1. 0 — XtraVert — файл, форматирование, частичная вычитка, обложка, аннотация, сноски, скрипты, bookinfo


Название1. 0 — XtraVert — файл, форматирование, частичная вычитка, обложка, аннотация, сноски, скрипты, bookinfo
страница1/34
Дата публикации30.06.2013
Размер4.4 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34
sf_horrorlove_sfДж.Р.УордПробужденный любовник
Бывший раб крови, вампир Зeйдист до сих пор носит шрамы прошлого, наполненные страданием и унижением. Известный своей неисчерпаемой яростью и жестокими поступками, он дикарь, внушающий страх как людям, так и вампирам. Гнев — его единственный спутник, а страх — единственная его страсть, до тех пор, пока он не спасает красивую аристократку от Общества Лессенинг.

Бэлла с первого взгляда была околдована невероятной мощью Зeйдиста. Но даже когда желание охватило их обоих, жажда мести мучителям Бэллы доводит его до грани безумия. И сейчас Бэлла должна помочь своему любимому преодолеть раны мучительного прошлого и найти будущее рядом с ней…

Роман куда более мрачный, чем предыдущий. Так как оба главных героя — вампиры, вампирского в нем тоже больше. Но Уорд свято следует своим традициям: история удивительно романтичная и… ну, правда, просто душераздирающая. Книга тесно связана с предыдущей, ее сюжет — прямое следствие «Вечного любовника». Большинство поклонников считают, что это лучшая книга серии.
2010-06-19RUen
sf_horrorlove_sfJ.R.WardLover Awakened2006enXtraVerthttp://lib.rus.ec/user/213422
doc2fb, FictionBook Editor 2.4
2010-06-19http://www.litmir.net/bd/?b=140191LitMir.net1401911.0
1.0 — XtraVert — файл, форматирование, частичная вычитка, обложка, аннотация, сноски, скрипты, bookinfo.
<br />Дж. Р. Уорд<br /><br />Пробужденный любовник<br />
Посвящается тебе.

Никогда не будет никого, равного тебе.

Для меня… ты единственный.

Да, у меня просто не хватает слов…[1]

Огромная благодарность всем читателям и поклонникам

«Братства Черного Кинжала».

Большое спасибо:

Карен Солем, Кейре Сезаре, Клэр Зион

Кэйре Уэлш, Розе Гилльярд.

Спасибо лучшим стоматологическим командам на свете:

Роберту Н. Манну, доктору стоматологии, и Энн Бэр.

Скотту А. Нортону, доктору стоматологии, Келли Айхлер

и их великолепным сотрудникам.

Как всегда, спасибо моему исполнительному комитету:

Сью Графтон, доктору Джессике Андерсон, Бэтси Воган.

С любовью моей семье.
<br />Глава 1<br />
— Черт возьми, Зейдист[2]! Не делай этого…

Голос Фьюри[3] едва перекрывал грохот разбившейся перед ними машины. Но это не остановило Зейдиста, и тот выпрыгнул из мчавшегося со скоростью пятьдесят миль в час Эскалейда[4].

— Ви, он снаружи! Разворачивайся!

Фьюри ударился плечом об оконное стекло, когда внедорожник вошел в контролируемый занос. Свет фар поймал Зеда, который, сгруппировавшись, катился по заснеженному асфальту. Через секунду он вскочил на ноги, стреляя в запотевший, измятый седан, врезавшийся в сосну.

Не спуская глаз со своего близнеца, Фьюри потянулся к ремню безопасности. Даже если на пути у удиравших от них в предместьях Колдвелла лессеров[5] и встали законы физики, это не означало, что убийцы окончательно вышли из строя. Ублюдки были удивительно живучими.

Когда Эскалейд резко затормозил, Фьюри распахнул дверь, доставая свою Беретту. Неизвестно, сколько лессеров находилось в машине и какое у них было оружие. Враги вампиров всегда передвигались группами и всегда были вооружены — Черт возьми! Из машины выбрались три убийцы, и, казалось, только водитель был ранен.

Явное неравенство сил Зейдиста не остановило. Будучи настоящим суицидальным маньяком, он шел прямо на лессеров с одним черным кинжалом в руке.

Фьюри понесся через дорогу, слыша сзади удары ботинок Вишеса[6]. Но им не стоило торопиться.

Когда порыв ветра бесшумно закрутился в воздухе, а сладковатый аромат сосны смешался с запахов вытекавшего из разбитой машины бензина, Зед уложил всех трех лессеров одним ножом.

Он полоснул по сухожилиям под их коленями, чтобы они не могли убежать. Сломал им руки, чтобы они не могли сражаться. Волочил их по земле, пока они не превратились в ужасных безжизненных кукол.

Все это заняло четыре с половиной минуты. За это время Зейдист успел также забрать у них документы. Потом он остановился, чтобы перевести дух. Пока Зед смотрел на черные маслянистые пятна от крови лессеров, зияющие на белом снегу, от его плеч поднимался пар. Удивительно мягкая дымка колыхалась на прохладном ветерке.

Фьюри убрал Беретту в кобуру, висевшую на бедрах. Его подташнивало, словно он съел целую упаковку свиного сала. Потирая грудь, он посмотрел налево, а потом направо, оглядывая 22-ое шоссе. Место находилось далеко от центра Колдвелла, и в это время ночи здесь стояла мертвая тишина. Появление зевак было маловероятным. Олени в счет не шли.

Он знал, что будет дальше. Знал слишком хорошо, чтобы пытаться предотвратить.

Зейдист встал на колени рядом с одним из лессеров. Лицо искажала ненависть, рассеченная верхняя губа обнажала зубы и длинные тигриные клыки. С волосами, подстриженными под машинку, и впадинами вместо щек он был словно мрачный жнец, как и смерть спокойно работал на холоде. На нем была лишь черная водолазка и свободные черные брюки. Оружия было больше, чем одежды: грудь пересекала кобура для клинков Братства Черного Кинжала, еще два ножа весели на бедрах. Там же находился пояс с парой Сиг Сойеров[7].

Хотя он никогда не пускал в ход девятимиллиметровые. Он любил личный контакт при убийстве. Вообще-то, только в такие моменты он близко подходил к другому живому существу.

Зед схватил лессера за отвороты кожаной куртки, оторвал от земли и притянул к себе.

— Где женщина? — Когда в ответ послышался лишь злобный смех, Зейдист снова ударил убийцу. Резкий звук, похожий на треснувшую пополам ветку, разнесся эхом между деревьями. — Где женщина?

Издевательская усмешка убийцы подстегнула ярость Зеда, превратившегося в Северный Полярный круг. Воздух вокруг него наэлектризовался и стал холоднее ночи. Снежинки перестали падать рядом с ним, словно распадаясь от силы его гнева.

Фьюри услышал мягкий скрежет и обернулся. Вишес прикурил самокрутку: татуировка на его левом виске и эспаньолка вокруг рта осветились рыжеватым огоньком.

Когда раздался очередной удар кулаком, Ви затянулся посильнее и поднял свои бриллиантовые глаза.

— Ты в порядке, Фьюри?

Нет, он не в порядке. Дикая натура Зейдиста, казалось, была позаимствована из средневековой драмы, но в последнее время он стал так жесток, что на это было тяжело смотреть. Его бездонная, бездушия сердцевина пребывала в агонии с тех пор, как лессеры похитили Бэллу.

И они до сих пор не нашли ее. У братьев не было никаких зацепок, никакой информации — ничего. Даже после жестоких допросов Зеда.

Фьюри сам не находил себе места. Он почти не знал Бэллу, но она была так прекрасна — достойная женщина, принадлежащая к самым верхам аристократии вампирской расы. Но ее происхождение было не столь важно. В ней было намного большее. Она затронула что-то внутри него, лежащие за пределами клятвы целибата; разбудила другого мужчину. Он тоже отчаянно хотел найти ее, но после шести недель поисков потерял надежду на то, что Бэлла жива. Лессеры пытали вампиров, чтобы добыть информацию о Братстве, а, как и любое гражданское лицо, она кое-что знала. Ее должны были уже убить.

Он лишь надеялся, что она не переживала ад день за днем, прежде чем отправиться в Забвение[8].

— Что вы сделали с женщиной? — Рычал Зейдист на следующего лессера. Когда ответом ему было лишь «да пошел ты», он снова ударил убийцу.

Почему Зейдиста так заботила пропажа гражданского лица, оставалось секретом для всего Братства. Все знали, что он ненавидит женщин… Черт, его боялись из-за этого. Никто не понимал, почему Бэлла была так важна для него. И потом, никто, даже Фьюри — его близнец, не мог предугадать реакцию Зеда.

Отзвуки жестокой обработки лессеров прорывались через лесную завесу, и Фьюри почувствовал, что не сможет выдержать этого допроса, несмотря на то, что даже убийцы стойко держались и не выдавали информацию.

— Я не знаю, сколько еще я смогу вынести, — тихо сказал он.

В его жизни, помимо традиционной для Братства борьбы с убийцами, был лишь брат. Каждый день Фьюри спал один, если вообще спал. Еда доставляла не много удовольствия. Женщины во внимание не принимались из-за клятвы безбрачия. И каждую секунду он волновался о том, что дальше выкинет Зейдист и кто пострадает в процессе этого. Он чувствовал себя так, словно умирает от тысячи порезов, медленно истекая кровью. Словно он испытывал боль каждой из жертв брата.

Ви протянул руку в перчатке и сомкнул ладонь на горле Фьюри.

— Посмотри на меня, брат.

Фьюри поднял взгляд и отпрянул. Зрачок в левом глазе Ви, окруженном татуировкой, разрастался, пока все глазное яблоко не превратилось в бездонную черную дыру.

— Вишес, нет… Я не… — Черт. Он не хотел слышать никаких предсказаний. Он не знал, сможет ли смириться с тем, что все будет еще хуже.

— Снег сегодня идет не спеша, — сказал Ви, поглаживая пальцем яремную вену брата.

Фьюри моргнул, почувствовав странное успокоение, охватившее тело, его сердце замедлилось и начало биться в ритме движений пальца, прикасающегося к его шее.

— Что?

— Снег… падает так медленно.

— Да… да, медленно.

— В этом году было много снега, правда?

— Эмм… да.

— Да… много снега, но будет еще больше. Сегодня. Завтра. В следующем месяце. В следующем году. Он приходит, когда приходит, и падает, где хочет.

— Правильно, — мягко сказал Фьюри. — Его не остановить.

— Только если ты не земля. — Большой палец остановился. — Брат мой, мне ты не кажешься землей. Ты не остановишь его. Никогда.

Ночь озарилась белыми вспышками, в воздухе повисли глухие хлопки, когда Зейдист пронзил кинжалом тела лессеров, и они дезинтегрировали. Потом тишина нарушалась лишь шипением разбитой автомобильной печки и тяжелым дыханием Зеда.

Словно призрак, он поднялся с почерневшей земли. Кровь лессеров покрывала его лицо и руки. Аура превратилась в мерцающий туман жестокости, искажающий ландшафт позади тела: лес на заднем плане казался расплывчатым и неясным.

— Я иду в центр, — сказал он, вытирая клинок о бедро. — Искать дальше.
* * *
Прежде, чем отправится на охоту за вампирами, мистер О вынул обойму из своего девятимиллиметрового Смит-энд-Вессона и посмотрел в дуло. Этот пистолет, как и его Глок, давно нуждался в чистке. У него еще были кое-какие дела, но только полный идиот оставил бы свое оружие в таком состоянии. Черт, амуниция лессеров должна была быть в идеальном состоянии. Братство Черного Кинжала представляло собой цель, к которой нельзя было идти плохо подготовленным.

Он прошел через центр убеждения, обходя патологоанатомический стол[9], который они использовали в своей работе. Подобная планировка не предполагала места для уединения. Пол был грязным. Помещение практически не проветривалось, потому что в нем не было окон. Здесь стояла койка, на которой он спал. Душ. Ни туалета, ни кухни, потому что лессеры не нуждались в еде. В комнате до сих пор стоял запах свежих досок: они возвели стены лишь полтора месяца назад. От парафинового нагревателя, который они пользовали для обогрева, тоже резко пахло. Единственным отделанным приспособлением был стеллаж, поднимавшийся от земли до потолочных балок и растянувшийся на всю длину четырехфутовой стены. Там на разных уровнях аккуратно лежали вычищенные инструменты: ножи, тиски, щипцы, молотки и пилы. Все, что могло вырвать из горла крик, было на этих полках.

Но место предназначалось не только для пыток, оно использовалось и как хранилище. Держать вампиров в заточении было своеобразным вызовом, потому что они могли в любой момент дематериализоваться, при условии, что были спокойны и могли сконцентрироваться. Сталь могла помешать этому, но решетчатая клетка не защищала тварей от солнечного света. Строительство целого помещения из стали было просто невыгодно. Но вот гофрированная металлическая канализационная труба, вертикально зарытая в землю, решала все проблемы. Или три трубы, как в их случае.

О почувствовал искушение подойти к хранилищу, но понимал, что, если сделает это, то уже точно не выйдет на охоту и не выполнит указаний. Будучи правой рукой старшего лессера, он имел кое-какие привилегии: например, получил в распоряжение это место. Но если он хотел и дальше получать личные выгоды, он должен был вести себя соответственно.

Даже если это означало заботу о своем пистолете, в то время как он бы с большим удовольствием занялся кое-чем другим. Он столкнул с дороги аптечку, взял коробку с приспособлениями для чистки оружия и поставил стул перед столом для вскрытий.

Единственная дверь в помещение распахнулась без предварительного стука. О оглянулся, но, увидев того, кто вошел, собрал все силы, чтобы убрать с лица раздраженное выражение. Он не был рад мистеру Икс, но вряд ли можно было избежать разговора со старшим лессером. Разве что из инстинкта самосохранения.

Стоя под голой лампочкой, свисающей с потолка, мистер Икс являл собой опасного противника: ростом в шесть футов он был сложен как автомобиль — крепкий и огромный. И, как и любой член Общества, давно прошедший инициацию, он потерял пигментацию и стал совершенно серым. Цветом его волосы походили на паутину. Глаза были словно пасмурное небо, безжизненные и пустые.

С обыденным видом мистер Икс стал прогуливаться по комнате… внимательно осматривая ее в поисках чего-то.

— Мне сказали, что ты схватил еще одного.

О опустил пистолет, который чистил, подсчитывая количество оружия, которое было при нем. Метательный нож на правом бедре. Глок на пояснице. Хотел бы он, чтобы было что-то еще.

— Я подцепил его в центре, примерно сорок пять минут назад около «ЗироСам». Он в одной из дыр, приходит в себя.

— Хорошая работа.

— Я собираюсь снова идти на охоту. Прямо сейчас.

— Собираешься ли? — Мистер Икс остановился около стеллажа и поднял зубчатый охотничий нож. — Знаешь, я слышал кое-что, и это меня чертовски тревожит.

Держа рот на замке, О переместил руку на бедро ближе к ручке ножа.

— Даже не поинтересуешься, что это? — Спросил старший лессер, подходя к трем трубам хранилища, зарытым в землю. — Может, это потому, что ты уже знаешь секрет.

О обхватил нож ладонью, когда мистер Икс склонился над металлической крышкой, закрывающей дыру. Ему было наплевать на первых двух пленников. Но третья жертва никого, кроме него, не касалась.

— Нет пустых мест, мистер О? — Носок военного сапога мистера Икс, коснулся связки веревок, уходившей под землю по трубе. — Я думал, ты убил тех двоих, после того, как они не смогли предоставить нам информацию.

— Убил.

— Учитывая гражданского, пойманного тобой сегодня, здесь должно быть одно свободное место. Но все забито.

— Я поймал еще одного.

— Когда?

— Прошлой ночью.

— Ты лжешь, — мистер Икс сорвал крышку с третьей трубы.

Первым желанием О было вскочить на ноги и, в два шага достигнув мистера Икс, воткнуть нож ему в глотку. Но он не смог бы зайти так далеко. У старшего лессера был один ловкий трюк — он мог сковывать движения своих подчиненных. Одним взглядом.

Так что О не двинулся с места, дрожа от усилий сдержать себя в руках.

Мистер Икс достал из кармана фонарик, зажег его и направил луч света в дыру. Оттуда раздался приглушенный писк, и его глаза широко распахнулись.

— Боже правый, это, действительно, женщина! Почему, черт возьми, ты мне ничего не сказал?

О медленно поднялся на ноги, оставив нож болтаться около бедра в складках его штанов. Он все еще крепко держал его рукой.

— Она новенькая, — сказал он.

— Я слышал другое.

Быстрым шагом Мистер Икс прошел в ванную и резко откинул чистую душевую занавеску. Выругавшись, он столкнул бутылочки женского шампуня и детское масло, стоявшие в углу. Потом он направился к шкафу, где хранилась амуниция, и вытащил переносной холодильник, спрятанный за ним. Он перевернул его, и еда вывалилась на пол. Так как лессеры не испытывали голода и никогда не ели, это стало лучшим из всех возможных признаний.

Бледное лицо мистера Икс исказилось от ярости.

— Ты завел себе домашнее животное, так что ли?

Оценивая расстояние между ними, О прикидывал, какую правдоподобную отговорку он может предложить лессеру.

— Она нужна мне. Я использую ее при допросах.

— Как?

— Мужчинам ее вида не нравится видеть, как женщине причиняют боль. Она стимулирует откровенность.

Глаза мистера Икс сузились.

— Почему ты не рассказал мне о ней?

— Это мой центр. Вы отдали его мне, и я управляю им, как мне вздумается. — А когда он найдет мудака, который донес на него, он сдерет с ублюдка кожу полосками. — Я решаю все дела здесь, и вы это знаете. Как именно я делаю свою работу, для вас не должно иметь никакого значения.

— Нужно было сказать мне. — Неожиданно мистер Икс замер. — Ты собираешься сделать что-то с ножом в твоей руке, сынок?

Да, папочка, на самом деле, собираюсь.

— Так я отвечаю за это место или нет?

Когда мистер Икс, качнувшись, перенес вес тела на носки, О приготовился к атаке.

Вдруг зазвонил его мобильный. Первая трель пронзительно, словно крик, рассекла воздух. Вторая стала не более чем вмешательством. В третьей не было ничего особенного.

Когда их лобовое столкновение было прервано, О вдруг понял, что явно мыслил не совсем здраво. Он был большим парнем, отличным борцом, но не мог противостоять уловкам мистера Икс. А если его ранят или убьют, кто позаботится о его жене?

— Ответь, — приказал мистер Икс. — И включи громкую связь.

Новости от другого Альфы. Три лессера были уничтожены на обочине в двух милях от центра. Их машина была найдена в аварийном состоянии, рядом на снегу виднелись черные пятна от дезинтегрировавших тел.

Черт возьми. Братство Черного Кинжала. Снова.

Когда О положил трубку, мистер Икс произнес:

— Послушай, ты хочешь сразиться со мной или отправиться на работу? Первый вариант приведет тебя к мгновенной смерти. Выбор за тобой.

— Я отвечаю за это место?

— До тех пор, пока ты добываешь то, что мне нужно.

— Я привозил сюда множество гражданских.

— Но они были что-то не особо разговорчивы.

О подошел и вернул на место крышку от третьей трубы, удостоверившись, что мистер Икс все время находится в поле его зрения. Потом он опустил сверху свой тяжелый армейский сапог и посмотрел лессеру в глаза.

— Я ничего не могу поделать, если Братство хранит секреты от представителей собственного вида.

— Может, тебе просто нужно лучше сосредоточиться.

«Не смей говорить ему, чтобы он не лез не в свое дело, — подумал О. — Проиграешь эту битву характеров, и женщина станет едой для бродячих псов».

Пока О пытался усмирить свой нрав, мистер Икс улыбнулся.

— Твоя сдержанность стала бы куда более приятной, если бы не была единственным достойным ответом. Теперь о сегодняшней ночи. Братья отправятся за сосудами лессеров, от которых избавились. Отправляйся домой к мистеру Х и забери его сосуд так быстро, как это будет возможно. Я пошлю кого-то к А, а сам займусь Д.

Мистер Икс помедлил у двери.

— Насчет женщины. Если ты используешь ее как инструмент, ладно. Но если ты держишь ее по каким-то другим причинам, у тебя проблемы. Размякнешь, и я скормлю тебя Омеге маленькими кусочками.

О даже не вздрогнул. Один раз он уже пережил пытки Омеги и решил, что сможет сделать это снова. Ради своей женщины он пройдет через что угодно.

— И что ты теперь мне скажешь? — Спросил старший лессер.

— Да, сэнсэй.

Ожидая, когда машина мистера Икс уедет, О, чувствовал, как его сердце колотится словно пневматический пистолет. Он хотел поднять свою женщину наверх и почувствовать прикосновение ее тела, но в таком случае он бы не смог уйти. Пытаясь успокоиться, он быстро вычистил свой С&В и зарядил его. Это не особо помогло, но, по крайней мере, к тому времени, как он закончил, руки перестали дрожать. Направляясь к двери, он захватил ключи от грузовика и установил на третьей трубе датчик движения. Эта техническая примочка не раз спасала его задницу. Если инфракрасный лазер засекал движение, включалась тройная система пистолетов — и любопытный мгновенно начинал истекать кровью.

О все не решался уйти. Боже, он так хотел прижать ее к себе. Мысль о том, что он может (пусть даже гипотетически) потерять свою женщину, сводила его с ума. Эта вампирша… стала смыслом его жизни. Не Общество[10]. Не убийства.

— Я ухожу, жена, так что веди себя хорошо. — Он заколебался. — Я скоро вернусь и помою тебя. — Не услышав ответа, он спросил:

— Жена?

О попытался сдержаться. Хотя он и говорил себе, что должен вести себя как настоящий мужчина, он не мог уйти, не услышав ее голос.

— Не отсылай меня без прощания.

Тишина.

Боль пронзила сердце, лишь увеличивая его любовь к ней. Он глубоко вздохнул, в груди разлилось восхитительное ощущение отчаяния. Он думал, что познал любовь до того, как стал лессером. Он думал, что женщина, которую он трахал и избивал годами, была особенной. Каким наивным дураком он был. Теперь он знал, что такое настоящая страсть. Пленная женщина стала горящей болью в его груди, позволяя ему снова чувствовать себя человеком. Она стала душой, заменившей ту, что забрал Омега[11]. Благодаря ей, он жил, хотя сердце его и не билось.

— Я вернусь, как только смогу, жена.
* * *
Бэлла расслабилась внутри трубы, услышав, как захлопнулась дверь. Мысль о том, что лессер ушел расстроенный из-за того, что она промолчала, доставляла ей удовольствие. Ну, теперь она окончательно сошла с ума, так?

Забавно, что именно безумие станет ее грядущей смертью. С того момента, как она очнулась в трубе много недель назад, она думала, что ее кончина станет самой обычной: смерть тела — смерть человека. Но нет, ее ждала гибель разума. Хотя тело было относительно здоровым, внутри она умирала. Психоз, наконец, завладел ею, и как телесная болезнь проходил в несколько стадий. Сначала она была в таком ужасе, что могла думать лишь о боли, которую принесут пытки. Но дни шли, и ничего подобного не происходило. Да, лессер бил ее, и то, как он разглядывал ее тело, было отвратительным, но он никогда не делал с ней того же, что с другими представителями ее вида. И не насиловал ее.

В ответ на это ее мысли приняли другой оборот, она воспряла духом и начала надеяться на спасение. Период «феникса» длился дольше. Целую неделю, наверное, хотя здесь было довольно сложно отследить смену дней.

Потом началось необратимое скольжение вниз, причиной которому стал сам лессер. Ей потребовалось довольно много времени, чтобы понять, что она имеет странную власть над похитителем, и начать использовать ее. Сначала она делала это для того, чтобы определить границы. Потом стала мучить его просто потому, что ненавидела и хотела причинить боль.

По какой-то причине лессер, который забрал ее… любил ее. Всем сердцем. Иногда он орал на нее и страшно пугал в такие моменты, но чем яростнее она боролась с ним, тем нежнее он обращался с ней. Он начинал беспокоиться, когда она не смотрела на него. Плакал, когда она отвергала его подарки. С нарастающей одержимостью он беспокоился о ней, молил о внимании, пытался угодить ей, а когда она отвергала его, он погибал. Весь ее мир концентрировался вокруг игры с его чувствами, и то, что эта жестокость придавала ей сил, убивало ее. Когда-то она была живым человеком: дочерью, сестрой… кем-то… Теперь же, посреди этого кошмара, она превращалась в камень. Превращалась в мумию.

Святая Дева-Летописица[12], она знала, что он никогда ее не отпустит. Он лишит ее будущего, что равносильно убийству. У нее было лишь это ужасающее настоящее. С ним.

Паника, чувство, которое она уже какое-то время не ощущала, поднялась у нее в груди.

Оцепенение ушло, и чтобы хоть как-то отвлечься, она сосредоточилась на холоде, исходившем от земли. Лессер одевал ее лишь в ту одежду, что забрал из ее собственного шкафа и комода, и она была лишена колготок, свитеров, теплых носков и ботинок. Но холод все равно безжалостно проник бы через все слои одежды, разъедая кости, покрывая ее сердце ледяной коркой.

Мысли метнулись к ее дому, в котором она так недолго прожила. Она вспомнила, как разводила огонь в камине в гостиной, как была счастлива, переехав в собственный дом… Это были плохие образы, плохие мысли… Они напоминали ей о прежней жизни, о матери… о брате…

Боже, Ривендж[13]. Рив сводил ее с ума своим деспотизмом, но оказался прав. Если бы она осталась со своей семьей, она бы никогда не познакомилась с Мэри, своей соседкой. И той ночью она не пошла бы через луг, чтобы удостовериться, что все в порядке. Она никогда бы не наткнулась на лессера. Она бы никогда не оказалась здесь: мертвая, но дышащая.

Она гадала о том, как долго брат искал ее. Сдался ли он уже? Вероятно. Даже Рив не смог бы продолжать так долго без малейшего намека на надежду.

Она могла поспорить, что он разыскивал ее, но в каком-то смысле была даже рада, что не нашел. Будучи очень агрессивным мужчиной, он все же оставался гражданским и мог пострадать, пытаясь спасти ее. Лессеры были сильны. Жестоки и могущественны. Нет, вернуть ее мог только кто-то равный этим чудовищам.

Образ Зейдиста всплыл в сознании, четкий словно фотография. Она увидела его свирепые черные глаза. Шрам на лице, рассекающий верхнюю губу. Вытатуированные на шее и запястьях метки раба крови. Она вспомнила шрамы от хлыста на его спине. И кольца, которыми были проколоты его соски. Его мускулистое, худощавое тело.

Она подумала о его сильной, несгибаемой воле и яростной ненависти, жившей внутри него. Он устрашал, был ужасом всей вампирской расы. Разрушенный, не сломленный, по словам его близнеца. Но именно эти черты превращали его в идеального спасителя. Только он один мог выстоять против лессера, похитившего ее. Вероятно, безжалостность Зейдиста была единственной вещью, способной спасти ее, хотя она и не рассчитывала, что он вообще стал бы искать. Она была обыкновенной гражданской, с которой он дважды встречался.

При повторной встрече, он заставил ее поклясться, что она больше никогда не подойдет к нему.

Она попыталась обуздать охвативший ее страх мыслью о том, что Ривендж все еще ищет ее. И что он сообщит Братству, если найдет хоть какую-нибудь зацепку, которая сможет привести их к ней. А потом, может быть, Зейдист придет за ней, потому что это будет частью его работы.

— Эй? Эй? Здесь кто-нибудь есть? — Дрожащий мужской голос был слабым, тонким.

«Это новая жертва», — подумала она. В самом начале они всегда пытались выбраться.

Бэлла прочистила горло.

— Я… здесь.

Повисла тишина.

— О Боже мой… Вы та самая женщина, которую похитили? Вы… Бэлла?

Звук собственного имени потряс все ее существо. Черт, лессер все время называл ее женой, и она стала забывать, что помимо этого была еще кем-то.

— Да… Да, это я.

— Вы все еще живы.

Ну, во всяком случае, сердце ее пока билось.

— Мы знакомы?

— Я-я ходил на ваши похороны. С родителями: Ралстамом и Джиллин.

Бэллу начало трясти. Ее мать и брат… упокоили ее с миром. А что им оставалось делать? Ее мать была глубоко религиозной женщиной, верила в Старинные Традиции. Если она была убеждена, что Бэлла мертва, то настояла на полноценной церемонии, чтобы дочь могла уйти в Забвение.

О Боже… Предполагать, что они прекратили поиски — это одно, но знать об этом наверняка — совсем другое. Никто не придет за ней. Никогда.

Она услышала странный звук. И поняла, что это ее рыдания.

— Я собираюсь сбежать, — уверенно сказал мужчина. — И вас заберу с собой.

Колени Бэллы подогнулись, и она сползла вниз по рифленой стенке трубы, пока не упала на дно. Теперь она точно была мертва, так ведь? Мертва и похоронена.

Каким ужасным совпадением стало заточение под землей.
<br /></section>
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

Похожие:

1. 0 — XtraVert — файл, форматирование, частичная вычитка, обложка, аннотация, сноски, скрипты, bookinfo icon1. 0 — XtraVert — сканирование, вычитка, файл, форматирование, обложка,...
Они питаются наивностью и доверчивостью недалеких обывателей. Они легко «облапошивают» глупых граждан, которые с готовностью отдают...
1. 0 — XtraVert — файл, форматирование, частичная вычитка, обложка, аннотация, сноски, скрипты, bookinfo icon1. 0 — XtraVert — файл, форматирование, обложка, аннотация, сноски, скрипты, bookinfo
Ведь дядя Уильям более известен как Королевский Волшебник Верхней Норландии и его дом искривляет пространство и время. Одна и та...
1. 0 — XtraVert — файл, форматирование, частичная вычитка, обложка, аннотация, сноски, скрипты, bookinfo iconV 1 — XtraVert — доп форматирование, доп вычитка, скрипты, аннотация, обложка, bookinfo
Человек, принявший во время болезни наркотик, становится свидетелем мрачного будущего планеты Земля
1. 0 — XtraVert — файл, форматирование, частичная вычитка, обложка, аннотация, сноски, скрипты, bookinfo iconV 1 — XtraVert — доп форматирование и вычитка, обложка, аннотация,...
Виктор Пелевин это качественный премиум-бренд на книжном рынке, который за годы существования зарекомендовал себя безупречно. Книги...
1. 0 — XtraVert — файл, форматирование, частичная вычитка, обложка, аннотация, сноски, скрипты, bookinfo icon1. 0 — ocr&conv, структура, скрипты, обложка — babaJga 1 — вычитка, 08. 09. 2010 by golma1
В эту книгу вошли рассказы, эссе и прочие записи, сделанные по большей части на ходу, на бегу, на лету, на яву и во сне, где и когда...
1. 0 — XtraVert — файл, форматирование, частичная вычитка, обложка, аннотация, сноски, скрипты, bookinfo iconV 1 — испр прим-я; аннотация, обложка; скрипты (j blood)
Джон Фаулз — один из наиболее выдающихся (и заслуженно популярных) британских писателей XX века, современный классик главного калибра,...
1. 0 — XtraVert — файл, форматирование, частичная вычитка, обложка, аннотация, сноски, скрипты, bookinfo icon1. 1 форматирование (сноски, обложка, структура глав), исправление...
Несчастный случай заставил Дика Сэнда, пятнадцатилетнего юнгу, взять на себя управление китобойной шхуной «Пилигрим». Нелегким выдалось...
1. 0 — XtraVert — файл, форматирование, частичная вычитка, обложка, аннотация, сноски, скрипты, bookinfo iconИван Александрович Гончаров Обыкновенная история
Одно из самых популярных произведений русской реалистической школы 1 – сноски, обложка, доформатирование… – ©Jurgen™, май 2007 г
1. 0 — XtraVert — файл, форматирование, частичная вычитка, обложка, аннотация, сноски, скрипты, bookinfo iconКнига Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Ндорина и роковой красавицы о-юми, любви, изменившей всю его жизнь и напомнившей ему о себе через многие годы 0 – создание fb2 Black...
1. 0 — XtraVert — файл, форматирование, частичная вычитка, обложка, аннотация, сноски, скрипты, bookinfo iconV. 0 – создание fb2 V. 1 – вычитка V. 2 – доп вычитка – (MCat78)...
Тридцать лет назад это читалось как фантастика. Исследующая и расширяющая границы жанра, жадно впитывающая всевозможные новейшие...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница