К. В. Бубон предпринимает попытку дать описание такому основополагающему юридическому принципу, как справедливость. Проведя анализ позиций, уже опубликованных в российской печати, автор излагает свой взгляд на гр


Скачать 354.65 Kb.
НазваниеК. В. Бубон предпринимает попытку дать описание такому основополагающему юридическому принципу, как справедливость. Проведя анализ позиций, уже опубликованных в российской печати, автор излагает свой взгляд на гр
страница1/3
Дата публикации14.07.2013
Размер354.65 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Право > Документы
  1   2   3
СПРАВЕДЛИВОСТЬ: ПОДДАЕТСЯ ЛИ ОНА ЮРИДИЧЕСКОМУ ОПИСАНИЮ?
К.В. БУБОН
Адвокат коллегии "Форум" (г. Хабаровск) К.В. Бубон предпринимает попытку дать описание такому основополагающему юридическому принципу, как справедливость. Проведя анализ позиций, уже опубликованных в российской печати, автор излагает свой взгляд на границы между понятиями "справедливость" и "равенство", "справедливость" и "гуманность", "справедливость" и "законность".
Ключевые слова: гражданское право, уголовное право, гражданский процесс, уголовный процесс, оперативно-розыскная деятельность, расследование, судебное следствие, приговор, исполнение приговора, права человека, истина, справедливость, гуманность, законность, состязательный процесс, этика.
Fairness: Is it amenable to a legal description?

K.V. Bubon
The lawyer of collegium "Forum" (Khabarovsk) K.V. Bubon attempts to describe such a fundamental legal principle of justice as fairness. Having carried out the analysis of the points of view to this issue already published in the Russian press, author outlines his views on the location of boundaries between concepts such as "fairness" and "equality", "justice" and "humanity", "fairness" and "legality".
Key words: civil law, criminal law, civil procedure, criminal procedure, operatively-investigation activity, investigation, prosecutions consequently, the sentence, sentence execution, human rights, truth, justice, humanity, legality, adversary trial, ethics.
Признаться, я уже хотел отвлечься от уголовно-правовой и уголовно-процессуальной тематики, потому что повседневная практика принесла мне сразу несколько оснований для разных печатных высказываний. Тем не менее логика ранее опубликованных работ неумолима: я не прямо и почти не намеренно вступил в дискуссию, старую как мир, - дискуссию о справедливости, но даже не совершил попытки дать более или менее удовлетворительное описание этой категории <1>.

--------------------------------

<1> Бубон К.В. Реквием по истине // Адвокат. 2010. N 1.
Подобный пробел, конечно, необходимо восполнить. Первое, к чему я хотел бы прибегнуть в процессе изложения, - это законный авторский произвол, в соответствии с которым свое собственное мнение я намерен изложить сразу же, а мнения других авторов, очень уважаемых и в высшей степени компетентных приберечь "на потом". Причина, извиняющая меня в этом, думаю, понятна: тем вопросам, на которые я дерзаю замахнуться, посвящены многие тома самых разных авторов, и отечественные юристы преуспели в их умножении не меньше зарубежных. Мнения уже сложились, устоялись, кристаллизовались; простое их изложение вовсе не обещает заинтересовать читателя, который наверняка знаком с литературой ничуть не хуже меня.

Поэтому, вооружившись здоровым авторским эгоизмом - основой всякого произвола, - постараюсь увлечь читателя собственными рассуждениями, а после показать другие точки зрения в сравнении с собственной, как далеко или близко ни завели бы нас мысли. Давайте приступим.

Думаю, начать следует с того, что справедливость - это сквозное понятие как для юридических дисциплин, так и для культуры вообще. К его раскрытию стремятся почти всякий раз, как заходит речь о каком бы то ни было взаимодействии людей. При этом чаще всего авторы высказываний склонны сетовать на его "размытость", "относительность" и "субъективность". Некоторые публикации представляют собой едва ли не стенограммы чьих-то дискуссий <2>. При этом сами эти диалоги нередко столь далеки от юридических материй, что невольно диву даешься, в какие разные сферы имеет свойство внедряться обсуждаемая здесь категория.

--------------------------------

<2> Маркушина Е. Мы говорили... о справедливости // Управление персоналом. 2008. N 18.
Впрочем, нам предстоит говорить о справедливости как ее готовы воспринимать юристы, а я не столь самонадеян, чтобы претендовать на какую-то универсальность в данном вопросе. Однако первое, что приходит в голову, - это потребность поместить изучаемое явление в более широкий (если не сказать философский) контекст. Справедливость относится к сфере культуры постольку, поскольку является чем-то таким, что выделяет человека из животного царства. Вместе с тем она не может быть чужда и цивилизации, поскольку жизнь современного человека требует ее воплощения в форме общественных (а в большей степени - государственных) действий.

Тем не менее не существует какого-либо канона, который позволял бы однозначно трактовать что-то как справедливое или несправедливое. Чтобы высказаться по этому поводу, человек всякий раз бывает вынужден покинуть (в большей или меньшей степени) поле рационального рассуждения и обратиться к некоему внутреннему чувству. Доказательства как логические, научные, так и формально-юридические часто здесь "не работают", а если быть до конца откровенным, то я считаю, что применительно к вопросам справедливости рациональные доказательства не работают почти никогда. Поскольку справедливость иррациональна, то и завязана она как раз на доверие людей, их веру в отечественное правосудие, "в систему". Таким образом, любой разговор на избранную тему будет неполным, если из внимания будет упущен элемент иррациональной веры.

Полагаю также, что справедливость вообще - категория не "материальная", а процессуальная. По этой причине она не может иметь своего определения в форме конечной дефиниции, а может - в форме доверия граждан и их вовлечения, взаимодействия и сотрудничества с судом, государством. Если степень вовлечения и сотрудничества высока, то справедливость будет, если нет - то и нет. Люди, не прибегающие к законным способам урегулирования споров и конфликтов или сознательно их избегающие, справедливости и вовсе недостойны. Государство, пренебрегающее гражданами при отправлении правосудия, с точки зрения справедливости бесплодно.

Исходя из того, что справедливость - категория процессуальная, одним из главных ее воплощений в юридической сфере является справедливая судебная процедура. В качестве критериев таковой я предлагаю рассматривать разумное распределение прав и обязанностей между ее участниками, а также ее "герметичность", исключение влияния извне, т.е. воздействия лиц, не наделенных правами и обязанностями применительно к данному конкретному процессу.

Есть соблазн сравнить справедливость с магнитным полем: нам известно, что оно существует, но его невозможно ощутить органами чувств. Увидеть можно только проявления магнитного поля: группирование металлических опилок, колебание стрелок прибора. Соответственно, вне "измерительной аппаратуры" (а в общественных науках таковой является установленная законом процедура) справедливости тоже вроде бы не существует. По крайней мере ее невозможно увидеть, потрогать или понюхать. Чтобы ее увидеть, требуется начать процедуру или включить прибор. По этой причине справедливости "не бывает" в экономике, как и вообще в жизни. Просто экономику, как и жизнь, невозможно свести к совокупности формализованных процедур.

Кому-то из читателей эта мысль может показаться крамольной, но и закон не может быть справедлив сам по себе, вне процедуры его принятия, изменения, толкования и исполнения. И более того, он становится справедлив только в связи с такой процедурой. Особенно ярко эти соображения могут проявить себя на примере той части гражданского права, которая относится к договорным отношениям. Соглашение, которое устраивает обе стороны и добровольно исполняется, не имеет шанса быть оцененным с позиций справедливости. Для того чтобы это произошло, необходим конфликт между сторонами, который побудил бы их прибегнуть к обращению в суд, т.е. начать процесс толкования и применения закона.

Постараюсь высказаться более определенно: справедливость - это процесс осуществления должного. Полагаю, не следует отождествлять движение к общественному благу с самим этим благом главным образом потому, что люди могут заблуждаться в вопросах распознавания добра и зла. В процессе трансформаций люди могут воспринимать их как субъективное зло, не понимая, что они и есть справедливость, ведущая в конечном итоге к добру. Да она отнюдь не всегда и является субъективным "добром" для отдельных людей. Двадцатый век дал достаточно примеров тому и другому. То есть справедливость не есть "то самое, что должно быть и существовать статически здесь и сейчас". Это слово правильнее использовать для обозначения ряда последовательных метаморфоз, направленных от "неправильного" к "правильному", но если мы с вами внимательно вдумаемся, то, наверное, придем к выводу, что оно акцентирует внимание именно на функции направления.

Справедливость - плод человеческого ума, реакция на "жизнь как осуществление возможного"; в буквальном смысле - всего возможного без разбора: и того, что является добром и того, что является злом. В бесконечном пространстве равнодушных вариантов разумное существо не может не искать направления. И оно находит при помощи своего социального инстинкта - "воображаемого компаса", о котором мы сейчас и говорим. В связи с этим неизбежно придется упомянуть о том, что справедливость нуждается не только в своем активном осуществлении участниками судопроизводства, но и в пассивном внутреннем переживании процесса как должного и надлежащего не только теми, кто в него вовлечен, но и лицами, формально к нему не причастными. В самом обобщенном виде она приобретает форму доверия граждан судебным органам и готовности с ними сотрудничать.

Стоит вспомнить, что применительно к юриспруденции и само "должное" проявляет себя только в процессе, установленном законом. Высшей формой "должного" для юриста является, конечно же, закон (как для священника воля Божья). Однако сам закон является плодом парламентской процедуры, а парламент, в свою очередь, сформирован в ходе честнейшей и состязательной процедуры выборов. И даже после того, как закон уже принят, его никогда не "отпускает" процедура внесения изменений и дополнений - в сущности, тех же самых метаморфоз. И вот, когда закон, казалось бы, достиг какой-то степени совершенства и, кажется, замер, начинается самое интересное - процесс его осмысления юридическим сообществом и толкования. "Дробление" справедливости и вынесение ее за рамки более широкого правотворческого и общественного бытия, на мой взгляд, является опасной болезнью многих, кто брался рассуждать на эту тему. В то же самое время закон очень часто оставляет предостаточно пространства для своей трактовки правоприменителем.

Ганс Кельзен пишет: "Каждый акт, реализующий норму, - будь это акт правотворчества или акт простого применения - обусловлен ею лишь в некоторой части, в остальном же характеризуется неопределенностью... Неопределенность может быть прямо предусмотрена, то есть являться частью намерения нормотворческого органа. Так, принятие общего правила всегда основано на допущении, что изданная в его исполнение индивидуальная норма продолжит процесс определения, лежащий в основе иерархического упорядочения юридических норм" <3>.

--------------------------------

<3> Кельзен Г. О теории толкования.
Полагаю, здесь вполне уместной будет следующая мысль: применительно к закону, содержащему нормы материального права, справедливость будет означать, что этот закон принят в ходе процедуры, адекватной отражающей волю народа, его смысл направлен на умножение, поддержание или охрану общественного блага, а толкование и применение этого закона будут производиться в рамках процедуры, адекватно воспринимающей и оценивающей волю всех вовлеченных в нее лиц.

В связи с вышесказанным есть основания для вывода о том, что справедливость нельзя считать непрерывным процессом или непрерывным переживанием, поскольку практически ее не существует вне рафинированных процедурных рамок. Справедливость - процесс дискретный и пунктирный, если смотреть на него со стороны нашей повседневной жизни. И это замечательно, так как у государства нет возможности осуществлять непрерывный процессуальный контроль над повседневной жизнью граждан, а сами граждане не смогли бы достойно существовать в рамках такого контроля. Полагаю, читатель поймет меня, если я теперь скажу, что государство, которое в качестве основного или единственного принципа провозглашает справедливость, неизбежно станет диктатурой в процессе бытования. Исходя из тех воззрений, которые я успел изложить, "совершенно справедливое" государство будет вынуждено чрезмерно вмешиваться в поведение своих граждан.

То, как вопросы справедливости решаются российским уголовно-процессуальным законодательством, является убедительным свидетельством правоты Г. Кельзена. Так, статья 297 Уголовно-процессуального кодекса РФ требует, чтобы приговор суда был законным, обоснованным и справедливым. Правда, уже вторая часть этой же статьи пугливо определяет "законность, обоснованность и справедливость" как соответствие УПК РФ и правильное применение Уголовного кодекса РФ, т.е. сводит все к одной только законности.

Статья 299 УПК РФ (вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора) не упоминает о справедливости ни единым словом. Тем не менее статья 360 УПК РФ предписывает суду апелляционной и кассационной инстанций проверять законность, обоснованность, справедливость приговора и иного судебного решения. Пункт 4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ указывает на несправедливость приговора как на одно из оснований для отмены или изменения приговора.

Статья 383 УПК РФ раскрывает несправедливость приговора как несоответствие примененного наказания тяжести совершенного преступления, личности осужденного, либо применение наказания, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости. Часть 2 этой же статьи указывает, что приговор может быть отменен в связи с необходимостью назначения более строгого наказания ввиду признания наказания несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости лишь в случаях, когда по этим основаниям имеется представление прокурора либо заявление частного обвинителя, потерпевшего или его представителя.

Внимательное рассмотрение совокупности этих статей закона показывает, что законодатель намеренно оставил значительную неопределенность в вопросах справедливости, возлагая их окончательное разрешение на органы судебной системы. При этом законодателем предопределены, в сущности, только самые общие процессуальные параметры, например запрет на постановку вопроса о "чрезмерной мягкости" иначе, как по требованию лиц, прямо перечисленных в соответствующей статье УПК РФ. В такой ситуации нельзя не сделать вывод о намеренной "субъективизации" исследуемых нами вопросов в уголовно-процессуальной сфере.

Вышестоящий суд не может высказаться по поводу чрезмерной мягкости приговора нижестоящего суда, если об этом не просят потерпевший, его представитель, частный обвинитель или прокурор, которые исходят из своего внутреннего морального чувства. В конечном итоге самим поводом для судебного исследования вопроса справедливости является субъективное моральное чувство перечисленных лиц. Тем более что при рассмотрении дела судья также ориентируется на собственное моральное чувство, поскольку закон не дает прямых указаний по поводу того, что считать "чрезмерно мягким", а что "чрезмерно строгим" и "явно не соответствующим".

Предлагаю сейчас посмотреть на вопрос с немного другой стороны. Да, существуют некоторые конвенционально определенные общественные ценности, характерные для развитого современного общества - такие как жизнь, свобода, безопасность, права человека, правосудие, экономическая активность и др. Доступ к этим ценностям в спорной ситуации представляет собой процесс; он также является справедливостью, видимой под иным углом зрения по сравнению с тем, которого мы придерживались до этого. Соответственно, несправедливость заключается в прекращении доступа к этим же ценностям для кого-то или для всех (да-да, несправедливость может коснуться неопределенного круга лиц, например, в недемократическом государстве).

Существует такая общественная ценность, как целесообразная экономическая активность. Пресечение доступа к экономической активности являлось хроническим заболеванием советской системы с ее уголовным преследованием спекулянтов и частных предпринимателей. Предлагаемое здесь понимание справедливости как процесса осуществления должного (и в частности, разумно организованного процесса осуществления социальных благ) позволяет объяснить, почему такое положение вещей является несправедливым. Мне кажется, многие современные трактовки справедливости страдают именно тем недостатком, что не пытаются обосновать ее бытование в условиях, когда вчерашнее преступление сегодня рассматривается в качестве банальной профессии.

На макроуровне, т.е. в масштабах общества, государства, субъективизм в распознании справедливого и несправедливого, а вернее, должного и недолжного, по-хорошему должен сглаживаться сложной и разветвленной системой согласования человеческих воль (в которую входят партийная жизнь, парламентский процесс, учреждения гражданского общества). Дополнительно подчеркну, что согласование воль не может произойти вне тех или иных процедурных рамок.

На уровне конкретной процессуальной деятельности между субъективным переживанием события как должного и содержанием этого самого события лежит, собственно, только воля очень ограниченного круга людей. Степень расхождения между тем, как переживают, чувствуют справедливость участники данного конкретного процесса и тем, как ее переживает макроуровень текущей культуры, зависит, на мой взгляд, главным образом от вовлеченности участников данного уголовного судопроизводства в общественную жизнь. В частности, о достаточной степени такой вовлеченности может свидетельствовать представленность всех социальных групп в парламентском процессе и их участие в формировании законодательства, в том числе уголовного.

Если государство по каким-то причинам силой исключает большую или меньшую часть общества из социальных (в том числе политических, парламентских) процессов, оно одновременно выводит и всю ситуацию за пределы вообще каких-либо критериев справедливости. Так, советские приговоры в отношении спекулянтов не были справедливыми, даже если большинство советских людей переживали их как таковые. Спекулянты были силой исключены из сферы экономической активности. Граждане, извлекавшие материальную выгоду из предпринимательской деятельности, в СССР не были представлены ни в законодательной власти, ни в политике, где господствовали представители блока коммунистов и беспартийных. Соответственно, их мнение никак не учитывалось при формировании советского законодательства, и мягкость или суровость конкретного приговора ничего здесь не меняли.

С другой стороны, когда государство силой не изгоняет никого из общественного процесса и не претендует на моральную монополию, становится очевидной тщета претендентов на отделение права от морали. Мне в течение жизни приходилось видеть много разного рода "униженных и оскорбленных", свято уверенных, что с ними обходятся несправедливо, "хотя и по закону". Однако, внимательно присмотревшись к таким случаям, становится понятно: речь идет чаще всего о людях, сознательно и самостоятельно исключивших себя из общественной жизни и переживающих бесконечное изумление перед тем фактом, что своим отделением от общества они много потеряли и ничего не приобрели. И это тоже справедливо.

Мне могут возразить, что государство нередко прибегает к вытеснению тех или иных групп совершенно обоснованно, в интересах всего общества. Примером этому может служить идущая во всем мире борьба против торговцев наркотиками. Однако такое возражение не может быть признано корректным. Оборот наркотиков нельзя сравнивать со здоровым хозяйственным оборотом. Если экономическая активность есть везде, и вопрос ставится только о том, могут ли в ней участвовать все желающие, или кто-то будет выкинут за борт, то оборот наркотиков как явление имеет абсолютно противоположные свойства: в здоровом обществе он воспринимается как зло и выбрасывается за борт целиком, вместе со своими сторонниками. Включение себя в отношения по поводу наркотиков означает сознательное исключение себя из общества, о котором говорилось абзацем выше. Включение себя в экономическую активность, наоборот, является одновременно и включением себя в общество.

Так и с прочими формами социальной девиации: обсуждаемая здесь концепция справедливости вовсе не означает поощрение зла. Напротив, она вполне чувствительна к направлению своего осуществления, хотя и допускает некоторые вариации. Если жители Нидерландов, например, в ходе открытого и свободного парламентского процесса решили считать, что при определенных условиях оборот легких наркотиков и проституция являются для них приемлемым злом (или вообще не злом, а чем-то нейтральным), то это не противоречит ничему из сказанного мной. Теоретически возможные в будущем изменения в законодательстве этой страны будут являться справедливостью в той мере, в которой при их принятии будут учитываться позиции всех заинтересованных сторон. Если же чья-то позиция, будучи корректно учтена, не найдет отражения в законодательстве, ее носителям придется смириться на том основании, что их точка зрения не выдержала проверки надлежащей процедурой.
  1   2   3

Похожие:

К. В. Бубон предпринимает попытку дать описание такому основополагающему юридическому принципу, как справедливость. Проведя анализ позиций, уже опубликованных в российской печати, автор излагает свой взгляд на гр iconКнига содержит описание игр, являющихся своеобразной умственной
Б. П. Никитин. Развивающие игры Автор книги, известный многим читателям по выступлениям в печати о воспитании детей, рассказывает...
К. В. Бубон предпринимает попытку дать описание такому основополагающему юридическому принципу, как справедливость. Проведя анализ позиций, уже опубликованных в российской печати, автор излагает свой взгляд на гр iconВсе мы живем на одной планете и, как мы часто любим говорить, составляем...
Автор представляет читателю суждения своих героев: «сын отцу не судья», «Пилюля горька а проглотить ее нужно»
К. В. Бубон предпринимает попытку дать описание такому основополагающему юридическому принципу, как справедливость. Проведя анализ позиций, уже опубликованных в российской печати, автор излагает свой взгляд на гр iconПервая ошибка неправильный выбор
Во многих каталогах, справочниках, атласах породы почему-то делятся на крупные, средние и маленькие. Если бы мы по такому же принципу...
К. В. Бубон предпринимает попытку дать описание такому основополагающему юридическому принципу, как справедливость. Проведя анализ позиций, уже опубликованных в российской печати, автор излагает свой взгляд на гр iconУчебное пособие по юридическому английскому: лексический аспект
Автор: Лебедева Е. А., доцент кафедры языкознания и иностранных языков Ростовского
К. В. Бубон предпринимает попытку дать описание такому основополагающему юридическому принципу, как справедливость. Проведя анализ позиций, уже опубликованных в российской печати, автор излагает свой взгляд на гр iconКнига содержит описание игр, являющихся своеобразной «умственной гимнастикой»
Автор книги, известный многим читателям по выступлениям в печати о воспитании детей, рассказывает об опыте применения и использования...
К. В. Бубон предпринимает попытку дать описание такому основополагающему юридическому принципу, как справедливость. Проведя анализ позиций, уже опубликованных в российской печати, автор излагает свой взгляд на гр iconБэзил Генри Стратегия непрямых действий
Хх в включительно автор доказывает, что непрямые действия являются наиболее эффективным способом ведения войны в особом разделе автор...
К. В. Бубон предпринимает попытку дать описание такому основополагающему юридическому принципу, как справедливость. Проведя анализ позиций, уже опубликованных в российской печати, автор излагает свой взгляд на гр iconСуществует ли в политической науке и практике какая-либо типология...
Яемых позиций здесь пока не выработано, но интересные предло-жения уже высказаны. Так, в работе известных политологов
К. В. Бубон предпринимает попытку дать описание такому основополагающему юридическому принципу, как справедливость. Проведя анализ позиций, уже опубликованных в российской печати, автор излагает свой взгляд на гр icon"3 секрета освоения Скорочтения и как это помогает зарабатывать"
Описание: На семинаре спикер расскажет все про современные способы инвестирования, как торговать на биржевых площадках, как заработать,...
К. В. Бубон предпринимает попытку дать описание такому основополагающему юридическому принципу, как справедливость. Проведя анализ позиций, уже опубликованных в российской печати, автор излагает свой взгляд на гр iconХолистический взгляд на боль с позиций прикладной кинезиологии
Попытки лечения хронических болей каким-то одним методом обычно приводят к временному улучшению, это касается как медикаментозного,...
К. В. Бубон предпринимает попытку дать описание такому основополагающему юридическому принципу, как справедливость. Проведя анализ позиций, уже опубликованных в российской печати, автор излагает свой взгляд на гр iconПроект на тему: «Отечественный автопром или ходи пешком!?»
На сегодняшний день, на Граждан Российской Федерации, осуществляется постоянное давление. Власть предпринимает всевозможные действия,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница