобное положение, занимается целая армия психологов, то в России вообще серьезно не рассматривается такой вид помощи – каждому приходится справляться с этим в одиночку.

Что заставляет вас думать о похищении? – спросила я. – Может, вы преувеличиваете, перестраховываетесь?

Вот и в милиции так говорят, и вы – тоже! – воскликнула Тамара, краснея на глазах, и я тут же испугалась за давление гостьи: с ее телосложением так недолго и инсульт схлопотать, а я еще кофе ее напоила!

Я не сказала, что не верю вам, просто хочу знать все обстоятельства.

А обстоятельства таковы, что четыре дня назад Рома прибежал домой весь взъерошенный и сказал, что темно синий фургон преследовал его от самой школы. Обычно мы не водим его туда, потому что школа находится недалеко от дома, даже дорогу переходить не надо. В общем, Рома ходит в школу сам, и никогда ничего такого не случалось. Я, знаете ли, верю своему ребенку, и мне наплевать, что остальные не верят! Мой Рома никогда не врет, тем более, он знает, как болезненно мы с отцом относимся ко всему, что может нанести ему хоть малейший вред, – он никогда не стал бы шутить такими вещами! Кроме того, это уже не впервые.

То есть? – насторожилась я.

Рома не говорил, боялся зря волновать нас с папой, но за несколько дней до того, как он рассказал о фургоне, к нему подходила молодая женщина. Она представилась «тетей Дашей» из Калининграда и сказала, что мама, то есть я, просила ее забрать Рому из школы и отвести в «Макдоналдс».

Странное заявление! – заметила я.

Да, – согласилась Тамара, – тем более странное, что у меня и в самом деле есть племянница, которую Ромочка знает как «тетю Дашу»! Она действительно живет в Калининграде, но Рома видел ее всего один раз, когда мы жили еще в Питере. Но тогда ему не исполнилось и четырех лет, поэтому внешность «тети» он, разумеется, не мог запомнить.

То есть, – уточнила я, – та женщина знала подробности вашей семейной жизни?

В том то и дело, что да! – воскликнула Тамара. – Не все друзья в курсе того, что эта «тетя Даша» вообще существует!

И что же дальше? Рома с ней, я так понимаю, идти отказался?

Слава богу, да! Мой мальчик такая умница – сказал, что сначала пойдет домой, а тетя Даша, если хочет, может идти с ним. Рома знает, что я волнуюсь, когда он задерживается после школы.

И что же «тетя Даша»?

Она сказала, что проводит его до дома, но подождет на улице. Как только сын рассказал мне о ней, я выглянула в окно. Естественно, эта баба волшебным образом испарилась. Я кинулась звонить Дашке в Калининград. Она оказалась на работе и очень удивилась, что кому то пришло в голову представляться ее именем. А потом этот фургон – что я должна была думать?

А вы обратились в милицию?

В тот же день. Но мне сказали, что ребенок не пропал, женщина исчезла, значит, никакого дела нет. Вот если она снова появится, то мне следует немедленно связаться с ними – и так далее. Представляете, они даже не попросили описать ее! А насчет фургона – вообще сказали, что сыну все со страху померещилось! Я была в отчаянии, ведь теперь мы знали, чего ожидать, точно знали, что ребенку грозит реальная опасность, но никто – НИКТО! – не желал оказать хоть какую нибудь помощь. Как раз в это время муж показал мне новую статью Олега Гришаева. Мы читали все, что он писал после того, как пропал Рома, но потом долгое время ничего не было слышно. Мы с мужем даже понадеялись, что виновных нашли, дело раскрыли и больше ни одному родителю не придется дрожать за своего ребенка. И вдруг – новая статья! Я позвонила в редакцию и попросила связать меня с Олегом. Он сказал, что сейчас работает вместе с группой врачей, которые как раз занимаются возобновившимися похищениями. Я как следует его допросила и выяснила, что в группе есть женщина, и это – вы. Я уже наговорилась с мужчинами, знаете ли: несмотря на то, что многие из милиционеров являются родителями, они делают вид, будто ничего не происходит! А мне нужна реальная помощь, понимаете? Я боюсь, что Рому снова у нас заберут и мы никогда больше его не увидим! Муж сейчас взял короткий отпуск без содержания, чтобы все время находиться рядом с сыном и ни на минуту не оставлять его одного. В школу Рома тоже пока не ходит – вдруг кому то придет в голову зайти в здание и под каким то благовидным предлогом увести ребенка? Вы можете что то сделать?

Ну, сама я вряд ли вам помогу, – ответила я. – Но вот ОМР, надеюсь, вполне на это способен. Кстати, мы искали пострадавших, упомянутых в статьях Гришаева, но смогли обнаружить далеко не всех. Большинство из них отказались разговаривать на эту тему, а некоторые, так же, как и вы, вообще сменили место жительства. Скажите, Тамара, вы обратились бы ко мне, если бы не этот случай с Ромой? Вы обратили бы такое же внимание на статью Олега о Толе Лавровском?

Женщина на мгновение опустила глаза, но потом снова подняла их и взглянула прямо мне в лицо.

Вы правы – я бы ни за что не пришла. Пережить такое снова, пусть и просто вспоминая и рассказывая кому то, это «удовольствие», которого я и врагу не пожелала бы. Рома уже начал забывать о случившемся, и мы с мужем только радовались. Однако нас заставили вспомнить, и поэтому я обратилась к вам. Думала, что вы меня поймете!

Мне стало стыдно. К счастью, я не пережила ничего подобного. Более того, я даже представить не могла, каково это, а посмела намекнуть несчастной Тамаре на то, что она печется лишь о собственном благе, а на остальных ей наплевать. Не знаю, как я повела бы себя в похожей ситуации – возможно, как и Тамара, попыталась бы забиться подальше и зарыться поглубже!
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23

Похожие:

Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconИрина Градова Врач от бога Ирина Градова Врач от бога Пролог
Обожаю этот рейс! – отозвалась Ангелина. – Двое суток на Бали – что может быть лучше?
Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconИрина Градова Диагностика убийства Врачебные секреты 13 Ирина Градова...
Икбал знал, что можно расслабиться и выпить чаю с молоком под аккомпанемент ток шоу Вира Ананда, начинавшегося в половине одиннадцатого....
Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconЭнн Перри Чужое лицо
Он смотрит на свое отражение в зеркале и видит чужое лицо. Кто он такой? Ему говорят, что его имя — Вильям Монк, что он работает...
Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconИрина Василькова. Садовница. Нм. 2007,07
Василькова Ирина Васильевна родилась в Люберцах. Окончила геологический факультет мгу и Литературный институт им. А. М. Горького....
Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconПрограмма Пятница, 2 марта 2012 г. Открытие конференции: 10: 30 – 11: 00
Круглый стол «Антропологический поворот в филологии». Участники: Ирина Прохорова, Михаил Лурье, Кевин Платт, Александр Панченко,...
Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconПермская синематека и госкиноцентр «пермкино» рекомендуют: художественные...
Военная драма. Реж. Станислав Ростоцкий. В ролях: Андрей Мартынов, Ирина Шевчук, Ольга Остроумова, Елена Драпеко, Ирина Долганова,...
Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconЛитературоведение ирина сурат «Творить жизнь» Сюжет «ухода» у Пушкина и Толстого
Сурат Ирина Захаровна — исследователь русской поэзии, доктор филологических наук. Автор книг «Мандельштам и Пушкин» (2009), «Вчерашнее...
Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconНовый Год Абрамова Антонина Федоровна ночная рубашка (размер 48), 3 штуки. Ирина Навроцкая
Абрамова Антонина Федоровна – ночная рубашка (размер 48), 3 штуки. – Ирина Навроцкая
Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconНовый Год Абрамова Антонина Федоровна ночная рубашка (размер 48), 3 штуки. Ирина Навроцкая
Абрамова Антонина Федоровна – ночная рубашка (размер 48), 3 штуки. – Ирина Навроцкая
Ирина Градова Чужое сердце Ирина Градова Чужое сердце Пролог 2000 год iconИрина Молчанова Дневник юной леди Только для девчонок Ирина Молчанова Дневник юной леди Глава 1
...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница