Роман Неумоев: «И черные пирамиды будут летать над Кремлем…»


Скачать 142.41 Kb.
НазваниеРоман Неумоев: «И черные пирамиды будут летать над Кремлем…»
Дата публикации12.03.2013
Размер142.41 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Музыка > Документы
20-я комната (от пятнадцати и старше)

Роман Неумоев: «И черные пирамиды будут летать над Кремлем…»
От редакции
«Сибирская волна», которая возникла к 90-м годам прошлого века, стала, вероятно, самой яркой страницей в русской рок-музыке. Достаточно вспомнить Янку Дягилеву, «Калинов мост» или «Гражданскую оборону». Явление само по себе уникальное, волна эта, в свою очередь, породила тюменскую «Инструкцию по выживанию», группу, сразу же ставшую для многих открытием и откровением. Группу, превратившуюся в легенду. Писать сегодня о том русском роке, который не вписался ни в какие коммерческие и продюсерские схемы, — удел энтузиастов-одиночек. Однако размышления и устремления лидера «ИПВ» выходят далеко за пределы рок-музыки. Предлагаемый читателям «Юности» разговор с Романом Неумоевым состоялся в московской квартире его тюменского соратника Артура Струкова, на кухне, в день концерта «Инструкции по выживанию» в одном из московских клубов.

А беседовал с «инструктором по выживанию» ответственный секретарь журнала «Юность» поэт Ярослав Литвиненко.

Роман, как-то пару лет назад я открыл журнал «Знамя» и увидел подборку стихов Мирослава Немирова, основателя «Инструкции по выживанию». Я прочитал стихи и был, мягко говоря, разочарован.

— Знаете, у нас в творчестве с Немировым никогда не было ничего общего, но был общий период существования в рамках группы и было сотворчество. Он мне давал какие-то свои наброски стихов, а я ему сочинял музыку, потому что у него музыкального образования нет.

^ Он филолог по образованию?

— Он филолог. Я не знаю, что он публиковал в «Знамени», но раньше он писал стихи совершенно, на мой взгляд, замечательные. С серьезной поэзией меня познакомил именно он. До него я знал только школьный курс, то, что все знали. По моему мнению, классическая, традиционная поэзия для рока непригодна. Для рока может быть пригодна поэзия Маяковского, или Бурлюка, или имажинистов. Тот же самый Крученых для Немирова был культовым поэтом. Это были такие, можно сказать, «поэтические рокеры» своего времени. Просто тогда рок-музыки не было.

^ Если говорить о Ваших песнях, мне кажется, что Вам близки символисты.

— Я вообще по своему менталитету традиционалист. Мне близки Тютчев, Пастернак, Клюев. Близок Есенин. Но, я думаю, что в рок-поэзию большой вклад внес Иосиф Бродский. Я считаю, что питерский рок связан с Бродским очень сильно. Кстати, как-то мне повстречался человек, который утверждал, что он учил писать стихи Гребенщикова. В питерской подворотне обучал молодого БГ писать стихи. Вот у нас в группе роль учителя сыграл Немиров, который в поэзии разбирался лучше меня.

Вообще проблема русскоязычной рок-музыки всегда заключалась в том, что надо было как-то соединить русские тексты и англоязычную ритмику. Все-таки английский язык ритмически другой. Русский язык более напевный и не столь ритмичный.

^ Майку же это удалось здорово.

— Кому-то удалось. И те, кому удалось, стали, можно сказать, культовыми фигурами. Был такой человек, автор, сочинитель, Павел Клищенко. Я был у него дома, где стояли коробки с записями разных наших музыкантов со всей страны. И вот я перелопачивал, перелопачивал эти коробки… Все искал что-нибудь настоящее. И обнаружил, что настоящего талантливого творчества очень мало. Потому что у большинства не получается вот эту проблему решить, проблему ритмики. Они начинают просто накладывать слова на гитарные рифы, а соединить русский язык и английскую по своей ритмике музыку не могут. Начинают сочинять либо что-то уж совсем а-ля рюс, как «Черный ворон», и тогда не получается рока, либо в английской ритмике, но тогда русский язык теряет свой смысл.

^ Но ведь из Башлачева рока не вышло. Хотя ему хотелось создать свою полноценную группу.

— У многих, действительно, не выходит, и они остаются на уровне рок-бардов. Мы сейчас записываем песню Непомнящего, так у него очень много песен роковых. Но я никогда не слышал, чтобы у Непомнящего была группа. Группу ему собрать не удалось, не удалось объяснить музыкантам, как же надо играть в стиле рок. А группы, которые изначально шли по пути того, что они просто русские слова приставляли к музыке западных рок-стандартов… таких групп много. «Пурген», например. Но когда такие группы приезжают в Америку, им журналисты задают вопрос: «А зачем вы нам это везете? Зачем вы нам везете то, что у нас есть и так?» Эти попытки остались еще с тех времен, когда у нас все пели на английском языке, и лишь потом стали к музыке русские тексты приспосабливать. Но особого смысла в этом не было. Это был все-таки не русский рок, понимаете? Это был рок еще западный, просто переиначенный, и в нем было мало содержания, мало смысла. Текст-то там есть, но в настоящем произведении должны быть форма, содержание и суть. Содержание и форма — это еще не все, это две части только. А всякое явление строится по принципу триединства. И зачастую форма и содержание есть, а сути нет. Нет чего-то главного. В рок-н-ролле это называется словом message, «сообщение». Мне кажется, это понятие тоже придумали в Питере. А в западном роке буквально по пальцам можно сосчитать людей, которые качественно писали с поэтической точки зрения. Это Леонард Коэн, это Боб Дилан, это Pink Floyd. Есть примеры интересных текстов у Led Zeppelin, но, в основном, если начать переводить тексты западных групп, выяснится, что в них поэтически очень убогое содержание. Я всегда утверждал, что в англоязычном роке существует примат музыки над словом. Слово там — не главное. Но русскоязычная культура этого не может принять. И у Башлачева, и у Гребенщикова такое образование и воспитание, что они не могут от примата слова отказаться. Не может человек, воспитанный в нашей самой читающей стране, отказаться от этой идеи. И я бы не сказал, что Noize MC бессодержателен, что это рэп, в котором слово не играет роли. Я считаю, что это музыка сегодняшнего дня. Потому что это актуализация каких-то общественных проблем, каких-то горячих тем, того, что людей сегодня волнует, будоражит. Это message сегодняшнего дня.

^ Тогда Янка Дягилева — это не рок, получается?

— Янка Дягилева — это редкий пример синтеза англоязычной роковой ритмики и русской напевности. Понимаете, вот ей это удалось, а это очень немногим удавалось. И так как ей удалось это совместить, мы имеем дело с явлением уникальным. С явлением на уровне того же Башлачева.

^ Янка Вам что-то говорила о Башлачеве?

— Она говорила о нем очень хорошо и, более того, она с Башлачевым была знакома. Он на нее очень повлиял. Я, вообще, во всем этом вижу традицию, эстафету: в поэзии Дягилевой, Башлачева или того же Цоя. Это все равно продолжение русской поэтической мысли. Не наше дело — устанавливать рок-стандарты. Россия ничего не могла дать рок-музыке в плане формы. Она все перенимала. Точно так же, как она перенимала немецкую поэзию, английскую поэзию, переваривала ее и превращала в свою. Мы не могли быть законодателями рок-мод. Мы просто брали готовые стили и что-то делали в этих стилях: кто-то в таком, кто-то в другом. Но это, конечно, всегда было эпигонством. Никто у нас в области мировой рок-музыки ничего не открыл. Ведь там эта рок-культура — как в Бразилии футбол. Там существуют такое поле вовлеченных в это людей и такие условия, что возможно развитие. У нас развитие возможно в узких рамках, условий нет для этого. У нас заимствуют западные формы, и наша задача — наполнить их своим содержанием и потом вернуть на Запад в таком измененном виде. И там это будет интересно. Летов, например, вернулся на Запад с роком из России.

^ Но Летов в этот период многих разочаровал, да?

— Но тем не менее залы-то он собирал. Не всех разочаровал все-таки. Потом, даже если бы и не собирал залы… Ну и что? Почему он должен был всех очаровать? Чем? Вот Янка, наверное, сильнее бы всех очаровала. На Западе увидели бы, что творчество Янки более русское, корневое. Летов собирал пластинки, у него было громадное количество пластинок. Он концептуалист был. И он всегда говорил: «Я просто очень много западного слушаю и на базе этого делаю что-то свое». В основном, конечно, это компиляции. То есть это такой компилятивный метод. Это не шло от себя, от нутра, как у Башлачева. Поэтому нельзя сравнивать Летова и Башлачева. Янка записывалась с Летовым, но он ее творчество, на мой взгляд, своим концептуализмом очень сильно придавил. Для меня песня «Я покидаю еще полкоролевства», ее акустика — вот это Янка, органичная Янка. А когда я «Ангедонию» слушаю, я чувствую, что на Янку какой-то панцирь надели.

^ Когда-то Вы говорили, что рок — вещь опасная, что один концерт — это чуть ли не полгода непрожитой жизни.

— Рок — вещь очень тяжелая для меня. Я не знаю, как другие. Может быть, другие умеют без такой отдачи на концертах играть. Почему умирает в раннем возрасте много рок-музыкантов? Потому что на концертах идет очень мощная самоотдача, трата себя. И это не может не сказаться. Вы знаете, существует такое же явление среди священников, которые слишком огненно служат. Они тоже рано умирают. Поэтому тут дело не в том, что рок какой-то страшный, хотя все-таки в нем есть элемент сатанизма, так же как во всем вообще светском искусстве. Может быть, в большей степени это можно назвать шаманизмом. Есть такой музыкальный богослов Владимир Мартынов, он преподает в Московской духовной академии. Когда он пишет в своей книжке о роке, он говорит, что скоро рок просто станет классикой, потому что это одна из форм современной светской культуры. Вот говорят, что есть другая музыкальная культура. Она есть, но это, простите, параллельная культура, духовная, которая имеет совершенно другой корень. Она вообще идет параллельными путями с человеческой индустриальной цивилизацией и ее культурой. Их соприкосновения всегда нежелательны. Это духовная музыка, которая идет от сифитов. А музыка светская — от каинитов, по Библии. Потому что первые музыкальные инструменты создал внук Каина Иувал, сын Ламеха. Ламех убил несколько человек, и, видимо, от тоски начал изливать свою душу. Начал как-то выть. Потом, может быть, более мелодично — петь. А сын его увидел, что папа поет, душу свою облегчает, и начал ему делать первые инструменты из воловьих жил, всякие сопелки. И вот так возникли первые примитивные инструменты. Просто потом этот процесс совершенствовался в рамках цивилизации. Но ведь мы живем именно в каинистской цивилизации, именно потомки Каина создали города. И вот эта городская, светская культура и культура духовная имеют разные корни. Потому что духовную музыку придумали не потомки Каина, а потомки Сифа. Сифиты общались с Богом, они слышали музыку небесных сфер, музыку ангельскую, и пытались ее воспроизводить своими голосами, т. е. изначально это была музыка без инструментов. Она носила голосовой, хоральный характер, потому что сифиты пытались подражать этому ангельскому пению. Вот тут парадигма, понимаете? И она имеет отношение не только к року. Всегда, когда соприкасались духовная музыка и музыка светская, возникал спор. В духовную музыку привнесли концерт, концертность. Это Бортнянский, Рахманинов. Кстати, Рахманинова критикуют многие церковники: мол, настоящая музыка наша — это валаамские распевы, это Афон. Потому что соприкосновение духовного и светского нужно далеко не всем. А без этого, наверное, не могло бы быть очень многих вещей.

Спрошу про Пушкина, он ведь у каждого настолько свой! Цветаева, например, не любила «Евгения Онегина». То есть что-то близко, а что-то — нет. Что в Пушкине близко Вам?

— Ну, я Пушкина много наизусть знаю. И как он может быть кому-то не близок в стране, в которой культ Пушкина существует? Как он мог меня не коснуться? Не то что это мой любимый поэт, но я его знаю хорошо. И у меня не было никогда такого Пушкина, которого бы я отрицал. Просто я не считаю, что Пушкин повлиял на мое творчество.

^ Роман, с одной стороны, Вы с рок-н-ролльной жизнью не порвали, а с другой — живете в уединении недалеко от Псково-Печерского монастыря. Как Вы это сочетаете?

— Да нет такого прямо уж отшельничества, кругом туристы каждый день ходят. Да, я десять лет живу у монастыря, сейчас вот два года жил у самых Святых ворот. Но это просто «около». У нас писатели многие в Оптиной пустыни жили, Достоевский там бывал. Дома покупали рядом с Оптиной пустынью. Я имею в виду наших христианских писателей, тяготеющих к православию. Что касается меня, то это мой личный выбор. Я не могу сказать, что это тот выбор, который нужно всем рок-музыкантам рекомендовать. Например, Кинчев ни у какого монастыря не живет. Он живет в городе и является православным человеком. Ему это сочетание не мешает.

^ А Вас с Кинчевым сейчас объединяет рок-миссионерская деятельность?

— Она нас объединяет заочно с того времени, когда в 2005 году мы оба оказались на встрече с отцом Кириллом, тогда митрополитом, а ныне патриархом. По итогам этой встречи мы договорились, получили благословение. И я провел целый ряд своих рок-миссионерских мероприятий, посетил около девяти епархий. А Кинчев проводил свои мероприятия. Благословение-то было дано, и это же не какая-то фикция. Это не мы придумали. Хотя мы могли заниматься такой деятельностью на свой страх и риск, это наше личное дело. На той встрече присутствовал Олег Карамазов из «Братьев Карамазовых», после чего в 2009 году был проведен грандиозный концерт в Киеве, на котором выступал Кирилл. А Кинчев организовал концерты, во время которых выступал дьякон Андрей Кураев. Мы делали православный рок-фестиваль в Красноярске, который тоже произвел много шума и на котором возникла дискуссия между нами и местным отделением православных граждан. Они противились этому фестивалю, пытались его бойкотировать. Может быть, период рок-миссионерской деятельности уже и закончился, я не знаю. Сейчас, мне кажется, на людей очень сильно в отрицательном смысле повлияла акция группы Pussy Riot. Может быть, рок-миссионерскому движению даже нанесен своеобразный удар теми, кому это все не понравилось. Есть люди, которые считают, что рок-музыка — это их площадка, на которой должна происходить пропаганда западного образа жизни, западных ценностей, потому что рок пришел с Запада. Есть такая линия в русском роке, и она очень сильно культивируется и поддерживается тем же Артемом Троицким.

^ Сейчас же вообще идет такая тенденция. То есть появилось много претензий к русской православной церкви, и в самой церкви тоже.

— Критика и какие-то борения внутри церковного организма — это неизбежная вещь, это нормальное явление. Это говорит о том, что церковь — организм живой.

^ Роман, Вы являетесь монархистом. Это и по песням видно, и вообще ни для кого не секрет.

— У Макиавелли есть такая книжка «Государь», в которой написано, что существуют только две формы устройства общества: республиканская и монархическая. Макиавелли — великий мыслитель, и он многих царей, монархов просвещал. Мы ушли, скажем так, исторически отказались от монархии. Но кто скажет, что это правильно? Кто докажет мне, что те ужасы, которые с этим связаны, не произошли именно потому, что выбрали другую форму, вот эту республиканскую форму. А ведь ее пытались внедрить декабристы. Ну вот, не нытьем, так катаньем эта республиканская форма правления и внедрилась, со всеми своими институтами. И сейчас в нашем обществе идет дискуссия: а нужна ли нам демократия американского типа? Но американская демократия — это президентская республика. И у нас сейчас президентская республика. Но у них эта президентская республика получается, а у нас не получается. Потому что по ее плодам видно, что она как-то не очень эффективно здесь работает. И последствия ее существования для нашего русского народа плачевны, в плане вымирания народа. Так, может быть, пересмотреть саму форму, вспомнить, откуда она взялась, кто ее придумал, вспомнить Пестеля? Я считаю, что наша страна — монархическая по своей природе. Потому что, заметьте: если нет царя, значит, нужен генсек. Нет генсека — подавайте нам отца, лидера нации, в лице Путина. И все за него голосуют. А почему? А потому что он тоже носит с собой сакральный образ условного царя. Но вместо царя настоящего. Так сказать, и. о. царя. Но все равно: если это и. о. царя, то настоящий царь лучше, чем и. о. Вот и вся моя позиция. Говорится, что всякая власть — от Бога. Но в богословских трудах написано, что есть власть Богом попущенная, а есть власть благословленная. Если бы был помазанник, если бы его благословил патриарх, как это всегда было, то тогда эта власть была бы научаема благодатью. А так это будет власть, которая будет находиться больше под влиянием демона. И черные пирамиды будут летать над Кремлем и т. д. Многие не понимают, насколько важны эти понятия: «помазанник», «церковное благословение». То же самое касается каждого отдельного человека. Каждый отдельный человек может жить по божьей воле, по его плану, а может жить по своей воле. Тоже ведь будет жизнь, и воля человека будет свободна, воли никто не отнимал… И отдельному человеку так же не видать процветания, если он будет жить по своей воле и постоянно совершать ошибки, а они неизбежны. И если только он предаст себя в руки божьи, как говорит церковь, и начнет жить по божьей воле, по божьему промыслу, то тогда его жизнь пойдет по гладкому пути. И искушений будет гораздо меньше. А иначе будет постоянное натыкание на камни, рифы, метание туда-сюда. Еще говорят про волю народа. Но народ, как и каждый отдельный человек, может ошибаться. Что такое народ? Это совокупность отдельных несовершенных людей. Живут в стране несовершенные люди, а из них составляется общество. Тоже несовершенное, правильно? И церковь может совершать ошибки. Но есть догмат о непогрешимости соборного сознания церкви. Церковь благодаря этому соборному сознанию может принимать такие решения, после которых церковный организм будет жить под покровом благодати, с помощью божьей. Когда у нас была симфония мирской и церковной властей, о которой стали говорить при Филофее, все было хорошо. Как только церковь попыталась взять на себя функции государства, при Никоне, возникли проблемы. И когда начинали на церковь давить, например, при Екатерине, когда монастыри закрывались, — тоже народ страдал.

^ Сталин опомнился в какой-то момент, война заставила.

— Опомниться его заставила жестокая необходимость. Сам бы он не опомнился.

А по поводу рока меня постоянно спрашивают: «Что общего между рок-музыкой и церковью, православием?» Что может быть общего? Я всегда отвечаю просто: «Поиск». У людей рок-культуры и у людей, близких к церкви, общее то, что они неуспокоены. Это ищущие люди. Не случайно из рок-музыки в церковь перешли очень многие. Потому что, не находя чего-то в рок-музыке, они видели, что в церкви тоже происходит поиск, но в церкви лучше. И это люди, уже вырванные из состояния обывателя. Обыватель ведь ничего не ищет. Церковь понимает, что людям, которые слушают попсу, ничего не надо. Им хорошо. У них все прекрасно, все в шоколаде. А если говорить о роке, то здесь есть паства, которая нуждается в церковной помощи. Но она уже сделала первый шаг, она находится в состоянии поиска. Вообще, если посмотреть статистику, то от семи до тринадцати процентов людей в любом обществе, в любые времена, занимаются каким-либо богостроительством, богоискательством. Не больше. А остальная часть просто живет. Но таких людей, просто живущих, церкви гораздо тяжелее вовлечь в духовный поиск. Пусть даже ищущие люди ошибаются, пусть даже они занимаются каким-нибудь оккультизмом, но они что-то пытаются найти для себя в этом мире, ставят вечные вопросы. Эти люди с большей вероятностью могут прийти в церковь и стать не просто случайными «захожанами», а стать именно прихожанами. Встать на путь, на который, как мне кажется, встал Петр Мамонов и многие другие. Я знаю, например, несколько человек из группы «ДК». И, вообще, знаю много дьяконов, клириков, которые были рок-музыкантами. Но кто-то пришел в церковь из коммунистической партии. Есть ведь люди, которым просто нужна организация.

^ Роман, два московских концерта «Инструкции по выживанию» в течение месяца — это на Вас не похоже.

— Тут мы совершили ошибку. И ситуация подсказывает, что уже хватит, мы переборщили. Нас многие хотели бы видеть в Питере, еще где-то. Но, Вы знаете, у меня здесь сейчас состав группы московский, а концерты на выезде в связи с кризисом очень затруднительны. Очень у многих в нашем роке сейчас финансовые проблемы, начиная с Гребенщикова. Потому что у нас нет той дистрибуции, не возникло того рынка, который на Западе поддерживает всю систему рок-музыки. Несмотря на попытки, это у нас так и не было создано. Концерн «Союз», например, не поддерживает рок-музыкантов. Они просто берут тех, из которых еще можно выдоить какие-то деньги, и выдаивают их. Такой шоу-бизнес, рассчитанный на то, чтобы найти какого-нибудь раскрутившегося паренька, в которого не надо много вкладывать, и выжать его, как лимон. «Что, завтра уже не ходят на тебя? Ну, мы другого найдем». Вот они сейчас банкроты, «Союз» этот. Вы посмотрите, что на Западе происходит. Даются гранты, финансируется запись альбомов. Там проводят политику, направленную на то, чтобы музыкантов было больше. А у нас никто ничего не проводит, никто никого не ищет. Со мной пытался заключить такой контракт Шульгин. Я просто из кабинета ушел.

В начале девяностых годов Вы написали интереснейшую, на мой взгляд, песню «Что-то происходит в России». Но эту песню нельзя привязывать к тому периоду, к девяностым. Она шире и глубже. Я бы назвал это мистическим опытом. У Вас это ощущение осталось до сих пор? Ощущение чего-то непостижимого, происходящего «невидимо над головою»?

— Мой хороший знакомый Егор Холмогоров, книжки которого мне очень нравятся, как-то поехал с журналистами в Америку. У них была встреча с командирами американского бизнеса. И те, престарелые уже, очень умные люди, стали допытываться: «А можете вы сформулировать вашу русскую идею коротко, доступно и понятно? В чем эта ваша русская идея заключается?» Холмогоров говорил, что вначале они никак не могли ее сформулировать, а потом с одной журналисткой вдруг выпалили в один голос: «Конец света!» И тут один миллиардер очень сильно заинтересовался: «Ну-ка, ну-ка… Что за конец света? Объясните!» И Холмогоров ему объяснил: «Понимаете, для нас, русских, очень важно сыграть в этом свою роль». А роль наша может заключаться в том, чтобы этот конец света устроить. Например, нажать на ядерную кнопку. И русский человек так устроен, что он нажмет. Для него нет трагедии в этом. Для него важно выполнить свою миссию. После этого встреча сразу сошла на нет, потому что люди услышали главное. Они, видимо, это понимали, но хотели еще раз услышать. Русские — это нация с апокалиптичным менталитетом. Для меня понятие «миссия» имеет очень большое значение. И в песне была заложена идея особой миссии русских людей и России в истории. Россия — страна, от которой может зависеть спасение нашей цивилизации. Так уж Богом определено.

Похожие:

Роман Неумоев: «И черные пирамиды будут летать над Кремлем…» iconГоре пастырям, которые губят и разгоняют овец паствы Моей! говорит Господь
Господь. 3 И соберу остаток стада Моего из всех стран, куда я изгнал их, и возвращу их во дворы их; и будут плодиться и размножаться....
Роман Неумоев: «И черные пирамиды будут летать над Кремлем…» iconВиктор Кувшинов Пирамиды Астрала Пирамиды Астрала 001 Виктор Кувшинов Пирамиды Астрала 1 Пролог
«Если бы только знать, чем обернется тот случай с подопытной собакой, и куда нас всех занесет… какими жертвами за это придется заплатить,...
Роман Неумоев: «И черные пирамиды будут летать над Кремлем…» iconКен Кизи. Над кукушкиным гнездом
Черные в белых костюмах, встали раньше меня, справят половую нужду в коридоре и подотрут, пока я их не накрыл
Роман Неумоев: «И черные пирамиды будут летать над Кремлем…» iconЧеловек стоит на вершине эволюционной пирамиды биожизни. Благодаря...
Человек стоит на вершине эволюционной пирамиды биожизни. Благодаря наличию разума, человек имеет возможность познания законов природы,...
Роман Неумоев: «И черные пирамиды будут летать над Кремлем…» iconАннотация Роман «Мастер и Маргарита»
Роман «Мастер и Маргарита» – визитная карточка Михаила Афанасьевича Булгакова. Более десяти лет Булгаков работал над книгой, которая...
Роман Неумоев: «И черные пирамиды будут летать над Кремлем…» iconМаргарита Роман «Мастер и Маргарита»
Роман «Мастер и Маргарита» – визитная карточка Михаила Афанасьевича Булгакова. Более десяти лет Булгаков работал над книгой, которая...
Роман Неумоев: «И черные пирамиды будут летать над Кремлем…» iconМаргарита Роман «Мастер и Маргарита»
Роман «Мастер и Маргарита» – визитная карточка Михаила Афанасьевича Булгакова. Более десяти лет Булгаков работал над книгой, которая...
Роман Неумоев: «И черные пирамиды будут летать над Кремлем…» iconЗагребельный Павел Загребельный Павел Вознесение (Роксолана, Книга 1)
Назвали его Черным, ибо черная судьба его, и черные души на нем, и дела тоже черные. Кара Дениз Черное море
Роман Неумоев: «И черные пирамиды будут летать над Кремлем…» iconЭта же книга в других форматах
В тот вечер последний вечер уходящего года необычайно рано спустилась непроглядная тьма. Черные тучи мчались по небу, и вот уже несколько...
Роман Неумоев: «И черные пирамиды будут летать над Кремлем…» iconАлександр Проханов Мусульманская свадьба
Черные, с плавной линией усы, в которых блещут белые зубы. Внезапная застенчивая, нежная улыбка. Вишнево-черные выпуклые глаза, глубокие,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница