Чарльз Буковски Фактотум Чарльз Буковски Фактотум (Factotum) Джону и Барбаре Мартин Писатель отнюдь не стремится


НазваниеЧарльз Буковски Фактотум Чарльз Буковски Фактотум (Factotum) Джону и Барбаре Мартин Писатель отнюдь не стремится
страница1/20
Дата публикации12.04.2013
Размер2.45 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Музыка > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
Чарльз Буковски

Фактотум

Чарльз Буковски

Фактотум (Factotum)

Джону и Барбаре Мартин

Писатель отнюдь не стремится

увидеть, как лев кушает травку. Он

понимает, что и волка, и агнца создал

один и тот же Господь, а потом улыбнулся

«и увидел, что это хорошо».

Андре Жид
Глава 1
Я приехал в Новый Орлеан в пять утра. Шел дождь. Я решил посидеть на автобусной станции, но люди меня угнетали, так что я взял чемодан, вышел наружу, под дождь, и побрел вдоль по улице. Я не знал, где здесь можно снять комнату подешевле.

Картонный чемодан распадался на части. Когда то он был черным, но покрытие давно облезло, и остался один беззащитный желтый картон. Я пытался решить проблему, натерев желтые залысины черной ваксой. Но крем потек под дождем, и я испачкал обе штанины, пока шел по улицам, перекладывая чемодан из руки в руку.

И все таки это был новый город.

Может быть, в этом городе мне повезет.

Дождь прошел, показалось солнце. Я забрел в черный район.

– Эй, белый! Ушлепок!

Я поставил чемодан на мокрый асфальт. На крыльце у подъезда сидела, болтая ногами, высокая азиатка. Вполне симпатичная, очень даже.

– Привет, белый ушлепок!

Я ничего не сказал. Просто стоял и смотрел на нее.

– Не хочешь заняться чем нибудь нехорошим, а, беленький?

Она издевалась, смеялась надо мной. Сидела на ступеньках, болтала ногами. У нее были очень красивые ноги. И туфли на высоченных каблуках. Она болтала ногами и смеялась. Я поднял свой чемодан и пошел к ней. И тутя заметил, как занавеска в одном из окон слегка шелохнулась. Я успел разглядеть лицо. Чернокожий мужчина, похожий на Джерси Джо Уолкотта. Я развернулся и пошел дальше своей дорогой. Ее смех мчался за мной по пятам.
Глава 2
Комната располагалась на втором этаже. В доме напротив был бар. Он назывался «Кафе „Сходня“». Двери бара были распахнуты настежь, и из окна моей комнаты мне было видно, что происходит внутри. Люди там собрались самые разные: в основном полные отморозки, но было и несколько интересных лиц. По вечерам я сидел дома, пил вино и рассматривал людей в баре, а деньги неумолимо кончались. Днем я обычно подолгу гулял по городу. Часами сидел на скамейках, глядя на голубей.

Ел я один раз в день: для экономии, чтобы денег хватило на подольше. Я нашел одну грязную забегаловку, владелец которой был полным чмом, но там подавали роскошные завтраки – блинчики, овсянку, сосиски – почти задаром.
Глава 3
В тот день я вышел на улицу, как обычно, и пошел шляться по городу. Мне было на удивление хорошо и спокойно. Солнце было как раз таким, каким нужно. Мягким и ласковым. В воздухе разливался безмятежный покой. Я добрался до центра квартала, и там был магазин. Перед входом на улице стоял какой то мужик. Я прошел мимо.

– Эй, ПРИЯТЕЛЬ!

Я остановился и обернулся к нему.

– Работа нужна?

Я подошел к мужику. Дверь в магазинчик была открыта. Я заглянул туда. Большая темная комната. Длинный стол, за которым стояли люди. Мужчины и женщины. Все – с молотками, которыми они колотили по каким то штуковинам на столе. В темноте было не очень видно, что это такое. Мне показалось, что это моллюски. От них пахло моллюсками. Я развернулся и пошел дальше.

Я хорошо помню, как папа по вечерам приходил домой и говорил о работе. Каждый день. Разговор о работе начинался уже с порога, продолжался за ужином и завершался в родительской спальне, когда папа кричал: «Гасим свет!» – ровно в восемь вечера, потому что ему надо было как следует высыпаться и набираться сил, чтобы назавтра идти на работу. Сплошная работа. Ничего, кроме работы.

За углом меня остановил другой мужик.

– Слушай, дружище… – начал он.

– Да?

– Слушай, я ветеран Первой мировой. Я положил жизнь за эту страну, а теперь я вообще никому не нужен. Никто меня не берет на работу, никто. Меня тут не ценят. Хотя я столько сделал для этой страны. Я не ел уже несколько дней. Помоги мне, чем сможешь…

– Я сам ищу работу.

– Ты ищешь работу?

– Ага.

Я пошел дальше. Перешел через улицу.

– Врешь! – крикнул он. – Ты не ищешь работу! У тебя есть работа!

Спустя пару дней я приступил к поискам.
Глава 4
У него был слуховой аппарат. Провод от аппарата тянулся вдоль шеи и скрывался в кармане рубашки, где лежала батарейка. В офисе было темно и уютно. Мужик был одет в старый потертый коричневый костюм, мятую белую рубашку и потрепанный по краям галстук. Мужика звали Хедерклиф.

Я прочел объявление в местной газете. Контора была рядом с домом.

Требуется энергичный, честолюбивый молодой человек, который задумывается о будущем. Опыт работы – не обязательно. Перспектива карьерного роста. Начинаем с отдела доставки и дальше – вверх по служебной лестнице.

Я ждал в приемной вместе с другими молодыми людьми. Их было пять или шесть. Все исправно пытались казаться честолюбивыми и энергичными. Мы заполнили заявления о приеме на работу и теперь ждали, когда нас вызовут. Меня вызвали самым, последним.

– Мистер Чинаски, почему вы ушли с сортировочной станции?

– Там у меня не было никаких перспектив.

– У железнодорожников хорошие профсоюзы, медицинское страхование, пенсия.

– В моем возрасте до пенсии еще далеко. О ней как то не думаешь.

– Почему вы приехали в Новый Орлеан?

– У меня слишком много друзей в Лос Анджелесе.

Они мне мешали сосредоточиться на карьере. Я подумал, что надо уехать в совсем незнакомый город, где можно будет нормально работать, чтобы меня ничто не отвлекало.

– А кто даст нам гарантии, что вы не уйдете от нас, проработав всего ничего?

– Да, если что, я могу и уйти.

– Поясните, пожалуйста.

– У вас в объявлении сказано, что вы ищете честолюбивых людей, которые задумываются о будущем. Вы обещаете перспективу карьерного роста. Если такой перспективы не будет, я скорее всего уйду.

– Почему вы не побрились? Вы что, проиграли спор?

– Еще нет.

– Еще нет?

– Нет. Я поспорил с квартирным хозяином, что сумею устроиться на работу за один день. Даже с такой бородой.

– Хорошо. Мы подумаем и сообщим вам о своем решении.

– У меня нет телефона.

– Ничего страшного, мистер Чинаски.

Я вернулся к себе и принял душ. В общей ванной в конце грязного коридора. Потом оделся, вышел на улицу и взял бутылку вина. Поднялся к себе и сел у окна. Я пил вино и смотрел на людей в баре через дорогу, на прохожих на улице. Я пил медленно, не торопясь, и снова думал о том, что надо бы обзавестись пистолетом – причем быстро. Решил и сделал, без всяких раздумий и разговоров. Это вопрос смелости. А то я уже стал сомневаться, хватит мне смелости или нет. Прикончив бутылку, я лег и заснул. В четыре утра меня разбудил стук в дверь. Мне принесли телеграмму. Там было написано:

^ МИСТЕР Г. ЧИНАСКИ. ВЫХОДИТЕ НА РАБОТУ ЗАВТРА В 8 УТРА. ХЕДЕРКЛИФ.
Глава 5
Это был распределительный отдел издательства, выпускающего журналы. Мы работали за большим упаковочным столом – сверяли, комплектацию заказов так, чтобы количество экземпляров совпадало с количеством, указанным в счете. После этого мы подписывали квитанцию и либо паковали заказ для отправки за город, либо раскладывали журналы по ящикам, предназначенным для местной доставки. Работа была легкая и скучная, но мои сослуживцы пребывали в состоянии непрестанного возбуждения. Переживали за свою работу. Сотрудников было немало: и ребят, и девчонок. Главного вроде бы не было. Никаких бригадиров и старших. Спустя пару часов после начала смены две девчонки крупно повздорили. Что то насчет журналов. Мы паковали комиксы, и что то где то пошло не так. Спор никак не утихал. Девчонки совсем разъярились и принялись орать друг на друга.

– Послушайте, – сказал я, – эти книжонки даже не стоят того, чтобы их кто то читал, не говоря уж о том, чтобы из за них ссориться.

– Ага, – огрызнулась одна из девчонок, – ты тут у нас самый умный. Мы знаем, что ты себе думаешь. Что эта работа тебе не подходит. Она для тебя недостаточно хороша.

– Недостаточно хороша?

– Ну да. Твое отношение. Думаешь, мы ничего не видим?

Вот тогда я впервые узнал, что этого мало – просто делать свою работу. Надо еще проявлять к ней интерес. И даже страстно ее любить.

Я проработал в том месте еще дня три четыре, а в пятницу вечером нам дали зарплату. Желтый конверт с зелеными купюрами и мелочью вплоть до последнего цента. Настоящие деньги, никаких чеков.

В тот день водитель грузовика, развозившего заказы, освободился пораньше. Он зашел к нам в отдел, сел на стопку журналов, закурил сигарету.

– Слышь, Гарри, – сказал он одному из клерков. – А мне сегодня подняли зарплату. На два доллара в неделю.

Вечером после работы я взял бутылку вина, поднялся к себе, выпил, потом спустился на улицу, к автомату, и позвонил в свою контору. Телефон звонил долго. Наконец мистер Хедерклиф взял трубку. Он был еще на работе.

– Мистер Хедерклиф?

– Да?

– Это Чинаски.

– Да, мистер Чинаски?

– Я хочу, чтобы мне подняли зарплату. На два доллара в неделю.

– Что?

– Да, на два доллара в неделю. Водителю вы зарплату подняли.

– Он работает в нашей компании уже два года.

– Мне нужны деньги.

– Мы вам платим семнадцать долларов в неделю, а вы просите девятнадцать?

– Да, все правильно. Так вы повышаете мне зарплату?

– У нас нет возможности.

– Значит, я увольняюсь.

Я повесил трубку.
Глава 6
В понедельник я мучался с бодуна. Я сбрил бороду и отправился по адресу, указанному в объявлении. Редактор – человек с запавшими глазами в обрамлении черных кругов – сидел за столом без пиджака, в одной рубашке. Он выглядел так, словно неделю не спал. В помещении было темно и прохладно. Это был наборный цех одной из двух местных городских газет – той, которая поменьше. Наборшики сидели за столами под включенными лампами и верстали страницы.

– Двенадцать долларов в неделю, – сказал он.

– Хорошо, – сказал я. – Согласен.

Я работал вместе с толстым дядечкой небольшого росточка, с обвисшим брюшком. У него были старинные карманные часы на золотой цепочке, толстые пухлые губы и вечно угрюмое выражение на мясистом лице. Он носил жилет и зеленые солнечные очки. Его моршины не были ни характерными, ни фактурными; лицо наводило на мысли о том, что его сложили, как лист плотной бумаги, в несколько раз, а потом кое как разгладили. Он носил башмаки с квадратными носами, жевал табак и постоянно сплевывал тонкую струйку коричневой слюны в плевательницу, которую держал под столом.

– Мистер Белджер, – сказал он, имея в виду редактора, которому явно не помешало бы выспаться, – мистер Белджер изрядно потрудился, чтобы поставить на ноги эту газету. Он хороший мужик. Мы были на грани банкротства, а когда он пришел, дела сразу наладились.

Он посмотрел на меня.

– Обычно на эту работу берут студентов.

«Жаба ты, вот кто», – подумал я.

– Я имею в виду, – продолжал он, – что студенты, они же еще где то учатся. И пока ждут, когда их позовут, могут спокойно читать учебники. Вы где нибудь учитесь?

– Нет.

– Обычно на эту работу берут студентов.

Я вернулся в свою комнатушку и сел за стол. Комната была маленькая, сплошь заставленная металлическими шкафами с выдвижными ящиками. В ящиках лежали цинковые клише, которые использовались для набора объявлений. Еще там были самые разные штампы с именами и товарными знаками заказчиков. Толстяк с мятым лицом кричал мне: «Чинаски!», и я мчался к нему выяснять, какое именно клише и какой именно штамп нужны ему для набора. Часто меня посылали в наборный цех конкурирующей газеты, чтобы взять у них штампы и литеры, которых не было у нас. Мы тоже одалживали им штампы. Мне нравились эти прогулки. Я нашел одно милое местечко в переулке неподалеку от редакции, где стакан пива стоил пять центов. Толстяк дергал меня не часто, и я почти не вылезал из пятицентовой пивной, превратившейся в мой второй дом. Толстяк начал по мне скучать. Поначалу он просто недобро поглядывал на меня. А потом все же поинтересовался:

– А где ты был?

– Пиво пил.

– На эту работу обычно берут студентов.

– Я не студент.

– Наверное, вам придется отсюда уйти. Мне нужен кто то, кто будет здесь постоянно.

Толстяк отвел меня к Белджеру, который выглядел так же устало, как всегда.

– Это работа для студентов, мистер Белджер. Боюсь, этот парень нам не подходит. Нам нужен студент.

– Хорошо, – сказал Белджер. Толстяк утопал прочь.

– Сколько мы вам должны? – спросил Белджер.

– За пять дней.

– Хорошо. – Он подписал какую то бумажку и протянул ее мне. – Вот, получите деньги в кассе.

– Послушайте, Белджер, этот старый придурок – он настоящая жаба.

Белджер вздохнул:

– Господи, а то я не знаю?!

Я пошел в кассу.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие:

Чарльз Буковски Фактотум Чарльз Буковски Фактотум (Factotum) Джону и Барбаре Мартин Писатель отнюдь не стремится iconЧарльз Буковски Чарльз Буковски rus
Стояла адская жара, кондиционер не работал. По моему столу ползла муха. Я протянул руку и ладонью выключил ее из игры. Вытер руку...
Чарльз Буковски Фактотум Чарльз Буковски Фактотум (Factotum) Джону и Барбаре Мартин Писатель отнюдь не стремится iconЧарльз Буковски Юг без признаков севера Перевод: Виктор Коган, Кирилл Медведев, Александр Гузман
«Юг без признаков севера» – последний прижизненный сборник малой прозы Буковски. В этих историях фигура рассказчика, алкаша и бабника,...
Чарльз Буковски Фактотум Чарльз Буковски Фактотум (Factotum) Джону и Барбаре Мартин Писатель отнюдь не стремится iconНесмотря на порою шокирующий натурализм, тексты Чарльза Буковски...
Буковски над сценарием фильма “Пьянь”, который был поставлен режиссером Барбетом Шредером в 1987 году. Главные роли исполняли такие...
Чарльз Буковски Фактотум Чарльз Буковски Фактотум (Factotum) Джону и Барбаре Мартин Писатель отнюдь не стремится iconЧарльз Дэвис Мания Чарльз Дэвис Мания Посвящается, прежде всего, моим родителям и Дженнетт
Идеи этого романа родились из богатого жизненного опыта и большого количества прочитанной литературы; самой вдохновляющей была авторитетная...
Чарльз Буковски Фактотум Чарльз Буковски Фактотум (Factotum) Джону и Барбаре Мартин Писатель отнюдь не стремится iconДверь его дома открыта чарльз Г. Сперджен
Известный проповедник пробуждения Чарльз Сперджен (1834-1892) оставил нам много ярких и вдохновенных проповедей. Обратившись к Богу...
Чарльз Буковски Фактотум Чарльз Буковски Фактотум (Factotum) Джону и Барбаре Мартин Писатель отнюдь не стремится iconЧарльз Де Линт Призраки в Сети Чарльз де Линт «Призраки в Сети»
В результате я отложил роман, который уже начал было писать, и радостно окунулся в этот, где знакомая компания персонажей из Ньюфорда...
Чарльз Буковски Фактотум Чарльз Буковски Фактотум (Factotum) Джону и Барбаре Мартин Писатель отнюдь не стремится iconОрганизация Свидетелей Иеговы в свете истории и учения Библии
Чарльз Расселл, основатель и первый президент Общества Сторожевой Башни
Чарльз Буковски Фактотум Чарльз Буковски Фактотум (Factotum) Джону и Барбаре Мартин Писатель отнюдь не стремится iconСамая красивая женщина в городе
Сша (в одной Германии прижизненный тираж его книги перевалил в сумме за два миллиона). Образ его лирического героя алкаша и бабника...
Чарльз Буковски Фактотум Чарльз Буковски Фактотум (Factotum) Джону и Барбаре Мартин Писатель отнюдь не стремится iconЛэндри Ч. Креативный город
Ведущий специалист по развитию городов Чарльз Лэндри даёт ответ нa насущные вопросы
Чарльз Буковски Фактотум Чарльз Буковски Фактотум (Factotum) Джону и Барбаре Мартин Писатель отнюдь не стремится iconЛэндри Ч. Креативный город
Ведущий специалист по развитию городов Чарльз Лэндри даёт ответ нa насущные вопросы
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница